В четвёртой части своей статьи об «идеологии украинского солидаризма» автор презентует построенную на её концептах модель перезагрузки украинской государственности в форме «Неоимперии громад», во многом перекликающуюся с мыслями ряда отечественных экспертов и политиков.

Напомним, что в первой части статьи автор проанализировал сущность понятия и содержание феномена «идеологии» как структурно более сложного, по сравнению с социально-психологическим, уровня массового сознания людей; выделил общие и отличительные черты идеологий различных украинских партий и движений по фундаментальным экономическим, историческим, национально-культурным и языковым вопросам; охарактеризовал особенности солидаристских взглядов как мировоззренческой и практической платформы для нахождения компромиссов между национальными политическими агентами изменений в целях сохранения целостной, суверенной и демократической Украины.

Во второй части статьи были рассмотрены основные положения украинского солидаризма, его взаимопересечения с другими идеологиями - либерализмом, социал-демократизмом, социализмом, консерватизмом, коммунитаризмом, анархо-капитализмом/минархизмом, фашизмом/национал-социализмом, коммунизмом, корпоративизмом, чавизмом, боливаризмом и отечественным национал-патриотизмом; исторически и теоретически обоснованы потенциальные модели перезагрузки нашей государственности на базе идей Вячеслава Липинского и Нестора Махно.

В третьей части статьи автор проанализировал причины, по которым Юлия Тимошенко не смогла воплотить установки солидаризма в период своих премьерств, определил реперные точки, которые формируют линию мировоззренческого разлома между сторонниками противоположных идейных лагерей и требуют нахождения компромиссов между противоборствующими политическими силами, обосновал устами Семёна Глузмана и Мирослава Поповича «Национальную идею» для Украины, выделил факторы, которые препятствуют внедрению идеологии солидаризма в Украине и духовному единению её граждан.

Прежде чем обрисовать свою «солидаристскую» модель перезагрузки украинской государственности отметим один важный элемент конструкции власти, заложенный в нашей Конституции, но оказывающий негативное влияние на развитие страны на протяжение всех 30 лет нашей «Независимости». Так известный украинский политический консультант Владимир Грановский справедливо подметил, что форма института Президентства, заложенная в нашем Основном законе, принятом в 1996 году, противоречит и классике политологической науки, и историческому опыту его реализации в других успешных странах. В Украине он по факту не является ни органом исполнительной власти (если только не признать допустимость её двухголовости), ни законодательной власти, и не вписывается в «классику» их разделения на две ветви. Иными словами, Институт Президентства, занимает место «пятого колеса в телеге» украинской государственности.

Однако на практике «по весу» своего влияния на социально-экономические процессы он играл и играет определяющую роль в политической системе страны.  Причём, в конечном счёте, негативную. Поэтому не удивительно, что регулярно выбирая Президентов страны, большинство населения уже через какое-то непродолжительное время начинает разочаровываться в них и, соответственно, сожалеть о сделанном ими самими выборе.

Аргументированно и довольно таки эмоционально убедительно обосновал в своих статьях нецелесообразность и неприемлемость для Украины в современных условиях перезагрузки нашей государственности по лекалам президентской/гетманской модели республики Геннадий Друзенко (см. тут и тут). Наиболее наглядно, по мнению автора, эта позиция подтверждается печальным концом президентства Виктора Януковича.

Почему автор выбирает строй «Вольных Советов» Махно, а не Гетманскую «классократию» Липинского

С точки зрения выбора модели перезагрузки украинской государственности на основе идеологии солидаризма автор отдаёт предпочтение не идеям Вячеслава Липинского, который ратовал за создание в Украине сильной гетманской/президентской республики с эффективной системой социальных лифтов (классократии), а союзу «Вольных Советов» Нестора Махно (более подробно об этом автор писал во второй части статьи).

Как известно, «анархизм» Махно, соединивший стихийные крестьянские представления о «вольной, справедливой жизни» с доктринальной традицией безгосударственного коммунизма, представлял собой неоднозначное, противоречивое явление. Однако в ходе революционной практики, и в силу воздействия на «Батьку» различных причин, главными из которых стали особенности крестьянской психологии (рационализм и прагматизм), у Нестора Махно, стоявшего во главе движения, сформировался недогматический подход к анархизму, выразившийся в своеобразном выборе методов и средств для достижения идеалов данного учения.

Это прежде всего выразилось в создании Единого оперативного штаба добровольческих батальонов, формировании карательных органов и ряда других институтов насилия. Поэтому, как подчёркивает в своей диссертации Иннокентий Назаров, порыв к свободе, социальному и экономическому равенству сочетался у Махно с большой долей утопизма и проявлявшимися на практике элементами авторитаризма. Эта двойственность и стала определяющим фактором развития возглавляемого им повстанческого движения, получившего название «махновского».

Своеобразное понимание Махно постулатов анархического учения позволило ему активно включиться в дискуссии русских анархистов-эмигрантов, которые велись в 20-30-х годах XX века, и скооректировать (ревизионировать) свою прежнюю теоретическую позицию с учётом его практического опыта в период Гражданской войны. Все его выводы были сформулированы и обобщены в разработанной Махно и его соратниками программе действий - «Организационной Платформе Всеобщего союза анархистов».

В ней дезорганизованность анархического движения названа главной причиной поражения махновщины и сделан вывод о необходимости создания организации партийного типа, которая могла бы встать в авангарде трудящихся масс и возглавить революционный процесс. Именно созданием организованной структуры (Гуляйпольской группы анархистов-коммунистов, а затем Гуляйпольского союза анархистов) находившийся в эмиграции Нестор Иванович объяснял относительные успехи махновского движения.

Популярные статьи сейчас

В Украине вырастут цены на некоторые овощи

ПриватБанк попал в громкий скандал с выдачей наличных

Украинцев предупредили о резком подорожании газа

Украинским пенсионерам доплатят за «лишний» стаж: кому и сколько

Показать еще

Более того, согласно положениям «Платформы» новое безгосударственное общество должно быть наделено определёнными централистскими чертами. Хотя это абсолютно неприемлемо для классического анархического учения, её авторы были уверены, что централизация общественной жизни позволила бы лучше координировать деятельность органов, регулирующих хозяйственную жизнь общества.

Кроме того, централизм, по мнению Нестора Махно, Петра Аршинова и ряда других их единомышленников, является отличительной чертой нового производства, которое немыслимо без введения единого производственного плана. При этом они считали, что централизм, несмотря на несоответствие традиционному анархическому учению, не нарушает принципа самоорганизации и самодеятельности масс, так как все регулирующие органы должны были создаваться исключительно по их инициативе и не должны были быть наделены какими-либо властными функциями.

Несмотря на проведённую в период эмиграции ревизию своих первоначальных анархистких взглядов, САМОЙ ЭФФЕКТИВНОЙ ФОРМОЙ ОБЩЕСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА с учётом существовавших реалий МАХНО ПО-ПРЕЖНЕМУ СЧИТАЛ СТРОЙ «ВОЛЬНЫХ ТРУДОВЫХ СОВЕТОВ», то есть строй, при котором люди самоорганизуются снизу-вверх, создавая при этом автономные хозяйственные субъекты, регулирующие общественную жизнь. Эта форма общественного устройства должна, по мнению Махно, способствовать развитию инициативы в массах.

Современные мировоззренческие предтечи «идеологии украинского солидаризма» и проектирования модели «Неоимперии громад»

К слову сказать, модернизированные в эмиграции взгляды Махно о государственном устройстве Украины нашли своё воплощение и во взглядах известного украинского философа Сергея Дацюка. Согласно его представлениям, рождённым в процессе разработки им со своими единомышленниками новой Конституанты для Украины, он выделил три  основные модели построения и функционирования современных государств: «олигархическую иерархию», «корпоративную (немонопольную) иерархию (реализована в США), и чистую сеть общин как идеала будущего. По мнению Дацюка, нам нужна сеть общин в сочетании с иерархией государства-корпорации. Это должно стать социальной иновацией, базирующейся на современном социально-политическом и экономическом опыте США и ряда стран Европы.

В основу предлагаемой Дацюком новой Модели украинской государственности должны  быть положены такие солидаристские принципы, как первоочередная забота органов власти о состояние «социального капитала» страны, договороспособность всех противоборствующих идеологических оппонентов, доверие между участниками политического процесса, доминирование горизонтальных связей, достижение консенсуса в рамках 3-х миллионных групп граждан страны через сеть содержательной сетевой коммуникации, устранение антагонистических идейных, религиозных, социально-экономических, национально-культурных и политических конфликтов.

Во многом перекликается солидаристская модель перезагрузки украинской государственности в форму «Неоимперии громад» с так называемым 5-м проектом «Русь-Украина» Алексея Арестовича. Он видит будущее нашей страны в виде «Соединённых штатов Украины», состоящих из 25-ти футуро/техно Сечей, подобных Запорожской, но в новом историко-цивилизационном контексте.

Нельзя не отметить также, что Ноу-Хау (брэнд) идеи «Неоимперии громад» принадлежат не автору статьи, а известному украинскому анархо-синдикалисту и по совместительству блогеру/медийной «говорящей голове» Михаилу Чаплыге. И хотя он всячески отрицает необходимость разработки в классическом виде семантики отечественной идеологии солидаризма, много её идей и установок взяты из его публичных выступлений.

Согласен автор и со многими тезисами/мыслями (не со всеми) Дмитрия Бергера, изложенными в серии его материалов, опубликованных на «Хвыле», главными из которых можно считать статьи «Империя как миф» и «Империя как судьба».

ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ ЗАСЛУЖИВАЕТ с точки зрения нахождения демократических и цивилизованных форм солидаристких взаимоотношений между представителями титульной украинской нации с русскоязычными гражданими и другими национальными меньшинствами статья Геннадия Друзенко «Конституювання нації: за Масариком чи за Пілсудським?». В ней известный отечественный волонтёр и публицист доказывает, что для объединения и консолидации нашего общества перед реальной угрозой поглощения его «русским миром» путинского образца, власть и все патриотические силы страны ДОЛЖНЫ СОГЛАСИТЬСЯ НА ПРОВЕДЕНИЕ ГОСУДАРСТВОМ ПОЛИТИКИ «КУЛЬТУРНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ АВТОНОМИИ» по отношению к национальным меньшинствам, которой придерживался Президент Чехословакии Томаш Масарик до 1937 года, а не пассификации (ограничение на пропускную способность канала связи, входящего в контур управления) и принудительной ассимиляции, которую до 1935 года реализовал в Польше военный автократ страны маршал Юзеф Пилсудский.

Согласно Википедии «национально-культурная автономия» (НКА) - это автономия обособленной этнической группы в решении языковЫх и организационно-образовательных вопросов, а также иных форм своей культурной жизни. Она распространяется на всех представителей данной этнической группы, а не на конкретную территорию. НКА является видом общественного объединения. В классическом варианте её организационно-правовой формой выступает общественная организация. Но в анонсируемой автором ниже модели/проекте «Неоимперии громад» НКА может институализироваться на уровне различных областей (земель) Украины на основе результов местных референдумов и специальных решений облсоветов по вопросам «исторической памяти», использования языка обучения в общеобразовательных школах и открытию на средства самих громад специализированных учреждений культуры.

Но возникает закономерный вопрос: почему автор статьи, апеллируя к идейному наследию и историко-революционному опыту Нестора Махно назвал свою модель перезагрузки украинской государственности «Неоимперией громад»?

Это обуславливается следующими посылами «идеологии украинского солидаризма»:

1) Украина должна существовать в форме унитарного государства республиканского типа (от лат. unitas — «единство»), при которой страна не имеет в своём составе каких-либо специально выделенных национальных и территориально-автономных образований, обладающих элементами суверенности. А составляющие его административно-территориальные единицы (области и районы) подчиняются центральным органам законодательной (парламенту) и исполнительной (правительству) власти. На территории Украины должна действовать единая Конституция и функционировать общие законодательная, судебная, денежная,налоговая и таможенная системы.

2) Центральным органом представительско-законодательной власти должен стать двухуровневый Парламент, в котором «Верхняя палата» комплектуется народными депутатами, избранными по пропорциональной партийной системе, а «Нижняя» - статусно формируется главами районных громад, избранными по мажоритарной системе (функциональная схема приводится в ниже). «Верхняя палата» республиканского Парламента назначает на год коалиционно-партийное правительство во главе с премьер-министром (канцлером), а «Нижняя» (представительская) его утверждает. Также предполагается, что последняя будет иметь право ветировать все законы, принятые «Верхней палатой» и нормативные документы, изданные правительством, министерствами и ведомствами.

3) Украина должна стать децентрализованным унитарным государством, в котором избранные гражданами прямым волеизъявлением главы громад, как руководители органов местного самоуправления, одновременно статусно формируют не только «Нижнюю палату» Парламента, но и состав районных и областных советов. При этом предполагается, что громады напрямую не подчинены «Верхней палате» Парламента и назначаемому им коалиционно-партийному правительству, а лишь подконтрольны и подотчётны ему на районном и областном уровнях в вопросах, отнесённых Конституцией к управленческих функций центральных органов власти (похожие системы местного самоуправления существуют в США, Великобритании, Швеции, Японии).

4) ПО СВОИМ УПРАВЛЕНЧЕСКИМ ПОЛНОМОЧИЯМ НИЗОВЫЕ ГРОМАДЫ (ОБЩИНЫ) ДОЛЖНЫ СТАТЬ ПОЛНОЦЕННОЙ ВЕТВЬЮ ВЛАСТИ наряду с центральной исполнительной, законодательной и судебной её ветвями, и играть через представительство своих лидеров в «Нижней палате» парламента и областных/районных советах определяющую роль в государственном строительстве. И это, с точки зрения современного мирового опыта, не будет чем-то уникальным. Подобная практика существует в тех же Нидерландах, Швейцарии, в значительной мере - в США и Великобритании. Опыт последних двух стран в плане роли, значения и механизмов функционирования местных громад в системе архитектуры государственной власти, а также духовных основ формирования идентичности их граждан, довольно-таки подробно рассмотрели в своих видео-беседах Юрий Романенко и Павел Щелин (см. тут и тут).

Особенно интересно для формирования нашей модели «Неоимперии громад» заключение Щелина, прожившего год в Великобритании, что вертикаль власти в Объединённом Королевстве исторически строилась не по национальному принципу (англичан, шотланцев и ирландцев), а снизу-вверх, на основе контракта, заключённого между центральными институциями государства (королём/королевой, правительством и министерствами) и местными кланами, городами/населёнными пунктами, территориальными сообществами (см. 16 и19 мин. интервью). Причём ключевым социальным институтом на уровне локальной организации населения в Великобритании, по утверждению украинского учёного, является ПАБ (таверна). Следствием такой исторически сложившейся в «Туманном Альбионе» укоренённости местного самоуправления, по словам Щелина, стало возникновение традиции принятия британскими громадами только тех законов и норм, которые формально или неформально ими одобрены на своём уровне.

5) В настоящее время социально-экономические отношения на уровне местных громад (общин) построены на чисто феодальных нормах, со всеми вытекающими из этого коррупционными и криминальными последствиями. Но «идеология украинского солидаризма» исходит из той мысли, что наличие более продвинутого по уровню цивилизационного развития Центра, отвечающего по Конституции за соблюдение демократических стандартов проведения выборов руководителей местных громад (раз в 2 года) и их внепланового переизбрания в случае злостных нарушений ими законодательства и норм уголовного права, приведёт в течение нескольких лет к постепенному кадровому очищению местных органов власти и подъёму их на более высокую ступень развития общественных отношений.

6) Предлагаемая модель государственного устройства Украины названа «НЕОИМПЕРИЕЙ ГРОМАД», так как она, с одной стороны, должна сбалансировать национально-культурные и экономические особенности различных её регионов в формате унитаризма, и таким образом, предотвратить напрашивающуюся на первый взгляд в связи со сложной структурой и исторической социогенетикой её «комплектации», федерализацию страны. А с другой стороны, возникла острая необходимость (особенно в свете откровенно агрессивных посылов, изложенных Путиным в его статье об уроках Второй Мировой войны) ПЕРЕНАСТРОИТЬ «ВНУТРЕННЮЮ ЭНЕРГИЮ» НАШИХ ГРАЖДАН С РОССИЙСКОГО НА СОБСТВЕННЫЙ ИМПЕРСКИЙ ПРОЕКТ, и тем самым солидаризировать взгляды людей и сбалансировать идеологические противоречия различных политических сил в нашей стране на «почве» строительства сильного и эффективного государства.

Чтобы более вразумительно «разжевать» последний тезис, нужно хотя бы поверхностно рассмотреть классическую и современную интерпретации понятия и содержание феномена «Империя».

В классической политологической трактовке «Империя» (от лат. imperium - власть) - это монархическое государство во главе с императором или колониальная, либо международно значимая страна, опирающаяся в своей внутренней и внешней политике на военные сословия (организованную армию) и действующая в интересах военных сословий. Как правило, империя объединяет разные народы и территории в единое государство с единым политическим центром, играющее заметную роль в регионе или даже во всем мире.

Самыми известными империями являлись Римская, Монгольская, Священная Римская, Испанская, Османская, Российская, Австро-Венгерская и Британская. Подробно о классической  трактовке политического и социокультурного феномена «империи», и истории их возникновения и развала можно коротко прочитать в Википедии. А при желание более глубоко вникнуть в этот вопрос необходимо ознакомиться с современными научными исследованиями в данной области (см. тут, тут и тут).

В классическом понимании «Империя» - это обширное государство со сложным общественным строем (множеством сословных и этнических групп), в котором источником верховной власти признаётся божественное начало. Важно подчеркнуть также, что империи возникают в ответ на исторический вызов такого масштаба, при котором всё общество, его политический организм и элиты оказываются под угрозой полного распада и выпадения из истории. В качестве ответа на масштабные культурные и формационные сдвиги классическая империя запускает механизм имперской модернизации, цель которой - путём преобразования внешних сторон имперской жизни сохранить неизменной сакральную основу империи, в том числе посредством необходимых и должных самоограничений политической элиты и делегирования ею части своих полномочий гражданскому обществу. Отказ от подобных контактов с обществом, замкнутость элит - одна из важнейших причин имперских «провалов», квази-имперских проектов, разного рода искажений и мифов.

Как утверждает в своей диссертации российский политолог Дамирчиев Эмин Исахан оглы, «ИМЕННО В РАМКАХ ИМПЕРСКИХ ОБРАЗОВАНИЙ БЫЛИ СОЗДАНЫ СТРОЙНЫЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ПОЛИТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ, КОТОРЫЕ ВО МНОГОМ ПОСЛУЖИЛИ ОБРАЗЦАМИ для национально-государственного строительства Средних веков, Нового и Новейшего времени».

Согласно его научного исследования для классической Империи характерны следующие признаки: 1) сакрализация единоличной власти; 2) верховенство права; 3) единство императора и подданных обусловлено и поддерживается принадлежностью к единому культу (религии, церкви); 4) постоянная военная и идеологическая экспансия; 5) сложность общества: этническое многообразие и сословно-классовое расслоение; 6) стремление и способность к разрешению любых конфликтов на максимально обширном пространстве не столько насильственным военным путём, сколько посредством достижения постоянного публично-правового и мировоззренческого согласия между разными группами населения; 7) отрицание республики, демократии и принципа множества как такового; 8) антиномия универсализма и изоляционизма; 9) наличие отлаженного механизма имперской регламентации и модернизации как средства исторического самосохранения в условиях необратимых социокультурных изменений.

Конечно же, для современного цивилизованного мира и сегодняшней Украины актуальны только 2-й, 5-й, 6-й и 9-й из перечисленных признаков классической империи. Но в целом же вопрос о существовании империи в нынешних исторических условиях теоретически требует рассмотрения идеи постклассической империи, а также характеристики той трансформации, которую претерпел империализм в ходе истории.

Термин «либеральный империализм» активно использовался в книге «Судьба России». уроженцем Украины (Обухова) Николаем Бердяевым. Известный философ рассматривал его как опыт положительного созидательного (!) сознания, которого, по  мнению Бердяева, не хватало российской интеллигенции.

Концепции под примерно аналогичной вывеской «либерального империализма» существовали во Франции (в варианте Наполеона III), Великобритании и Австро-Венгрии в XIX веке, и в XX столетие пережили второе рождение в США. В современный российский политический лексикон термин «либеральная империя» был введён известным государственным деятелем РФ ещё со времён Ельцина Анатолием Чубайсом в 2003 году. При этом если на Западе важнейшим аспектом либерального империализма считается экономическая и культурная экспансия без применения вооружённых сил, то в России — обеспечение стабильности через установление марионеточных режимов, в том числе военными методами.

Либеральная империя, либеральный империализм — концепция внутренней и внешней политики, в рамках которой сильное демократическое государство с рыночной экономикой ведёт экспансию в другие государства с целью установления и поддержания в них политической стабильности, создания единого культурного и экономического пространств, что выгодно как самой империи, так и народам этих государств. Зона влияния империи, таким образом, видится больше как «зона ответственности». В основе либеральной империи, в отличие от империи обычной, лежит не военная сила и принуждение, а привлекательность, образ источника мира и справедливости, прочные экономические связи.

Постклассическая империя, по мысли Демирчиева, не может по своей сути и в силу существующего в современном мире положения вещей использовать для обоснования своей власти над миром ни религиозную, ни правовую санкцию. С этим связано и то, что в отличие от государств прошлого постклассические империи чуждаются самого наименования «империя» и применяют его в отношении врага.

Постклассическая империя - это государство, политика которого направлена на глобальное утверждение и распространение определённого экономического порядка в качестве объективно необходимого и наиболее прогрессивного с целью установления политического господства данного государства над другими вплоть до масштабов земного шара («ойкумены»).

Нельзя не отметить, что феномен «Империи», имперская историческая практика и в классическом, и в постклассическом планах имманентно несут в себе тот антагонизм, в котором находятся имперская и национальная идея по самой своей сути. Это приводит к тому, что по сложившейся в современном обществознание традиции ИМПЕРИИ И ИХ ИСТОРИЯ ОПИСЫВАЮТСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В ТЕРМИНАХ ЭКСПАНСИОНИЗМА И НАСИЛИЯ, ЭТНИЧЕСКОГО/РАССОВОГО ГНЁТА И НАЦИОНАЛЬНОГО ПОДАВЛЕНИЯ, и так далее. ТАКАЯ ТРАКТОВКА, КАК МИНИМУМ АНТИИСТОРИЧНА, А КАК МАКСИМУМ – ЛОЖНАЯ. Даже некоторые западные авторы признают это. Так, по словам Найэлла Фергюсона, «империя как зло — это одно из клише. Если посмотреть даже на последние пару веков, империи были не хуже и не лучше, чем национальные государства. Но при этом национализм показал себя куда более деструктивным, нежели империализм». Наиболее наглядный тому пример, с одной стороны, – довольно таки либеральная Австро-Венгерская империя. А с другой, - создание Кемалем Ататюрком на обломках Османской империи национального государства «Турецкая Республика», которое сопровождалось неприкрытым массовым геноцидом со стороны титульной нации по отношению к армянам, грекам и курдам.

В эпоху, когда национальные государства претерпевают серьёзные изменения, когда произошёл упадок мощных политических идеологий, когда внешне упорядоченная система международных отношений приобретает черты гоббсианского хаоса, катализируемого пандемией коронакризиса и его неизбежными разрушительными последствиями для мировой экономики и миропорядка, идея империи получает новое дыхание и  определённую притягательность как альтернатива существующим в настоящее время формам государственного устройства. Наиболее показательный пример тому – нынешняя экспансионистская деятельность Турции президента Эрдогана по восстановлению сфер влияния, утраченных ею после окончательного развала Османской империи в 1922 году.

Какие идейные аргументы подталкивают (принуждают) Украину перейти к переформатированию своей государственности на неоимперскую модель развития?

1) Территориальное, культурное и духовное наследие Киевской Руси, которое просто «призывает» нынешних граждан Украины стать суверенными «неоимперцами».

2) Исторические традиции пребывания различных украинских земель в составе Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Российской, Австро-Венгерской и Османской империй (Крым), Советского Союза.

3) «Авторское право» высокопоставленных украинских православных сановников  митрополита Феофана Прокоповича и епископа Стефана Яворского на появление концепции «особой» цивилизации в лице России в форме абсолютистской имперской власти, а затем профессора Киевской духовной академии Панфила Юркевича, ставшего первым в середине 19 столетия восточно-славянским преподавателем в Московском университете и фактически прародителем российской философской школы (см. 17 и 19 мин. лекции Баумейстера).

4) Активное соучастие украинцев в имперостроительстве и дореволюционной России (Андрей Разумовский, Александр Безбородько, Пётр Завадовский, Виктор Кочубей, Иван Паскевич) и Советского Союза (Никита Хрущёв, Леонид Брежнев, Сергей Королёв).

5) Упорное навязывание московскими идеологами концепции «Русского мира», которая априори закрепляет (утверждает) второсортное, «малороссийское» положение Украины по отношению к северному соседу, роль безмолвного и послушного «младшего брата».

6) Социально-психологическая травма, которую нанесла украинскому народу Россия, аннексировав в 2014 году Крым и оккупировав часть территорий Донецкой и Луганской областей.

7) Отсутствие в современной Украине общих (приемлемых) для различных национально-культурных и социальных групп населения ценностей, которые бы служили действенным средством формирования единой национальной идентичности. Невозможность (неспособность) выполнить эту роль ни украинского языка, ни базовых духовных традиций православной религии, ни общей территории (так как она была исторически собрана из лоскутов разных империй). И первое, и второе, и третье в нынешнем положении Украины больше разъединяет, чем объединяет.

Конечно же, украинская неоимперская модель государственного и общественного устройства, которую автор предлагает создать на базе принципов идеологии солидаризма, не может быть глобальной, как, например, американская или российская. Она значительно более скромна, и может претендовать лишь на локальный регионально-европейский статус. Иначе говоря, УКРАИНА КАК НЕОИМПЕРИЯ ДОЛЖНА ДОБИВАТЬСЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ МИРНЫМ ПУТЁМ ЛИШЬ ИСКОННО ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ЕЙ ТЕРРИТОРИЙ КРЫМА, ОРДЛО, а в длительной перспективе – КУБАНИ.

Прежде чем обрисовать иновационную модель государственного устройства Украины в формате «Неоимперии громад» необходимо отметить следующее:

1. Она исходит из сложившегося административно-территориального деления страны на 24 области (не считая Крыма).

2. Учитывает проведённую реформу местного самоуправления, в результате которой должно быть сформировано на базе 10 тысяч населённых пунктов 1410 объединённых общин (пока же по словам премьера Шмыгаля их количество составляет только 1029) и порядка 470 районов (без Крыма и ОРДЛО).

3. Модель «Неоимперии громад» основывается на факте наличия в стране большого количества городов, которые требуют магистрАтских форм управления. Таковых численностью от 10 тысяч жителей до 1 млн. человек 337-мь (без учёта 22-х Крыма и ОРДЛО).

4. Исходит из последних тенденций ослабления позиций центральной власти и усиления роли демократически избранных мэров крупных городов, порождённых коронакризисом. Она наглядно проявилась и в прямом противостоянии мэров Черкасс, Днепра, Харькова, Одессы, Львова с Президентом и правительством, и в участие некоторых из них в создание партии «Пропозиция». Эта ситуация детально проанализирована в интервью на «Хвыле» Юрия Романенко с Геннадием Корбаном и Сергеем Гайдаем (см. тут и тут) а Владимира Кулачка на Ютуб-канале «ИнтерВизор» - с Александром Кочетковым и Андреем Мишиным (см. тут, тут и тут).

5. Автор модели «Неоимперии громад» видит в рамках разрабатываемой «идеологии украинского солидаризма» главным достижением создания партии мэров не их стремление политически консолидироваться с целью отстаивания перед Киевской центральной властью своих прав на местное самоуправление, а в предпринятой попытке руководителей отдельных Южных, Центральных и Западных областей объединиться во имя решения общих задач, несмотря на имеющиеся между ними идеологические противоречия.

6. Не нужно бояться развала Украины по причине якобы всплеска сепаратизма в результате получения максимально широких полномочий руководителями общин, в рамках предлагаемого идеологией солидаризма проекта создания противовесной России «Неоимперии громад». Они прекрасно понимают, что в случае аннексии/оккупации «восставших» против Киева территорий или под предлогом защиты русскоязычного населения, или наведения «гуманитарного порядка» Москва их заменит на своих ставленников. То есть украинские местные феодалы потеряют всё. Они, в отличие от наших олигархов и большинства представителей крупного бизнеса, могут быть богатыми и успешными только при нахождении в отечественной политической обойме и при власти.

7. Главным неоимперским руководителем Украины (исполнителем воли глав громад) согласно предлагаемой автором модели становится по своему статусу премьер-министр (канцлер).

Кто-то может сказать, что в классических империях (Австро-Венгрии, Российской, Османской и Британской империях, и т.д.) эта должность была династически-наследуемой, монархическо-авторитарной, и поэтому никоим образом не связана с выборностью.

Но по сути это далеко не так. Любой монархически-наследственный император только тогда долго оставался главой верховной власти, когда обеспечивал более-менее солидарный консенсус между различными национальными и социальными элитами управляемых им народов и территорий. В противном случае его свергали и его место занимал представитель другой аристократической династии, выдвинутый и поддержанный имперской фрондой. Кроме того, имеется пример Британской колониальной империи, в которой, как известно, уже несколько столетий главой исполнительной власти является по сути не Коронованная особа, а премьер-министр, выдвигаемый победившей на выборах партии.

Если же проанализировать историю XIX-XX столетий, то мы увидим, что В НАЦИОНАЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВАХ, КАК ПРИ ИХ ФОРМИРОВАНИЕ, ТАК И В КРИЗИСНЫХ СИТУАЦИЯХ, ЧАЩЕ ЧЕМ В ИМПЕРИЯХ, ВОЗНИКАЛИ ИЛИ ТОТАЛИТАРНЫЕ, ИЛИ АВТОРИТАРНО-ДИКТАТОРСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ ПРАВЛЕНИЯ (Турция при Ататюрке, Германия при Гитлере, Италия при Муссолине, Испания при Франко, Португалия при Салазаре, Польша при Пилсудском, Финляндия при Маннергейме, Венгрия при Хорти, Румыния при Антонеску, Хорватия при Павеличе, Греция при «чёрных полковниках», многочисленные военные режимы в странах Латинской Америке). Все они проводили репрессивную по отношению к оппозиционным силам внутреннюю политику.

В современных постимперских условиях примером «демократического» существования данной формы построения государства являются США, в которых при очень сильном местном самоуправлении полномочия Президента, как главы исполнительной власти и государства на центральном уровне, ограничены не только регулярно переизбираемым 2-х палатным Конгрессом, но и довольно таки широкими полномочиями губернаторов.

Итак, представим графическую схему архитектуры построения представительских органов власти, которая реализует установки «идеологии украинского солидаризма» в рамках проектной модели «Неоимперии громад».

Для понимания функционала проектной модели «Неоимперии громад» сделаем ряд уточняющих пояснений, которые не нашли отражения в её ГРАФИЧЕСКОЙ СХЕМЕ, и не рассмотрены ранее в тексте статьи (объяснение строится снизу-вверх).

А. Согласно предлагаемой модели избирательная система должна иметь две ступени: первая, мажоритарная начинается с уровня громад и заканчивается выборами мэров и членов магистратов городов с населением до 100 тысяч жителей (на срок 1,5 года); и вторая, пропорциональная (по открытым партийным спискам с проходным барьером в 3%), начинается с городов с населением свыше 100 тысяч жителей (на срок 1,5 года), и завершается «Верхней палатой» парламента в количестве 180 народных депутатов (на срок 4 года). Таким образом мажоритарная и пропорционально-партийная системы выборов представительских органов власти на всех 4-х уровнях (районном, магистрАтском, областном и центральном) не смешиваются, а лишь механически соединяются в «Нижней палате» парламента.

Б. Депутаты всех уровней (снизу-доверху) имеют ПЕРСОНАЛЬНЫЙ МАНДАТ, который предполагает их отзыв в случае выражения им недоверия со стороны избирателей его округа по тем или иным причинам, и проводится по правовым процедурам, регламентируемым специальным законом.

В. Советы объединённых громад, населённых пунктов и городов с населением от 10 до 100 тысяч жителей не избираются, а формируются из представителей общин низового уровня, избранных по мажоритарной системе (см. стрелки СХЕМЫ № 2 и 3).То есть они фактически кооптируются снизу-вверх.

Г. Состав 24-х областных (территориально-земельных) советов не избирается, а формируется тем же путём кооптирования в него руководителей объединённых громад (общин) и мэров городов и населённых пунктов с населением от 10 до 100 тысяч жителей, избранных на нижних уровнях на мажоритарной основе (см. стрелки СХЕМЫ № 4 и 6), и членов магистратов городов с населением свыше 100 тысяч жителей (см. стрелку СХЕМЫ № 7), избранных на пропорционально-партийной основе.

Д. «Нижняя, представительская палата» парламента не избирается, а кооптируется из руководителей объединённых громад районного уровня и мэров населённых пунктов с количеством жителей от 10 до 100 тысяч человек, избранными на мажоритарной основе (см. стрелку СХЕМЫ № 5), а также членами магистратов городов с населением более 100 тысяч жителей, избранных по пропорционально-партийной системе (см. стрелку СХЕМЫ № 8).   

Е. Количество народных депутатов «Верхней палаты» парламента (180), избранных по открытым партийным спискам по пропорциональной системе, определено исходя из численности населения страны (примерно 36 млн человек). Соответственно, цифра может быть скорректирована.

Ж. Выдвинутый правящей партийной коалицией и избранный большинством депутатов «Верхней палаты» парламента премьер-министр (канцлер), после утверждения его в должности большинством руководителей громад, заседающих в «Нижней палате», становится главой исполнительной власти украинского государства, своего рода канцлером страны.

З. Главы центральных органов власти со специальным статусом - НБУ, АМКУ, ФГИУ, Национальных комиссий/советов КЦБФР, НКРЭКУ, НКРТР, НКРСИ, НСТУ, а также правоохранительных органов (СБУ, НАБУ, ГБР, НАПК) назначаются «Верхней палатой» парламента и утверждаются её «Нижней палатой».

И. На областном уровне правительство назначает префектов, которые должны следить за исполнением законов и постановлений Кабинета Министров органами местного управления на своей территории, и при выявлении нарушений информировать об этом центральную власть и самостоятельно обжаловать их в судах.

К. Областные (земельные) советы регулируют финансовые и организационные вопросы обеспечения правопорядка на своей территории, сбора и администрирования местных налогов, организации территориальной обороны, медицинского обеспечения населения, дошкольного, школьного и среднего специального образования, строительства и содержания автомобильных дорог между своими населёнными пунктами, обеспечивают условия для деятельности судов, центральных органов правоохранительной систем, налоговой и таможни на своей территории.

Л. Распределение денег между районным, областным и центральным уровнями управления, собираемых государством в виде налогов и различных сборов должно осуществляться в ориентировочной пропорции 40% - 30% - 30%, но с учётом особенностей функционирования каждой из муниципальных единиц.

М. По спорным вопросам, связанным с использованием языков национальных меньшинств, с созданием специфических учреждений этнокультуры, с исторической памятью и наследием, определяющими традиции поклонения тем или иным героям прошлого, с содержанием гуманитарных учебников, в отдельных областях могут проводиться региональные референдумы.

Н. Все города с населением свыше 100 тысяч жителей, в которых созданы магистраты  должны быть преобразованы в акционерные общества по подобию Стокгольма и ряда других городов Швеции (см. 35 мин. интервью с Тарасом Бебешко на УкрЛайфе). Согласно этой модели пайщиками (соучредителями) городской власти и, соответственно, миноритарными выгода получателями использования коммунальной собственности могут быть только жители города, отвечающие определённым критериям и имеющие установленный местными громадами (в Швеции - коммунами) имущественный ценз.

О. Предполагается, что ОБЪЕДИНЁННЫЕ ГРОМАДЫ НИЗОВОГО УРОВНЯ БУДУТ ИЗБИРАТЬ СВОИХ ШЕРИФОВ, РАЙОННОГО УРОВНЯ – СУДЕЙ, А СОВЕТЫ И МАГИСТРАТЫ ГОРОДОВ – НАЗНАЧАТЬ РУКОВОДСТВО МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ПОЛИЦИИ.

П. Главными функциями двухпалатного парламента должны стать определение основных направлений внутренней и внешней политики государства; разработка и имплементация законов, унормирующих все основные сферы жизнедеятельности общества; кадровые назначения на республиканском уровне (включая Генерального прокурора, глав НАБУ, САП, ГБР, НАПК); утверждение программы правительства, Госбюджета и международных договоров; объявление состояния мобилизации и войны; контроль за деятельностью центральных органов исполнительной власти.

Р. Главными функциями премьер-министра (канцлера) с его правительством должны являться:

- разработка программы своей деятельности на год и более длительную перспективу;

- практическая реализация оперативных задач внутренней и внешней политики;

- руководство всеми центральными институциями государственной власти и правоохранительной системы;

- секторальное регулирование отечественной экономики, торговли и таможни;

- решение текущих и стратегических вопросов развития Вооружённых Сил, обороны и безопасности;

- контроль за использованием природных ресурсов;

- организация сбора и администрирование общегосударственных налогов;

- ликвидация природных и техногенных катастроф/чрезвычайных ситуаций;

- управление всеми объектами критической инфраструктуры (энергетики, железнодорожного, авиационного и водного транспорта), специализированными учреждениями социального и пенсионного обеспечения граждан, здравоохранения, высшего образования, госмонополиями и крупными госпредприятиями, играющими общественно-значимую роль в стране;

- координация деятельности органов власти всех 4-х уровней (районного, магистрАтского, областного и центрального);

- оказание оперативной помощи местным громадам в случае возникновения у них каких-либо критических ситуаций;

- поддержка научных организаций и инновационных проектов общегосударственного масштаба.

ВЫВОДЫ:

1) Автор рассматривает презентуемую им «идеологию украинского солидаризма» как конструктивистский проект будущего общества, стратегию преодоления в стране системного кризиса, средство перезагрузки нашей государственности, иновационную модель переформатирования социально-экономических и политических отношений между отдельными людьми и их большими группами на республиканском, региональном и местном уровнях.

2) Идеалы солидаризма должны имплементироваться не только в сознание и нормы поведения украинских граждан/политических сил, но и путём построения на их основе иновационной вертикали власти. Это в предлагаемой автором статьи моделе «Неоимперии громад» достигается благодаря тому, что главным/базовым элементом политической системы становятся не центральные институты управления государством, а объединённые громады (общины), руководители которых, избранные прямым голосование граждан, формируют все вышестоящие советы, магистраты и «Нижнюю», представительскую палату парламента.

3) Неоимперская форма/модель построения украинской власти позволит, с одной стороны, нейтрализовать, а может и пересилить «духовную энергетику» Российского руководства, направленную на развал Украины и присоединение её «удобоваримых» кусков (прежде всего наших Юго-Восточных областей) к своим владениям. С другой стороны, - компенсировать отсутствие у нас общих национально-культурных скреп для возникновения единой идентичности наших соотечественников, и, соответственно, имманентно сплотить украинцев различных социальных страт, религиозных верований, идеологических и политических лагерей в целостный и эффективный государственный организм. И, с третьей,- сохранить унитарность государства при многонациональном составе его населения.

4) Украинская «Неоимперия громад» будет духовно и организационно сильнее российского империализма благодаря сформированности снизу-вверх, а не наоборот, демократичности построения её институтов власти, компактности территории нашей страны по сравнению с той же Россией (из любого областного центра можно доехать до другого, самого удалённого за 5-6 часов), мультикультурности и отсутствии геополитических претензий на всемирную мессианскую роль в развитие человечества. Она, ко всему прочему, позволяет более гибко, по отдельным громадам (местным общинам) присоединять и интегрировать территориальные куски нынешнего ОРДЛО и Крыма, когда для этого сложатся исторические условия.

5) Не нужно бояться развала Украины по причине якобы неизбежного всплеска сепаратизма в результате получения максимально широких полномочий руководителями общин в рамках предлагаемого идеологией солидаризма проекта/модели создания противовесной России «Неоимперии громад». Они прекрасно понимают, что в случае аннексии/оккупации «восставших» против Киева территорий или под предлогом защиты русскоязычного населения, или наведения «гуманитарного порядка», Москва их заменит на своих ставленников. То есть украинские местные феодалы потеряют всё. Они, в отличие от наших олигархов и большинства представителей крупного бизнеса, могут быть богатыми и успешными только при нахождении в отечественной политической, государственной и бизнесовой обойме.

6) Несмотря на значительное сокращение при реализации на практике анонсируемой модели «Неоимперии громад» количества избираемых в представительские органы власти людей (как минимум на 35%-40%), БУДЕТ СОЗДАН БОЛЕЕ ГИБКИЙ И ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ НОВОЙ, ПАТРИОТИЧЕСКИ ОРИЕНТИРОВАННОЙ, ЭЛИТЫ СТРАНЫ. Он же позволит сбалансировать различные национально-культурные и социально-экономические особенности различных регионов Украины, склеить нашу государственность территориально.

7) Формирование «Нижней, представительской палаты» парламента, областных и районных советов путём кооптирования в них руководителей объединённых громад (общин) позволит местным органам самоуправления соучаствовать через своих представителей-лидеров в подготовке и принятие законов, которые обеспечивают деятельность государственных институций на всех уровнях власти.  

8) Официально признав господство на сегодняшний день феодальных отношений на низовом и среднем уровне социума Украины с неизбежным коррупционным кормлением местных «олигархов», и закрепив их в новой Конституции с институциональными механизмами целенаправленного переформатирования (генезиса) объединённых громад и городских муниципалитетов на более высокую цивилизационную ступень развития страны, МЫ «зацементируем» наше государство традиционалистскими скрепами, существенно повысим его социально-экономическую и политическую устойчивость, и выиграем историческое время для вызревания в нашем обществе более продвинутых социокультурных форм эволюции человечества.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ НЕЛЬЗЯ НЕ ПОДЧЕРКНУТЬ СЛЕДУЮЩЕЕ:

Автор статьи не является оторванным от жизни идеалистом-мечтателем-утопистом - «учёным-ботаном». Наличие 3-х базовых (политического, исторического и военного) высших образований; опыта партийного и общественного строительства как во времена Советского Союза, так и Независимой Украины; 20 летнего срока офицерской службы в Вооружённых Силах, 4-летнего опыта организации и ведения консалтингового бизнеса в сфере приватизации; 12 летнего стажа пребывания на руководящих государственных чиновничьих должностях среднего уровня в министерстве (Фонде госимущества); наличие интеллектуальных наработок, как в виде 10-ти научных монографий/многочисленных статей по истории и теории приватизации, актуальным проблемам социально-экономической и политической жизни страны, так и кандидатской и докторской диссертаций по философским проблемам социокультурного генезиса личности и общества; уже преклонного, в конечном счёте, 62-х летнего возраста позволяет «приземлённо» оценить реалистичность возможностей переформатирования украинского общества на установках идеологии солидаризма и перезагрузки нашей молодой государственности путём создания «Неоимперии громад».

Понимая спорность и неоднозначность многих положений, высказанных во всех четырёх её частях своей статьи (предыдущие три см. тут, тут и тут), автор всё же настаивает, что это, к сожалению, одна из немногих (если не единственная) теоретических попыток разработать, скоструировать и идеологически обосновать функциональную модель/проект общества (включающую в себя мировоззренческие, экономические, социально-культурные,  бюрократические, кадрово-элитные, внутри- и гео-политические аспекты), к которому должна стремиться Украина, чтобы стать конкурентноспособным, суверенным, успешным, привлекательным для мира и комфортным для проживания всех её граждан социумом. Это также попытка указать на пути, способы и средства построения солидаристской модели «Неоимперии громад» на практике.

Наибольшими препятствиями в сегодняшних условиях для практической реализации концептов «идеологии украинского солидаризма» и перезагрузки нашей государственности в форме «Неоимперии громад» являются:

а) Действия внешних управителей Украины, которые преследуют цели, дестабилизирующие наше государство. А именно, как сегодня уже становится очевидным, транснациональные корпорации и «Демократический лагерь» США всячески нагнетают с помощью национал-радикалов антироссийскую истерию в Украине с целью использования её в геополитическом противостоянии с Москвой в качестве «прифронтового государства». С другой стороны, российские ФСБ и ГРУ с помощью своих промосковских политических агентов в Украине и прокремлёвски ориентированных СМИ и сайтов постоянно подогревают культурный, информационно-медийный и идеологический раскол внутри нашего общества с целью ослабления украинского государства, сохранению бардака в стране, разделу её и взятию под свой протекторат частями.

б) Пандемия коронавируса, которая, с одной стороны, катализировала мировой и отечественный экономический кризис, а с другой стороны, обострила все имеющиеся в нашем обществе социальные, экономические и политические противоречия.

д) Эгоизм украинских олигархов. В условиях исчерпания советских запасов прочности народного хозяйства в Независимой Украине, существенного уменьшения рентных ресурсов, на которых они монополистически паразитировали, общих проблем Мирового и отечественного экономических кризисов, катализированных пандемией коронавируса, наши нувориши традиционно, чтобы сохранить свои сверхприбыли, решили через своих ставленников в высших органах власти переложить всю тяжесть преодоления последствий сегодняшних катаклизмов на простых граждан.

е) Подыгрывание власти национал-патриотам. Молчание Президента по поводу зверского избиения активистов партии Шария в Харькове и Виннице, отсутствие комментариев по данным «делам» обычно говорливых в таких случаях спикеров МВД откровенные угрозы лидера «Национального корпуса» Андрея Билецкого, высказанные им и на недавнем показушном собрании активистов Киевской организации его партии (сайт заблокирован), и на импровизированном митинге своих сторонников в Киеве, и в постах его приспешников на специально созданном Телеграмм-канале, свидетельствуют, что Зеленский и его команда заняли выжидательно-поощрительную позицию к подобного рода политическим репрессиям. То есть ЗЕ-ВЛАСТЬ вместо того, чтобы дать правовую оценку преступлению «невидимых патриотов» (слова Билецкого) и организовать диалог для погашения противоречий между радикалами и их политическими противниками, фактически ВСТАЛА НА ПУТЬ, КОТОРЫЙ ПРОХОДИЛА ВЕЙМАРСКАЯ РЕСПУБЛИКА В 1929-1933 ГОДАХ. Он как известно неотвратимо приводит к установлению тоталитарного политического режима фашистского/национал-социалистического образца в стране. В рамках этого курса становится понятным настойчивое стремление власти поставить под государственный контроль не только традицонные СМИ, Интернет-сайты, блогеров, но и социальные сети. Ряд политиков даже сравнили этот законопроект «Слуг народа» с тоталитаристским «Законом о прессе», принятым в нацизкой Германии в 1933 году.

ж) Местичковый консерватизм массового сознания укоренённых в украинской культуре граждан, рустикальный (селянско-хуторской) характер их менталитета. Они не хотят, да и не могут понять, что насильно навязать людям культуру и язык, выросшим в иных социокультурных кодах, невозможно. Ничего, кроме отторжения это не вызывает. И финальным вариантом скоростной насильственной украинизации русско-язычного населения страны, которое составляет примерно 13-14 млн человек, может стать или его яростное силовое сопротивление, или его помещение и уничтожение в специальных концентрационных лагерях, или развал украинского государства в ходе политической борьбы.

з) Юношеский радикализм украиноцентричной молодёжи, которую из-за односторонней перекошенности её исторического сознания и в целом низкого уровня школьной образованности лидеры национал-патриотичных сил активно используют (рекрутируют) для уличных протестов и проведения устрашительных силовых акций.

и) Подготовка к местным выборам, которые как и все подобные мероприятия, радикализируют позиции существующих и вновь созданных партий.

и) Инертность массового и партийно-корпоративного сознания по восприятию любых новых идей и тем более теоретических концептов.

Всё изложенные автором в трёх частях статьи об «идеологии украинского солидаризма» мысли являются ПОПЫТКОЙ ДАТЬ ОТВЕТ НА заданный ещё Леонидом Кучмой в начале его первой президентской каденции в середине 1990-х годов ВОПРОС: «ЧТО МЫ СТРОИМ В УКРАИНЕ?». Безусловно, предложенная нами концепция отечественного солидаризма и иновационная модель создания государства в форме «Неоимперии громад» не являются бесспорными, единственно правильными и практически возможными в плане их реализации. В истории всегда существует потенциальная вариативность цивилизационного и культурного развития локальных социумов. Но это поиск того особого пути украинского общества, о необходимости нахождения которого в своём видео-интервью рассуждали Сергей Дацюк, Владимир Никитин, Тарас Бебешко, и Юрий Чудновский.

Поэтому автор будет рад увидеть и ознакомиться с какими-либо иными вариантами ВИЗИЙ будущего Украины, концептами путей, способов и средств её воплощения в жизнь. КРИТИКУЙТЕ (желательно конструктивно) анонсированные нами в статье идеи и модель построения власти в стране, И ПРЕДЛАГАЙТЕ СВОИ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ ПЕРЕЗАГРУЗКИ НАШЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook