Массовые мирные протесты в Беларуси против официальных результатов президентских выборов и насилия со стороны силовиков продолжаются уже третью неделю.

Как передает Хвиля, об этом пишет Настоящее время.

Отмечается, что с момента начала протестов свыше 6000 человек были задержаны, содержались под стражей до 10 суток, их местонахождение не было известно. А вот после того, как задержанных стали выпускать, стало известно о массовых пытках.

Так, правозащитники практически у 500 человек зафиксировали следы побоев: гематомы, синяки и кровоподтеки. Кроме того, люди, вышедшие из изоляторов, рассказывают о жестоких избиениях, издевательствах над задержанными, а также нечеловеческих условиях содержания в изоляторах.

Однако, несмотря на многочисленные сообщения о преступлениях силовиков против мирных демонстрантов, уголовные дела по данным фактам возбуждены не были, сотрудники силовых ведомств, причастные к этим преступлениям, не задержаны и не уволены.

Издание рассказывает истории людей, прошедших через пытки и побои в белорусских изоляторах. В частности, задержанные рассказали, как они оказались в местах временного содержания, о жестоком обращении и издевательствах со стороны силовиков:

Алина Буськина: «Сейчас вы**у и посажу на 20 суток»

Жительница Минска, которая была задержана в ночь на 10 августа, рассказала, что изначально не знала, за что ее задержали. По ее слова, она просто шла по дороге с другом и искала пути, как добраться до дома. «Мы увидели, как подъехал большой автобус, оттуда выбежали сотрудники ОМОНа и начали избивать дубинками моего друга по ногам. Я начала говорить: «Что вы делаете? Мы ничего не делали, мы просто шли домой». Они начали говорить: «Гражданочка, успокойтесь». Потом по рации ему поступил приказ: всех паковать. Я начала сопротивляться, говорю: «Зачем вы нас задерживаете? Мы ничего не делали». Он повалил меня на пол. Я разодрала руку – вот здесь у меня остался след. И нас повели в большой желтый автобус, где собирали остальных людей».

Она отметила, что после того, как всех собрали, то их завезли в Окрестина на Михалово. «На входе сотрудники этого ЦИПа очень жестко себя вели, особенно мужчина, который стоял на входе. Он говорил матерные слова, мол, быстрее, быстрее. Кто-то спросил: «Зачем вы так с нами разговариваете?» Я шла следующая – он просто взял меня за шею и кинул в стенку, сказал: «Стой! Руки за голову, смотри в пол!» – при этом он использовал ненормативную лексику. Мы стояли, все девушки просто плакали. Мы не понимали, почему к нам такое отношение было».

Алина также рассказала, что им давали подписывать протоколы о том, на каком основании было задержание. Однако, когда она начала читать более внимательно, сотрудник ЦИПа ей сказал: «Что ты тут мне читаешь? Я тебя сейчас вы**у и посажу на 20 суток, если ты не подпишешь». Я начинаю плакать, у меня просто слезы на этот протокол, я просто пишу «согласна» и ставлю свою подпись. Хотя я понимаю, что я этого не делала. И после того как прошел суд, я поняла, что я подписалась на то, что я была участницей митинга Светланы Тихановской, хотя ее на тот момент вообще не было в городе, что я стояла на площади и выкрикивала слова «Стоп, таракан» и избивала сотрудников ОМОНа.

Марат: «Нас завели за машину и начали бить дубинками»

Житель Минска Марат, задержан 9 августа во время первого стихийного протеста, который собрался сразу же после оглашения предварительных результатов выборов, провел в изоляторе на Окрестина несколько дней.

Популярные статьи сейчас

Названы актуальные цены на квартиры в Киеве

Кива устроил шоу на суде по Медведчуку: видео

Минздрав обновил карантинные зоны в Украине

Коммунальные платежки украинцев "раздулись" почти вдвое за год

Показать еще

По его словам, он также не участвовал ни в каких митингах, сидел с девушкой, которую встречал с вокзала и тут подъехал бус и с криками «работает ОМОН» выскочили и просто украли его с остановки. Девушку при этом оставили.

«В Окрестина нас встретили весьма грубо, то есть нас там хватали за руки, за волосы, били по шее, по спине. Ну вообще всячески унижали словесно. Любую комбинацию нецензурной лексики, которую вы можете сгенерировать в голове, – это вот их речь в этот момент. Они просто не говорят литературно вообще в принципе. Называли там продажными польскими девчонками, скажем так. Ну и нас посадили в камеру. И там нас было восемь человек на четыре койки, и это еще было весьма хорошо, потому что потом нас пересадили среди ночи, заставив подписать протоколы под давлением: буквально били по плечам и по коленям, чтобы быстрее это все происходило. Нас пересадили в шестикоечную клетку, и там было почти 40 человек», – говорит он.

Сергий Мельянец: «Он меня долбил электрошокером в область сердца, оно у меня больное. Он мне не верил»

Сергей рассказывает, что 10-го числа поехал со своими братьями в центр Минска, чтобы находиться рядом и молиться за людей, так как они христиане. «Мы остановились на машине около обочины, где можно парковаться. Мои братья вышли из машины и общались – там недалеко речка. А я сидел в машине и писал сообщения в церковный чат, предлагал братьям и сестрам последовать моему примеру – выйти в центр, стать на колени и молиться. В момент, когда я отправлял сообщение – там интернет был плохой, практически его не было, я использовал программу, – я поднимаю глаза и вижу, что несется толпа ОМОНа, человек 30-40. Я в таком шоке, но в то же время я понимаю – я ничего не делаю, на мне нет никакой протестной символики. Я просто сидел в машине и молился.

Они подскочили, вытащили меня за голову и за руки из машины и начали сразу же избивать. Я им кричал, что я христианин, я здесь не для того, чтобы митинговать. Я здесь для того, чтобы молиться. Они страшно ругались, угрожали и продолжали меня бить. После этого они заломили мне руки и потащили к синему микроавтобусу без опознавательных знаков».

Сергей отмечает, что когда они начали ехать, то омоновец кричал на него и постоянно пытался узнать, что «я там делал, кто организаторы и почему я это делал. Я постоянно отвечал, что я христианин и пришел туда молиться. Он мне не верил и бил меня, а потом долбил электрошокером в руки, в ноги, в область сердца. Это произошло не менее 10 раз. А у меня больное сердце…».

Андрей: «Час дороги до Жодино нас били»

Жителя Минска Андрея задержали на одном из массовых протестов. По его словам, он оказался в Партизанском РУВД города Минска на Ваупшасова, 26. «Вот тогда уже нас немножко там приложили, когда доставали из этого – я не знаю, как это называется, «воронок», назовем его так. Мы там постояли лицом в пол...».

Никита Телиженко: «Заставляют людей молиться, читать «Отче наш» и херачат дубинками»

Корреспондент российского издания Znak.com Никита Телиженко был задержан белорусскими силовиками в центре Минска на улице Немига10 августа. В тот момент как раз начиналась масштабная акция протеста против фальсификации выборов.

Андрей: «Били дубинками и спрашивали, кто лучший президент в мире»

По словам Андрея, его задержали на проспекте Пушкина, прямо возле входа в метро, где он стоял рядом с женщинами, которые разговаривали с ОМОНом.

«Я решил послушать, о чем они говорят. ОМОН обратил на меня внимание, сказали: иди домой. Я развернулся, сделал три шага в противоположную сторону от них, открыл бутылку с водой, попил, оглянулся, а ко мне уже бегут. Меня подхватили под руки. Я сказал, что я не оказываю сопротивления – я это громко кричал. Меня погрузили в автобус, изъяли сразу же телефон и отвезли во Фрунзенское РОВД. Там уже в спортзале мне присвоили номер, сказали: "У тебя нет ни имени, ни фамилии – у тебя есть номер". И начали избивать.

Избивали дубинками. Говорили: "Будешь ли ты писать заявление о том, что мы тебя избивали?" Я должен был ответить: нет. Говорили: "Кто лучший президент в мире?" Все отвечали: "Александр Григорьевич Лукашенко", – но мы все равно, естественно, получали дубинками. Все эти люди были в масках. Просто хочется справедливости и найти людей, которые все это делали».​

Артем Важенков: «Ночью раздавался вой, крики, вопли: людей пытали»

Координатор организации «Открытая Россия» Артем Важенков, которого сразу же после освобождения из изолятора депортировали в РФ рассказал, что его били, молотили дубинками – телескопическими дубинками.

Кроме того, ставили на колени на бетонный пол, заставляли держать голову прислоненной к полу и стоять в такой позе два часа. «Затекает вообще все тело, люди реально стонали от боли. В первый день вообще не давали воды, не выпускали в туалет и приходили в эту закрытую территорию поколачивать иногда. Просто так, для удовольствия. Они сказали: «Мы вас таким образом, твари, перевоспитываем». Мы постоянно были в позе «морда в пол».

Игорь Рогов: "Меня били за каждое слово и говорили: "Что, тварь, перемен захотелось?"

Рогов и Важенков с 8 августа наблюдали за происходящим в Минске и ночью перестали выходить на связь. Спустя время по номеру одного из активистов «ответил посторонний человек». Рогова также депортировали из Беларуси.

«Мы, грубо говоря, двигались от центра Минска. И вот мы спокойно себе гуляем, и просто я вижу уже, отвернулся на секунду и вижу, как на нас уже бежит ОМОН, пара человек. Мы, естественно, от него убегаем. Меня задержали сразу же, схватили под руки и провели в автозак. Параллельно при этом еще хорошенько так избивали. В автозак меня положили, продолжили бить. Я кричал, что я гражданин России, но в ответ просто меня били все больше и больше. Артема я услышал только по крикам, я понял, что он вместе со мной в автозаке. То есть видеть я уже ничего не мог, потому что мне очень хорошо так прилетело по голове. Сейчас в Москве у меня уже диагностировали черепно-мозговую травму. Я, грубо говоря, находился в коматозном состоянии, глаза больше не открывал».

Жительница Минска: «Бабушку 68 лет в два часа ночи вывели в коридор и просили дать определение слову «фашизм»

Жительница Минска рассказывает, что провела в Окрестина трое суток. В камере их содержали на шесть человек, а в ней находилось 20, после чего в нее добавили еще 13. Затем их перевели в камеру на 4 человека, где находился 51 человек.

«Ни туалетной бумаги, ни таблеток не было. Если была нужна медицинская помощь (у некоторых были ссадины) – ничего не выдавалось. Одни сотрудники сказали, когда у девушек критические дни, чтобы они подтирались майками. Были женщины, которым было плохо: у одной не хватало сахара в крови. Ей даже таблеток не дали! У нее начался приступ – и только тогда принесли таблетки», – говорит она.

При этом она подчеркнула, что 68 летнюю бабушку в два часа ночи (примерно в два часа ночи, мы терялись во времени) вывели в коридор и просили дать определение слову «фашизм».

Руслан Кулевич: «Они помечают людей. Тех, кого пометили, при выходе из автозака бьют»

Журналист из города Гродно Руслан рассказал, что его задержали вместе с женой. При задержании ему сломали обе руки.

Смотрите также видео шеф-редактора портала "Хвиля" Юрия Романенко, в котором он подробно разбирает ситуацию с происходящими в Беларуси событиями:

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.