На Украину надвигается фронт глобального кризиса. В своей новейшей истории Украина никогда не сталкивалась с таким вызовом. Потому Украина больше не имеет возможности занимается имитацией внутренней и внешней политики. Сегодня затягивание правильного решения оборачивается гибелью сотен людей через несколько недель. Поэтому Владимир Зеленский, правящая партия «Слуга народа» будут вынуждены сконцентрироваться на решении ключевой проблемы или их сметет эта волна уже к концу этого года. Даю логику ответов, что должна сегодня делать Украина, чтобы устоять в этом масштабном шторме.

В первой лекции я поднимаю причины, почему все государства ради ликвидации последствий эпидемии коронавируса вынуждены действовать за пределами экономической логики. Экономические потери становятся вторичным относительно спасения человеческих жизней. В этих условиях противодействие вирусу по масштабу и характеру сравнимо с действиями государства во время войны. Вот почему последствия будут на несколько порядков выше, чем обыкновенной эпидемии гриппа.

Друзья! Всем привет. Я не буду долго лукавить, и сразу перейду к делу. Я хочу объяснить вам, в насколько тяжелой ситуации сегодня оказалась Украина. Особенно я надеюсь, что этот короткий ролик просмотрит высшее руководство, включая президента, глава СНБО, премьер-министр, министры профильные и т.д.

Все действия сегодняшней украинской власти и реакция украинского общества демонстрируют полнейшее непонимание исторического момента, в котором находится Украина и тех последствий, которые могут последовать за неправильными действиями, неправильным осмыслением ситуации и, как следствием, накоплением множества ошибок, которые грозят обрушить всё с точки зрения украинской государственности. Так вот, я буду говорить не о коронавирусе – я буду говорить о последствиях, которые вызывает коронавирус.

Итак, первый тезис, и он главный: мы должны понять, что мы сегодня находимся в ситуации войны. Коронавирус вызывает последствия, которые раннее вызывали в таком масштабе большие войны мирового масштаба. И поэтому в условиях войны государство и общество должны действовать по правилам войны. Масштаб вызова, который задаёт коронавирус, он глобальный, и на него невозможно ответить какими-то локальными действиями, что-то где-то прикрыть, что-то где-то не докрыть, где-то ускорить, где-то уменьшить… То есть, этого абсолютно никто не понимает, ни в правительстве ещё, ни на уровне президента, ни тем более наше общество.

Когда я сегодня читаю, что какие-то туроператоры, которые говорят – как, они поставили такой маленький промежуток времени, когда украинцы могут вернуться домой, они не подумали о наших семьях, зачем они это всё перекрыли, как мы будем кормить детей… То эти люди не понимают, и миллионы людей в ближайшее время в Украине будут вынуждены это понять под воздействием обстоятельств, что именно в такой логике тотального ответа, где экономическая составляющая вторична относительно базового принципа – выжить.

И поэтому мы видим, как большинство государств, которые столкнулись с коронавирусом (прежде всего развитых государств), они действуют во вне экономической логике.

Китайцы наплевали на миллионные, триллионные потери, наплевали на всё, поскольку они изначально оценили масштаб распространения эпидемии. И поэтому они действовали максимально быстро и максимально жестко, понимая, что что ключевым принципом победы государства в этой борьбе является скорость правильных действий.

Я на «Хвиле» сегодня поставил статью относительно того что вирус – это война. И я там привел один график, который как раз показывает, что промедление в этих условиях на один день чревато заражением десятков тысяч людей (если брать масштаб Китая), и соответственно гибелью сотен, тысяч людей, если такое решение откладывается.

Если решение откладывается на неделю, на несколько дней, то речь уже идёт о десятках, сотнях тысяч.

Поэтому скорость принятия решений в этой ситуации является ключевой, а мотивы ключевые не связаны с экономикой. Поэтому государство в такой борьбе, будь то борьба с вирусом на глобальном уровне, или же когда речь идёт о мировых войнах, они пренебрегают экономическими расчётами, рациональными расчётами.

Точно так же как в 1914 году один из экономистов писал, что война между Британией и Германией невозможна, потому что она экономически нанесёт удар по обоим, и им это будет просто невыгодно. Так вот, момент выгоды в таких условиях отметается, он становится вторичным относительно задачи выжить и устоять в таком Wind Storm.

Так вот, ключом к пониманию процессов является во эта фраза, которую я нашёл и которую сейчас зачитаю, моего любимого Рендалла Коллинза, макросоциолога из США, есть у него книга под названием «Макроистория: очерки социологии большой длительности». В главе, где он рассуждает о механизмах государственного распада, у него есть интереснейшая фраза, которая даёт ключ к пониманию того, что с нами сейчас происходит. Он говорит, что: «Ключом является уязвимость государств и их правителей по отношению к кризисам извлечения ресурсов, причём в отношении к государственным расходам [1]». Это суть того, что будет происходить в следующие месяцы.

Почему? Потому что мало того что государства будут направлять огромные ресурсы на то чтобы побороть вирус, и это требует этих ресурсов, особенно когда уровень заражения вирусом миллионов людей постоянно растёт. В данном случае пока речь идёт о более чем сотнях тысяч, но я думаю что в ближайшее время это будут сотни тысяч. И поэтому необходимость затрат на это постоянно возрастает.

Но вне экономическая логика, о которой я говорил чуть раннее, она бьёт соответственно по экономике и разрушает базис экономический, на котором покоится любое государство. И вот это вот есть суть, потому что государство для того чтобы проводить какую-то политику должно обеспечивать ебя ресурсами, постоянно ведёт поиск таких ресурсов и эффективно или неэффективно их использует.

Так вот, кризис запустил спирали экономическую на глобальном уровне, которая накладывается на диспропорции, формировавшиеся десятилетиями, т.е. перетекание баланса экономического от западных стран в Азию, формирование соответственно в западных странах, странах «Большого Запада», в Штатах, в Европе, в Японии той же самой огромной долговой массы, которая нависает над экономиками этих стран, и как следствие постоянно заставляет, держит эти правительства под дамокловым мечем обрушения этих долгов.

Украина не является исключением. В мировом масштабе у нас относительно маленькие долги, но относительно нашей микроскопической экономики это большие долги. И более того, в этом году мы по этим долгам должны заплатить 15 миллиардов долларов, по-моему.

Так вот, когда говорят о том, что кризис сойдёт на нет когда пройдёт вирус, то ошибаются. Ошибаются по следующим причинам, поскольку упускается из виду первый базовый тезис. Во-первых, как говорят вирусологи, вирус очень серьёзный из-за того что против него нет вакцины. И эту вакцину нужно создать. Даже если мы допустим, что вакцину создадут в ближайшие полгода, допустим в сентябре, то это означает, что всё это время вирус будет бить по всем экономическим площадкам.

И как будет выглядеть ситуация. Возьмём три базовые площадки: США, Европа, Азия, где огромный Китай. Между этими экономическими площадками идут экономические обмены, которые исчисляются триллионами долларов. Они все между собой торгуют. Китай с США, США – Китай, трансатлантическая торговля. Здесь где-то есть важные сырьевые доноры для всех – для Китая, Европы в виде Ближнего Востока, Африка, Украина кстати здесь вот тоже сырьевым донором выступает для Европы и Ближнего Востока, Африка тоже для США и Европы. Но ключевым являются отношения между вот этими тремя большими китами: США, Европой и Китаем.

Так вот, вирус запустил падение производства, создал серьёзные проблемы в экономике Китая, и вообще падение товарооборота в рамках мировой торговли у Китая произошло на 17%. На 17% экспорт Китая упал, и на 4% упал импорт. Господи, какая проблема – вирус пройдёт, и всё само заработает. Так говорят оптимисты.

Я пессимист в этой ситуации, а точнее говоря реалист. И я говорю что нет, так не будет. Потому что эпидемия проходит неодновременно везде – это первый тезис. То есть, сейчас в Китае эпидемия пошла на спад, и запускается экономика, и уже начинают мне говорить «все хорошо», т.е. тут пошёл рост. Но в Европе то наоборот. Европа как раз ещё даже к пику своему не подошла. И более того, проблема Европы в том что она хуже организована. Китай выступает как единое государство, в котором есть сильное авторитарное правительство, и поэтому он может принимать решения, к которым Европа приходит только сейчас.

И мы видим, что Европа даёт разные ответы на эти вызовы. Великобритания например рассматривает возможность, когда люди не так сидят в жёстком карантине, и в жёстком карантине прежде всего сидят старики, которые находятся в большей зоне риска. А дети, которые не так страдают, они соответственно с лицами среднего возраста могут позволить себе больше свободы.

А вот Италия, Испания, которые сейчас вообще сейчас на передовицах, они идут по пути жесточайшего карантина, который предусматривает сворачивание всей социальной активности, все сидят по домам, ходят только за продуктами, и то один член семьи.

И естественно, это означает, что если в первый квартал пропустил Китай, то второй квартал пропускает фактически Европа. И ни надеются, что все закончится к июню. Но допустим, все закончится к июню. Но это означает, что в этот момент Китай отправит в Европу меньше товаров, чем отправлял раньше, потому что здесь меньший спрос, точнее говоря спрос вообще резко ужимается, все занимают консервативную позицию, и это означает, что запускается спираль, когда Китай меньше продаёт в Европу, Европа меньше продаёт в Китай, меньше покупает. Соответственно, между Европой и США тоже начинаются такие диспропорции, потому что все начинают придерживать деньги, и все начинают очень серьёзно экономить. И это всё накладывается ещё на нефтяную войну, которую мы наблюдаем между арабами и Россией, которая тоже носит очень серьёзный характер.

Почему? Потому что из-за того что всё пошло вниз, то образовался избыток нефти, который толкает цены вниз. А поскольку бензоколонки критически зависят от поступлений в бюджет, Саудовская Аравия, страны Залива, для России это очень важно, то они стараются выбросить как можно больше нефти до того момента, пока есть спрос, потому что непонятно, что будет с вирусом.

Ведь вирусологи говорят о том, что вакцина вообще может появиться через год-полтора. Более того, вирусологи говорят о том, что вот сейчас Китай преодолел этот кризис эпидемии, и это означает что люди начнут опять ходить везде. Но как только люди начинают ходить везде, то Китай опять оказывается перед угрозой того что где-то там, где вирус не подавлен, он опять начнёт распространяться, и опять его обнаружить из-за инкубационного периода достаточно сложно. И это значит, что будет новая вспышка до того момента, пока не появится вакцина, не появится иммунитет. И это означает, что все государства, включая США, где тоже по сути сейчас чрезвычайное положение вводится, и способность ввести ЧП в этой ситуации как раз отражает понимание руководством того что это очень серьёзный вызов.

Так вот, это означает, что все такие площадки крупные, все государства оказываются в ситуации, когда они начинают скакать вверх-вниз в рамках вот этого пандемического ритма, когда подавили эпидемию, начинается послабление, людей выпускают, они опять начинают заражаться вирусом. И именно поэтому Меркель говорила, и в Германии говорят, в общем-то большинство специалистов говорят, что вирусом заразится 70% населения, прежде чем мы выйдем на какое-то плато.

Что из этого вытекает. Из этого вытекает для Украины масса серьёзнейших проблем, потому что эта ситуация обрушивает привычную модель мировой экономики, к которой все как-то там приспособились, и которая к тому же находилась в турбулентности с 2008 года, эта турбулентность затихала, развивались какие-то всплески экономической активности из-за того что пришли триллионы долларов необеспеченной ликвидности из-за всех этих количественных смягчений.

Но, как я уже сказал, диспропорции набухли, и вот вирус их взрывает, и поэтому все начинают сжиматься. Все страны начинают думать о том, как защитить свой рынок, потому что тебе нужны маски, тебе нужно соответствующее оборудование, тебе нужны ресурсы для того чтобы решить первостепенную задачу как спасти людей и как стабилизировать экономику.

И по сути это тот… я не знаю, может этот развал уже произошёл, или происходит на наших глазах, трещит модель глобализации, правильно сказать разлетается вдребезги вторая модель глобализации, которая развивалась с 1970-х годов прошлого столетия. Первая провалилась в 1914 году, когда уровень интеграции был в отдельных аспектах выше даже чем сегодня, и закончился Первой мировой войной, Второй мировой войной, которая была на самом деле одной войной, как мы с Бизяевым в нашем обзоре по Первой мировой войне говорили. И как следствие потом понадобилось несколько десятилетий для того чтобы вернуться в новых условиях к тому чтобы создавать единый рынок.

Так вот, ключевое правило заключается в следующем: масштаб проблем становится слишком большим для того чтобы такие государства как Украина могли требовать особого отношения к себе. И это принципиально меняет всё для Украины. И этого не понимает Зеленский.

Возьмём просто: какую линию проводит Зеленский. Он делает аспект на том, чтобы обеспечить мир на Донбассе. И это напоминает ситуацию с избирательной кампанией Порошенко, который вот как раз год назад, помните, первый тур закончился, второй тур начинается, и Порошенко вывешивает борды про агентов Путина. То есть, они заранее там придумали, что если Юля пройдёт во второй тур, то можно будет повесить эти борды и сказать, что есть Порошенко, а все остальные это агенты Кремля. Кто бы не прошёл – тот агент Кремля. Они рассчитывали на то что это будет Юля. Но поскольку кампания поменялась и прошёл Зеленский, то это было ключевой ошибкой, которая взбесила всех. Они вывесили борд, потому что деньги уплачены, разработка борда произведена, в планы кампании всё вписано. И поэтому не задумываясь о последствиях повесили. И это вызвало огромный негативный резонанс.

Так и Зеленский сегодня. Поскольку невозможно получить быстрых экономических успехов (уже), и команда Зеленского провалила экзамен на адекватную экономическую политику благодаря Гетьманцеву и компании, возбудившими ФОПов и всех остальных против себя, то возникает вопрос – а что Зеленский может предъявить. Ну кого-то наказать, справедливость, потому они сейчас зашевелились по поводу ареста Порошенко, его задержания и вот этой всей возни. И новый генпрокурор должен решать именно эту задачу. Или же, что кажется ему самым простым и самым адекватным, заключить мир как можно быстрее любой ценой, достичь мира на Донбассе. И это точно такая же ошибка, из той же оперы как ошибка штаба Порошенко, когда он боролся год назад с Зеленским.

Почему? Потому что на фоне вот этого всего, что я только что нарисовал, проблема Донбасса становится вот такой маленькой. Как это ни прискорбно для многих, но на фоне вот этого всего проблема Донбасса становится почти микроскопической. Поскольку государство должно решить вопрос выживания сотен тысяч, а может быть и миллионов людей. То есть, если Украина вообще не будет предпринимать никаких мер, то реально могут погибнуть десятки, сотни тысяч людей. И это я не нагнетаю.

Таким образом, Украина в 2020 году принципиально не может себя вести как Украина в 2014 году, которая спустя 6 лет не создала экономику военного типа, не вела войну как таковую, и вообще не вела себя как государство которое ведёт войну. То есть, не произошло никакой мобилизации, ничего. И вот мы столкнулись с намного большим вызовом, который требует политики, как я уже сказал, в духе тотальной войны. Потому что вызов охватывает все сферы абсолютно – политику, экономику, безопасность, управляемость и т.д.

Поэтому перед Зеленским и вообще перед украинским государством вызов поистине вселенского масштаба, не преодоление которого чревато рассыпанием государства. Потому что классики, такие как Теда Скочпол, они нас учили о том, что крушения государства происходят вследствие совпадения нескольких факторов.

Первый фактор – фискальный кризис. Фискальный кризис – это по поводу ресурсов, когда государство не имеет ресурсов достаточно, чтобы покрывать свои обязательства. И вот здесь Украина находится в очень опасной ситуации. Потому что её экономика стоит на четырех китах (стояла до последнего момента, их уже нет фактически), которые соответственно если они опрокидываются, то всё. Эти четыре кита, четыре столпа.

Первый – экспортеры. Им ж#па в массе своей. Те кто говорили что сельскохозяйственной стране не грозит падение, потому что жрать будут всегда – посмотрите на падение цен на акции наших сельскохозяйственных компаний до 20% за последнее время. Металлургия в ауте сейчас, идут сокращения. Авиаперевозки – ну вы сами понимаете, что МАУ под большим-большим вопросом, как и десятки авиаперевозчиков по всему миру.

Туристическая сфера неразвитая, в аут улетает. Сфера услуг, в которой занято огромное количество людей – ну, сами рассчитайте, что будет, когда рестораны все сейчас будут закрыты.

Поэтому экспортеры: вопрос сколько мы потеряем. Я думаю как минимум 30% экспорта мы сейчас будем терять.

Дальше. Заробитчане – 12-20 миллиардов долларов, которые они вгоняют в экономику Украины ежегодно. Как мы понимаем, сейчас всё это будет существенно ужиматься: во-первых, потому что ужимаются сами европейские экономики; во-вторых, мы видим, что часть заробитчан возвращается назад. Следовательно, у нас просаживается как минимум, при самом благоприятном исходе (дай Бог чтобы так было), несколько месяцев выпадают из экономики, и мы теряем несколько миллиардов долларов здесь. То есть, я думаю, что если кризис продлится в Европе квартал и в России квартал, то вместо минимальных вот этих 12-ти мы получим по истечению в конце года 7-8, даже будем оптимистами, окей, 10 миллиардов. На два миллиарда меньше. Это всё отражается на нашем платёжном балансе.

Ещё один столп – внешние заимствования, у доноров, евробонды, вот эти быстрые деньги спекулятивные – все под большим вопросом. МВФ, евробонды – все под большим вопросом. У МВФ сейчас будут десятки слабых государств в очереди стоять, которым нужно будет давать деньги, и все будут кричать… И более того, такие крупные европейские страны как Италия с их огромными долгам под 2 триллиона, они сейчас все вопят о помощи. Евросоюз им в этой помощи отказывает, в той, которую они бы хотели получить. Поэтому это под большим вопросом. А у нас выплаты.

И, наконец, четвёртое – ОВГЗ. Ну всё. Тут в принципе все украинские банки ещё до Нового года уже боялись ходить. Валютные спекулянты, которые заходили под ОВГЗ под 17% (это были высокие ставки, которые они хотели заработать), они не хотят идти. Более того, наши соросята плюс рейтинговые агентства типа Morgan Stanley советуют не заходить сейчас в долговые обязательства Украины. Ну соответственно, мы не можем взять через ОВГЗ, достать деньги под закрытие наших обязательств.

Поэтому что – поэтому дыра. Огромная дыра образовывается. А нас ждёт секвестр бюджета, и соответственно масса проблем, которые необходимо будет разрешить.

И в этой ситуации мы задаём вопрос – а что делать? Об этом в следующем видео.

Во второй части рассматривается логика действий украинского государства, чтобы минимизировать издержки кризиса.

Потоп глобального кризиса 2020. Что делать Зеленскому и Украине

Друзья, продолжаю свою лекцию относительно вируса, тотальности вызова, перед которым оказалась Украина. Что по сути это – война. Вызов, перед которым мы оказались, это война. Это не та странная война на востоке Украины, которую можно игнорировать, которую в медиа называют войной, при этом всё работает так как в мирное время, и люди себя ведут так как в мирное время… Нет. Это война в прямом понимании этого слова, потому что она требует напряжения всех ресурсов государства, общества. И соответственно возникает вопрос – что делать? Я на этом закончил свою лекцию. Ответ очень прост – нужно действовать, исходя из той логики вызова, которую я обозначил в прошлой лекции.

Итак, что делать. Первое, на чем сейчас должно сосредоточиться государство, и единственное что оно может сделать – это карантин. Карантин позволяет эпидемию превратить из вот такой, когда очень резко возрастает количество всех заболевших и больницы просто не справляются с ними в вот такую, т.е. задача государства растянуть во времени количество заболевших для того чтобы инфраструктура здравоохранения сумела адаптироваться. А для того чтобы карантин заработал, люди должны понять что это серьёзно. Потому что наше общество до сегодняшнего момента не понимает, что это серьёзно. На следующей неделе будут приниматься законы относительно ужесточения наказания за нарушение карантина, как это в Европе. Допустим, в Польше полторы тысячи долларов по-моему (мне друг говорил) ты платишь если ты выходишь на улицу, нарушая нормы карантина. Или в Италии там тоже от 500 до полутора тысяч. Люди могут выходить только в том случае, если у них есть разрешение от полиции, если брать Италию, и ходить только за едой, в аптеку и т.д.

От этого зависит очень много. Перегруженность инфраструктуры здравоохранения вот в неорганизованном виде, она приводит к тому что гибнут тысячи, десятки тысяч, а то и миллионы людей, как это было во времена испанского гриппа после Первой мировой войны, когда погибли десятки миллионов человек. Почему? Потому что инфраструктура здравоохранения по всему миру, на просторах бывшей Российской империи она была просто разрушена, в западных странах тоже была масса проблем, и потому люди умирали как мухи, не знали ещё к тому же как бороться с этим вирусом. Сейчас тоже как бороться с вирусом ещё до конца не знают, но карантин в Китае позволил добиться растягивания во времени количество заболевших, тогда как в Италии, в Штатах мы сейчас наблюдаем всплеск заболеваемости. Но понятно, что они будут снижать, да и горб будем становиться иным.

Так вот, ключевое, что сегодня должно сделать государство – это убедить граждан в том что это опасность. Поэтому с утра до вечера должны показывать видео, тексты, графику относительно того почему это опасно, чтобы общество поняло, почему оно должно нести издержки. Если завтра представят закон, что наказание будет, не знаю, долларов 500 за то что вы покинете вое помещение вне надобности, то общество это будет воспринимать как попытку узурпации власти, подавить протест ФОПов, в которых я сам участвовал, подавить протесты накануне принятия закона о земле и т.д.

Более того, это вообще становится не приоритетом: ФОПы, закон о земле, медицинская реформа с 1 апреля… Кстати, она у нас стартует или нет? В этих условиях второй этап медицинской реформы 1 апреля, он становиться просто профанацией. Даже не просто профанацией – он становится элементом разрушения и так почти разрушенной системой здравоохранения, о чем мы с Анатолием Якименко в нескольких последних видео неоднократно говорили.

Так вот, государство: а) концентрируется на карантине и на убеждении граждан с утра до вечера в том что это – смертельная опасность, и она принципиально изменяет весь наш порядок и социальные отношения. То есть, похеризма никакого больше быть не может, потому что тот кто кладёт болт на окружающих, он в прямом смысле для них является смертельной угрозой. То есть, человек пошёл, не подумал, зная что он больной идёт в супермаркет или ещё куда-то, заражает вокруг себя – он общественная угроза.

И я у себя в Телеграм канале давал статистику китайскую, как один заражённый вирусом в автобусе распространил вирус на 7 человек в одном автобусе, потом пересел в другой, те, кто заразились, пока доехали домой ещё кого-то заразили. В результате десятки людей заразились от одного человека, который не осознавал, либо зная что он заражён, и действовал так как будто ничего не изменилось. То есть, цена анархии украинской в этих условиях будет чрезвычайно велика. Поэтому государство сейчас должно сосредоточиться на максимальном убеждении граждан в том что это всё серьёзно. И исходя из этого убеждения, можно будет действовать и планировать следующие шаги.

Второе – собственно говоря борьба с вирусом. Вокруг этой борьбы можно выкристаллизовать новое украинское государство, когда огромное напряжение ресурсов в война всегда рождало новое качество государства и если оно побеждало в этой войне. Либо же если его качества было сильное само по себе, то оно в обще-то только укреплялось.

Наше государство никакое, разбалансированное, потому нам необходим переход в другое государственное состояние с другими государственными институтами. И поэтому в этом и есть суть этого кризиса. Это огромный шанс перестроиться и делать те вещи, на которые бы мы никогда не пошли, потому что мы бы услышали: «Ну, це неможливо, це не на часі». Поэтому у Зеленского и у партии власти сейчас одна цель, одна, и больше ничего – победить вирус, остановить вирус как можно быстрее и как можно более эффективно.

Для того чтобы это сделать, как я уже сказал, первое – убеждение; второе – мобилизация ресурсов для того чтобы обеспечить карантин, для того чтобы обеспечить необходимое количество койко-мест, для того чтобы обеспечить аппаратуру и всё остальное.

Ресурсы. Все ресурсы, которые необходимы для чтобы остановить вирус, необходимо перенаправлять с других позиций. То есть, раз это приоритет №1, то необходимо забирать с приоритетов три, четыре и т.д. И необходимо объяснить все остальным, т.е. опять убеждение, почему этим нужно жертвовать. Это то что многие люди не понимают, почему они должны жертвовать. Тем более что они считают, что наше государство несправедливо ведёт себя в отношении к ним.

Поэтому государство должно дать компенсаторы, которое оно может реально дать. Например, сфера услуг, где занято огромное количество людей. Она сейчас очевидно будет страдать от того что во-первых, они сидят на карантине, во-вторых что ресурсы забирают от них и из других сфер. И соответственно они экономически очень серьёзно проседают. Соответственно, что должно сделать государство: государство должно убрать налоги, либо уменьшить налоговое бремя, либо дать им деньги на то чтобы покрыть их затраты. Поскольку наше государство бедное, и поскольку у него огромные затраты будут на то чтобы побороть вот это всё, то компенсаторы должны быть связаны прежде всего со снижением налоговой базы.

Я думаю, что массовым таким компенсатором может быть вообще снятие всех налогов для ФОПов, т.е. ФОПы сейчас должны не платить налоги. Вместо того чтобы этот бред который они придумали реализовывать, государство должно гибко отреагировать и сказать – вы не платите, допустим, в течение года налоги, как в Казахстане сделали на три года налоговые каникулы. Потому что 25 миллиардов плюс-минус, которые дат ФОПы на фоне тех затрат, которые нужны будут вот сюда, и тех потерь, которые понесёт государство из-за падения экспорта и прочего, это ни о чём.

Но это массовая база критическая, как минимум это где-то 2 миллиона ФОПоы, плюс их семьи – это под 5 миллионов активного населения заряженного, мотивированного. Вы их таким образом можете купировать.

Второе – инфраструктура под это всё, строительство инфраструктуры, больниц, покупка аппаратуры, всё. У нас ржали с того что Китай очень быстро строил, типа зачем они так быстро строили. На самом деле, Китай действовал очень быстро и очень правильно. И теперь мы должны действовать в таком же ключе. Это означает, для того чтобы вот этих тяжелобольных, которые будут, 80% больных они в лёгкой форме через это пройдут, но 20%, особенно старшего возраста, они будут требовать госпитализации. И этой госпитализации не хватит на всех в рамках существующей инфраструктуры. Следовательно, нужно быстро строить инфраструктуру. Но не больницы будущего, которые у нас по 15 лет строятся, а буквально вот в таком ключе как китайцы.

Ну я не знаю, за 19 дней мы точно не построим, но по крайней мере чтобы за месяц быстро строить в пяти ключевых миллионниках вот такие вот больницы, комплексы, в которых можно будет просто людей отправлять на карантин, плюс оказывать помощь тяжелобольным.

И под это можно давать ресурсы из госбюджета. Причём ресурсы какие. Например, чтобы построить больницы, нам же не нужно брать валюту и с помощью валюты покупать какие-то дорогие материалы. Для больниц цемент, бетон, это всё есть внутри страны, мы можем это произвести. Нужны рабочие руки, нужна арматура. То есть, Ахметов это всё там может дать и другие олигархи и крупный бизнес. И нужны рабочие руки.

И здесь можно поменять вообще политику государственную финансовую, потому что под вот это НБУ может сделать эмиссию гривны для того чтобы профинансировать такое строительство и заработные платы для людей, которых нужно занять. Кстати, поляки об это же сказали. Моравецкий сказал, что у нас будут инфраструктурные проекты, в которых мы будем занимать таких людей.

Вот если мы здесь апробируем эту модель и она начнёт работать, то через такую эмиссию можно будет и инфляцию не разгонять, и загрузить простаивающие мощности. Потому что допустим, экспортный товар просаживается, а тут начинаешь подгружать под такие инфраструктурные проекты.

Но при этом должна быть чёткая связка государства с бизнесом, потому что тому же Ахметову, или тем же цементчикам нужно говорить, что ребята, если мы действуем так, то вы не покупаете валюту, которую тут же выводите, за 200 лямов покупаете во Франции какой-то особняк, нет, вы покупаете облигации внутреннего займа, вот те вот которые иностранцы здесь вот не покупают в рамках вот этих 4 китов. То есть, вы эти денежки сюда, 50% от прибыли сюда, чтобы бюджет получил возможность дальше финансировать эти расходы, или дальше создавал мультипликатор для других отраслей.

И решение таких задач сформирует управленческий костяк новых менеджеров, которые способны будут быстро решать такие задачи. И по сути решив вопрос эпидемии, мы по сути дальше сможем двигаться в разрешении других задач. Потому что станет очевидным, кто оказался эффективным, кто смог принимать правильные решения, и кого можно выводить в топ. И соответственно кто достоин занимать высокие позиции.

Соответственно, если мы не начнём делать такие простые с одной стороны, но одновременно очень сложные вещи, и реагировать тотально, как все государства сейчас реагируют, то мы придём к этой формуле распада. Первое – фискальный кризис, который мы не закроем за счёт того, что всё 4 базовых столпа, базирующиеся на внешних факторах (гастарбайтеры, экспорт, доноры и евробонды плюс ОВГЗ, которые покупают спекулянты), они резко уменьшаются либо рассыпаются вообще, и государство не может обеспечивать свои базовые потребности.

Как следствие, начинается обвал легитимности. Зеленский потеряет свою легитимность, это единственное на чём сейчас держится его власть в условиях очень плохой управляемости, которую демонстрировал Кабмин Гончарука. И если такую же управляемость будет демонстрировать Кабмин Шмыгаля, то в общем-то легитимность начинает падать, падает, пошла вниз.

Обостряются внутриэлитный конфликт, потому что ресурсов меньше, доступ к ресурсам усложняется, элиты начинают бороться за ресурсы. И это на фоне того что миллионы людей сидят вот в этой экономической депрессии, потому что экономика фактически останавливается из-за внутренних и внешних факторов, из-за вируса и т.д. И плюс страдания десятков тысяч, сотен тысяч, миллионов людей, в зависимости от того какой будет масштаб. Это всё будет легитимность просто обрушивать вниз.

И это всё накладывается на геополитическое напряжение. Ведь мы забыли о России, дорогие мои. Более того, мы забыли не только о России, мы забыли и о других крупных игроках, которые конфликтуют с той же самой Россией. Те же самые, допустим, арабы, которые разбираются на нефти, американцы, которые имеют кучу точек противоречивых, мелкие страны европейские которые имеют проблемы к нам.

В условиях, когда они и сами находятся в условиях фискального кризиса, у них обостряются внутренние противоречия, и там точно так же будет падение легитимности в зависимости от того, кто из них как будет реагировать. То всё это выражается в геополитическом напряжении, которое начинает создавать массу конфликтов. И вот мы, без ресурсов, без адекватного управления… Потому что если мы приходим в эту точку, это означает, что адекватное управление таки не появилось.

Всё это заканчивается четвёртым фактором – восстание масс. Бунт, которые переходит в революцию, либо не переходит в революцию, поскольку заканчивается контрударом со стороны старых элит, но вони вот просто рассыпаются в этих условиях. Либо внешним вторжением со стороны игроков, той же России допустим, которые имеют здесь какую-то свою игру.

Поэтому всё, казаться больше не получится, дорогие мои. Украина или будет, превращается в субъекта, потому что мы страдали в ходе Первой и Второй мировой войны именно потому что мы не были субъектом, мы были объектом, приложение других сил, других субъектов, которые были способны принимать действия. И в общем то страдали.

И здесь будем страдать, если будем дальше плыть вот так вот позорно, как телята, которые постоянно ищут титьку, к которой можно бы было присосаться, будь то титька МВФ, ЕС, СШП либо России, либо ещё какая-то другая титька, которую мы по своей наивности пытаемся найти.

Всё. Титек больше нет, мои родные. Пора взрослеть.

Спасибо за внимание.

—————————————————————————————————————————

Внимательно посмотрите это интервью с американским вирусологом Майклом Остерхолмом,  чтобы понять масштаб и глубину происходящего и прочитайте статью «Коронавирус — это не грипп, самое время испугаться»

Также  рекомендуем к просмотру видео беседы Юрия Романенко с Владимиром Стусом о причинах глобального кризиса и его ключевых чертах. 

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram