Европейские выборы: финальные выводы

Что же в итоге показали выборы в Европарламент? Каким будет политический курс ЕС? И чем это грозит Украине?

Европейские выборы: финальные выводы

Вот мы и подошли к финальным выводам по выборам в Европейский парламент. Это последняя часть нашего цикла о европейских выборах и их последствиях для Евросоюза. Здесь мы попробуем кратко подытожить, что же означают выборы и чем они завершатся для ЕС, как раз накануне выборов новых лидеров европейских институций.

Как и предполагалось ранее, своё большинство потеряли две самые крупные фракции в Европейском парламенте, уступив часть мандатов усилившимся либералам, национал-популистам, консерваторам, а также правым и левым радикалам.

Конечно же, «Европейская народная партия» остается всё также самой крупной политической силой в парламенте, но своё «явное» доминирование правоцентристы, как и социал-демократы однозначно потеряли. ЕНП актуально имеет 179 мандатов и стоит, пожалуй, вспомнить, что из них только 13 мандатами располагает венгерская правящая партия «Фидес», находящаяся на грани выхода из коалиции. Пару месяцев назад против неё ввели санкции за авторитарные замашки премьер-министра Виктора Орбана и «несоблюдение» им ценностей ЕС. Это заставляет предполагать, что «Фидес» в новом составе ЕП вполне может пойти на союз с евроскептиками из блока Сальвини-ле Пен.

Если принять широко распространенный тезис, что Европейский парламент никогда не был эффективно работающей институцией, за что он, собственно, обильно критиковался не только гражданами Европейского Союза, но и соседями ЕС, то теперь ситуация лишь усугубилась и при этом значительно.

Если ранее Европейскому парламенту было тяжело принимать только т.н. «судьбоносные» для существования Союза решения, то теперь даже принятие обычной директивы, указа и т.п. может оказаться затруднительным ввиду необходимости поиска единомышленников.

Высокий уровень раздробленности политических сил, фрагментация крупнейших коалиций и заход в парламент кучи совершенно новых игроков с весьма неординарной, хаотичной и нестабильной повесткой – всё это будет усиливать центробежные тенденции в ЕС, провоцировать многочисленные конфликты и споры, а также затягивать принятие важнейших политических решений, в особенности тех, которые касаются реформирования Евросоюза.

Это значит, что по мере роста внутренней разобщённости и деструктивности Европейского Парламента (а возможно, и не только), популярность ЕС среди граждан и национальных правительств будет падать, вероятно подпитывая мощь и влияние еврсокептиков и национал-консервативные силы.

Многие политические аналитики обрадовались тому, что евро-скептические и радикальные силы не смогли победить, но давайте будем честны, никто не ожидал, что они победят.

Радикалам было достаточно заполучить 1/3 голосов в Европейском парламенте и сегодня, учитывая кол-во всех потенциальных анти-системных, радикальных, популистских, националистических, левых, правых, консервативных политиков можно утверждать, что в наднациональном органе Союза они имеют около 228 мест. Это даёт им возможность влиять на решения ЕС и, если не блокировать их, то вынуждать корректировать и торговаться по ним однозначно.

Сами европейские политики, представители старых элит заявляют о том, что им совместно с гражданами Европейского Союза удалось «остановить» национал-популистский потоп, а отсутствие большинства не позволит никому самостоятельно принимать какие-либо негативные решения относительно дальнейшей евроинтеграции. Это правда. Однако, вместе с тем, это означает, что в ЕС нельзя будет нормально принять и условное «позитивное» решение.

В ЕС фактически складывается ситуация «замороженного состояния», когда все проблемы и конфликты в буквальном смысле «застынут», а основной задачей теперь станет удержание ситуации от того, чтобы она не ушла в разнос. Такое может сыграть на руку лишь евроскептикам, которые будут акцентировать внимание на возросшей неуправляемости ЕС и бардаке в Европарламенте.

Европейские элиты «старого порядка» до сих пор не могут принять тот факт, что политический ландшафт ЕС требует изменений, и притом срочных. Рост поддержки у «Зеленых» означает, что нерешенные проблемы экологии, а вместе с ними и прав человека, реализуемых посредством борьбы за чистый воздух, также становится всё более остро стоящей проблемой по мнению европейских избирателей. «Тупик», в который результаты выборов могут завести Союз, скорее всего, негативно скажется на политической стабильности Брюсселя, а вместе с тем снизится и доверие граждан к наднациональным институциям.

Восхождение «зелёной повестки», особенно среди молодых людей (что очень чётко нам показали недавние масштабные экологические протесты в Лондоне) – это общемировой тренд, который стал особенно остро встал на повестке дня на протяжении последних нескольких лет из-за стремительно ухудшающейся экологической ситуации в мире. Немаловажную роль в этом сыграл и президент США Дональд Трамп, демонстративно выйдя из Парижского соглашения 2015 года, тем самым обратив на него внимание.

Естественно, мы не станем отвергать шансы либеральных и центристских сил на формирование, если не постоянной, то хотя бы ситуативной коалиции. Но нужно учитывать то, что радикальные и евроскептические силы в Европейском парламенте будут стараться собирать 1/3 голосов, «блокируя» идеи и решения старых элит.

Можно обрадоваться хотя бы тому, что радикалам также будет трудно объединиться воедино, поскольку все они имеют разные взгляды на то, как должна выглядеть общеевропейская политика в отношении России, США и миграционного кризиса. Французские националисты Марин ле Пен имеют менее радикальные взгляды на миграционный кризис, нежели их итальянские коллеги из «Лиги», не говоря уже о совсем умеренных депутатов из «Движения 5 звёзд».

Но всё это возвращает нас к тому, что главным выводом этих выборов является высокая фрагментированность Европейского парламента, даже среди тех, кто на первый взгляд имеет схожие программные постулаты. Это может натурально привести Европейский Союз к тому, что в Брюсселе возрастет роль Совета Европейского союза, что негативно скажется на поддержке для Украины, поскольку Европейский парламент являлся традиционно самой проукраинской институцией Союза.

Ещё одним важным выводом этих выборов, судя по результатам и переговорам по избранию новых руководителей европейских институтов, стало резкое уменьшение представительства Центрально-Восточной Европы. Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Румыния и страны Балтии фактически станут аутсайдерами новой политической конфигурации Евросоюза, а проблема дисбаланса в его развитии и концептуальной элитарности так и не будет решена.

Более того, отсутствие нормального представительства восточноевропейского блока ЕС будет стимулировать франко-германские элиты продвигать свои планы реформирования Союза, вплоть до «Европы двух скоростей», которая может отсечь от ЕС его слабую, неэффективную по мнению «ядра» (Франция, Германия, страны Бенилюкса) периферию, которой считают и страны Восточной Европы.

На сегодняшний день можно утверждать, что в ближайшие несколько месяцев Европейский Союз «нырнет» в острую внутреннюю конъюнктуру, завязанную вокруг выбора новой власти. После выбора нового председателя Европейской комиссии и новых комиссаров, начнется настройка политики Европейского Союза, разработка бюджетов и т.д. Лишь после этого мы сможем понять, каким образом будет выглядеть и новая политика Евросоюза в отношении ключевых проблем, среди которых однозначно своё место найдет и конфликт на востоке Украины, а также отношения ЕС с Российской Федерацией.

Следует понимать, что победа центристских сил также не является панацеей от всех проблем. Прагматизация отношений с Россией и Украиной становится более распространенным взглядом даже среди «мэйнстримных» политических группировок.

Владимиру Зеленскому и его окружению необходимо осознавать, что рост фрагментированности вполне логично означает снижение эффективности работы Европейского парламента, а за ним и рост значения национальных государств и Совета Европейского Союза, где заседают представители МИД. Поэтому команде новоизбранного президента необходимо активизировать работу на «местах», т.е. настраивать отношения с отдельными государствами и правительствами, которые в свою очередь, будут передавать украинскую повестку дня на общеевропейский, наднациональный уровень и совместно с Европейским парламентом принимать решения относительно нашего государства и отношений с ним.

После недавнего поражения на площадке ПАСЕ, Украина столкнулась с европейским прагматизмом, который всегда был присущ Европе. Но пока в восприятии украинцев оставалась «перемог», никто этой реальности не замечал. Теперь же, после истории с ПАСЕ, выборов в Европарламент и Brexit мы почувствуем на себе эту холодную прагматику в полной мере. Ослабление влияния Восточной Европы даёт нам возможность (как и после ПАСЕ) переориентироваться в своей внешней политике на наших соседей (кроме РФ).

Прибалтика, страны Вышеградской четвёрки, Румыния, Молдова и даже Беларусь – это наши естественные соседи и партнёры, с которыми необходимо проводить максимальное сближение, формировать новые альянсы путём участия в различных геоэкономических проектах и инициативах типа Балто-Черноморских союзов.

Это единственная геополитическая конфигурация, которая осталась доступной Украине в нынешних условиях коллапса старого мирового порядка. Без неё мы рискуем остаться обыкновенной буферной зоной, квази-failed state, которая будет занимать вторую строчку в списке интересов глобальных игроков лишь как источник сырья и трудовых ресурсов.

В результате реализации вышеописанного, мы не только повысим эффективность работы дипломатических представительств, но также убережем себя от возможного «тупика» в Европейском парламенте, создадим или реформируем уже существующую украинскую повестку в отдельно взятых государствах и настроим (углубим) отношения с правительствами стран с которыми активно и «тесно» будет работать Киев.

Более того, Украина от этого ничего не потеряет, поскольку «останавливать» работу наших дипломатов в Брюсселе не нужно. Достаточно учитывать, что её эффективность может упасть в связи с объективными внешними обстоятельствами. А значит, на время неопределённости и турбулентности, необходимо поменять приоритеты.

****

Ознакомиться с предыдущими частями цикла о европейских выборах можно по следующим ссылкам: 

Часть 1. Германия и Польша

Часть 2. Великобритания и Чехия

Часть 3. Италия, Греция и Венгрия

Часть 4. Франция, Бельгия и Словакия

Часть 5. Испания, Португалия и Австрия

Часть 6. Нидерланды, Болгария и Литва

Часть 7. Швеция, Дания, Прибалтика и Румыния

Последние новости

Минфин США ввел санкции против одного из главарей…

Роскомнадзор оштрафовал поисковик Google за выдачу запрещенных ссылок

РФ и Нидерланды ведут секретные переговоры по MH17

У Зеленского рассказали о будущей пенсионной системе

Трейлер экранизации мюзикла «Кошки» удивил пользователей соцсетей

Евросоюз оценивает риски перед запуском 5G

Трамп еще раз пригрозил Ирану

На окраинах Донецка погибли двое украинских военных, -…

Ученые получили вакцину от гриппа, разработанную искусственным интеллектом

Саакашвили призвал голосовать за список «Слуг народа»

Возле Рады задержали мужчину с гранатой

Стало известно, какие специальности выбирают украинские абитуриенты

Иран захватил британский танкер в Ормузском проливе

В ЦИК исключили из списка скандального кандидата от…

Цена на газ: «Нафтогаз» отреагировал на решение суда