Спустя два месяца после добровольной службы по призыву президента Владимира Зеленского снайпер Вали вернулся в Квебек — невредимый, но столкнувшийся «лицом к лицу» со смертью.

Однако большинство иностранцев, как и он посетивших Украину, уезжали отсюда горько разочарованными, увязшими в сумраке войны, так ни разу и не побывав на передовой.

Мне повезло, что я остался жив, хотя и был «на волоске» от смерти». – рассказывает бывший солдат 22-го Королевского полка в интервью «La Presse» из своего доме в крупном районе Монреаля.

Последняя миссия в украинском подразделении на Донбассе, состоящем из призывников, в определенной степени способствовала его скорому возвращению.

Ранним утром, когда он только занял позицию в окопе под обстрелом русских танков, двое призывников покинули укрытие, чтобы покурить. «Я им посоветовал так не рисковать, но они не послушали». – продолжает Вали. Затем совсем рядом произошло высокоточное попадание снаряда российского танка.

Сцена, описанная «вольным стрелком» леденит кровь: «Взрыв был мощный. Я видел, как осколки снарядов прошли словно лазеры. Мое тело напряглось. Я больше ничего не слышал, у меня разболелась голова. Это было действительно ужасно».

Вали осознал, что уже ничего невозможно сделать для его израненных украинских армейских товарищей. «Невозможно описать этот запах смерти; это жуткий запах горелой плоти, серы и химикатов. Запах с нечеловеческим привкусом.»

Вали посетил Украину в начале марта

Его супруга, пожелавшая остаться неизвестной, вспоминает, что тогда муж позвонил ей поздней ночью. «Он пытался объяснить мне, что было две смерти. И твердил: «Я сделал все, что мог? Действительно ли все, что мог?»

«Кажется он ждал, что я попрошу его вернуться», — продолжает она. - Но был ужасающе спокоен.»

В конечном итоге, именно семейная жизнь победила желание помочь украинцам, рассказывает Вали. Молодой отец пропустил рождение сына, будучи на фронте. Однако он продолжает утверждать: «Мое сердце зовет на фронт. Во мне горит это пламя. Меня вдохновляет театр военных действий и я везучий. И хотя ранения меня не коснулись, я однажды сказал сам себе: Сколько можно играть с огнем? Не хочу терять то, что имею».

Вали на поле сражения в Донбассе

Проведя два месяца в Украине, Вали дает «довольно неутешительную» оценку развертыванию иностранных добровольческих подразделений, начавшемуся в начале марта сразу после призыва президента Владимира Зеленского.

Популярные статьи сейчас

Лукашенко обвинил Украину в "обстреле" Беларуси и отдал приказ взять столицы "под прицел"

Украинцам показали цены на голубику, черешню и арбуз на полках супермаркетов

Цены на смородину, малину и черешню: сколько стоят ягоды в Украине

Украинцам разъяснили, как передавать показания счетчика при смене поставщика газа

Показать еще

В соответствии с различными оценками, количество добовольецев составило более 20 000 – настолько много, что правительству Украины пришлось срочно создать интернациональный легион для территориальной обороны Украины от 6 марта. Но для большинства добровольцев, оказавшихся на границе, вступление в воинскую часть стало проблемой.

- Зеленский призывал всех, но на местах офицеры были совершенно беспомощны. Они не знали, что с нами делать…

Он и еще несколько бывших канадских солдат сначала предпочли присоединиться к Нормандской бригаде. Возглавлял это частное добровольческое подразделение, несколько месяцев базирующееся в Украине, бывший солдат из Квебека, позывной Хрульф.

В войсках скоро начались разногласия и многие бойцы дезертировали из Нормандской бригады. Трое, пожелавшие остаться неизвестными, поведали в интервью «La Presse» об обещаниях доставить вооружения и средства защиты командиром бригады, которые так и не были реализованы.

Некоторые добровольцы оказались за сорок километров до русского фронта без всяких средств защиты. «Если бы русские прорвались, все были бы в опасности. Это было безответственно со стороны бригады». – утверждает один из бывших военных, чье имя не разглашается в целях безопасности.

Вали тренируется с противотанковой ракетой Javelin

Обман и трепет.

Командир Нормандской бригады, который также попросил нас не называть его настоящее имя по соображениям безопасности, подтверждает, что с начала конфликта его покинули около шестидесяти бойцов.

Некоторые из них хотели подписать контракт, который дал бы им статус в соответствии с Женевскими конвенциями, а также гарантии того, что в случае ранения они будут лечиться за счет украинского государства.

Хрульф утверждает, что некоторые даже «замышляли» лишить его партии оружия стоимостью в 500 000 долларов, поставленного американцами, чтобы создать собственное боевое подразделение.

«Есть ребята, которые спешили на фронт, не пройдя даже малейшей проверки. Украинцы проверяли нас и только сейчас нам начали доверять больше миссий. Совершенно нормально, что должно установиться доверие». –добавляет Хрульф.

Страшное разочарование

«Многие добровольцы ожидают, что все будет «под ключ», но война -это жуткое разочарование.» - резюмирует Вали.

Впоследствии снайпер из Квебека вместе с другим квебекским пехотинцем по прозвищу Шэдоу присоединился к украинскому подразделению, сражавшемуся в Киевской области.

По словам Вали, вступление в украинскую военную часть было проблемой для большинства западных добровольцев.

И опять-таки, подыскать огнестрельное оружие для борьбы было задачей в «стиле Кафки».

«У вас должен быть знакомый, у которого есть знакомый, который вас уведомит, что в этой старой парикмахерской вам достанут АК-47… С солдатским обмундированием приходилось вот так возиться, подбирая там и сям детали и патроны, во многих случаях с оружием в более-менее исправном состоянии», — резюмирует он.

Даже еду зачастую приносят гражданские. То же самое, когда нужно залить бензин в бак. Тебе нужно постоянно быть организованным, и знать знакомого знакомых.

Вали привез ящик с русскими пайками, извлеченный из-под обломков разбитого автомобиля

Бывший снайпер также привез 30-мм снаряд, выпущенный российским БМП

Проведя несколько недель на территории Украины, некоторые из наиболее опытных западных солдат были завербованы Управлением военной разведки Украины, и, по словам одного из них, теперь они будут участвовать в специальных операциях в тылу у врага.

«Другие, менее опытные, «перескакивают с одной площадки Airbnb на другую» в ожидании набора в отряд, который доставит их на фронт.» — добавляет Вали.

Но как поведали еще несколько опрошенных, большинство решают вернуться домой. Вали подтверждает: «Многие приезжают в Украину с выпяченной грудью, а уезжают, поджав хвосты».

Пожар в результате обстрела украинских позиций под Ирпенем, в пригороде Киева

В конце концов, он и сам говорит, что было дело - он выпустил пару пуль из окна только, «чтобы припугнуть», но никогда не оказывался в зоне поражения противника.

«Это «война машин», где «чрезвычайно смелые» украинские солдаты несут очень большие потери от обстрелов, но «упускают много возможностей» ослабить врага, потому что им не хватает технических военных знаний.» - констатирует он.

«Если бы у украинцев были такие же механизмы поддержки связи с артиллерийскими группами, как у нас в Афганистане, возможно было бы устроить бойню», — добавляет Вали.

Однако, несмотря ни на что, бывший снайпер не скрывает желание вернуться. «Никогда не знаешь, какими судьбами иностранные добровольцы смогут изменить ситуацию на месте событий. Это как огнетушитель: он бесполезен, пока не вспыхнет огонь.»

Бывший снайпер не исключает, что, несмотря ни на что, вернется в Украину

Источник: La Presse, перевод Натальи Карпенко.