Европейские выборы: анализ результатов. Германия и Польша

Результаты выборов в Европейский парламент в Польше и Германии очень важны для Украины

Европейские выборы: анализ результатов. Германия и Польша

23-26 мая во всех странах Европейского союза прошли выборы в Европейский парламент. Данная политическая гонка в последний год была одной из самых активно обсуждаемых тем в Европе и за её границами. Действующие политики и политические обозреватели уже называют эти выборы роковыми и определяющими дальнейшую судьбу объединенной Европы. Уже никто не имеет сомнений, что правые национал-популистские силы обязательно увеличат своё присутствие в наднациональном органе Европейского союза, который уже этой осенью будет утверждать новый состав Европейской комиссии, а затем совместно с Советом ЕС определять дальнейший политический курс Союза.

Рост политического экстремизма на левом и правом флангах Европы, поляризация общественного мнения и, как следствие, укрепление позиций национал-популистских движений и партий в каждом из 28 государстве ЕС – это вполне закономерная тенденция, обоснованная событиями предыдущих 10 лет как минимум.

Обострение политической борьбы в Европе, что заставило многих даже засомневаться в будущем Евросоюза, всегда медленно тлело под грудой маргинальных и разрушенных идей послевоенного мирового порядка. Идеи, ценности, политические предпочтения и философские концепции, возобладавшие после 1945 года, потеснили любые другие альтернативные социально-политические и экономические дискурсы, превратившись, со временем, в настоящего колосса – ядро мировой системы, питавшее подобные проекты, как Европейский Союз. Соответственно, стабильность и спокойствие европейской политики сохранялось, пока была сильна старая послевоенная система, исполненная либеральных гуманистических ценностей, решительностью борьбы с правами человека, вызванной ужасами войны, безальтернативными и морально-обоснованными в сознании людей идеями об объединении и интеграции.

Как только система начала давать сбои и трещать по швам, долгое время сдерживавшиеся порывы радикальных настроений вырвались наружу в виде обострения противоречий между странами, которые так и не были решены, структурных кризисов правящих элит, остававшихся при власти много десятилетий, социально-культурного непонимания целых регионов, которое так и не было до конца преодолено, а также в виде кризиса доверия и деградации правил игры, которые уже не все считают справедливыми.

Глобальные трансформации, обострившиеся в последнее время (экологические проблемы, миграция народов, демографический кризис, социальное неравенство, кризис мирового лидерства и т.д.), влияют на само мировое устройство и образ жизни человечества. Стремительно меняющиеся вкусы, мода, образ жизни, появление новых профессий и исчезновение старых, старение одних наций и перенаселение других, изменения климата, ожесточение борьбы за ограниченные ресурсы, влекущие изменения электоральных предпочтений, бьют по всей архитектуре мировой политики. Мировой финансовый кризис 2008 года, который так до конца и не завершился, серьёзно подорвал стабильность ЕС. Постоянные коррупционные скандалы при участии старых многолетних элит в Испании, Италии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Греции, Португалии ослабили связку власть-общество, серьёзно понизив планку доверия. Отсутствие каких-либо подвижек в вопросах реформирования Союза и его дальнейшего стратегического курса усиливали чувство неопределённости и консервировали систему. Чрезмерная самоуверенность европейских бюрократических элит, сделавшая их жертвами собственных иллюзий и фантазий, и слишком уж явный ментально-культурный отрыв европейского богатого политического класса от обычных людей заставили их принимать непопулярные и откровенно глупые решения, настроившие население против них. Урбанизация и научно-технологическая революция, обогнавшие само человечество, усугубили проблему территориального расслоения и дисбаланса в развитии регионов. И вот, всё это сейчас взрывается, словно мощный вулкан.

Подобный катаклизм вызывает у населения потребность радикальных изменений, в том числе запроса на новых политических лидеров. В восприятии многих людей, такие лидеры в условиях вышеописанного, должны быть качественно другими: устойчивыми к напряжению, харизматичными, умеющими постоять за себя и нацию, жёсткими и, порой, даже безжалостными к своему и другим народам. Общество захотело вождя, отца и военачальника. Демократия начала уступать место политическому трайбализму, будто бы откатывая историческое время назад, когда все решения принимались королями, вождями племён, шейхами, князьями.

Персонификация политики и подсознательные поиски большинством населения простых решений сложных проблем всегда бросает людей в объятия различных политических аферистов, радикалов и популистов, играющих на низменных чувствах человека: страхе, надежде, паники, отчаяния и национальной гордости. Под давлением такого количества проблем глобального характера (которые не так просто решить), человек психологически склонен отстраняться от этого всего, предпочитая просто не замечать проблемы или же вверить её решение кому-нибудь, кого выберут (или кто представит себя) мессией и спасителем. Особенно примитивной эта склонность передать ответственность другому проявляется при информационном голоде.

Партийный кризис британских элит вывел на свет Божий эпатажный и дерзкий образ экс-мэра Лондона Бориса Джонсона и не менее вызывающего и радикального Найджела Фараджа с его одиозной партией «Brexit». Вырождение французского богатого класса и его тотальное непонимание остальных социальных групп вылились в отчаянные и, даже слегка смятённые, акции «жёлтых жилетов» с их лидерами «из простого народа». Коррупция и скандалы, заканчивавшиеся постоянными политическими склоками и перевыборами, достали испанцев, которые начали искать утешения в личностях «бунтарей»: каталонские сепаратисты, лево-популисты «Podemos» и право-популисты «Vox». Усталость от чрезмерного уровня клиентелизма и политической коррупции в мафиозно-клановой системе Италии уже разрушила традиционные основы общественного порядка и привели к власти внесистемных «революционеров» из «Движения 5 звёзд» и усилили нового лидера в стиле мачо-вождя — Маттео Сальвини. Наконец, всеобщее разочарование в политиках, хроническое недоверие основным органам власти, коррупция и экономические проблемы изменили и украинского избирателя, проголосовавшего на выборах президента в этом году за комика Владимира Зеленского, положив на его плечи все свои надежды, тяготы и даже моральные дилеммы.

Миграционный кризис 2014-2015 годов, при всей его раздутости в некоторых аспектах, окончательно разбалансировал отношения внутри Европейского Союза. Часть стран официально отказались соблюдать решения центрального органа, а некоторые бросили прямой вызов существующей либеральной системе и ценностям ЕС, требуя ужесточить миграционную политику. Появление острой проблемы исламского экстремизма после формирования террористической организации «Исламское государство» в 2014 году ещё больше подлило масла в огонь внутри-европейских противоречий, а также усилил давление на социум. И по Европе зашагал призрак национал-популизма.

Безусловно, терроризм и потоки беженцев, хлынувших в основном в Южную Европу, не были единственными причинами резкого восхождения правых сил и популистов. Они просто стали спусковыми крючками, триггерами, переполнившими чащу терпения европейцев, которые до этого были недовольны экономической политикой ЕС, долговым кризисом, безработицей, социальным неравенством. Весь этот пакет вопросов как раз присутствовал в предвыборной программе значительной части национал-популистских сил, что и дало им толчок в «большую политику».

Это стало неожиданностью для старых либеральных элит Европы, десятилетиями живших в «тёплой ванне» условных «перемог» и уже всерьёз веривших этой, во многом, иллюзорной идеальной реальности. Они не думали, что маргинальные политические силы, некоторые идеи которых даже были «забанены» после войны, теперь возвращаются на сцену. Не сумев придумать ничего концептуально нового за все эти годы, они безучастно наблюдали за тем, как их постепенно обходят на выборах различные внесистемные силы, пытающиеся играть на низменных инстинктах людей, вести себя как можно более смело и решительно, осыпая население десятками фантастических обещаний вывести страну из шторма.

При этом, национал-популисты научились оперативно корректировать свою риторику. К примеру, временное улучшение экономической ситуации в ЕС в 2018 г. и снижение темпов нелегальной миграции привели к тому, что эра радикализация взглядов и жесткого евроскептицизма в какой-то момент начала уходить в прошлое. Стараясь адаптироваться под новые реалии и не потерять уже завоёванные позиции, евроскептики «смягчили» свою риторику и начали выступать уже не за полный отказ от ЕС и евроинтеграции, а лишь за реформирование союза в пользу национальных государств, которые по мнению европопулистов должны полностью контролировать вопросы внутренней и внешней повестки. Яркой иллюстрацией к такой политической гибкости является персона премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, который прошёл длинный и тернистый путь от закоренелого либерала в умеренного право-центриста и, наконец, в убеждённого национал-консерватора и популиста.

Основной лейтмотив национал-популистов на этих выборах в Европарламент – это радикальная реформа ЕС. Поскольку многие из этих политических партий являются евроскептиками, то их главный план – уменьшить влияние европейских институтов, в которых они видят глубоко забюрократизированную, коррумпированную и медленную машину, указывающую странам, как им жить, развиваться, в какую сторону двигаться, что покупать, а что продавать и даже как менять собственный этнический состав. Правые радикальные силы считают, что европейские либеральные элиты, пытаясь создать супер-государство «забыли» об основном предназначении ЕС как экономическом союзе, на который и надо, по их мнению, сделать упор, и не лезть в политику.

Понятное дело, что победа евроскептиков радикально изменит ЕС и серьёзно подорвёт авторитет, влияние и рычаги давления на государства наднациональных структур – Европейской комиссии, Совета ЕС и того же Европейского парламента. Это вернёт Европу в былые времена острой внутри-европейской конкуренции (и на политическом уровне тоже), обострённого чувства национального эгоизма и слишком узкого толкования гсоударственных интересов. Проще говоря, Европа будет менее единой, более разобщенной и свободной с точки зрения правых, и более уязвимой к влиянию внешних игроков.

Здесь мы и подходим к основным угрозам, которые этот расклад несёт для Украины.

Реформирование ЕС в понимании евроскептиков, включая ослабление роли наднациональных структур, является скорее негативным последствием для Украины, поскольку без сильного и единого ЕС мы получим десятки центров силы в Европе, с которыми необходимо будет выстраивать отношения для сохранения наших позиций и продолжения санкционной политики против России. Более того, даже такая банальная реформа, как усиление Совета ЕС, также не выгодна нам, поскольку в данном общеевропейском органе именно государства «правят бал», а стоит признать, что:

Во-первых, симпатию к официальному Киеву питают далеко не все государства Союза, особенно в последнее время на фоне разочарования в намерениях Украины меняться, проводить реформы и бороться с коррупцией для открытия рынка иностранным инвесторам;

Во-вторых, украинским дипломатам прибавиться немало работы;

В-третьих, немало европейских государств, причем руководимых не только национал-популистами, уже сегодня задумываются о необходимости снятия экономических санкций и нормализации отношений с РФ. Для них это – чисто бизнес, который они теряют из-за Украины, которая, в восприятии лоббистов, не несёт никакой ценности, а лишь убытки, в то время, как Россия для многих была и оставалась краеугольным камнем их внешней политики (вспомнить хотя бы Ostpolitik Германии).

Выборы в Европейский парламент незаслуженно, но прогнозируемо не приковали к себе внимание большинства украинских политических аналитиков и обозревателей, полностью сосредоточенных на внутриполитической конъюнктуре, а ведь изменения политического образа ЕС способны достаточно серьезно повлиять и на двусторонние отношения между Киевом и Брюсселем. Политическая поддержка Брюсселя для Киева начала заметно ослабевать ещё до выборов, а теперь, когда национал-популисты стали более значимыми игроками общеевропейской политической арены, следует готовиться к тому, что за помощь и поддержку Европы придется побороться, доказав её целесообразность для самого ЕС.

Более того, достаточно лишь «окунуться» в экономическую программу европопулистов и можно сделать вывод о том, что европейская экономическая поддержка и торговые преференции для Украины со стороны ЕС также находятся под вопросом ввиду того, что бюджет ЕС формируется при сотрудничестве Совета ЕС и ЕП. Такое предположение основывается на двух базовых факторах:

Во-первых, популистские движения будут стараться «представлять» позицию максимально широких слоев населения, недовольных правилами и условиями, которые диктуются нынешними брюссельскими элитами. Тут речь идет о многих направления, в том числе и об аграриях. Уже сейчас, в ЕС становится все более популярным взгляд, предлагающий урезать торговые (аграрные) преференции для украинских фермеров, поскольку те благодаря низким ценам продукции составляют высокую конкуренцию на общем европейском рынке.

Во-вторых, популисты будут стараться урезать не столь важные, по их мнению, бюджетные позиции с целью финансирования социальных программ и проектов для незащищенных слоев населения, безработной молодежи и т.д и т.п. Украина, которая за последние 5 лет, использовала не по назначению весьма большую сумму финансовой помощи от ЕС, а также из-за коррупции не смогла выполнить часть обязательств по реформам, модернизации инфраструктуры и трансграничному сотрудничеству, явно попадает под категорию «не столь важных» статей бюджета в восприятии национал-популистов.

Даже такого краткого обзора вполне достаточно, чтобы сделать вывод о том, что выборы в Европейский парламент крайне важны и для Украины, а потому следует перейти к обзору самих результатов выборов, раскладе сил в ЕП и отдельных государствах-членах ЕС.

Начать мы предлагаем с двух важнейших для Украины европейских стран: Германии и Польши.

 

Германия: запредельная тишина перед закатом

В отличие от Франции, где Марин ле Пен объявила чуть ли не личную вендетту Эммануэлю Макрону, а он возомнил, что на этих выборах защищает всю Европу от орд врагов, осаждающих Париж и Брюссель, выборы в Германии прошли на удивление размеренно и спокойно, будто бы ничего особенного не происходило. Канцлер Ангела Меркель запланировала лишь одно официальное предвыборное выступление – во время своего визита в Хорватию.

Причины такой расслабленности и внутренней гармонии просты – по мнению канцлера, она скоро уходит, ей ничего не угрожает, а в ЕС немцы контролируют практически всё. Для Ангелы Меркель это её последний срок, до конца которого ей важнее завершить свои реформы дома, и оставить своё «наследие» следующим поколениям немецких политиков.

В отличие от того же Макрона, Меркель никаких судьбоносных ставок не делает – ей банально нечего ставить. Никаких политических рисков канцлер не несёт – ей осталось 3 года до пенсии.

На уровне ЕС Германия чувствует себя лучше, чем когда-либо. Обострение противостояния с США вывело франко-немецкий тандем на первый план, заставив перейти к более про-активной внешней политике, а заодно и к более самостоятельному и осмысленному принятию решений. Финансовый и энергетический рычаги влияния находятся в Берлине, там же расположен штаб крупнейшей коалиции в ЕП – «Европейской народной партии», возглавляемой Манфредом Вебером, который является фаворитом на должность нового главы Еврокомиссии. Вторым по популярности кандидатом после него является такой же немец, член той же ЕНП Мартин Зельмайр. Ещё один немец – Йенс Вайдманн – готовится заменить итальянца Марио Драги на посту нового главы Европейского Центрального Банка, что позволит Германии сильнее консолидировать монетарную политику ЕС. И даже если Вайдманн окажется «токсичным» для ряда стран ЕС (например, Италии), то его всегда можно заменить на кандидатов из про-немецких Финляндии и Нидерландов.

Однако не всё так безоблачно, как это кажется из кабинета Меркель и её соратников в правительстве. Дело в том, что выборы в Европарламент стали первым испытанием для нового лидера ХДС – Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая вполне вероятно может стать следующим канцлером ФРГ в ближайшее время. Ангела Меркель лично готовила свою преемницу к передаче власти, протаскивала её через партийное голосование и всячески поддерживала, чтобы отдать ей своё сакральное «наследие», дабы никакие радикалы не разрушили до основания тот мир, который выковала эпоха Меркель. И здесь у канцлера может появиться проблема.

Высокая явка избирателей в Германии стали маленькой победой для Аннегрет Крамп-Карренбауэр, однако низкий результат на выборах, где ХДС обошли даже «зелёные» — это уже серьёзный вызов. Меркель необходимо стабильное обновленное партийное руководство, которое сумеет удержать страну, и продолжать её политику, стойко, решительно и эффективно. Плохой результат на выборах в ЕП может подорвать эти ожидания и спровоцировать негативную реакцию членов партии, и даже призывы к отставке Карренбауэр. Внутрипартийные выборы, произошедшие в прошлом году в результате провальных для ХДС местных выборов, проходили весьма напряжённо. Борьба шла между сторонниками Меркель и молодым крылом консерваторов, которых поддерживали США. И тогда канцлеру с большим трудом удалось убедить свою партию поддержать именно Крамп-Карренбауэр, свою протеже. Теперь же, доверие партии может быть подорвано, и они справедливо возмутятся: «Кого вы нам подсунули?».

И здесь для престарелой канцлера может возникнуть угроза. Если прозвучат требования отправить Карренбауэр в отставку, что ей делать? Смена лидера партии будет означать усиление консервативного крыла, которое не применит воспользоваться шансом и отправить Ангелу Меркель в отставку досрочно. Если же встать на защиту своей протеже, то можно потерять доверие партии и, опять-таки, оказаться перед угрозой досрочного, резкого ухода – совсем не такого завершения карьеры, которого желала для себя Меркель.

Вторая проблема для правительства Меркель – это их стремительно падающие в электоральное днище партнёры по коалиции – Социал-демократическая партия Германии. Они уже второй год подряд истекают кровью на фоне всеобщего кризиса социал-демократии в Европе и падения их популярности из-за участия в работе правительства. Их электорат банально «сжирают» «зелёные» и различные левые партии. Очередной исторический анти-рекорд на выборах в ЕП может спровоцировать выход СДПН из коалиции и развал правительства, что повлечёт за собой досрочные выборы. Нужно также учесть, что одновременно с выборами в ЕП, проходила кампания в федеральной земле Бремен, которую СДПН также проиграла. Социал-демократы на европейских выборах выступали как слабое место всей политической конструкции Ангелы Меркель и её завершающейся карьеры.

 

Партия В какую коалицию входит Результат
ХДС \ ХСС  «Европейская народная партия» (EPP) 28,9% \ 29 мандатов
«Зелёные» «Зелёные \ Европейский свободный альянс» (Green\EFA) 20,5% \ 21 мандат
Социал-демократическая партия Германии  «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D) 15,8% \ 16 мандатов
«Альтернатива для Германии» «Европа наций и свобод» + блок Маттео Сальвини 11% \ 11 мандатов
«Левые» «Объединённые левые Европы» (UEL) 5,5% \ 5 мандатов
«Свободные демократы» «Альянс либералов и демократов» + партия Макрона (ALDE) 5,4% \ 5 мандатов
«Die Partei» Независимые 2,4% \ 2 мандата
«Защита животных и человеческая среда» «Объединённые левые Европы» (UEL) 1,4% \ 1 мандат
Экологическая демократическая партия «Зелёные – Свободный европейский альянс» 1% \ 1 мандат
Семейная партия Германии «Европейские консерваторы и реформисты» (ECR) 0,7% \ 1 мандат
Пиратская партия Германии Независимые 0,7% \ 1 мандат
«Volt» Независимые 0,7% \ 1 мандат

 

Выводы по выборам в Германии:

  1. Эпоха Ангелы Меркель на этой кампании заканчивается. Начинается эра новых немецких политиков. Результат ХДС\ХСС позволяет им оставаться у власти и даже попытаться провести быструю операцию по смене канцлера без серьёзных потерь. Однако недовольство результатом консервативным крылом может спровоцировать очередной бунт против Меркель и её протеже – Аннегрет Крамп-Карренбауэр;
  2. Социал-демократы проиграли Бремен, получив на местных выборах худший результат за последние 73 года. Исход голосования в ЕП это подтвердил, что окончательно добило партию, которая даже не скрывает кризиса собственной идеологии в Германии. Из-за ужасающего результат в отставку подала лидер партии Андреа Налес, избранная всего полгода назад. Существует риск выхода социал-демократов из коалиционного правительства в зависимости от исхода внутрипартийных изменений в руководстве;
  3. Резкое усиление позиций «зелёных» — следствие последовательной политики Германии на развитие альтернативных источников энергии, замещение угля и атомной энергии другими видами топлива, а также всеобщее продвижение «зелёной повестки» правительством Меркель. «Зелёные» стали продуктом эпохи канцлера, и теперь готовы играть большую роль как в Германии, так и в ЕС;
  4. «Альтернативна для Германии» немного усилила свои позиции, однако не получила того высокого результата, на который рассчитывала. На них плохо сказались чрезмерное использование миграционной темы, когда это уже перестало быть актуальным, и несколько расколов внутри партии в прошлом году;
  5. Германия не утратила свой статус главного оплота старых либеральных сил и самого влиятельного игрока в ЕС, несмотря на усиление ультраправых и ослабление социал-демократов. Последних легко компенсировали «зелёные» и левые, а грядущая смена поколений руководителей в ХДС вселяет надежды на открытие «второго дыхания» партии после череды электоральных провалов в 2017-2018 годах. Главное – грамотно воспользоваться «заначками», оставленными Меркель;
  6. В общем и целом, Германия завела в Европарламент не так много популистов, как многие пророчили – всего лишь 16 депутатов, если считать «Альтернативу для Германии», «Volt», Пиратскую партию и «Die Partei».

 

Польша: второе дыхание «Права и справедливости»

Ввиду тектонических изменений, связанных с демократизацией политического режима, а также углубленной евроатлантической интеграцией, польская политическая арена ещё в начале 2000-х сформировала в меру стабильную картину, которая с тех пор практически не нарушалась. Определенные факторы, требующие отдельного изучения и описания, создали в Польше многопартийную систему с доминирующими на смену двумя партиями «Гражданская платформа» и «Право и Справедливость». Фактически политическую ситуацию в Польше можно описать как борьбу двух политических сил с использованием релевантных инструментов в виде сменяющихся более мелких партий. Конечно же, единолично победив на выборах в 2015 г. «Право и Справедливость» переломили бы данный тренд, но, как известно «ПиС» — это партийный блок, что только подтверждает вышеуказанный тезис о характере партийной и политической систем РП. После разгромной победы консерваторов в 2015 г. либеральная оппозиция в Польше была полностью дезориентирована и хаотична. Несменный, харизматичный лидер оппозиции Дональд Туск занявший должность председателя Европейского совета, буквально бросил расслабленных либералов на «растерзание» к консерваторам, устроившим демарш по привычной и размеренной политической жизни Польши. В результате череды поражений в политической схватке с «ПиС», польская либеральная оппозиция осознала безвыходность ситуации и в начала 2019 г. решила хотя бы «фасадно», но всё-таки объединить собственные силы. Создание политического союза под названием «Европейская коалиция» куда, кроме партии-гегемона «Гражданской платформы» вошло ещё несколько более незначительных политических сил, позволили оппозиции объединить их рейтинги и за несколько недель до самих выборов выйти на один уровень поддержки с правительственной партией. Естественно, причиной роста рейтингов оппозиции и падения правительственной партии была не только кампания, но и достаточно тяжелая внутриполитическая обстановка в Польше. Правительство «Права и Справедливости» несмотря на все успехи в социальной и экономической политике было окружено мелкими конфликтами с Украиной, Германией, РФ и Израилем, продолжало борьбу за компетенции с ЕС, оказалось заложником конфликтов между костёлом и гражданским сообществом, а также пыталось остудить перманентно нараставший протестный пыл в обществе. Такой «веер» событий незначительно, но всё же однозначно негативно повлиял на рейтинги доверия и поддержки правительственной партии. Социологические исследования никак не могли определить фаворита, давая обоим политическим силам практически равные шансы на победу в виде 35-39% голосов у каждой из двух партий. При этом абсолютно очевидным казалось, что в Европейский парламент от Польши, кроме «ПиС» и «ГК», попадут также представители ново созданной партии «Весна» лидером которой является открытый гей Роберт Бедронь. Явление «Весны» было достаточно неожиданным для Польши. Многие политические обозреватели называли «Весну» своеобразной «революцией», способной переломить существующий двухпартийный уклад сил в многопартийной системе. Но «взлёт» «Весны» в виде 15% поддержки оказался временным и уже перед днем выборов социологи не могли дать партии Роберта Бедроня более 8% голосов. Конечно же, «Весна» была не единственной, кто по мнению социологов, мог пойти в Европейский парламент. Маргинальные антисистемные политические силы «Конфедерация» и «Кукиз15» находились возле избирательного барьера в 5% с постоянно присутствующей угрозой быть выкинутыми «за борт».

Результаты выборов оказались достаточно неожиданными в связи с тем, что правительственная партия «Право и Справедливость» «прыгнула выше головы» и получила 45,5%, их главных оппонентов «Европейскую коалицию» поддержало 38,3%, также в парламент попала партия Роберта Бедроня «Весна», которой доверились 6% избирателей. Таким образом расклад в Европейском парламент от Польши выглядит следующим образом: «ПиС» — 27 мандатов, «ЕК» — 22, «Весна» — 3.

Партия В какую коалицию входит Результат
«ПиС» «Европейские консерваторы и реформисты» (ECR) 45,5% / 27 мандатов
«ЕК» «Европейская народная партия» (EPP) / «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D) 38,3% / 22 мандата
«Весна» «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D) 6% / 3 мандата

Данные результаты, во-первых, дают повод сомневаться в достоверности социологических исследований, а, во-вторых, показывают, что «Право и Справедливость» может не просто повторить, а «переплюнуть» результат 2015 г. в очередной раз победив большинством, но уже на осенних парламентских выборах.

Рейтингам «Права и Справедливости» не стали помехой ни коррупционный скандал с участием главы правительственной партии Ярославом Качиньским, ни многочисленные протесты граждан, ни конфликты на международной арене, ни острые дебаты вокруг педофилии среди священнослужителей никаким образом не отразились на поддержке для «ПиС», которые публично называли себя «защитниками костёла».

«Право и Справедливость» посредством обширной информационной кампании, которую многие политические аналитики называют пропагандистской, на государственном телевидении сумело достучаться до широких масс, смотрящих гос. ТВ не в Варшаве, где смеются с показываемых на TVP сюжетов, а в более маленьких городах и селах, которые в конечном итоге, поверив в правоту «ПиС» дошли до избирательных урн и выбили правительственной партии беспрецедентный электоральный результат.

Более того, «Право и Справедливость» также нашло способ, как противодействовать информационным атакам и протестам. Достаточно показать само лишь желание разобраться в вопросе и закончить забастовку, при этом продолжая гнуть свою линию, обвиняя протестующих в возникшем «тупике» и отсутствии выхода из него. Данную технологию «ПиС» применило в отношении протестующих учителей, которые в конце концов, были вынуждены закончить забастовки ввиду высокого неудовлетворения большинства польских граждан.

Таким образом, выборы, прошедшие в Польше, отчетливо показывают, что «Право и Справедливость» это отнюдь не временное явление, как иногда ошибочно утверждают в Украине, а политическая сила способная повторно взять власть в свои руки на следующие 5 лет.

Конечно же, не следует списывать со счетов объединенную оппозицию, поскольку эти выборы отчетливо продемонстрировали, что, во-первых, фрагментироваться либералам никак нельзя ввиду того, что это сразу же приведет к реализации проигрышного сценария. Во-вторых, из данной кампании оппозиционерам необходимо сделать выводы относительно «социальной опеки» со стороны государства, крайне необходимой польским гражданам, а также стоит взглянуть и на отношение к костёлу. Атаки либералов на костёльные элиты вопреки всем ожиданиям не привели ни к падению рейтингов «ПиС», ни к увеличению поддержки для оппозиции, что говорит о нежелании граждан РП «воевать» с костёлом.

При этом оппозиционным элитам критически необходимо в краткие сроки провести «работу над ошибками», пересмотрев всю свою предвыборную кампанию и сделав выводы о том, почему «Право и Справедливость» продолжает побеждать, постигая всё новые вершины. К сожалению, «Европейская коалиция» так и не поняла две базовых вещи, от которых необходимо было бы отталкиваться: 1. избиратели хотят видеть конкретику, которую им с «лихвой» даёт «ПиС» в виде «налички»; 2. Рассчитывать на ошибки оппонента, а точнее на то, что это ударит по его рейтингам, в сегодняшних польских политических реалиях бессмысленно.

 Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook

Последние новости

Украинцы получат коммунальные платежки в новом виде: что…

Обнародован рейтинг партий, которые попадут в Раду

В Украине растут расходы на пенсии: хватит ли…

ПАСЕ готовится снять с россиян остатки санкционного давления

Жадан рассказал о сомнениях Вакарчука перед выборами

В кошельках украинцев станет меньше монет и банкнот:…

Россия заведет в делегацию ПАСЕ депутатов из оккупированного…

В Киеве образовались многочисленные пробки

США выделят $4 млн. на военные склады Украины

Масштабная кибератака: хакеры взломали телекоммуникационные системы в 30…

Банки усилят проверки: что ждет желающих взять кредит

Трюдо рассказал, о чем будет общаться с Зеленским

Курс замер: Нацбанк «заморозил» стоимость доллара и евро

Шефа протокола Трампа отстранили от службы в преддверии…

В Украине резко выросли продажи туристических страховок