Владимир Зеленский на климатическом саммите ООН в Глазго заявил, что Украина обязіется к 2030 году на 65% сократить выбросы СО2. Похоже, что президент в Украины не очень хорошо понимает последствия таких заявлений и принятых обязательств для нашего государства.

В новой беседе Юрия Романенко с Павлом Щелиным из цикла "Мегатренды" рассматривается философско-идеологическая база "зеленого перехода", которая была заложена в философии Герберта Маркузе. В этой яркой беседе детально показаны контуры мира, который сейчас форсированным темпом начинают строить под аккомпанемент эпидемии ковида. И, самое главное, какие новые риски возникают для Украины.

Друзья, всем привет! Серферы, бездельники, девианты. Как вы видите, мы с Павлом Щелиным. Привет, Павел!

Здравствуйте.

И мы сегодня продолжим в рамках цикла бесед "Мегатренды". Мы продолжим разговор по поводу зеленой революции, по поводу зеленой энергетики. Потому что сегодня эта тема крайне актуально из-за энергетического кризиса, который сегодня происходит в Европе и в Китае. И можно сказать, что этот энергетический кризис, он практически… не практически, есть ряд факторов, которые случайно совпали, но эти факторы, в том числе, и формировались тем зеленым нарративом, который разворачивался в европейской философской мысли сначала на протяжении десятилетий, а в последние пару десятилетий разворачивался в форме конкретных решений, принятых Евросоюзом, европейскими странами, той же самой Германией, по переходу на зеленую энергетику.

И логика этого зеленого перехода, она неожиданно обернулась массой серьезных системных проблем, которые, тем не менее, я думаю, последняя беседа была с Андреем Закревским, я не знаю, ты ее смотрел или нет, он как раз тоже поднимал этот вопрос (здесь стенограмма).

И он говорит, что как раз вот эти энергетические кризисы будут использоваться для того, чтобы ускорить этот зеленый переход, чтобы через такую высокую стоимость электроэнергии, вообще энергии, стимулировать быстрее переходить на зеленую энергетику и тем самым создавать тот новый дивный мир, не знаю, он получится в духе Хаксли или кого-то еще, но который будет радикальным образом отличаться от сегодняшнего мира.

И многих этот мир уже пугает. Кто-то говорит о цифровом концлагере, кто-то – об ограничении свобод, кто-то говорит о том, что бедные страны загоняются в еще большую ловушку бедности, потому что новые технологические рамки, которые формируются развитыми странами, которые пушат эту тему, они фактически не оставляют им шансов, потому что для этого потребуются огромные ресурсы, для этого потребуется иная форма организации государственно-экономической, которых у них на сегодняшний момент нет, включая и Украину. Вот об этом мы сегодня поговорим, да?

Да, поговорим обо всем. Лучшего введения в тему я, наверное, честно говоря, не мог ожидать. Ты действительно обозначил все те ключевые точки, о которых мне хотелось бы поговорить. Главной своей задачей я вижу попытаться за время этого стрима как раз показать, как собрать вот эти различные куски паззлов, различных политических решений, цен на энергоносители, состояния Украины и других стран третьего мира и достаточно абстрактных философских идей в некую единую картину для слушателя, чтобы было понимание, как это работает на уровне идеологии и мировоззрения. И откуда растут ноги вот этого подхода.

Потому что, по-хорошему, разумеется, те, кто внимательно следит за нашими циклами, для них вся эта ситуация не является совсем удивительной, мы уже говорили о зеленом переходе, мы говорили именно о климатической повестке, о том, что она составляет на уровне реальных проблем, какие-то реальные проблемы, чем это грозит, но у нас не было возможности поговорить об этом как о нарративе, как об идеологии, как о дискурсе и, в конечном итоге, как о политико-религиозном проекте, чем, на самом деле, это, в том числе, и является.

И вот эту лакуну мы будем заполнять сегодня. У меня, собственно говоря, три цели на эту передачу. Во-первых, это показать философские источники современной зеленой политики, продемонстрировать, как эти абстрактные идеи 60-х годов стали частью нарратива ключевых политических решений, принимаемых на саммитах ООН. К вопросу о предстоящем саммите в Глазго, где, мне кажется, эти решения будут окончательно приняты, согласованы в некую такую дорожную карту мировую.

Популярные статьи сейчас

В ПФУ рассказали о выплате пенсий в конце года

Новая почта открыла еще одну страну для онлайн-шопинга: тарифы

Народные синоптики предупредили о морозах до -30

Украинским пенсионерам добавят 400 гривен в декабре: кому повезет

Показать еще

И, наконец, в конце я хочу затронуть тему, почему, на мой взгляд, для Украины этот проект зеленого перехода несет в себе экзистенциальные риски, возможно, даже больше, и в том числе и война на востоке страны. Если не будет сделана правильная политика.

Задач много. Посмотрим, насколько успеем.

По-хорошему, начать разговор стоит с анализа гностицизма как способа мышления, но это сейчас времени нет. Я единственное хочу подчеркнуть, что если у слушателей будет интерес к совсем глубокой теме, совсем глубоким корням этого процесса, то пишите в комментарии о вашем желании, и, возможно, сделаем отдельный цикл, возможно, даже напишу какую-то книгу на этот счет.

Перейду к конкретике. Есть один философ, можно выделить ключевого человека, чьи работы сформировали идею за идеи зеленой революции, - это Герберт Маркузе. Вот эта идея sustainable development, движение за устойчивое развитие, во многом опирается на работы Маркузе, и для того, кто не в курсе, кто это такой, я расскажу.

Это неомарксист, основной пик творчества которого пришелся на 60-70 годы, и пока стоит заметить, что сам факт, что философское основание зеленого проекта придумано не экологом, а марксистом, факт сам по себе примечателен.

То, что я говорю в дальнейшем, это краткие выжимки, отрывки из его ключевых работ – "Эссе об освобождении", "Восстание и контрреволюция", "Одномерный человек".

Итак, Маркузе пишет в 60-е годы из состояния глубокого разочарования и определенной озлобленности, что коммунистическая революция на Западе не удалась, а выступление Хрущева на ХХ съезде ЦК КПСС сделала невозможным для западных интеллектуалов скрывать, что Советский Союз, как прекрасная страна на пути в утопию всеобщего счастья, тоже не работает, не является.

Для западного марксизма 60-70-е – это период такого глубокого кризиса, в каком-то смысле, крушения их мечтаний и надежд. И поэтому им пришлось проводить работы над ошибками, проводить радикальное переосмысление всего марксистского и коммунистического проекта.

И поэтому Маркузе говорит не о классической классовой борьбе, как о том говорил Маркс, как о том учили в Советском Союзе, но он говорит об освобождении от необходимости труда как такового, о создании новой эстетической реальности, в которой из жизни была бы убрана сама конкуренция и насилие.

По мнению Маркузе, проблема труда в том, что в его процессе человек неизбежно вкладывает в него самого себя, свою энергию и, прежде всего, сексуальную энергию, свое либидо. В этом смысле он такой же наследник Фрейда, не в меньшей степени наследник Фрейда, как наследник Маркса. И для Маркузе сам факт конкуренции рождает угнетение. Сам факт взаимодействия индивидов, взаимодействие их труда рождает угнетение.

Маркузе вдохновлен эстетикой французских протестующих мая 1968 года, движениями хиппи. Он мечтает о мире, в котором вместо труда, вместо угнетения будут господствовать легкость, подвижность, флюидность, искренность, спонтанность и эротизм. То есть такая глобальная хиппи-коммуна, в которой людям не придется бороться за свое существование с другими людьми и природой, в которой все инстинкты будут высвобождены от ненужного подавления, тело станет самодостаточной целью, а труд превратится в свободную игру человеческих потребностей.

Откровенно говоря, у Маркузе нет ни малейшего представления о том, как на практике выглядел бы такой реальный мер, и при этом надо отметить, что он этот факт полностью осознает. В своих работах он противопоставляет вот этот идеал разуму, классической науке, логике. Вместо этого он говорит о воображении. Он искренне верит, что в практике освобожденной сексуальной энергии искреннего "Я" может через воображение родиться некий такой принципиально новый образ. Сама практика вот этого воображения создаст утопию.

Но, чтобы эта утопия возникла, ему нужно сломать, разумеется, устоявшийся мир вокруг него, потому что только в процессе этого слома и возможно высвободить вот эту угнетенную, по его мнению, энергию.

Здесь я обращу внимание на два момента, которые уже сейчас, в введении, будут важны для всей логики зеленой революции.

Во-первых, это убежденность в необходимости сначала помыслить новый мир, и убежденность в том, что самого акта воображения будет достаточно, чтобы изменить мир реальный вокруг нас.

Во-вторых, с самого начала установка на утопию. То есть вот эта мысль, мечта о возможности жизни безо всякой структуры, безо всяких иерархий, без труда как конкуренции компетенций и жизни как какого-то огромного танца свободных художников – это очень утопическая идея. По сути, это очень обмирщенная, очень упрощенная интерпретации слов апостола Павла из первого послания к коринфянам, где он пророчествует, что во время второго пришествия Иисуса Христа наступит момент, когда он передаст царство богу и отцу и упразднит всякое начальство и всякую власть и силу.

Вот эти идеалы Маркузе, по сути, параллельны пророчествам апостола Павла, только Маркузе не предполагает никакого божественного вмешательства, он, искренне будучи гностиком, верит, что имманентизация Эсхатона (наступление райского состояния на земле) возможно человеческими усилиями, то он верит, что человек может выполнить невыполнимую задачу, искренне. Это его искреннее базовое убеждение, базовое условие.

Не только у него. Вспомним такого апологета схожих идей - Джона Леннона и его песни “Imagine”. Вот это в краткой форме: "imagine no possessions and no religion, too"… («представь себе, что нет собственности, а также нет религии» - слова из песни «Представь себе» Джона Ленона – прим. Ред)

Да-да, классно, что ты это упомянул. Для тех, кто воспринимает проще через культуру, вот да. Песня Джона Леннона "Imagine", которая является одним из худших произведений в музыке, особенно с точки зрения текста, если вы его читаете со здравым смыслом ХХ века, но тем не менее да. Вот мир Маркузе – это философское воплощение вот этого "Imagine" Джона Леннона.

Кстати, написано в одни годы, вот это мечта таких хиппи. Кстати, потом вернемся, почему в этом есть определенное лицемерие, и мы дойдем, это очень показательный момент.

Но, тем не менее, подходим уже, собственно, к мясу лекции. Возвращаемся в 60-е годы, и Маркузе вынужден задать себе вопрос: почему же столь чаемого освобождения не происходит? Он не видит этого вокруг себя. Наоборот, он видит довольно буржуазный порядок, который в 60-е годы, ему кажется, очень сложно сломать. Вот эта великая революция коммунистическая не происходит, причем Советский Союз уже давно существует. А что-то не так.

И он находит ответ! Причем ответ, с формальной точки зрения, является верным – капитализм работает. Рабочий класс на Западе не хочет революции, так как его жизнь улучшается – через новые товары и через удешевление того, что ранее считалось роскошью. Маркузе не стесняется в своих эмоциях в отношении такого условного рабочего или условного представителя среднего класса, который наслаждается своим новым домом, своей машиной, своим дорогим хобби, вроде боулинга или профессионального моделирования, - все это, по мнению Маркузе, уже на фоне подсознания отталкивает его от единственного важного – борьбы за новый утопический мир.

Приведу несколько цитат: "Люди узнают себя в окружающих предметах потребления, находят свою душу в своем автомобиле, в стереосистеме, в многоуровневой квартире, кухонном оборудовании. В рамках капитализма рост производительности труда создает все увеличивающееся производство товаров роскоши, рост так называемого свободного дохода в США (то есть те деньги, которые человек не тратит просто не выживание, он называет свободным доходом), и вот этот рост демонстрирует, как много средств тратится на удовлетворение не базовых потребностей, а бывшая роскошь становится нормой потребления, что в рамках капитализма подчеркивает система бытия как соревнования".

Маркузе недоволен чем? Что рабочий класс "наслаждается" роскошью, потому что роскошью он называет то, что мы сейчас считаем абсолютно нормальным и естественным стандартом потребления, просто каким-то базовым комфортом. Маркузе этим недоволен. Рабочий класс наслаждается вот этим, вместо того чтобы трансформироваться в хиппи-коммуну, где никому не придется ни с кем конкурировать, а будет только свободное выражение своей искренности.

И, казалось бы, откуда вообще может родиться такое раздражение? Потому что ты недоволен тем, что люди хорошо живут? Рождается оно из следующего: Маркузе, как все марксисты, как все гегелианцы, как и все протестантские проповедники и гностики, искренне убежден, что утопия – это на самом деле возможно, я уже об этом говорил.

И в 60-е, к вопросу, что бы Маркузе сказал сейчас, на фоне того технологического прогресса последних 70 лет, но уже в 60-е он пишет следующее: "Возможности достижения утопии заложены в технических и технологических ресурсах развитого капитализма, и рациональное использование этих ресурсов в глобальном масштабе положило бы конец бедности и дефициту в очень обозримом будущем". Следи за рукой. "Уровень производительности труда (который, согласно Марксу, являлся необходимым для достижения социализма) уже давно достигнут в развитых странах, и очевидно, что закон капиталистической системы таков: технический прогресс создает рост ВВП и социального богатства, что создает еще большее рабство, потому что эксплуатация оправдывает себя производством все большего числа товаров и услуг. И неудивительно, что там, где капитализму удается поддерживать высокий уровень жизни, люди оказываются равнодушны, если не враждебны, к социализму".

"Соответственно, проблема состоит в чем? У нас есть ресурсы, технические ресурсы (по крайней мере Маркузе в это искренне верит) по достижению этой утопии, по достижению идеального мира. Но проблема в том, что рабочий класс глуп, ничего не понимает и не способен видеть, где есть ложные интересы и где есть ложные потребности". Зато, разумеется, это способен понимать лично Маркузе и, соответственно, все его друзья, соратники и товарищи.

"Мы, марксисты, можем различать истинные и ложные потребности. Ложные потребности – это являются все, закрепляющие тягостный труд, агрессивность, нищету и несправедливость".

Почему я читаю так много цитат? Потому что, если вы внимательно слушаете все выступления так называемых современных экоактивистов, от Греты Тунберг, простите меня, до выступления с трибуны ООН, вы все время будете слышать вот эти нотки: агрессия, нищета, несправедливость, труд. Вот это все рождается из того, что, по мнению Маркузе, сама тягость бытия рождается из вот этой необходимости человека взаимодействовать с другими людьми в труде, и эти неправильные потребности… По сути говоря, имеется огромная неудовлетворенность людьми, такими, какими они есть. И чтобы этого не было, нам нужно собрать принципиально новых людей, о чем Маркузе так и пишет, что "качественное изменение должно произойти в потребности, в инфраструктуре человека, которая сама по себе является аспектом инфраструктуры общества".

Заметь, уже знакомое нам по предыдущим лекциям рассуждение о человеке как о механизме, который мы можем пересобрать усилиями сверху. И такое изменение составило бы инстинктивную основу свободы, которую заблокировала долгая история классового общества, свобода стала бы средой для организма. Опять-таки, Маркузе сводит человека со всей его сложностью просто к организму. Но это не просто организма, а организма… ключевая цитата, если вам надо что-то понять в качестве цели философии зеленой революции, какого человека они хотят видеть. Человека, который будет неспособен успешно существовать в обществе, в которых от него требуется конкуренция с другими людьми.

В 90-е мы как говорили? Люди, которые могут конкурировать на рынке, люди, которые могут предлагать услуги, люди, которые могут саморазвиваться и так далее.

Идеалом зеленого проекта и Маркузе является человек, который искренне неспособен это делать. Человек, который на уровне своих базовых инстинктов не в состоянии быть успешным в экономике. Это цель, это изначально ставится как цель и задача.

То есть за набором точных слов скрывался в 60-е очень простой смысл: коммунизм, как его строили в начале ХХ века, оказался невозможен, потому что капитализм работает, и коммунизм оказался несовместим с тем, какой человек есть. А значит, нужно создать нового человека, который не сможет существовать в такой новой среде, которая должна быть этими революционерами создана.

И здесь тонкая разница. Если коммунисты предыдущих годов хотели свергнуть государство, то Маркузе изменил логику. Он сказал следующее: что революционеры должны через государство вывести нового человека, подобно тому, как селекционеры выводят новую породу скота. Маркузе был тем, кто придумал и отстаивал идею "долгого марша через институты". Я не знаю, ты знаком с концепцией "долгий марш через институты"?

Нет, но догадываюсь о чем там.

Вкратце, в чем идея? Идея в том, что план изменился. Если раньше надо было создавать широкое движение рабочих, сильную коммунистическую партию, через нее осуществлять революцию, то в 60-е план меняется, и он сосредотачивается в войну дискурсов. Нам нужно сначала победить в войне дискурсов среди творческой интеллигенции, потом через эту творческую интеллигенцию победить среди всех академиков-гуманитариев, потом эти академики-гуманитарии создадут среду, которая относится благосклонно к нашим идеям в университетах. А кого готовят в университетах на гуманитарных факультетах? Правильно – государственных управленцев.

Технократическую элиту.

Да. И постепенно, таким образом, мы быстро революцию осуществить не можем, а вот лет за 50-60-70 мы создадим абсолютно новый класс бюрократов, которые, по сути, будут благосклонно смотреть на все то, что мы им расскажем. Тонкий момент.

И здесь можем провести уже этот мостик. До этого может возникнуть справедливая критика у слушателя: "Зачем ты мне рассказываешь про марксизм, когда мы говорим об экологии?". Потому что вот эта "sustainability" – она рождается именно здесь.

Маркузе был одним из первых, кто заметил связь экологической повестки с марксизмом. И эта связь именно в том, что Маркузе не удовлетворен качеством и количеством потребления рабочих, которых это потребление отвлекает от борьбы за революцию. Поэтому в рамках критики своего потребления он критикует что? – производство товаров и услуг. Он пишет следующее: "Разве человек не может жить без этой глупой, выматывающей, бесконечной работы, жить без отходов, с меньшим числом приборов и пластика, но с большим числом свободного времени и свободы?". Разумеется, не в либеральном смысле свободы, а в марксистском. Но, тем не менее, вот эта идея жить без отходов, с меньшим числом приборов и пластика, но с большим свободным временем…

Проще говоря, Паша, я кристаллизую мысль. Если ты убиваешь потребление – ты убиваешь капитализм. Ты видоизменяешь мир. Потому что то, на чем покоится капиталистическая модель – это на том, что человек бесконечно потребляет, расширяет формы потребления, появляются новые культуры потребления постоянно, и на этой экспансивной модели держится все. И если ты прекращаешь эту экспансию, сначала на уровне идеологии, а потом на уровне конкретных норм, что сейчас мы видим, то ты добиваешься своей цели.

Здесь важно подчеркнуть, что Маркузе постоянно говорит о роскоши. Надо понимать, что то, что он называет роскошью в 60-е годы, это довольно базовый уровень в настоящие дни. Тем не менее, он считает о том, что технический прогресс воссоздает мир отчужденного труда, мир легкости, удовлетворенных потребностей и комфорта. Идеальный мир Маркузе, ты абсолютно прав, это в том, чтобы все снова оказались чуть повыше грани физического выживания, зато все бы потребляли меньше, были бы при этом гораздо беднее, чем они были в 60-е, и уж тем более… стандарты современного мира, я думаю, он бы воспринял как просто невообразимую роскошь, но при этом стали бы более равными, более освобожденными и получили больше свободного времени.

И вот эту систему он называет "sustainable", потому что предыдущая система, которая направлена на постоянное увеличение товаров – "роскошей" – является "unsustainable". И вот это ключевое "sustainability", оно рождается именно здесь, оно рождается не у экологов, оно рождается не у тех, кто был озабочен реальными проблемами, типа вырубка парка, борьба за чистую воду, чистой воды на локальном уровне, - это не было идеологией, это было вопросом практической политики, вопросом научного взаимодействия в обществе. А вот на уровне идеологии "sustainability" рождается именно здесь.

И вот этот достаточно глубокий корень этого слово, который сейчас не проговаривают, понятно, что тебе его сейчас никто проговаривать не будет, но надо понимать, что "sustainability" рождается в 60-е, в этой точке.

И повторюсь, что Маркузе искренне убежден, что технические возможности построить его утопию уже присутствовали в 60-е, и я боюсь, ну, можешь представить, что эпоха интернета только усилила бы это убеждение, и только это общество потребления мешает этой утопии проявить себя. И поэтому в другом месте, кстати, он пишет, что "Первый шаг, личный шаг на пути к освобождению – это отказ от взросления, становления взрослым с его необходимостью продуктивно работать и соответствовать обществу, отказ от заработка на жизнь на глупых, бесчеловечных и ненужных работах, потому что эти "нормальные" работы возможны только благодаря эксплуатации трущоб и внутреннего и внешнего капитализма".

Здесь самый тонкий момент. Те небольшие места, в которых Маркузе пишет в качестве идеала, они поразительным образом очень напоминают то, что является буквально основой современной зеленой повестки, пишут современные экологи. "В идеале общественно необходимый труд будет направлен на строительство скорей эстетической, а не угнетающей среды, на строительство парков и садов, а не шоссейных дорог и стоянок для автомашин, на создание уединенных районов, а не мест для массовых увеселения и отдыха. Мы настаиваем на очищении земли от всего этого материального мусора, произведенного капиталистическим образом мышления, и от этого мышления как такового".

То есть: требуется новое мышление, способ совсем по-другому смотреть на реальность, и тогда это новое мышление станет возможно, если достаточное число людей в нее поверят.

Я думаю, вот эта логика теперь понятна. Марксизм, мы недовольны успехом капитализма, и производит тезис о том, что это потребление развивается вверх по бесконечной модели, это ставит под угрозу нашу мечту о марксистской революции, и вдобавок она еще и "unsustainable". И потом это читается, постепенно это проникает через множество различных операций, но постепенно проникает и на уровень людей, принимающих политические решения. Тем более, что она оказалась близка реальным экологам, реально существующим экологическим проблемам. И мы можем перейти к политике…

Извини, что перебью. Наверное, нужно еще сказать, что Маркузе был не одинок, потому что еще была Франкфуртская школа, Вильгельм Райх, Эрих Фромм, Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер и др.

Ой, абсолютно, да-да. Маркузе – это ключевое, он один из немногих, но Маркузе постоянно, если ты будешь читать… Я просто фокусировался только на экологическом аспекте, но все, что сейчас называется современная прогрессивная повестка – интерсекциональность, борьба за minorities (меньшинства), идея, что старый рабочий класс себя не оправдал, поэтому новым двигателем революции будут minorities, жители бедных кварталов и черных трущоб, что требуется социальная справедливость, что требуется новая репрессивная толерантность, идеи о том, что мы должны быть толерантны к любому насилию наших союзников и осуждать любое насилие, которое делают наши идеологические враги, феминизм Маркузе очень любил, наследник Фрейда…

То есть это все часть очень длинной повестки, которая разворачивалась последующие 70 лет после него. Цитаты, которые я читал, это было 70 лет назад.

И если есть одна идея, которую, я бы очень хотел, чтоб вы запомнили, главное зерно всей это идеи – это отвращение к идее о работе как производству стоимости, труду и компетенции как способу удовлетворения человеческих потребностей.

И вот эта идея оказалась очень близка как экологам, но и мировой элите, которые поверили в необходимость ни много ни мало нового образа мышления, новой экономики, которая теперь получила официальное название, документ ООН теперь называет это не "sustainable development", а "circular sustainable economy", то есть круговая устойчивая экономика.

И здесь можно сказать, ладно, я рассказывал все, марксизм-марксизм, такое-то дело. Но мы сейчас перейдем к тем, кто принимает решения прямо сейчас. Несколько программных документов, которые очень актуальны перед новым саммитом, это книга "Великая перезагрузка" главы Всемирного экономического форума в Давосе Клауса Шваба. Я думаю, ты еще не познакомился, слушатели вряд ли познакомились.

Это предыдущая (Юрий Романенко показывает книгу Шваба «Четвертая промышленная революция» - прим. Ред).

А он выпустил новую – на фоне пандемии. В тот же год пандемии вышло несколько ключевых текстов, связанных с этим видением идеального будущего и конкретных политик уже, принимаемых на этом уровне.

Итак, возвращаемся к Швабу. Основные тезисы зеленой революции как политической теологии, как они есть уже не в 60-е, а на данный момент, на момент 2020 года.

Первый тезис: "Экономический рост – это нечто необязательное, это, чему мы по глупости уделяли слишком много внимания, да и вообще экономический рост представляет возможную угрозу". То есть, конкретные цитаты. "В условиях стареющего населения и пандемий, когда низкие темы экономического роста становятся практически гарантированными, многие люди начинают задаваться вопросом: стоит ли наша концентрация на экономическом росте затраченных усилий? И приходят к выводу, что нет". Вот это цитата уже из Шваба, из его новой книги. "Возникает вопрос, каковы должны быть ориентиры для нашего прогресса, какие могут быть движущие силы у такой экономики? Для смены курса нам потребуется смена мировоззрения мировых лидеров с уделения внимания ВВП на постановку "политический приоритет – благосостояние всех жителей планеты Земля", ибо ВВП на душу населения становится бесполезным в качестве показателя истинного качества жизни человека".

Следи за руками. Только-только большинство населения планеты Земля в планетарном масштабе вышло из голода. Напомню, в 60-70-е Китай, Индия, Африка просто находятся в состоянии элементарного недоедания. Только-только в 1960-1990 годы население развитых стран стало испытывать качество жизни, которое ранее было доступно только элитам. То есть капитализм только-только смог осуществить большой скачок по улучшению материального качества жизни, и в этот самый момент мировая элита, следуя, по сути, за неомарксистскими принципами Маркузе, говорит, что это несовместимо с реальностью, мир не должен быть таким, таким, каким он есть сейчас, он быть не должен, нужна новая экономика.

А для того, чтобы объяснить, каким образом это может выглядеть, Шваб у себя в книжке это цитирует… Появилось несколько за последние 5 лет программных текстов. Знаменитая статья Forbes 2016 года – "Добро пожаловать в мир-2030: я не обладаю ничем, у меня нет приватности, и моя жизнь никогда не была счастливей". Это вот в качестве цели.

Дам несколько цитат оттуда. "Все, что вы считали продуктом, стало услугой. Нам есть, где жить, на чем передвигаться и что есть – и все это бесплатно! В нашем городе мы не платим арендной платы потому, что кто-то использует наше свободное пространство в тот момент, когда мы там не находимся. Это изменило то, какие мы вещи производим теперь: они заточены на прочность, ремонтопригодность и переработку".

Прямое продолжение вот этой критики Маркузе, что цивилизация производит мусор, типа только капитализм создает плохие товары, которые постоянно устаревают и требуют новых.

"Покупки (это новая женщина из 2030 года пишет) – я не помню, что это такое. Теперь я выбираю вещи, которыми пользуюсь какое-то время. Иногда сама, иногда просто прошу программу – она знает мой вкус лучше, чем я сама. Большинство работы теперь выполняют роботы и искусственный интеллект. У нас появилось время хорошо питаться, хорошо спать, проводить время с другими людьми. Работа может быть выполнена в любое время, и я не уверена, что это можно назвать работой. Скорее это время мышления, время творчества и время личностного развития. У меня нет личного пространства – всюду, куда я иду, я должна отметиться. Я знаю, что каждое мое действие, мысль и даже сон где-то записаны. Но в целом я счастлива. Эта жизнь гораздо лучше той прежней, которую мы вели до того, как стало ясно, что мы не могли продолжать использовать ту же модель роста".

Это эссе 2016 года, написано в Forbes, это не какой-нибудь листок агитаторов-анархистов, это ведущий бизнес-журнал, и это одна из ведущих сотрудниц Всемирного экономического форума в Давосе.

Очень перекликается с тем, что Маркузе писал 60 лет назад.

А это я для того и хотел… Те его идеи, которые были маленькие идеи кружковца 60-х, вот они уже проникли на уровень политических решений, на уровень тех публичных текстов, которые оправдывают политические решения.

С чем читатели точно не знакомы. Недавно, в 2020 году, город Амстердам принял так называемую "стратегию пончика", разработанную также одним из ведущих экспертов, леди по фамилии Раворт. И идея "пончика" состоит в том, я думаю, что эта идея будет раздвинута в дальнейшем из Амстердама на большинство, она состоит из двух колец.

Внутреннее кольцо устанавливает минимум, необходимый нам для хорошей жизни. Но этот минимум - не просто минимум, а он вытекает из цели устойчивого развития ООН и согласованный мировыми политическими лидерами всех взглядов.

А внешнее кольцо – это экологический потолок, установленный учеными наук о природе. Он подчеркивает границы, через которые человечество не должно переходить, чтобы не нести вред климату, почвам, океанам – разнообразие.

Процветание означает, что наше благополучие находится в равновесии. Это момент, когда мы собираемся связать физическое здоровье со здоровьем планеты.

То есть, опять идея в том, что у города есть какие-то потребности. Условно говоря, тебе нужно новое жилье, но ты это новое жилье построить не можешь, потому что тебе уже нет места, и надо искать какие-то креативные решения.

Эта идея "пончика" состоит в том, что есть какой-то набор потребностей, которые, вроде бы, должны быть гарантированы, но пределы развития определяются границами экосистемы, и это все заранее просчитывается.

Смотри, какая достаточно хитрая система. Сначала мировые лидеры определят необходимое для большинства потребление, а потом, чтобы это большинство не возмущалось, ученые объяснят им, что, если они не согласятся, наступит экологический коллапс.

Мы видим налицо систему с новыми аристократами и новой церковью, по сути, новой религией.

Возникает вопрос, разумеется, что делать, если возможностей в природе в конкретном месте нет? Допустим, в Киеве нет конкретных возможностей в природе, а потребности есть? Ответ напрашивается сам собой: резать потребности.

Если ты посмотришь на риторику Демократической партии США последних двух лет, то те интонации, с которыми они оправдывают свои траты и политики, опираются на ту же логику: это прекрасно, если люди перестают работать. Работа – это зло, и чем больше людей находится вне рынка, тем лучше, если они, разумеется, при этом остаются в ситуации умеренного потребления.

Поэтому та ситуация сейчас, когда рост безработицы на фоне кризиса логистических цепочек и постоянно растущего инфляционного механизма их абсолютно не волнует, зато люди выбирают не работать на том, что, условно, Маркузе называл "shit job".

А теперь вносим еще один элемент. Пандемия в этих условиях является хорошим дисциплинарным инструментом, с помощью которого обществу вот эта новая система координат навязывается.

Сначала общество приучают к тому, что должны вести себя так, и это оправдывается пандемией, а потом, когда пандемия закончится, нам скажут: "Ребят, смотрите, а в чем, собственно говоря, проблема? Вы и так уже привыкли, смотрите, все это работает, а тут еще у нас угроза коллапса экологического маячит".

Да, разумеется.

Поэтому, на самом деле, вот эта ситуация с пандемией… Я не верю, допустим, как у нас сейчас много конспирологов, что "не колитесь, потому что они хотят сократить население" – это я считаю все бредом. Потому что возьмем даже простую логику. Сила такого правителя, как Путин, или Си Цзиньпин – она зависит как раз от количества людей, которое подчиняется им. И вот эти иерархии дают огромную власть. И уменьшить количество людей, которые признают вот эти иерархии, это значит разрушить свою власть. Нет этого договорняка. Но в этой логике, о которой ты говоришь, пандемия…

Да, я так много цитат поэтому говорил, чтобы это не было бредней конспиролога.

Вот в этой логике, тут я поиграю в конспирологию, в этой логике пандемия является как раз очень удобным инструментом. И, независимо от того, рукотворная она или нерукотворная, она используется именно в таком ключе. И то, что мы сейчас видим, как раз вот эти "цветы Маркузе", они как раз расцветают буйным цветом.

Именно! Идея в том, тут главное, что нужно понимать, что Маркузе создал идеал этого дивного нового мира, который непонятно что, но главное, что там нет труда и угнетения, никто по сути не работает, а все занимаются саморазвитием. Это если совсем упрощать в рамках такой эротической хиппи-коммуны. И чтобы этот дивный новый мир оказался возможным, за 70 лет пришли к выводу: всего-то нужно поставить под контроль все аспекты человеческой жизни и, прежде всего, доступ к тем услугам, которые мы объявим роскошью – средства передвижения, полеты, качественное разнообразное питание, недвижимость.

И последнее, в конечном итоге, пока этого еще нет, но Маркузе писал прямо и про размножение. Маркузе ненавидел количество людей, и он писал, что новый жизненный стандарт, приспособленный к умиротворенному существованию…

Идея в том, что, когда людей и так много, они вынуждены конкурировать между собой. Конкуренция рождает различие, различие рождает компетенцию, а это плохо.

Поэтому Маркузе предполагал, что в будущем понадобится "ограничение производства новой жизни в обществе. Преступление общества состоит в том, что рост населения усиливает борьбу за существование вопреки возможности за ее ослабление".

Обрати внимание на язык. В такой дистиллированной форме довольно бесчеловечный язык. То есть человек приравнен к почве, к чему-то, что выращивается, как в матрице в пробирках, но вот эта идея ответственного потребления, ответственного развития, она уже на уровне публицистики. Мы все чаще и чаще видим статьи в логике того, что вообще люди вредны для природы, каждый из нас оставляет углеродный след, вообще дети тоже вредны для природы.

Опять, это не на уровне конспирологии, это на уровне цайтгайста, ощущения того, что человек в принципе природе вреден, и если бы не все это, то уж те, кому довелось жить, они могли бы жить в мире, без конфликтов и в радости.

Мы с тобой ранее, в самой первой лекции, говорили о демографическом кризисе, и с точки зрения здравого смысла, особенно капиталистической логики, это очень огромный вызов.

Действительно, мы обсуждали, что он делает невозможным (ссылочка в описании) поддержание всех пирамид существующих, экономических, но в рамках коммунистической утопии, особенно на фоне современной монетарной теории, где ты веришь, что государство может печатать бесконечное число денег, то, если ты становишься на эти позиции, - то, в принципе, этот демографический кризис становится желательным.

Результатом должен стать мир, в котором экономика самовоспроизводится, а не растет, а средний человек, такой "прол" по аналогии с миром Оруэлла или "бета" из "Дивного нового мира", живет на базовый доход, который ему дает государство, не владеет ничем, все получает через доставку, путешествует на велосипеде в рамках 20 минут от дома.

Я думаю, возникает здравый вопрос: а на хрена это все этой элите? Почему неомарксизм оказался привлекательным на уровне мировой элиты?

Здесь я не то, чтобы поиграю в конспиролога, я здесь немножко попытаюсь показать психологию, потому что мы об этом говорили в цикле лекций про цикл Турчина (подробнее можете посмотрие в беседе ниже - прим. ред) .

Тут есть два ответа. Первое – во-первых, у нас в мире находится дефицит смысла, а у человека есть инстинктивная потребность чувствовать себя значимым. И представь, что ты находишься на месте элиты, и ты ощущаешь себя творящим добро. Твоя сверхцель – ни много ни мало – спасти мир, который стоит на грани катастрофы. Ты, в буквальном смысле, строишь на рай на земле, ты спаситель этого мира, тебе приятно. То есть чисто эмоционально здесь логика понятная.

Но есть и более тонкий момент. Более тонкий момент, он практический и понятный. Помнишь, Маркузе жаловался на то, что элитное потребление стало доступным массам? Так оно и правда же стало! И тут срабатывает «эффект Матфея», о котором мы говорили в лекции с Турчиным. То, что люди сравнивают свое благополучие не абсолютно, а относительно. Какая разница, сколько у тебя денег на счете? Это на самом деле не так греет душу. И в этом парадокс современной элиты в сравнении с ее предыдущими, теми, которые жили в XIX, XVIII веке. Современная элита не чувствует себя особенной в той же мере, как чувствовали себя ее предшественники. Они едят, в целом, всю ту же еду, что и все, так же стоят в пробках, пусть в дорогой машине и с личным водителем, но стоят в пробках, летают на самолетах, частных, пусть и бизнес-классом, но бедные люди тоже летают на самолетах и так далее.

Мир, в смысле потребления, стал более демократичен. И тут снова цитата из Маркузе, который жаловался на это еще в 60-е. Что писал Маркузе? "Происходит уравнение классовых различий. Если рабочий и его босс наслаждаются одной и той же телепрограммой, посещают одни и те же курорты, если машинистка загримирована не менее эффектно, чем дочь ее начальника, если афроамериканец владеет "Кадиллаком", и все они читают одни и те же газеты, то это уподобление указывает не на исчезновение классов, но на то, насколько основное население усваивает потребности и способы одухотворения, служащие сохранению истеблишмента".

То есть Маркузе еще тогда жаловался, насколько потребление демократизируется. За 70 лет потребление еще больше демократизировалось.

А теперь представь дивную новую утопию, в которой будет 3-5% от населения развитых стран, у которых, может быть, будет формально меньше денег, просто формально, потому что деньги уже ничего не будут стоить, но, неизбежно, будет гораздо больше привилегий и статуса. Они смогут передвигаться так, когда хочешь и где хочешь, не соблюдать меры социальной дистанции и не носить масок, как пример, свободно перемещаться по миру безо всяких карантинов, есть что хочешь и в каких количествах – стейки и прочее, сами решать, когда и сколько им рожать, размножаться и так далее. Особые статусы…

В общем, здесь, в том числе, ты привел знаменитую песню "Imagine" Джона Леннона. Есть знаменитая картинка, может быть, найдешь: Джон Леннон и Йоко Оно устраивали в свое время протест – они лежали в кровати и ничего не делали. И помнишь, единственный момент, когда они вставали? Они вставали, когда приходила горничная им кровать менять.

Или, когда поп-звезда выступает за экологическую повестку, стоя рядом с супердорогой машиной? Или сидя на стуле за 10 тысяч долларов? И так далее, и тому подобное.

Или когда Грета Тунберг на яхте плывет на конференцию ООН по климату, или на корабле, и стоимость ее передвижения в несколько раз выше, чем если бы она просто полетела на самолете. Это очень смешно. Но параллельно это очень грустно, потому что это действительно так.

Вот эта тонкая подмена, заметь, она происходит, в этом есть подобный интерес.

Получается, на выходе что мы получаем в этой логике? Мы получаем такую смесь коммунизма для бедных и неофеодализма для богатых. Но не такого реального неофеодализма, как он был в истории, а той карикатуры на феодализм, которую придумали философы эпохи Просвещения.

Кстати, неудивительно, как правило, так всегда: кто-то что-то придумает, а потом эта придумка воплощается в реальность, что мы видим на протяжении всей этой лекции.

И вот проведя эту теоретическую подготовку, возвращаемся к Украине, потому что здесь наступает уже совсем грустно. Что остается бедным странам, таким, как Украина? А особенно ничего! Потому что, вот две цитаты из Шваба. "В странах с низким и средним уровнем доходов выгоды экономического роста помогли миллионам людей выбраться из нищеты на крупные, развивающиеся рынки. Однако необходимо будет найти новые подходы, поскольку модели развития, ориентированные на производство, быстро теряют свою силу с наступлением Четвертой промышленной революции".

Что опущено? Ну, если новые подходы могут быть найдены – и не будут найдены, велика печаль.

И последнее самое: "Неизбежно, и это само собой разумеется, что хороший социальный контракт между государством и обществом для Китая будет отличаться от такого, как для США, который, в свою очередь, будет не похож на шведский или нигерийский идеал хорошей жизни".

То есть разговоры о равенстве, де-факто система мировой сегрегации и качества жизни, будет навсегда закреплена в таком мировом порядке. И Украине здесь не светит ничего хорошего. Потому что произойдет фиксация на том уровне, на каком она есть, плюс-минус. Я не думаю, что население Украины согласиться жить на таком уровне до бесконечности.

А идея именно в том, что у каждой страны будет свой идеал хорошей жизни, свой результат контракта между государством и обществом, и вот этот идеал будет самоподдерживаться.

Но при этом, продолжая мысль Пьотра Кульпы, которого эфиры ты тоже смотрел, по сути, эти идеалы будут в рамках взаимодействия между системами организации разных государств.

И более сложно организованные государства будут навязывать свои интересы менее организованным государствам. Это закрепляется в этой карбоновой повестке, когда нам говорят, что вы обязаны внедрять то-то и то-то, не выделять больше углекислого газа, и при этом, по сути, блокируется любая попытка модернизации, используя старые технологии.

То есть вам говорят: "Все, теперь безкарбоновый мир, вы должны использовать новые технологии, но на новые технологии у вас нет денег. Ах, у вас нет денег? Тогда сидите и придумывайте, где вам взять ресурсы для того, чтобы осуществить эту модернизацию, а мы пока уходим вперед, в отрыв".

Абсолютно да, просто чуть подробнее. Собственно, сейчас, казалось бы, это философия, а теперь мы прямо оказываемся в районе высоких цен на газ, волатильности и зеленой экономики.

Для меня ключевой фактор, который делает высокая цена на газ? Потому что я посмотрел заявления европейских лидеров, потому что тут цель двоякая… Сейчас объясню.

Во-первых, высокая цена на традиционные энергоносители делает уже очень дорогую электроэнергию из возобновляемых источников электроэнергии конкурентоспособной. Если ее сравнивать с тем, что было, никто бы на нее добровольно переходить не стал. А так, в принципе, становится рациональным способом инвестирования средства.

И что немаловажно, все европейские правительства, особенно германское, австрийское, которые сейчас находятся в наиболее сложном положении, подтвердили, что зеленый курс не изменится ни при каких обстоятельствах. И в конечном итоге всем потребителям стоит привыкать платить за электричество на несколько сотен евродолларов больше. А население и так поддерживается на фоне пандемии в состоянии созависимости от государственных выплат. И здесь это поддерживает, на мой взгляд, две цели.

Первое – это внутри развитых стран ты так или иначе отбрасываешь потребление большинства назад и закрепляешь их зависимость от связки государств и государственных корпораций. Потому что при росте… у тебя происходит рост цен на все. В конечном итоге карбоновый налог, то есть налог на выброс тонны углерода, влияет на стоимость всех продуктов – от яблок в магазине до ботинок на ногах, и постепенно среднему классу, особенно среднему классу, особенно нижнему среднему классу, будет все сложнее оплачивать налоги, содержание недвижимости, автомобилей, а весь свободный доход, на который жаловался Маркузе, будет постепенно уходить на базовое, качественное, но теперь снова дорогое потребление.

Вторая цель – это сделать крайне сложным для развивающихся стран выйти из вот этого состояния зависимости.

Третий элемент – это создать эффективный и морально оправданный механизм контроля над странами-экспортерами углеводорода.

Вот эта цель – ноль эмиссии к 2050-му – это очень идеальный и тонкий механизм, о котором можно и с Китаем, и с Россией договариваться, и бедную страну подогнать, если надо, и внутри своих стран население приучать жить по-новому. Это очень удобный механизм.

И опять это не мои придумки. На прошлой неделе в Москве проходила лекция Дни науки, и там выступал Рае Квон Чунг, который был главным советником главного секретаря ООН по вопросам изменения климата, один из авторов стратегии "Ноль эмиссии к 2050 году". Он нобелевский лауреат, один из самых известных климатологов. И когда ему из зала задали вопрос, что вы говорите об устойчивом развитии, о круговой экономике, но ваши расчеты других уважаемых ваших коллег-экологов, тоже нобелевских лауреатов, показывают, что это ложная мечта. Они все равно говорят, что нам нужно снижать выбросы, но не надо тешить себя надеждой, что можно сочетать экономический рост и развитие с этой новой карбоновой политикой.

На что мистер Чунг сказал, что это полная ерунда, дословная цитата: "Как можно не верить, что у нас это получится? Мы не можем полагаться на экономистов, мы должны полагаться на гуманитарные науки, которые гораздо лучше в этом смыслят, чем экономические расчеты. Очень многие предприниматели и люди в целом слишком озабочены экономическим ростом и постоянно растущими счетами за электричество. Но я спрашиваю тех людей: что важнее – ваш счет за электричество или ваше выживание?"

Это когда вам приходит платежка за электричество, вы не должны быть озабочены платежкой за электричество, а должны быть озабочены выживанием планеты.

Следи за рукой: сначала ты создаешь нарратив, что речь идет ни много ни мало как о выживании, потом под этим нарративом можно обнулять любую критику и говорить о необходимости нового мышления. И это так называемый алхимический способ взгляда на мир, то есть наследие гностиков и марксизма, - если сильно что-то захотеть, то это должно получиться. Это примат воли над реальностью, о котором мы говорили в другой лекции.

И заметь, насколько глубоко это марксистский тезис. То есть текущий человек – неправильный, и нам нужно создать нового человека, которому будет нравиться эта новая экономика и новый стиль жизни.

Чунг прямо в своей лекции говорил, что нужна новая экономическая наука и новая социальная наука, и тогда этот дивный новый мир круговой экономики устойчивого развития станет возможным. А пока на практике – да, в соответствии с текущей версией климатического законодательства, Европейский союз вводит карбоновые квоты, которые будут применяться к импорту товаров с высоким риском выброса СО2.

И обратите внимание, граждане Украины, на список этих товаров. Категории, которые попадают под самую жесткую – это цемент, черные металлы, сталь, трубы, рельсы, удобрения, алюминий. И будет создан специальный орган, в рамках которого будет это все регулироваться.

Плюс в рамках стран внутри Европейского союза у тебя уже со следующего года в цене каждого литра бензина будет специальный налог на СО2, подорожание идет примерно на 10 евроцентов за литр.

Я тебе скажу, я просто смотрел, сколько это в налогах, по сути, для экспортных товаров из Украины, о которых ты сказал, Евросоюз вводит налог на уровне 40%. Удорожается на несколько миллиардов продукция из Украины, и, естественно, это будет иметь серьезные последствия для наших экспортеров, потому что у нас емкость внутреннего рынка небольшая, и 80%, допустим, стали шло на экспорт.

И тут как раз для наших элит самое время уже задуматься, как максимально расширять сейчас емкость внутреннего рынка, вбрасывать вот этот избыток стали, который образуется, для того чтобы мощности поддерживать, с одной стороны, а с другой стороны – ресурсы, которые есть, вбрасывать в модернизацию и в гармонизацию этой новой реальности.

Я тебе скажу прямо. На мой взгляд, Украина оказывается чуть ли не в самом хреновом положении. Я, честно говоря, эту тему не копал, я не подозревал, что все так плохо. Потому что по стране бьется с трех направлений, причем одно направление, я думаю, сейчас мало кто увидит.

Первое направление понятно. В переходный период, когда не будет в принципе дешевых углеводородов или не будет волатильного рынка, придется платить по полной за классические энергоносители. И высокие цены на энергоносители будут добивать и без того то, что не особо-то жило в стране.

Смотрите здесь беседу с Андреем Закревским, я выставлю на "Хвиле" ее текстовую версию сегодня. И там как раз этот вопрос детально рассматривается.

То, что каким-то чудом выживет, окажется в конечном итоге под вот этими карбоновыми квотами. Потому что вся промышленность Украины находится в зоне риска: это металлургия, производство цемента, в дальнейшем, сто процентов, будет и сельское хозяйство применять не те средства, то есть у вас карбоновых выбросов слишком много и так далее. Украина не самая технологическая тоже в этом плане страна.

Она самая энергозатратная, одна из самых энергозатратных, это очень важно. У нас уровень затрат энергии на одну единицу продукции раз в пять-семь-десять выше, чем у развитых стран.

Абсолютно. А что предлагается взамен?

Даже больше, чем в России.

Больше, чем в России. К России сейчас дойдем.

А что предлагается взамен? В своих лекциях и во всех этих программах говорят о нескольких технологиях, которые разрешены в инвестицию и предлагаются для того, чтобы компенсировать потери от этого перехода: водородная экономика, технологии захвата углерода, технологии передачи электроэнергии по суперпроводникам, так называемые супергриды, лесопосадки и рейковая (неразборчиво).

А теперь вопрос к слушателям. Как ты думаешь, какие страны смогут включиться в эти крайней затратные технологии, требующие мощных научных школ, продвинутой индустрии технологий и огромных инвестиций, а какие нет? Что-то мне подсказывает, что у развивающихся стран будет не так много шансов включаться в водородную экономику и технологию захвата углерода.

Конечно. Так можно сказать, какие включатся. Это Штаты, это Германия, это Китай, ну и еще ряд крупных европейских стран, типа Франции, Великобритании.

И Россия. И вот это четвертая угроза для Украины, которая стала очевидна буквально в этом месяце, потому что до этого это так по крайней мере не проскальзывало. Но, судя по всему, Россию активно в эту игру включают, вот этот весь зеленый переход, и, что более важно, российская элита уже включилась в эту игру. То есть удалось донести необходимость зеленого проекта до ее руководства, и Россия стала частью зеленой повестки, и в рамках этой зеленой повестки Россию ублажают со всех сторон, изо всех глобалистских институтов.

Это опирается на то, о чем Шваб писал в своей книге. В своей книге он писал о так называемых "квантовых международных отношениях". Что такое "квантовые международные отношения"? Принцип квантовой физики, что и ты прав, и ты прав, все зависит от взгляда наблюдателя. Поэтому говорят, что нет правильного взгляда на вещи, а есть условный взгляд Америки на вещи, взгляд Китая на вещи, и каждый из этих взглядов правильный и имеет право на жизнь.

Что это означает, скорее всего, на практике? На мой взгляд, что в будущем, пока твой блок, союз или политика следует определенным стандартам, нормам, прежде всего экологическим и зеленым, внутри своих границ, внутри своего зеленого блока ты можешь делать что хочешь. То есть главный источник напряжения снимается. Традиционное последние 30 лет это стремление Запада по гармонизации прав человека, классическая либеральная повестка – вот эта позиция по сути снята, в рамках этого нового зеленого проекта. И разумеется, и для Китая, и для России это становится более привлекательным включаться.

Уже упомянутый Чунг в своей лекции пророчит России прекрасное будущее в зеленой экономики. Его слова: "Россия долгое время была мировым центром марксизма, а может стать главным мировым центром экологизма, например – лидером водородной экономики".

И буквально в последние несколько месяцев Путин сказал, что экономика России выйдет на углеродную нейтральность к 2060 году, он стал серьезнее относиться ко всей экологической повестке через влияние Мишустина и Грефа. Судя по всему, ему просто объяснили, что, поскольку Евросоюз – главный торговый партнер, надо в это включаться. И, в принципе, да…

Плюс российский газ Германия намерена использовать для зеленого водорода, там это один из ключевых компонентов будет. И "Северные потоки", которые запустили, не только "Северные", но "Северные" прежде всего, как раз нужны для того, чтобы производили этот зеленый водород.

Абсолютно согласен, но здесь я для чего это сказал? У нас передача не про Россию, а про философию, но просто я к тому, что эти четыре вызова заставляют, если я упомянул, то, что крайне сложный период перехода для Украины, что вся индустрия под ударом, что включится в новые технологии крайне сложно, но и с четвертой стороны – что главный стратегический конкурент, по сути говоря, включен в эту повестку. Это то, что просто лежит на поверхности. И тут вопрос, конечно, кто виноват, эта лекция достаточно показала, начиная от Маркузе и заканчивая этим новым утопическим образом мира.

Возникает риторический вопрос: какое место Украины в этом новом образе мира, что ей делать и как в него включаться или не включаться? Но, тем не менее, теперь слушателям стало гораздо более понятно, откуда растут ноги. И то, что это не временно, это надолго. Хочу в конце подчеркнуть – это не временно, главное. Это новая большая ставка, это новый большой, глобальный проект, который будет реализоваться вне зависимости от цены, за него заплаченной, пока это будет возможно, и убежать от него не получится – придется продумывать способы реакции и ответа на него.

И в продолжение хотел сказать, что на самом деле все не так предопределено, как может показаться из твоих слов, что глобальная элита строит зеленый мир, и мы все рабы будем там, цифровое рабство, все такое. Нет, будет бешеное сопротивление, это бешеное сопротивление мы видим по той же самой Европе.

Буквально вчера я у себя в Telegram-канале постил новость о том, что в Германии несколько десятков крупных ученых, бизнесменов обратились к правительству с требованием запустить ядерную энергетику, чтобы смягчить вот эти скачки. Они также задали вопрос относительно того, что не может зеленая энергетика убивать экономику, и ставят так остро вопрос обеспечения энергией немецкой экономике, зачем бить по самим себе, так они ставят вопрос. Поэтому я думаю, что будет бешеное сопротивление.

Я думаю тоже, будет бешеное сопротивление, абсолютно бешеное сопротивление в Штатах будет, но, опять-таки, поэтому будем следить за тем, что удастся принять в рамках вот этой конференции ООН по климату в Глазго, которая начнется 31 октября.

Будет бешеное сопротивление, но что мне было важно показать? Надо понимать, сопротивление чему? Это сопротивление не какому-то… это очень глубокий проект, опирающийся на очень конкретную философию, уходящую корнями в эту мечту о новом мире без работы и так далее. Потому что речь идет не только об экологии.

Я немножко отвлекусь, но если ты посмотришь, например, на текущую программу Демократической партии в Штатах, я ж не случайно упоминал, вот эти все "COVID как эксперимент", когда огромное число людей посадили по сути на безусловный базовый доход на протяжении нескольких лет, и теперь они, разумеется, предпочитают многие, которые раньше работали на, условно говоря, не очень высокооплачиваемой работе, предпочитают оставаться на пособии по безработице, чем выходить снова на рынок труда. И Демократическая партия это поддерживает.

И параллельно этому будет идти тенденция, она не зеленая, но она другая. Что мешает пока этой тенденции – это контроль над финансовыми потоками. Нужна абсолютно полная финансовая прозрачность, и поэтому, если ты посмотришь на проект реформ Байдена, который он пытается пропихнуть через Конгресс, там есть такой тонкий момент – он хочет, чтобы налоговая служба в США (IRS) отслеживала все переводы и транзакции выше 600 долларов.

Вот это все складывается в единую идею. И главная идея в том, чтобы люди меньше потребляли, но были свободные, счастливые. И главное – потреблять меньше, не работать и при этом быть счастливыми. А чтобы это счастье было, его обеспечит сверху государство.

И опять, речь идет не о том, что это теория заговора, не теория заговора, это другое – это этика. Это этика за политическими решениями. Любое политическое решение имеет под собой этику, если тебе угодна. И вот это новая этика. И вот эту новую этику, есть, по крайней мере, сильные игроки, которые достаточно консолидированы между собой и опираются на большие ресурсы, на большую традицию, и они готовы это проталкивать. И вам надо думать, как на это реагировать.

Ты абсолютно правильно сказал, в мире вообще ничего не предрешено. У меня был пост в Telegram, который назывался "Пятая рука бога", о том, что в тот момент, когда вам кажется, что события идут в определенную сторону, - скорее всего, они пойдут в другую сторону. Но тем не менее, знать это достаточно надо, чтобы понимать, откуда растут ноги, и почему люди подчас принимают кажущиеся нам нерациональные решения. Нерациональные решения не в рамках вашей этики и вашей логики, а в рамках вот этой логики они становятся очень даже рациональными.

Спасибо тебе, Паша, за глубочайшую беседу! Я думаю, что наши зрители получат интеллектуальный оргазм от того, что ты так все разложил по полочкам. Действительно, это впечатляющая, я считаю, работа. И я сделаю расшифровку, я выставлю на "Хвиле". И более того, я сегодня-завтра начну выставлять наши беседы из "Мегатрендов", потому что уже три расшифровки есть, которые на самом деле логически между собой взаимосвязаны, и связаны с тем, что ты сейчас говорил. Поэтому спасибо тебе за работу.

Тебе спасибо! Призываю, единственное, в конце традиционно призываю, кому искренне понравилось подписываться на наши средства в социальных сетях, чтобы и дальше мы помогали вам видеть лес за деревьями, что называется, подписываться на Patreon, кому понравилось особо сильно, и кто готов поддержать творчество.

Не жалейте доллары на поддержание интеллектуальной мысли Павла. Мне можете тоже что-то подкинуть, но прежде всего подкидывайте Павлу. И подписывайтесь на его канал в Telegram, который я дам в ссылочке. В подводке все я описываю, поэтому внимательно смотрите подводки все, я даю там отсылки на тексты, отсылки на видео, отсылки на какую-то необходимую информацию, не только в этом видео, а вообще. И до новых встреч!

До новых встреч, всего доброго!

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем по теме беседу с Павлом Щелиным из цикла "Мегатренды", посвященную изменению климата.