Европейские выборы: анализ результатов. Испания, Португалия и Австрия

Испанские и португальские социалисты, вопреки общеевропейским тенденциям, укрепили свои позиции, в то время как в Австрии выборы проходили на фоне острого политического кризиса.

Европейские выборы: анализ результатов. Испания, Португалия и Австрия

Последние 2 года стали одними из самых напряжённых для Испании. Политический кризис вокруг попытки отделения Каталонии с последующей вспышкой конфликта между Барселоной и Мадридом обнажил старые раны нестабильной испанской демократии, возведённой на руинах франкистского режима.

Экономический кризис и коррупционные скандалы, «сожравшие» испанских консерваторов, породили целую плеяду новых испанских правых и левых популистов, бросивших вызов традиционным парламентским практикам, в том числе и на европейское арене. Многие ожидали, что Испания может превратиться во вторую Италию — завести в Европарламент кучу новых энергичных молодых людей с радикальными анти-европейскими взглядами.

Португалия, в которой процессы были не столь драматичными, переживает собственные социально-экономические трансформации. За последние несколько лет Лиссабон серьёзно укрепил свои позиции в Европе и в мире в качестве геополитического игрока, пока его более крупный и могущественный сосед утопал в собственных региональных проблемах, имеющих вековые исторические корни. На выборы в ЕП Португалия шла более чем уверенно, в отличие от Испании.

Наконец, Австрия пришла к европейским выборам на фоне острого политического кризиса и коллапса коалиционного правительства Себастьяна Курца. Скандал вокруг ультраправых, их исход из коалиции и последующий за этим вотум недоверия канцлеру повергло многих в шок, особенно в соседней Германии. Либералы ликовали — право-консервативная коалиция в Вене исчезла. Консерваторы нервно переглядывались между собой — скандалы могут ослабить их коалицию в Европарламенте.

В каждой из трёх стран европейские выборы прошли под знаком больших ожиданий. Каковой же стала реальность, когда посчитали голоса? Давайте узнаём — в пятой части нашего цикла статей о выборах в Европейский парламент. С предыдущей частью можете ознакомиться здесь. 

 

Испания: камбэк левых и тень популизма

Фаворитом европейских выборов в Испании с самого начала гонки была правящая Социалистическая партия, которую возглавляет премьер-министр Педро Санчес. Вопреки многим пессимистическим прогнозам, испанские левые сумели объединиться вокруг слабого, но эффективного и харизматичного премьер-министра, сумевшего вытянуть на себе страну в моменты кризиса и экономических трудностей, не имея даже большинства в парламенте.

В обойме главных успехов испанских социалистов – урегулирование (по крайней мере, заморозка) кризиса вокруг Каталонии, стабилизация бюджетной политики, запуск экономических реформ в соответствии с рекомендациями ЕС и успех на парламентских выборах, произошедших накануне. Оплотами поддержки социалистов в Испании стали южные области + Сарагоса и Овиедо, а также промышленные районы Мадрида.

Пока социалисты главной темой своей кампании делали внедрение минимальной заработной платы во всём ЕС, консерваторы из Народной партии и популистской «Vox» продвигали тему жёсткой борьбы с каталонским сепаратизмом. В частности, они выступают за то, чтобы давить на ЕС, дабы они выдали Мадриду каталонских лидеров, обвиняемых в сепаратизм и государственной измене.

В прошлом году Бельгия отказалась выдать бывшего главу каталонского парламента Карлеса Пучдемона, что стало ударом по правительству консерваторов. Социалисты – наоборот – не хотят педалировать эту тему с ЕС, предпочитая говорить об экономике, минимальной зарплате, страховке по безработице – то, что больше волновало население, нежели условные «мова, армія, віра». Поэтому электорат консерваторов оказался разбросан по всей Испании и был разорван конкурирующими между собой правыми партиями, в то время, как социалистам удалось консолидировать левых избирателей вокруг одного премьер-министра Санчеса, в руках которого, впрочем, был административный ресурс.

Интересно, что из Испании на европейскую сцену выпрыгнули не только лишь правые популисты, о «пугале» которых у нас в СМИ привыкли говорить. Одной из крупнейших испанских фракций в Европарламенте станет либеральная «Cuidadanos» («Граждане»), которые неожиданно для всех вышли с программой, очень похожей на социалистическую, что и подняло их рейтинги среди рабочего класса и фермеров. В связи с этим даже ходили недоуменные разговоры о том, какая же на самом деле идеология этой партии – они либералы, левые популисты или просто представители специфического испанского Юга?

По результатам выборов в ЕП в Испании, картина вырисовалась следующая:

 

Партия

В какую коалицию входит

Результат

Социалистическая партия Испании

  «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D)

32,84% \ 20 мандатов

Народная партия

«Европейская народная партия» (EPP)

20,13% \ 12 мандатов

«Cuidadanos»

«Альянс либералов и демократов» + партия Макрона (ALDE)

12,17% \ 7 мандатов

«Podemos»

«Объединённые левые Европы» (UEL)

10,05% \ 6 мандатов

«Vox»

«Независимые»

6,2% \ 3 мандата

Альянс «Республика сейчас»

«Зелёные – Свободный европейский альянс» (Greens – FEA)

5,61% \ 3 мандата

«Вместе за Каталонию»

Независимые

4,58% \ 2 мандата

Коалиция за единую Европу

«Альянс либералов и демократов» + партия Макрона (ALDE)

2,83% \ 1 мандат

 

Основные выводы по результатам голосования:

  1. Испания стала крупнейшим донором для европейских левых в ЕП. Испанские социалисты станут крупнейшей национальной фракцией в составе «Прогрессивного альянса социалистов и демократов», объединяющего социал-демократов Европы. Это увеличит политический вес Мадрида в руководстве альянса и новом составе ЕП;
  2. Триумф социалистов позволяет Испании претендовать на одну или две руководящие должности в Евросоюзе. На сегодняшний день, министр иностранных дел Испании Жозеп Боррель рассматривается кандидатом на пост верховного комиссара ЕС по внешней политике и политике безопасности. С его уходом должность главы МИД может перейти к Хосе Мануэлю Альбаресу – одному из ближайших соратников премьер-министра Педро Санчеса, что упрочит его позиции на национальном уровне, особенно после неплохих для социалистов парламентских выборов в апреле.
  3. Как глава крупнейшего социалистического правительства в ЕС, премьер-министр Педро Санчес желает через эти выборы усилить позиции Испании как третьего центра тяжести в ЕС (после Германии и Франции). Его ближайшими конкурентами являются итальянские лево-центристы из Демократической партии, которые также показали неплохой результат на выборах в ЕП. Соответственно, после европейских выборов соперничество Италии и Испании за то, чтобы быть «третьим избранным», обостриться, и будет эхом отбиваться по другим вопросам европейского и двустороннего сотрудничества, например в конфликтах по вопросам миграции или по фискальной политике.
  4. Каталонский вопрос станет тем самым испытанием, которое может как похоронить амбиции испанских социалистов во главе с Педро Санчесом, так и цементировать их позиции на национальном и европейском уровнях. Сторонники сепаратистов становятся всё более евроскептичными, в основном из-за того, что Евросоюз относится к ним с опаской и подозрением. В это же время, про-европейские настроения преобладают в среде юнионистов – сторонников сохранения связей с Мадридом. Эта линия раскола, проходящая в Испании, отныне будет присутствовать и в Европарламенте, что выведет вопрос Каталонии (а соответственно, и прочих подобных вопросов) на уровень Евросоюза, особенно после того, как лидеры каталонских сепаратистов, разыскиваемые Испанией – Карлес Пучдемон и Ориол Жункерас – прошли в Европарламент.
  5. Кроме кучи левых депутатов, Испания внедрила в Европарламент ещё и небольшую, но довольно взрывоопасную группу правых популистов из партии «Vox», созданной буквально пару лет назад. Трое депутатов от «Vox» во главе с их лидером Хорхе Бахаде станут ещё одним фактором хаоса в новом составе ЕП со своим радикально евроскептичным видением будущего Евросоюза. Сам Бахаде – довольно неоднозначная личность, дважды баллотировался в испанский парламент в качестве члена неофашистской партии. Хотя партия официально не декларирует типичных для евроскептиков обещаний типа выхода Испании из ЕС или Еврозоны, это вскоре может измениться, поскольку «Vox» — ярые поборники национального суверенитета государств, позитивно отзывавшиеся о планах главного популиста Европы – вице-премьер-министра Италии Маттео Сальвини.
  6. Не очень хороший результат Испанской Народной Партии, ставший результатом последовательного падения популярности этой партии в Испании и поражения на парламентских выборах, серьёзно ударил по консерваторам. Набрав намного меньше, чем он предполагал, лидеру испанской консервативной фракции Эстебану Гонсалесу Понсу станет сложнее избраться на пост главы коалиции «Европейской народной партии».
  7. Результат партии «Cuidadanos» стал разочарованием для их материнской коалиции «Альянс либералов и демократов» (ALDE), ожидавших, что новая политическая сила, набравшая популярность в Испании на волне политического кризиса 2017 года, дополнит и усилит их коалицию в ЕП. Теперь же, надеяться на испанских либералов бессмысленно, особенно после того, как их лидер неожиданно поддержал многие пункты политической программы испанских социалистов, что многих повергло в недоумение и заставило усомниться в приверженности партии идеологическим основам ALDE.
  8. В целом, если считать результат и либеральной «Cuidadanos», Испания добавила Европарламенту 18 депутатов, которых можно назвать популистами. Это представители правой партии «Vox», пока ещё либеральной «Cuidadanos», левой «Podemos» и каталонской сепаратистской группы «Вместе за Каталонию».

 

Португалия: штиль в ожидании ветра перемен

Португалия была одной из тех стран, где избирательная кампания в Европарламент прошла максимально ожидаемо. С самого начала гонки фаворитами выборов были и оставались правящие социалисты во главе с премьер-министром Антонио Коста, чьи рейтинги оставались неизменными последние 2 года. Они шли на выборы с прогрессивной левой повесткой, заявкой на противодействие правым популистам и консерваторам, а также с амбициями возглавить европейские левые силы в новом ЕП.

Близкие коллеги социалистов по идеологическому фронту из «Левого блока» сумели удвоить свой скромный результат 2014 года, и получили не 1, а целых 2 мандата в Европарламенте. Партия шла на выборы с довольно успешной социально-ориентированной повесткой, которая пришлась по душе значительной части леворадикального электората. А их участие в работе правительства меньшинства Антонио Косты в качестве младших партнёров на фоне экономической стабильности и возросшей геополитической роли Португалии лишь упрочили позиции «Левого блока».

Португальские консерваторы были представлены на выборах традиционной, старой Социал-демократической партией и новой ультраправой «Basta!», которая создавалась под вдохновением от итальянской «Лиги» и испанской «Vox». Социал-демократы, утонувшие в собственных коррупционных скандалах прошлых лет и не сумевшие справиться с экономическим кризисом, пытались идти на выборы с повесткой «Мы уже не те, что прежде», убеждая свой электорат на севере Португалии, что они не такие уж и плохие, просто время выпало неудачное.

Чтобы долго не рассуждать, вот результаты выборов в Европарламент в Португалии:

 

Партия

В какую коалицию входит

Результат

Социалистическая партия Португалии

  «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D)

33,38% \ 9 мандатов

Социал-демократическая партия

Европейская народная партия» (EPP)

21,94% \ 6 мандатов

«Левый блок»

«Объединённые левые Европы» (UEL)

9,82% \ 2 мандата

«Единая демократическая коалиция»

«Объединённые левые Европы» (UEL)

6,88% \ 2 мандата

Народная партия

Европейская народная партия» (EPP)

6,19% \ 1 мандат

«Люди-Животные-Природа»

«Зелёные – Свободный европейский альянс» (Greens – FEA)

5,08% \ 1 мандат

 

Что можно сказать по выборам в Португалии? Хоть они и не были неожиданными, несколько любопытных моментов подметить стоит:

  1. Премьер-министр страны Антонио Коста – главный победитель этой кампании. Возглавляя правительство меньшинства, он сумел удержаться при власти, проводить реформы и даже успешно провести кампанию на европейском уровне. Это даст ему дополнительные бонусы на досрочных парламентских выборах 6 октября;
  2. Португалия включается в борьбу за левый электорат Европы. Ещё на этапе предвыборной агитации, премьер-министр Коста заявлял, что его цель – сформировать широкую левую прогрессивную коалицию в ЕС от греческой СИРИЗЫ до французских социалистов и даже части партии Макрона. Результат в более 30% голосов даёт ему право претендовать на это. Даже после выборов в октябре, если ему не удастся получить большинство, он намекал, что пойдёт на заключение союза с леворадикалами из «Левого блока» и «Объединённого демократического фронта». Усиление Португалии как флагмана левых сил ослабит позиции ультраправых и консерваторов из «Европейской народной партии»;
  3. «Левый блок» самоутвердился как главная партия электората, находящегося левее социалистов. Выборы в ЕП укрепили позиции «Левого блока» и его лидера Марису Матиас, что позволило им обойти своих главных конкурентов – Коммунистическую партию Португалии, которой был нанесён сильный удар;
  4. Невероятным триумфом стало прохождение в Европарламент энвайроменталистской партии «Люди-Животные-Природа» во главе с Андре Сильвой. Его личная харизма, активная деятельность и грамотное продвижение бренда в соцсетях позволили получить 1 мандат в новом составе ЕП. Хоть это и совсем мизер для 751-местного органа ЕС, для этой политической силы – это первая победа, позволяющая впервые поднимать вопросы прав животных на европейском уровне, особенно в составе заметно усилившихся «зелёных»;
  5. Правые силы Португалии потерпели поражение. Консерваторы из Социал-демократической партии сохранили свои шесть мест в ЕП, но дальше продвинуться не сумели, что угрожает их поражением на выборах в октябре. Ультраправые партии не нашли достаточной поддержки в стране, и даже не преодолели избирательный барьер. Португалия на этих выборах стала крупнейшим донором левых депутатов и самой «убийственной» для правых консерваторов;
  6. Португальские коммунисты ещё больше ослабли, потеряв один мандат из-за появления «Левого блока» и усиления социалистов. Это ставит их под удар на предстоящих выборах, а их участие в коалиции меньшинства связывает им руки;
  7. Победа социалистов и их партнёров по коалиции из левых партий означает продолжение внешнеполитического проевропейского курса Португалии. Впрочем, это также означает и укрепление влияния Китая, для которого эта страна стала центральной в продвижении его стратегии «Один Пояс, Один Путь» на европейском континенте. На фоне ослабления влияния США, Португалия всё больше склоняются к тому, что Китай может стать успешным противовесом Штатов в регионе.

 

Австрия: крах ультраправых и перезагрузка Себастьяна Курца

Политическая арена Австрии, которая долгое время характеризовалась высокой стабильностью в 2017 г. стала «жертвой» доминирующего общественного мнения, которое было критически недовольно работой экс-канцлера Кристиана Керна и правительства под его руководством. Только 35% населения в 2017 г. позитивно оценивали работу правительства. Для сравнения австрийские СМИ и политики часто приводили в пример Германию, где правительство канцлера Ангелы Меркель на тот период времени одобрялось 70% граждан.

В результате внезапной отставки лидера «Австрийской национальной партии», а по совместительству вице-канцлера и министра экономики Райнхольда Миттерленера в стране разразился политический кризис. На место Миттерленера пришёл крайне энергичный и молодой, как для австрийской арены, политик Себастьян Курц, объявивший о необходимости проведения досрочных выборов. Идею Курца активно поддерживали в обществе в связи с ранее упомянутой достаточно высокой негативной оценкой деятельности правительства.

Итогом смены руководства на досрочных выборах в 2017 г. стали значительно усилившиеся позиции «АНП» с 24% до 31,7%. Вместе с ней рейтинги выросли и у национал-популистской «Австрийской партии свободы», которая активно освещала темы, связанные с европейским миграционным кризисом, одновременно критикуя наднациональные либеральные элиты, заседающие в Брюсселе. «Социал-демократическая партия» оставшаяся в стороне от «разборок» не изменила своих позиций на досрочных выборах, при этом «СДП» удерживала роль основного игрока на австрийской политической арене. Таким образом политическая ситуация после проведения досрочных выборов в Австрии стабилизировалась под руководством Себастьяна Курца, но как оказалось позже, лишь стабилизация была временной.

Перед выборами в Европейский парламент основными фаворитами были «АНП» — 29%, «СДП» — 27% и «АПС» — 23%, кроме них евромандаты также могли получить «Зеленые» и политическая сила «Неос – Новая Австрия», находившиеся на уровне 8-9%.

Но ситуацию на политической арене изменил своеобразный «джокер» в виде «кассетного» скандала связанного с личностью экс-лидера «Австрийской партии свободы» и вице-канцлером Хайнцом-Кристианом Штрахе, которого СМИ обвинили в коррупции, «слив» в общий доступ видеозапись встречи вице-канцлера и племянницы российского олигарха на Ибице в 2017 г. Девушка во время встречи с Штрахе заявляла о том, что она хотела бы инвестировать в экономику Австрии, в том числе, и «черные деньги». Слова россиянки нисколько не смутили вице-канцлера, поскольку она обещала купить долю в газете «Кронен цайтунг» (имеющей 2 млн. ежедневных читателей на 9 млн. граждан Австрии) и добиться смены руководства в издательстве, чтобы поддержать «АПС» на надвигающихся парламентских выборах.

В результате вылившегося в медиа видеоролика, в Австрии перед самыми выборами в Европейский парламент разгорелся серьезный скандал, итогом которого стала отставка Штрахе с должности главы «АПС» и вице-канцлера. Данный скандал существенно повлиял на результат выборов в Европейский парламент в Австрии.

Если ещё за неделю до выборов «АПС» могла рассчитывать на 23% поддержки, то сразу после скандала результат дал национал-популистам всего лишь 17% и 3 мандата. Зато в силе значительно прибавила «АНП» Себастьяна Курца, воспользовавшаяся ситуацией и выросшая за счет избирателей «АПС» с 29% до 35%, в конечном итоге получив 7 мандатов в Европейском парламенте. Достаточно слабо себя показали «СДП», которые вместо обещанных 27% удосужились взять лишь 5 мандатов эквивалентных 23,5%, а часть их избирателей вероятнее всего отошла «Зеленым», которые ощутимо выросли с 8% до 14% и получили 2 мандата. Последними в Европейский парламент зашли «Неос – Новая Австрия», получившие 1 мандат.

 

Партия

В какую коалицию входит

Результат

«АНП»

«Европейская народная партия» (EPP)

34,6% / 7 мандатов

«СДП»

«Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D)

23,9% / 5 мандатов

«АПС»

«Европа наций и свобод» + блок Маттео Сальвини

17,2% / 3 мандата

«Зеленые»

«Зеленые»

14,1 % / 2 мандата

«Н — НА»

«Альянс либералов и демократов Европы» (ALDE)

8,4% / 1 мандат

 

Таким образом, на политической арене Австрии отчетливо вырисовывается новый доминант в виде «Австрийской национальной партии» под чутким руководством Себастьяна Курца, которая, скорее всего, продолжит «перенимать» избирателей «Австрийской партии свободы» немедленно нуждающейся в ребрендинге и восстановлении подпорченной репутации.

Шансы «АНП» особенно хороши в свете последних событий на австрийской внутренней арене, где Курц стал «жертвой» вотума недоверия и одновременно стал главным бенефициаром данного события, поскольку его политическая сила, скорее всего, сможет взять на следующих выборах значительно больше мест за счет падающих рейтингов «Австрийской партии свободы».

Также Австрия вписывается в общеевропейский тренд роста популярности у «зеленых», которые сумели достучаться до либерального электората, убедив его в необходимости защиты прав человека через широко понимаемые вопросы экологии.