Хотя увольнение Кабмином 15 июля зама председателя ФГИУ Игнатовского прошло для СМИ незаметно, оно ознаменовало окончательное фиаско попыток команды Сенниченко выстроить хоть какую-либо систему управления почти тысячью переданных ему госпредприятий.

О невозможности «переварить» Фондом такого большого количества новых объектов, переданных ему другими министерствами и ведомствами для продажи, согласно провозглашённым осенью 2019 года широкомасштабным планам «соросятского» правительства Гончарука, автор писал в своих предыдущих статьях «Анализ приватизационной аферы Зеленского-Гончарука-Милованова–Сенниченка» и «Мировой кризис, приватизация и проблемы управления госпредприятиями в Украине».

Дело в том, что передача ФГИУ госпредприятий для приватизации – это не просто перекладывание бумажек с финансово-бухгалтерскими цифрами и данными о наличие основных и оборотных средств конкретного предприятия со стола руководителя одного государственного учреждения на стол другого. Она включает в себя: создание специальной «передаточной» комиссии с обеих сторон, предварительное проведение аудита госпредприятия, инвентаризацию имеющихся на его балансе и внебалансовых счетах зданий, сооружений, техники, автотранспорта, оборудования, нематериальных активов, в конечном счёте той же офисной мебели. В случае выявления не отражённых в документации крупных основных средств (сооружений, оборудования, техники или нематериальных активов) – проведение их «независимой оценки» и постановку на учёт приказами директора. А в случае обнаружения недостачи или отсутствие каких-либо основных фондов  предполагает обращение в правоохранительные органы для проведения расследований факта воровства государственного имущества.

Но так как правительство Гончарука с молчаливого согласия Офиса президента затеяло реорганизацию высших органов власти (их укрупнение и переименование), и тем самым породило бардак, анархию и, соответственно, усилило коррупцию среди чиновников-исполнителей своих министерств и ведомств вышеназванных процедур, то качественно подготовить госпредприятия и передать их в Фонд госимущества они не могли априори.

В свою очередь сотрудники ФГИУ из-за затеянного руководством приватизационного ведомства общего сокращения его штатной структуры, реорганизации центрального аппарата и укрупнения региональных отделений (объединения 2-3-х в одно) физически не могли более-менее качественно принять такое огромное количество госактивов. О том, что Фонд госимущества «закопался» с приёмом-передачей ему госпредприятий свидетельствует путаница в подсчётах и публичных анонсах самого председателя ФГИУ по поводу количества полученных его ведомством госактивов в управление. Данный факт ещё в марте 2020 года подметил в своей статье общественный активист Дмитрий Качур. Что уж тут говорить о качестве приёма сотрудниками Фонда госимущества финансовой отчётности и инвентаризационных документов (если таковая имелась) каждого госпредприятия, где указаны сотни тысяч, и даже миллионы единиц основных средств (конечно же, по совокупности).

Однако это лишь одна сторона сложившейся ситуации, которая составляет лишь «полбеды». Вторая состоит в том, что ФГИУ должен управлять этим огромным количеством объектов большее или меньшее время. Причём теми из группы малой приватизации (балансовой стоимостью до 250 млн гривен), которые не будут продаваться с первого, второго, третьего и т.д. разОв на частных электронных площадках «ProZorro» от года до 2-х лет. А крупными госпредприятиями (свыше 250 млн гривен) на конкурсах или на аукционах – от 2-х до 5-ти лет.

И в связи с коронавирусным карантином и разворачивающимся мировым финансово-экономическим кризисом можно было не сомневаться, что таковых и «малых», и «больших» госактивов будет очень много. А Фонд госимущества ни по своей структуре (ведь нужны специальные отделы по отраслям управляемых госпредприятий), ни по количеству и ни по качеству специалистов это делать не в состоянии. В профильных министерствах и центральных органах власти, из которых были переданы в ФГИУ предприятия есть хоть какие-то профессионалы по своим направлениям (по крайней мере, хочется надеяться, что ещё остались).

Эти высказанные автором мысли были озвучены в вышеупомянутых статьях ещё в январе-марте 2020 года. К сожалению, как сообщают наши инсайдеры в Фонде госимущества, так оно и произошло…

Уже к концу января - в феврале месяце 2020 года Фонд госимущества по объектам «Малой приватизации» столкнулся со следующей ситуацией. В целях выставить на электронные аукционы «Prozzoro» небольшие госпредприятия, сотрудники ФГИУ, чтобы уточнить данные, расширить их и внести в специально созданный «Каталог продаж» (запущен 13 февраля) начали обзванивать руководство переданных им от министерств и ведомств объектов по тем телефонам, которые были указаны в полученных бумагах. По многим госпредприятиям номера оказались несуществующими. Тогда Фонд госимущества начал писать письма с обратным уведомлением по указанным в «передаточных документах» адресам. Они стали возвращаться обратно по причине отсутствия по ним получателей.

Заместитель председателя Фонда госимущества Сергей Игнатовский, отвечавший в то время за «блок управления» в ФГИУ начал обращаться на своём уровне в министерства и ведомства, которые передали Фонду эти «малые госпредприятия». Там, образно говоря, сделали «удивлённые лица», посочувствовали глубокомысленно, но сказали, что раз ФГИУ принял от них данные объекты, то разбирайтесь сами. Типа это уже не наша проблема, и писать нам запросы по этому поводу бесполезно.

Игнатовский и другой зам председателя Тарас Елейко, отвечающий за приватизацию в Фонде, устроили, по информации от инсайдеров, настоящий скандал Сенниченко, заявив, что больше не будут принимать на основе 2-3 листов, без проведения необходимой инвентаризации и аудита, малые госпредприятия (а среди них много предприятий среднего уровня по старой приватизационной классификации, на которых трудятся сотни . и даже тысячи работников) от других министерств и ведомств, в которых лишь указаны название объекта, ФИО директора, код ЕГРПОУ, адрес расположения предприятия и контактный телефон. Они потребовали проводить, как требует закон, положенную при приёме-передаче инвентаризацию и аудит объекта. И только на их основе «брать на себя» данное конкретное госпредприятие.

Но, как известно, ЗЕ-команда во всём устроила турборежим в государстве. И сам срыв артикулированных Президентом и главой правительства Гончаруком темпов приёма-передачи госпредприятий от министерств и ведомств Фонду госимущества ставил под угрозу пребывание на должности самого Сенниченка. Поэтому он не прислушался к здравому смыслу, а пошёл по пути «уломки» Игнатовского, и тот продолжил порочную практику «взятия на баланс» неизвестно чего на 2-3 листах. По всей видимости, председатель Фонда госимущества «купил» Игнатовского тем, что согласился назначать в Наблюдательные советы и членами правлений крупных госпредприятий его людей. Как известно, эти креатуры получают ну очень приличные денежные вознаграждения в размере нескольких сот тысяч гривен. И всё ли они оставляют себе, или проявляют «благодарность» по отношению к назначившим их на «синекуру» благодетелям – вопрос риторический. На эту версию наталкивает тот факт, что сам Игнатовский был назначен главой Набсовета «Одесского припортового завода», стал также  членом НС ещё ряда лакомых крупных госкорпораций, но в июле текущего года вдруг неожиданно был уволен ну по о-о-о-очень странным обстоятельствам (остановимся на данном факте ниже).

Тарас Елейко же «успокоился/удовлетворился» тем, что начал для своей должностной подстраховки посылать запросы по «партизанским» объектам «Малой приватизации» на имя … Сергея Игнатовского.

Популярные статьи сейчас

Журналистка заявила, что Ермак «слил» Цемаха России за $40 миллионов

В России рассказали, как Кернес, Добкин, Фукс и Димент "продали" Путину Харьковщину

В США спрогнозировали, сколько боевики продержатся на Донбассе без Путина

Украинцам подсказали, когда будет проведена следующая индексация пенсий

Показать еще

Однако тот главным «полем» приложения своих должностных усилий избрал не исправление ситуации с приёмом-передачей «малых» госпредприятий от других министерств и ведомств, а пристраивания себя и своих людей в руководство лакомых госпкорпораций. ТО ЕСТЬ, ГРУБО ГОВОРЯ, НАЧАЛ ОТРАБАТЫВАТЬ СВОИ «ШКУРНЫЕ» ИНТЕРЕСЫ.

Конкретными примерами такой «гнилой» управленческой практики руководства Фонда госимущества стали не только отель «Днепр», но и такие голубые фишки украинской промышленности как  «Электротяжмаш», «Объединенная горно-химическая компания»,  «Центроэнерго», «Хмельницк»-, «Черкассы»-, «Запорожье»-, «Николаевоблэнерго», в акционерных капиталах которых государство является мажоритарным собственником, «Одесский припортовый завод». К чему привела ситуация назначения своих людей, или не имевших до их назначений в названные предприятия к представляемым ими отраслям экономики никакого отношения, или замазанным в коррупционных схемах (например, внештатного советника главы Фонда Алексея Беспалова), автор проанализировал во второй части статьи «Приватизация отеля «Днепр» как апофеоз некомпетентности команды Сенниченко». Любой желающий может ознакомиться.

Особенно пикантная ситуация сложилась с «Одесским припортовым заводом». 9-10 июля большинство украинских СМИ облетела новость, что НАБУ под процессуальным руководством Специализированной антикоррупционной прокуратуры задержали человека, который пытался дать взятку главе Фонда государственного имущества Дмитрию Сенниченко в размере $800 тыс. Что это якобы уже вторая «неудачная» попытка подкупить руководителя этого ведомства.

У автора сразу же появилось подозрение, что это лишь новая версия уже апробированного ранее главой ФГИУ для сохранения на должности манёвра с превентивным разоблачением «взяткодателей» шита ещё более «белыми нитками», чем предыдущущая в январе 2020 года. Спрашивается:  откуда такой скептиуцизм? Во-первых, какой идиот будет предлагать Сенниченко взятку после того, как он вроде бы уже один раз сдал антикоррупционным органам «заинтересантов» для вхождение своей фирмы/людей в давальческие схемы на «Одесском припортовом заводе».

Во-вторых, ну допустим, что автор заблуждается и не прав в оценке первого и второго случаев с предложением неправомерной выгоды председателю Фонда госимущества. Тогда возникает вопрос: что же это за дебил, который пытается Сенниченко «втюхать» значительно меньшую сумму в размере $800 тысяч (против $5 млн в первом случае с ОПЗ) за решение кадровых вопросов аж по двум госпредприятиям – «Черкассыоблэнерго» и … тому же ОПЗ? Ну явно у НАБУ не было больше под рукой кэша для фото-и видео-демонстрации совместного с Фондом «маски-шоу» действа.

В-третьих, о театральной постановочности последнего «взяткодавания» являются результаты первого задержания трёх коррупционеров. Несмотря на анонсированную НАБУ и САП в СМИ ещё в апреле информацию о завершение следствия по $5 млн и передаче «дела» в суд, как то незамеченной и не отреагированной со стороны правоохранительных органов прошло сообщение, что 28 мая коллегия судей Высшего антикоррупционного суда приняла приговор и утвердила соглашение о признании виноватости между прокурором Специализированной антикоррупционной прокуратуры и бывшим адвокатом, которого обвиняли в совершении криминальных правонарушений, предусмотренных ч. 4 в. 369 КК Украины. Суд признал обвиняемого виновным и назначил ему наказание в виде 5 лет лишения свободы. В то же время, согласно ст. 75 КК Украины, суд освободил обвиняемого от отбывания наказания в виде лишения свободы с испытанием с экзаменом сроком на 3 года. ИНЫМИ СЛОВАМИ, ОН ПО СУТИ ОСТАЛСЯ НЕ НАКАЗАННЫМ.

В-четвёртых, СМИ по последнему случаю взяткодательства (правильнее сказать - «взятковтирательства») раскопали информацию, что якобы «лаве» в размере $800тыс предназначались Сенниченко за назначение руководителей двух государственных предприятий («Одесского припортового завода», а также сохранения в должности нынешнего директора  «Черкассыоблэнерго»), а также продление действия договора ОПЗ и коммерческой фирмой на поставку давальческого сырья. Но «простите Христа ради», но ведь на «Одесском припортовом заводе» на тот момент были главными руководителями люди Сенниченка - главой Наблюдательного совета ОПЗ его зам Сергей Игнатовский, а и.о. Генерального директора помпезно разрекламированный Сенниченко с Игнатовским и утверждённый Кабмином по представлению председателя ФГИУ в конце января 2020  года – «крутой» по словам самого Сенниченка  менеджер Николай Синица. Тот в последние до назначения на руководящий пост в  ОПЗ несколько лет занимал должность и.о. директора ГП «Украинское государственное аэрогеодезическое предприятие»(!), и являлся владельцем и председателем правления торговой марки «Два гуся» (!!). Что ни говори – НУ СУПЕР ОТРАСЛЕВОГО СПЕЦИАЛИСТА ДЛЯ «ОДЕССКОГО ПРИПОРТОВОГО ЗАВОДА» ПОДОБРАЛ ГЛАВА ПРИВАТИЗАЦИОННОГО ВЕДОМСТВА. Соответственно, Игнатовский и Синица подобрали себе некомпетентных в отрасли остальных членов правления и Наблюдательного Совета ОПЗ.

Но есть ещё одно, пятое обстоятельство, которое вскрывает истинную причину поимки НАБУ «Взяткодателей» Сенниченко. Так, по утверждению журналистов интернет-издания «Укррудпром», главная фишка произошедших событий была связана не только с ОПЗ, но и с «Черкассыоблэнерго». Его руководитель Олег Самчук. Как проинформировал  инсайдер «Укррудпрома» в ФГИУ на этом госпредприятии хищение на хищении (наверно, врут), так как там до сих пор сидят люди Порошенко. Чтобы оставаться на своих должностях они регулярно заносили одному из заместителей главы ФГИ «откаты». «Но в какой-то момент руководители Фонда решили, что та сумма, которую им предлагают, несоизмерима с тем, что выводят из предприятия и с потенциальными рисками раскрытия. И потому дали ход делу. А заодно и пропиарились» - утверждают журналисты сайта «Укррудпром».

Правда это или нет – судить не нам, а правоохранительным органам. Но факт остаётся фактом, что за корпоративное управление в Фонде госимущества отвечал Сергей Игнатовский. Значит тень подозрения в коррупции падает на него. Это с одной стороны. А с другой стороны, сразу же после задержания НАБУ так называемого «взяткодателя» для Сенниченко, тот своим приказом уволил с должности председателя Наблюдательного совета «Одесского припортового завода» Сергея Игнатовского (!?) и назначил на его место себя. Это стало первым за всю историю украинской приватизации случаем, когда председатель Фонда госимущества сам занял такой не соответствующий его должности  и служебным обязанностям ИЛИ ОПЯТЬпост. Его функция – общее руководство всеми процессами. Ну и как мы уже писали в начале статьи 15 июля Кабинет Министров «по-тихому» уволил Игнатовского с должности зама главы ФГИУ.

Возникают закономерные вопросы:

1) Если Сергей Игнатовский, ведя в Фонде госимущества блок корпоративного управления госактивами, действительно был замешан в получение взяток за назначение/сохранение в должностях директоров, членов правления и Наблюдательных советов госпредприятий. То почему против него НАБУ и САП не открыли уголовные дела?  Или общественность, господа, Сытник и Холодницкий, что-либо не знает? ИЛИ ОПЯТЬ «СОРОСЯТА» ПРИКРЫВАЮТ «СОРОСЯТ»?

 

2) Если же Игнатовский не виноват, а его оклеветали, то почему его уволили, вместо того, чтобы публично извиниться? Ведь тень подозрения пала именно на него.

3) До каких пор председатель Фонда госимущества будет проводить не просто дилетантскую, а преступную кадровую политику на госпредприятиях, которые переданы ФГИУ в управление, и которая добивает и так «дышащий на ладан» государственный сектор экономики? 

Однако идиотизм и коррупционость нынешнего председателя Фонда госимущества Дмитрия Сенниченко  из-за потакательства  ЗЕ-власти видно неизлечима( а может результат «соросятского» лоббирования и давления - ?). На заседание Кабинета Министров 29 июля 2020 года заместителем главы ФГИУ был назначен Денис Кудин. По этому поводу Сенниченко разродился следующим постом на ФБ: «Сьогодні Уряд призначив Дениса Кудіна заступником Голови Фонду державного майна, який відповідатиме за напрям корпоративного управління.

Денис Кудін має понад 16 років досвіду з розбудови систем стратегічного та операційного управління підприємствами, впроваджував кращі практики корпоративного управління у виробничих підприємствах та паливно-енергетичному секторі, роздрібній торгівлі, легкій промисловості та управлінні проектами.

Має ступені MBA від Лондонської бізнес школи (Великобританія) та від Колумбійського університету Нью-Йорку (США). За першою освітою юрист-міжнародник (Інститут міжнародних відносин Київського національного університету ім. Т. Шевченка)».

Но уже поверхностное знакомство с бизнес-биографией Дениса Кудина говорит о следующем: На период деятельности Кудина на предыдущем месте работы в сети автозаправок WOG он занимался развитием нового формата АЗС, ориентированного на продажу кофе и фастфуда. А также выведением гастрономического бизнеса в отдельный от топливного вид предпринимательства. Он был на должности директора по розничной продаже на WOG. То есть человек хорошо развивал гастрономический бизнес на заправках и в других помещениях. Причём здесь внедрение лучших практик корпоративного управления? У человека есть хорошее образование, на которое он затратил как минимум лет 5-6-ть из своей 16-ти годовой «Трудовой практики», есть достижения в каких-то сферах бизнеса (гастрономичном и кофейном), но зачем же натягивать эти достижения на корпоративное управление крупными промышленными госпредприятиями и госкорпорациями?

Господин, Сенниченко! Вам что не хватило назначения Виктора Бусько и.о. директора на «Электротяжмаш», которого сначала трудовой коллектив, а затем Харьковский суд отстранил от должности из-за коррупции,  непрофессионализма и игнорированию государственных интересов от выполнения должностных обязанностей. Или другого профессионального «кулинара-кондитера» Николая Синицы, владельца торговой марки «Два гуся», которому вы поручили руководить в кризисное и критическое для «Одесского припортового завода» время, и которого из-за профнепригодности сегодня хотите заменить.  Или того же Игнатовского , который не только  не имел никакого опыта руководства крупными промышленными предприятиями, но и в 2011- 2013 годах завалил в статусе директора юридического департамента предприятия санацию агрохолдинга «Мрия». И поэтому в силу своей некомпетентности и непрофессионализма вместо выполнения обязанностей госслужащего, начал использовать свою должность для личного обогащения? Или же великого специалиста в окологостиничном бизнесе, Эвелину Сапожкову, которая в первые же два месяца своей работы загнала отель «Днепр» в убытки?

НУ НАДО ПРИЗНАТЬ УМЕЕТ СЕННИЧЕНКО ПОДОБНО ЭКС-ПРЕМЬЕРУ ГОНЧАРУКУ С НАГЛЫМ, ЛИЦЕМЕРНЫМ И САМОДОВОЛЬНЫМ ВЫРАЖЕНИЕМ ЛИЦА ВЫДАВАТЬ СВОИ КОСЯКИ ЗА «УСПЕХИ» И «ВЕЛИКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ». НУ ХОРОШО ЭТОМУ УЧАТ В «СОРОСЯТСКИХ» БУРСАХ.

Для читателей, которые не в курсе сути сложной функции Фонда госимущества по корпоративному управлению госпредприятиями объясним следующее. У каждого государственного предприятия, которое переходит в управление Фонда госимущества для последующей приватизации есть директор или председатель правления. А у крупных заводов, фабрик и госкомпаний, прошедших процедуру корпоратизации, есть Наблюдательные советы. Государство в этих предприятиях и акционерных обществах имеет право решающего голоса. Именно оно через ФГИУ решает, кто будет директором, членом Правления и Наблюдательного совета.

Но кроме назначения руководящего менеджмента, процедуры управления госпредприятиями Фондом госимущества включают в себя: утверждение уставов и годовых планов финансово-хозяйственной деятельности, анализ/мониторинг результатов их выполнения, контроль за своевременностью начисления и перевода дивидендов государству, согласование трат крупных денежных средств по приобретениям и заимствованиям, списанию вышедших из строя основных фондов и покупке нового оборудования и техники, урегулированию проблемных вопросов с Кабинетом Министров и местными органами власти.

До недавнего времени рядом госпредприятий управлял центральный аппарат Фонда (как правило крупными), а некоторыми (как правило средними и малыми) – областные  управления. Но после произведённого осенью 2019 года укрупнения последних ФГИУ (из 2-3-х формировали одно) практически всеми госпредприятиями, как большими, так и средними/малыми стал управлять центральный аппарат ФГИУ. Так как другие министерства и ведомства авралом передали ФГИУ около тысячи госпредприятий (даже в Фонде госимущества точно не знают цифру), какой там творится бумажно-бюрократический бардак можно только догадываться. А на самих объектах - коррупция и разворовывание их имущества менеджментом. В общем-то об этом и написана статья. Но после назначения Сенниченко и Шмыгалем на блок корпоративного управления Фонда госимущества очередного  «кулинара-кондитера» соросятского «разлива» ТАК И ХОЧЕТСЯ ЗАОРАТЬ:

ЗЕЛЕНСКИЙ, ШМЫГАЛЬ И СЕННИЧЕНКО РЕШИЛИ ПО РАЗНАРЯДКЕ МВФ ОКОНЧАТЕЛЬНО СВОЕЙ «СОРОСЯТСКОЙ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКОЙ» ДОБИТЬ ГОССЕКТОР УКРАИНСКОЙ ЭКОНОМИКИ? НЕУЖЕЛИ ВЫ НЕ МОЖЕТЕ УЧИТЬСЯ НА СВОИХ СОБСТВЕННЫХ ОШИБКАХ? Хотя представляется, что этот возглас будет лишь «криком вопиющего в пустыне».