Накрывающий Украину медицинский и экономический «цунами» заставляет центральную власть не только пересмотреть свои планы и программы, которые она артикулировала в 2019 – начале 2020 годах, но и переориентировать свою практическую деятельность с установок неолиберальной идеологии на солидаристские концепты социал-либерализма или даже социал-демократии.

Объективные обстоятельства требуют изменить приватизационную политику власти

Это не в последнюю очередь относится к озвученным намерениям как экс-правительства Гончарука, так и Кабинета Министров Шмыгаля провести масштабную приватизацию остатков украинских госпредприятий (13%-15% от стоимости всех украинских активов). Их реализация в сегодняшних условиях противоречит здравому смыслу не только с экономической точки зрения, так как стоимость и без того обесцененных в предыдущие годы войной и экономическим кризисом госактивов упадёт «ниже плинтуса», но и с организационной, в связи с тем, что вряд ли по большинству выставляемых на продажу гособъектов возникнет хоть какая-то конкуренция. Ведь из-за существующей неопределённости по поводу дальнейшего разрастания пандемии коронавируса и, соответственно, динамики падения мировых и отечественных товарных и финансовых рынков бизнесмены больше склонны придерживать свободные деньги на всякий «пожарный случай», а не вкладывать их в активы.

Вот что говорит по этому поводу один из наиболее авторитетных отечественных специалистов Фондового рынка, активно принимавший участие в приватизации с середины 1990-х годов в качестве финансового посредника, директор Института развития экономики Украины Александр Гончаров: «Когда ещё такое было, чтобы все биржевые товары, включая золото, а также американские, европейские и азиатские фондовые индексы находились в красной зоне. Мировые рынки в панике! Все мои знакомые местные бизнесмены готовы распродавать все свои украинские активы, чтобы выйти в кэш (деньги). В здравый смысл решений Кабмина и Рады они уже не верят. Вера только во всемогущий кэш, желательно в наличные доллары США и евро».

Но катастрофическое снижение стоимости госпредприятий и отсутствие конкуренции при проведении конкурсов по их продаже по объективным обстоятельствам важные, но не основные причины, почему в сегодняшних условиях необходимо срочно приостановить процесс приватизации госактивов и пересмотреть позицию власти по отношения к госсобственности в Украине. Главная причина состоит в том, что возникшая на сегодня ситуация в стране и в мире из-за пандемии коронавируса и мирового кризиса настоятельно требует отказа от МВФовских рецептов трансформации отечественной экономики, в частности, и смены парадигмы мышления руководства нашего государства в вопросах государственного строительства, в целом. По- простому говоря, ЗЕ-команде нужно избавиться от неолиберальных установок в социально-экономической политике и оперативно взять «на вооружение» какой-либо вариант из солидаристских концепций. Например, концепты и практические рецепты социал-демократической, или хотя бы социал-либеральной идеологий (это тема для отдельной статьи).

И если кто-то подумает, что совет автора является теоретическим, а не практическим глубоко ошибается. Обосную своё утверждение и в целом позицию по этому вопросу (кто не любит читать длинных статей, смотрите сразу её выводы).

Если верить последним высказываниям ряда высокопоставленных чиновников отставленного Кабмина Гончарука и остающегося ещё при должности его креатуры - председателя ФГИУ Дениса Сенниченко, министерства и другие центральные органы власти на 3 марта 2020 года передали в управление Фонда госимущества для последующей приватизации 961 госпредприятие.

Но, во-первых, передача ФГИУ госпредприятий для приватизации – это не просто перекладывание бумажек с финансово-бухгалтерскими цифрами и данными о наличие основных и оборотных средств конкретного предприятия со стола руководителя одного государственного учреждения на стол другого. Это, как автор уже подчёркивал в своей статье «Анализ приватизационной аферы Зеленского-Гончарука-Милованова–Сенниченка», включает: создание специальной «передаточной» комиссии, предварительное проведение аудита госпредприятия, инвентаризацию имеющихся на его балансе и внебалансовых счетах зданий, сооружений, техники, автотранспорта, оборудования, нематериальных активов, в конечном счёте той же офисной мебели. В случае выявления не отражённых в документации крупных основных средств (сооружений, оборудования, техники или нематериальных активов) – проведение их «независимой оценки» и постановку на учёт приказами директора.

Но так как правительство Гончарука с молчаливого согласия Офиса президента затеяло реорганизацию высших органов власти (их укрупнение и переименование), и тем самым породило бардак, анархию и, соответственно, усилило коррупцию среди чиновников-исполнителей своих министерств и ведомств вышеназванных процедур, то качественно подготовить госпредприятия и передать их в Фонд госимущества они не могли априори.

В свою очередь сотрудники ФГИУ из-за затеянного руководством приватизационного ведомства общего сокращения его штатной структуры, реорганизации центрального аппарата и укрупнения региональных отделений (объединения 2-3-х в одно) физически не могли более-менее качественно принять такое огромное количество госактивов. О том, что Фонд госимущества «закопался» с приёмом-передачей ему госпредприятий свидетельствует путаница в подсчётах и публичных анонсах самого председателя ФГИУ по поводу количества полученных его ведомством госактивов в управление. Данный факт подметил в своей статье общественный активист Дмитрий Качур. Что уж тут говорить о качестве приёма сотрудниками Фонда госимущества финансовой отчётности и инвентаризационных документов каждого госпредприятия, где указаны сотни тысяч, и даже миллионы единиц основных средств (конечно же, по совокупности).

Однако это лишь одна сторона сложившейся ситуации, которая составляет лишь «полбеды». Вторая состоит в том, что ФГИУ должен управлять этим огромным количеством объектов большее или меньшее время. Причём теми из группы малой приватизации (балансовой стоимостью до 250 млн гривен), которые не будут продаваться с первого, второго, третьего и т.д. разов на частных электронных площадках «ProZorro» от года до 2-х лет. А крупными госпредприятиями (свыше 250 млн гривен) на конкурсах или на аукционах – от 2-х до 5-ти лет.

И в связи с «перспективами» нарастающей пандемии коронавируса и разворачивающимся мировым финансово-экономическим кризисом можно, если быть реалистом, не сомневаться, что таковых и «малых», и «больших» госактивов будет очень много. А Фонд госимущества ни по своей структуре (ведь нужны специальные отделы по отраслям управляемых госпредприятий), ни по количеству и ни по качеству специалистов это делать не в состоянии. В профильных министерствах и центральных органах власти, из которых были переданы в ФГИУ предприятия есть хоть какие-то профессионалы по своим направлениям (по крайней мере, хочется надеяться, что ещё остались). К тому же руководство Фонда в связи с введением из-за пандемии коронавируса чрезвычайной ситуации в Киеве заявило о переводе большей части сотрудников на удалённый (дистанционный) режим работы.

Кто-то скажет, что выходом из сложившейся ситуации может стать «продажа» подобных объектов по принципу голландских аукционов, то есть путём понижения цены до нулевой или даже минусовой стоимости. Но для последнего варианта у нашего государства, как известно, нет денег на такие доплаты по известным всем обстоятельствам. Да и большинство наших граждан безоплатную приватизацию не поймёт. Посчитает, что просто руководство Фонда госимущества, Минэкономики и «молодцы» аля-Нефёдов из «ProZorro» коррупционным путём раздали госактивы СВОИМ.

Итак, единственным путём обеспечения интересов государства, а, следовательно, и представляемого им народа, является коренное реформирование системы управления госпредприятиями. Безусловно это тема отдельной, а может быть даже нескольких специальных статей.

Но тут напрашивается закономерный вывод, что нашей власти вообще, с точки зрения продекларированной автором выше необходимости отказаться от копеечной и в целом преступной в нынешних условиях приватизации, нужно переориентироваться с эфемерных планов поиска эффективных частных собственников (последние 25-30 лет показали, что для развивающихся стран это неолиберальный миф), на повышение роли оставшихся в госсобственности активов …

1) в государственном регулировании тех сегментов отечественной экономики («Центрэнерго», «Одесский припортовый завод», «Сумыхипром», «Электротяжмаш», «Объединённая горно-химическая компания», «Артёмсоль Украины», «Укрспирт» и т.д.), которые связаны с обеспечением национальной безопасности страны;

2) для формирования площадок инновационного развития страны посредством немногочисленных (КБ «Южное», «Хартрон», «Артём», НПО «Киевский завод автоматики» и ряд других, ныне запланированных к приватизации), но всё же имеющихся в Украине высокотехнологичных госпредприятий;

3) в поиске опорных точек для увеличения количества небольших предприятий АПК по переработке сельскохозяйственной продукции;

4) создания или модернизации предприятий лёгкой промышленности, способных заместить импорт тех или иных не сложных в производстве товаров массового потребления и критической медицинской продукции, необходимой для преодоления пандемии коронавируса;

5) в регулировании через государственные банки финансового сектора экономики страны и проведения протекционистской кредитно-денежной политики в интересах отечественного производителя и всех граждан.

Практическую реализацию данного подхода необходимо начать с аудита потенциальных возможностей оставшихся в госсобственности активов. Как неоднократно артикулировали в СМИ высокопоставленные чиновники Кабинета Министров и глава Фонда госимущества всего таковых в Украине насчитывается 3643 предприятия, из которых порядка 2300 работающих, а 1300 являются фактическими банкротами. И если «поскрести по сусекам», то среди и первой, да и второй групп (см. ниже) найдутся очень даже перспективные «кандидатуры» для перевода нашей экономики на бОльшую или меньшую самодостаточность. Наиболее показательным примером в этом плане является «Укрспирт».

Почему власть не использует возможности государственной монополии для увеличения производства антисептиков?

«Укрспирт» под одним названием включает в себя два государственных холдинга (ГП и «Концерн»), объединяющих под своим управлением 81 субъект хозяйственной деятельности. До конца прошлого года как минимум 29 предприятий концерна находились в затяжном процессе банкротства, а из 20 функционирующих спиртзаводов ГП «Укрспирт» - 10-ть работали в режиме нелегального производства пищевой и технической «огненной воды» (как исторически возникла подобная ситуация можно узнать из статьи автора «Приватизация «Укрспирта»: что делать с ликёро-водочной анархией в Украине».

Правительство Гончарука при активном участие руководителей Офиса Президента Андрея Богдана и Юлии КовАлив запланировало все заводы «Укрспирта» к приватизации. Причём как-то хитро. Во-первых, почему-то не поставив их в авангард распродажи, хотя как говорится «сам Бог велел», так как это небольшие привлекательные предприятия, уже имеющие своих потенциальных покупателей в лице их нынешних криминальных патронов или владельцев ликёро-водочных компаний. И во-вторых, аврально приняв в конце 2019 года закон о ликвидации с 1 января 2020 года государственной монополии на производство спирта, что потенциально обваливало до мизера цену выставляемых на приватизацию всех государственных спиртзаводов. Да и в подавляющем большинстве стран мира производство спирта является государственной монополией. То есть коррупционные уши бывших и настоящих функционеров Офиса Президента (надеемся, что не самого Зеленского) в данной ситуации торчат откровенно.

Но накатившаяся на Украину в марте текущего года вслед за другими странами мира пандемия коронавируса выявила, что у нас в стране отсутствует достаточное количество необходимой для таких кризисных и авральных ситуаций запасов спирта и спиртосодержащей жидкости для медучреждений и дезинфекции рук, тела и помещений. Чтобы хоть в какой-то мере компенсировать данную ситуацию и.о. директора ГП «Укрспирт» Сергей Блескун 18 марта заявил, что предприятие запускает в связи с повышенным спросом на медицинский спирт и для компенсации недостающих объёмов производства 4-ре завода (хотя уверен, что их подпольную работу просто легализировали). А 19 марта, что ГП по данной же причине временно прекратило экспорт спирта. Конечно же, классно, что «робята» держат «нос по ветру».

Но возникает один маленький-большой вопрос: почему руководство предприятия совместно с государством в лице Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства не предусмотрели и установление для нашего обнищавшего населения адекватных цен на их продукцию в это критическое для всего народа время? Сегодня, как справедливо отметил Александр Дубинский в одном из последних своих видео-блогах, 5-ти литровая бутылка антисептика стоит 2500 гривен. Конечно же, накручивают и частные производители этой на сегодня дефицитной продукции, и аптеки, но ведь антисептик на 75%-85% состоит из спирта.

А для специалистов, экспертов и чиновников из Минэкономразвития, которые ныне рулят «Укрспиртом», не секрет, что и в лучшие времена при себестоимости производства спирта в 10 гривен его отпускали ликёроводочным компаниям по 25-30 гривен. То есть с прибылью от 250% до 300%. Можно представить, какую официальную, и тем более теневую маржу «спиртовики» получают сегодня. А ведь ГП «Укрспирт» - государственное предприятие, и при наличии госмонополии на производство своего основного товара высшие органы власти в сегодняшних условиях просто обязаны регулировать цену и на исходный, и на конечный продукт, даже если последний производят частные юрлица.

Иными словами, нынешняя ситуация с пандемией коронавируса показывает:  заводы «Укрспирта» не должны приватизироваться, а монополия государства на производство их базового продукта должна быть восстановлена.

 

Почему Абромавичус и Найем не могут наладить производство аппаратов вентиляции лёгких?

Вторым примером безответственного и бестолкового использования госпредприятия для борьбы с последствиями пандемии коронавируса может служить Киевский завод «Буревестник», входящий в госконцерн «Укроборонпром». У него есть техдокументация и необходимое оборудование для производства аппаратов искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ). По утверждению и.о. руководителя «Буревестника» Виталия Ходзицкого интернет-изданию Mind завод мог бы в течение трех месяцев собрать 100 таких аппаратов. По его словам, выпускаемые «Буревестником» ИВЛ стоят около 270 тыс гривен (порядка $10 тыс.), тогда как ИВЛ немецкой компании Draeger - от 40 тыс евро. И цены на них, с учетом эпидемической ситуации в мире, ежедневно растут.

Но самостоятельно завод в связи с проходящей процедурой его банкротства и существующими долгами запустить производственный процесс не может. «Буревестник» создан в 1967 году как составная часть ВПК Украины для производства сложных радиолокационных систем для судостроительной промышленности СССР. Специализировался также на производстве высокотехнологичной медицинской аппаратуры, в частности аппаратов ИВЛ («БРИЗ»), стерилизаторов, медицинского оборудования и специальной медицинской мебели.

По информации завода, по состоянию на первое полугодие 2008 года «Буревестник» поставил медучреждениям Украины 3110 аппаратов ИВЛ. Освоенные в производстве аппараты позволили перекрыть весь возрастной диапазон пациентов от новорожденных («Малютка») до взрослых («Фаза-8», «Бриз»). Аппарат ИВЛ «Бриз-Т» разработан для нужд скорой медицинской помощи и медицины катастроф.

Завод вошел в состав «Укроборонпрома» в 2010 году в связи с созданием госконцерна, а в ноябре 2011 года было возбуждено дело о его банкротстве по инициативе «Киевэнерго» (на сегодняшний день долг завода по электроэнергии достиг 6 млн гривен), и с тех пор он фактически не ведет деятельности. Иначе говоря, «Буревестник» банкротят, так как на него из-за земли положил глаз Ахметов, а завод до октября 2019 года был в списке запрещённых к приватизации.

По словам Виталия Ходзицкого наиболее реалистичный вариант запуска на «Буревестнике» производства аппаратов ИВЛ - если заказчиком выступит какое-либо другое предприятие в составе «Укроборонпрома» или сам концерн, а «Буревестник» будет осуществлять сборку, наладку и программирование оборудования.

«Но никаких поручений со стороны «Укроборонпрома» мы не получали. И у меня такое впечатление, что заниматься руководству концерна этим вопросом неинтересно», — цитирует издание Mind Ходзицкого. Но автор статьи уверен, что дело даже не в этом: ни Абромавичус, ни Найем, ни другие руководители госконцерна, как впрочем и все «соросята», не способны продуктивно управлять ни госпредприятиями, ни госорганами. Причём не только в «кризисные», но и в «спокойные» времена.

Иначе говоря, приведённые примеры «Укрспирта» и «Укроборонпрома» свидетельствуют, что НЕОБХОДИМА КАРДИНАЛЬНАЯ ПЕРЕСТРОЙКА СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ КАК НАЗВАННЫМИ КОНЦЕРНАМИ И ИХ ЗАВОДАМИ, ТАК И ВСЕМИ ГОСПРЕДПРИЯТИЯМИ В ЦЕЛОМ.

Эта проблема остаётся острой и нерешённой с начала 1990-х годов. Историю поисков и трансформации механизмов управления государством своими предприятиями автор подробно осветил в своей статье «История и современные мифы о корпоративном управлении госсобственностью в Украине».

Проанализируем, как обстоят дела с этим вопросом у нынешнего руководства Фонда госимущества

Как мы уже писали выше, количество переданных в ФГИУ предприятий только за период октябрь 2019 года – февраль 2020 года составляет 961. И ими надо управлять большее или меньшее время.

У каждого государственного предприятия, которое переходит в управление Фонда госимущества для последующей приватизации есть директор или председатель правления. А у крупных заводов, фабрик и госкомпаний, прошедших процедуру корпоратизации, есть Наблюдательные советы. Государство в этих предприятиях и акционерных обществах имеет право решающего голоса. Именно оно через ФГИУ решает, кто будет директором, членом Правления и Наблюдательного совета.

Но кроме назначения руководящего менеджмента, процедуры управления госпредприятиями Фондом госимущества включают в себя: утверждение уставов и годовых планов финансово-хозяйственной деятельности, анализ результатов их выполнения, контроль за своевременностью начисления и перевода дивидендов государству, согласование трат крупных денежных средств по приобретениям и заимствованиям, списанию вышедших из строя основных фондов и покупке нового оборудования и техники. 

До недавнего времени рядом госпредприятий управлял центральный аппарат Фонда (как правило крупными), а некоторыми (как правило мелкими) – областные (региональные) управления. Но после произведённого осенью 2019 года укрупнения последних ФГИУ (из 2-3-х формировали одно) практически всеми госпредприятиями стал управлять центральный аппарат Фонда.

После назначения председателем приватизационного ведомства в сентябре 2019 года Дмитрия Сенниченко он через решение Кабмина назначил себе замом Сергея Игнатовского, которому поручил блок корпоративного управления. Тот в 2015-2019 годах являлся директором юридического департамента агрохолдинга «Мрия», который безуспешно проходил процедуру санации, а в 2011 – 2013 годах был директором по правовому обеспечению «Метинвест холдинга» Ахметова-Новинского.

Манёвры ФГИУ и олигархов вокруг «Одесского припортового завода»

Первым делом Сенниченко начал «наводить порядок» на «Одесском припортовом заводе». 7 ноября 2019 года приказом главы Фонда госимущества были прекращены полномочия старого председателя Наблюдательного совета ОПЗ и назначен на его место заместитель главы Фонда Сергей Игнатовский. 24 января 2020 года 24 января, Кабмин по представлению ФГИУ назначил исполняющим обязанности председателя правления ПАО «Одесский припортовый завод» Николая Синицу. Тот в последние несколько лет занимал должность и.о. директора ГП «Украинское государственное аэрогеодезическое предприятие», и являлся владельцем и председателем правления торговой марки «Два гуся».

2 марта текущего года ФГИУ заменил двух членов Наблюдательного совета ОПЗ на сотрудников Фонда. 19 марта 2020 года решением Набсовета предприятия были заменены 4-ре члена правления «Одесского припортового завода». Причём трое из 4-х вновь назначенных ранее никакого отношения к сфере производственной и коммерческой деятельности ОПЗ не имели. И это при том, что при старом руководстве «Одесский припортовый завод» по результатам хозяйственной деятельности за 2019 год впервые с 2015 года закончил с чистой прибылью 3,092 млн гривен.

Чтобы сделать «хорошую мину при плохой игре» и хоть как-то оправдать назначение на должность и.о. директора человека, абсолютно далёкого от сферы деятельности ОПЗ, Сенниченко по согласованию с правительством и при помощи НАБУ разыграл постановочное шоу по задержанию группы лиц, которые якобы предлагали ему взятку в размере $5 млн за назначение председателем правления «Одесского припортового завода» нужного человека.

Параллельно с кадровыми перестановками на ОПЗ, в результате которых значительно уменьшилось количество отраслевых профессионалов в руководстве предприятия, ставленники ФГИУ в Наблюдательном совете ухитрились провести иотменить результаты конкурса по отбору компаний на поставку давальческого сырья (минеральных удобрений) «Одесскому припортовому заводу». Причина – победа в тендере компании Коломойского-Хомутинника «Укрнефтебурение», которая предложив значительно более высокую цену, сумела обойти семерых конкурентов, в том числе азербайджанскую «Сокар», которую правительство Гончарука и руководство ФГИУ прочили на роль будущего инвестора припортового завода.

В качестве оправдания своих действий Наблюдательный совет ОПЗ назвал опасения, что владельцы компании-победителя сделали свои «значительно завышенные, экономически необоснованные ценовые предложения с целью получить рычаги управления припортовым заводом и взять его под свой полный контроль, не допустив в последующем его приватизации.

Оцените «красоту» игры руководства Фонда госимущества: в то время как в Украине развёртывается пандемия коронавируса, а в мире - финансовый кризис, Сенниченко и Ко больше нечего делать, как сначала менять на проблемном госпредприятии профессиональный менеджмент ОПЗ на дилетантов. Конечно же, если не исходить из коррупционных интересов самого Сенниченко и Игнатовского (о них расскажем ниже). А потом дестабилизировать работу госпредприятия по поиску партнёров под предлогом что кто-то неправильно победил в организованном ими же самими конкурсе.

Ахметов при содействии ФГИУ застолбил свои позиции на «Электротяжмаше»

Следующей «управленческой жертвой» Фонда госимущества стал «Завод «Электротяжмаш». 27 ноября 2019 года Кабинет Министров по представлению зампреда ФГИУ Игнатовского (в прошлом  менеджера Ахметова) утвердил назначение и.о. директора этого госпредприятия Виктора Бусько. Тот с 2012 по февраль 2018 года занимал должность генерального директора украинского предприятия «Запорожогнеупор», входящего в группу «Метинвест» Ахметова-Новинского, а затем продолжал карьеру в этом же частном олигархическом холдинге.

ГП «Завод «Электротяжмаш» специализируется на производстве мощных гидрогенераторов, турбогенераторов для ТЭС и АЭС, электродвигателей для приводов прокатных станов, шахтных подъемников, тягового электрооборудования для железнодорожного и городского транспорта.

Бусько сменил назначенного Кабмином 26 июня 2019 года Дмитрия Костюка, который был отобран по итогам конкурса на должность директора данного госпредприятия. В случае с назначением Бусько никакого конкурса не было.

«Антикризисный» менеджмент Игнатовского сразу же дал свои результаты. В конце декабря прошлого года глава Харьковской облгосадминистрации обратился с письмом к президенту, премьеру и главе Фонда госимущества с просьбой вмешаться в ситуацию, так как у «Электротяжмаша» появились долги за электроэнергию и завод получил уведомление о возможном отключении от электроснабжения. 22 января предприятие остановило цех литейного производства из-за отсутствия сырья. На предприятие возникла задолженность по зарплате, которая привела к однодневной забастовке работников литейного цеха. Это была первая невыплата аванса за последние 15 лет работы завода.

Руководство ФГИУ не может справиться с коррупционно-давальческими схемами Коломойского на «Центрэнерго»

Параллельно с сомнительными управленческими манёврами на ОПЗ и «Электротяжмаше» руководство Фонда госимущества ввязалось в войну с Игорем Коломойским на «Центрэнерго». Как известно, с июня 2019 года исполняющим обязанности гендиректора этой госкомпании стал Владимир Потапенко. В сентябре 2019 года Кабинет Министров по представлению и.о. председателя ФГИУ Трубарова узаконил его назначение в качестве «Врио» гендиректора. Потапенко привел на «Центрэнерго» свою команду, которая заменила людей, приближённых к Кононенко - соратнику экс-президента Порошенко.

После смены менеджмента энергокомпания начала заключать прямые договора на поставку электроэнергии с предприятиями группы «Приват». Кроме того, «Центрэнерго» подписало договор на поставку угля с ООО «Нафта Форс», учредитель и директор которой, по данным СМИ, тесно связан с Коломойским.

Осенью 2019 года разразился скандал из-за того, что «Центрэнерго» отказалось закупать уголь у отечественных шахт, начало его якобы приобретать в России и ДНР по завышенным ценам, и продавать произведенную электроэнергию по заниженным тарифам ферросплавным заводам Коломойского.

26 февраля 2020 года Кабинет Министров по предложению Фонда государственного имущества согласовал назначение Александра Корчинского исполняющим обязанности генерального директора ПАО «Центрэнерго».

Тот ранее был гендиректором компании «Технова» (Черниговская ТЭЦ) и является приближённым к Ахметову, который скупил 1/3 долгов  энергокомпании.

В ответ прежнее руководство «Центрэнерго» заблокировало главный офис предприятия, чтобы воспрепятствовать заходу нового гендиректора. А 28 февраля 2020 года Окружной административный суд Киева запретил Фонду госимущества совершать действия, направленные на смену членов дирекции ПАО «Центрэнерго». В частности, - увольнять и.о. гендиректора компании Владимира Потапенко, и вносить соответствующие изменения в госреестр. До сих пор ситуация не изменилась. Таким образом, руководство ФГИУ, с одной стороны, втянувшись в «войну» между Ахметовым и Коломойским продемонстрировало свою заангажированность интересами одного из олигархов, а с другой стороны, показало свою правовую беспомощность.

Но «мудрые» управленческие решения руководства Фонда госимущества по ОПЗ, «Электротяжмашу» и «Центрэнерго» блекнут по сравнению с тем, что Сенниченко, Игнатовский и Ко сотворяют с «Объединенной горно-химической компанией». Подробно осветил сложившуюся ситуацию в этом предприятие известный журналист Сергей Лямец.

Титановые ГОКи ОГХК хотят отдать россиянам предательски и за «копейки»

«Объединенная горно-химическая компания» – это гигант, который монопольно добывает в Украине титановую руду. В неё входят два горно-обогатительных комбината: Иршанский и Вольногорский. До Евромайдана их арендовал Дмитрий Фирташ, а после на их базе создали государственную компанию. Какое-то время ОГХК относили к орбите влияния и коррупционных схем партийного сподвижника Яценюка Николая Мартыненко. Однако после открытия на последнего уголовных дел три года назад на предприятие был назначен нейтральный менеджмент.

По результатам 2019 года компания продемонстрировала хорошие показатели. В 2020 году ОГХК собиралась произвести и продать за рубеж около 400 тысяч тонн титановых концентратов. Это обеспечивало огромные поступления в валюте, что само по себе ценно.

Правительство Гончарука решило выставить компанию на приватизацию. И тут, когда уже настало время объявлять конкурс, собирать заявки и собственно продавать – государство вдруг меняет менеджмент. Формально, для удержания контроля над предприятием. Наверное, чтобы менеджмент, который до этого заставлял ГОКи работать суперприбыльно, вдруг не довел компанию до убытков?

25 февраля без всякого конкурса приказом по ФГИУ исполняющим обязанности председателя правления ОГХК был назначен помощник лидера «ОПЗЖ – за жизнь» Виктора Медведчука Михаил Макаров. Именно так в предыдущие годы поступали олигархи, когда хотели приватизировать предприятие. Через власть они просто ставили на предприятие своего человека, и тот готовил компанию к продаже в нужные руки. Выписывал условия конкурсов, перестраивал закупки и поставки, и конечно же, наращивал убытки предприятия. В общем, рулил как надо.

Но главная «фишка» смены руководящего менеджмента компании заключалась в том, что одновременно с Макаровым пришли два советника – англичанин Питер Девис, который уже в марте был назначен первым заместителем председателя правления, и Татьяна Гогенко. Они оба являлись «парашютистами» из транснационального холдинга Glencore. Последний тесно связан с российским капиталом: ему принадлежат доли в «РусАле» (8,65%) и казахском «Казцинке» (50,7%). А в 2018 году Glencore за 300 млн евро купила 0,57% акций российской "Роснефти", которой управляет ближайший друг президента России Игорь Сечин.

19 марта Фонд госимущества в дополнение к Девису и Гогенко назначил ещё двух членов правления – раввина (!) Натана Хазина и бизнесмена из сферы мелкой телефонии Юрия Кияшко, которые ну никакого отношения к горнодобывающей промышленности не имеют.

По мнению Сергея Лямца, ФГИУ убрал старое правление, потому что оно отказывалось остановить поставки своим контрагентам. Это привело бы к разрыву контрактов и убыткам на сотни миллионов. В государственной компании – это уголовно наказуемое преступление. Новое ручное и заангажированное правление готово же выполнять любые указания руководства Фонда по переориентации поставок стратегического сырья на российский рынок.

Иными словами, прибыльную, стратегически важную и перспективную украинскую госкомпанию БЕСПЛАТНО ОТДАЛИ В ПОЛЬЗОВАНИЕ МАЛО ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ МЕНЕДЖМЕНТУ, К ТОМУ ЖЕ БЛИЗКОМУ К РОССИЯНАМ. Разве в сегодняшних условиях это не предательство государственных интересов?

При смене менеджмента госкомпаний на «нужных» людей руководство Фонда госимущества пользуется старым бюрократическим приёмом

Оно не проводит публичных конкурсов, а назначает приказом главы ФГИУ И.О. директора или председателя правления. Как справедливо заметил член общественного совета при ФГИУ Дмитрий Качур, массово институт «исполняющих обязанности» руководителей госпредприятий и учреждений ввело правительство Владимира Гройсмана. По-видимому, оценив преимущества и.о. для удовлетворения своих шкурных интересов, потому что для Государства это всегда плохо. Премьер Гончаренко и его «голубая креатура» председатель Фонда госимущества Сенниченко лишь продолжили эту практику.

И тут надо вспомнить законодательно-нормативную базу формирования руководящего менеджмента государственных структур. Система его обязательного конкурсного отбора была введена в 2006 году законом Украины №185-V «Об управление объектами государственной деятельности». В 2016 году законами № 1405-VIII, №8331-д и № 1475-VIII в него внесли дополнения, которыми сделали обязательными конкурсы по отбору членов Наблюдательных советов крупных госпредприятий и госбанков.

Правовое же регулирование отношений, связанных с назначением исполняющих обязанности директора, председателя/члена правления/наблюдательного совета, как определил своим решением Верховный суд в 2019 году, осуществляется на основании Кодекса законов о труде Украины, разъяснений Госкомитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы и Секретариата ВЦСПС (профсоюзов)  «О порядке оплаты временного заместительства» от 1965 года № 30/39 (в редакции от 11 декабря 1986 года), что действует в части, которая не противоречит КЗпП Украины и другим нормативно-правовым актам Украины.

Звучит, конечно же, как бред, но наши ЗЕ-реформаторы в лице Сенниченко и Игнатовского и Ко используют эти нормативные документы в своих коррупционных целях. Но в постановлении Кабинета Министров Украины № 777 от 3 сентября 2008 года говорится: «До объявления конкурсного отбора или на период проведения конкурсного отбора субъект управления на срок, который не может превышать 3-х месяцев, временно возлагает выполнение обязанностей или назначает исполняющего обязанности руководителя предприятия». В соответствии с тем же нормативным документом Кабмина – решение об объявлении конкурса по отбору руководителя предприятия принимается не позже чем через 20 дней после открытия вакансии руководителя предприятия.

А теперь вспомним, что до назначения 24 января 2020 года и.о. директора «Одесского припортового завода» эта должность была более года свободна. Причём после захода в Фонд «ЛГБТ-ой команды» - почти пять месяцев. И это не удивительно: для Гончарука, Сенниченко и Игнатовского требования постановления Кабмина не обязательны для выполнения.  Предполагаемая причина – коррупционные интересы «команды голубых». Посмотрим, как они в дальнейшем соблюдут 3-х месячный срок назначения исполняющими обязанности руководителей ОПЗ, «Электротягмаша», «Объединённой горно-химической компании», «Центрэнерго» и ещё нескольких десятков других госпредприятий. Тем более, что только за сентябрь-декабрь 2019 года, если верить словам экс-руководителя МЭРТ Милованова, были уволены старые директора и на их место назначены и.о. на 47 госпредприятиях.

И это речь идёт только об организации конкурсов по отбору директоров и председателей правления госпредприятий. А о проведение аналогичных процедур в отношение конкурсного отбора и назначения большого количества членов Наблюдательных советов вышеназванных и ряда других крупных госпредприятий и компаний согласно законов Украины № 1405-VIII, №8331-д и № 1475-VIII что-то не слышно совсем. В этом вопросе произвол руководства приватизационного ведомства и правительства полнейший.

Кто-то может сказать, что руководство Фонда госимущества в лице председателя Сенниченко и зама Игнатовского, отвечающих за корпоративное управление госкомпаниями, лишь проводники и исполнители чужой воли. А именно, или отечественных олигархов, или укоренившихся в Украине со времён президентства Порошенко агентов внешнего влияния (как западных, так и российских). Это вроде бы так, но не совсем так…

Сенниченко и Игнатовский активно «внедряют» в госкомпании своих людей в личных интересах 

Например, помимо замены менеджмента на ОПЗ, «Электротяжмаше», «Объединённой горно-химической компании» и «Центрэнерго» руководство ФГИУ без конкурса осуществило назначение членом Наблюдательных советов 5-ти государственных облэнерго в Николаевской, Хмельницкой, Черкасской, Запорожской и Харьковской областях. Причём в НС последних трёх ввело  внештатного советника главы Фонда Алексея Беспалова. Это вызвало немалый резонанс в СМИ, так как его фамилия фигурирует в расследовании НАБУ о выведении госсредств на счета частной компании «Енергомережа». До 2015-го Беспалов возглавлял Наблюдательный совет этого частного предприятия, а после – стал первым заместителем директора государственного «Николаевоблэнерго».

Компанию «Енергомережа» возглавлял Дмитрий Крючков, который в Верховной Раде заседал в Комитете по вопросам топливно-энергетического комплекса. В 2015 году облэнерго, которые находились в управлении Фонда госимущества, заключили с «Енергомережой» договора о переуступке долгов крупных предприятий - потребителей услуг. В результате «Енергомережа» получила на свои счета средства предприятий для расчетов с облэнерго и перевела их частным лицам и компаниям. Вследствие чего государство понесло ущерб на миллионы долларов.

Показательно, что после одной из своих публичных лекций, Сенниченко отказался отвечать на вопрос журналиста о причинах назначения Беспалова членом Наблюдательных советов 3-х государственных облэнерго. Проигнорировал глава ФГИУ и вопрос другого присутствовавшего на лекции журналиста по поводу конкурсов на должности в ФГИУ. По информации того, победители этих конкурсов определены заранее, а сами конкурсы являются фикцией. Чтобы не отвечать на неудобные вопросы, Сенниченко просто быстро покинул мероприятие вместе со своими помощниками.

Такая страусиная политика главы ФГИУ закономерно привела к публичным акциям протеста против коррупционных схем в Фонде госимущества из-за сомнительных и непрозрачных конкурсов на должности в ведомстве и в управляемых им госпредприятиях. А трудовой коллектив АО «Хмельницкобленерго», в котором 70% акций принадлежит государству, обратился с «Открытым письмом» к Президенту, в котором заявил, что выступит с забастовкой, если место старого заслуженного директора, который обеспечивает высокие показатели предприятия, по распоряжению Фонда госимущества в статусе И.О. займёт В. Гапонов. Ни один из предшественников Сенниченко на посту председателя ФГИУ такой «чести» за такое короткое время пребывания на должности не удостаивался.

Маскировочные манёвры руководства ФГИУ по сокрытию кадровых махинаций

Чтобы хоть как-то замаскировать и обелить свои кадровые махинации глава Фонда госимущества публично анонсировал сотрудничество своего ведомства с общественной организацией «Кадровый резерв». Объявление об этом он разместил на сайте приватизационного ведомства 14 февраля 2020 року. В последующем, по этому поводу ФГИУ даже разместил несколько рекламных роликов на центральных ТВ каналах (уверен, что за счёт бюджетных средств Фонда).

Но создание «Кадрового резерва» ФГИУ для назначения руководителей госпредприятий не предусмотрено действующим украинским законодательством. Оно, как мы уже отмечали выше, регламентируется постановлением Кабинета Министров Украины № 777 от 3 сентября 2008 года. Однако, как следует из объявления Фонда, Сенниченко и его подчинённым «типа наплевать» на требования данного нормативного документа, так как они намерены допускать до участия в конкурсе на должности и.о. руководителей госпредприятий только участников из Кадрового резерва.

При таком раскладе эти задекларированные мероприятия нельзя назвать иначе, как имитационными, так как их результаты могут быть элементарно оспорены в судах гражданами, чьё гражданское право участвовать в конкурсах ФГИУ нарушит. Да и сам факт того, что на должности и.о. директоров, глав и членов Правлений и Наблюдательных советов «вкусных» госкомпаний руководство Фонда госимущества назначает своих людей без конкурса и на своё усмотрение, а непривлекательных/убыточных госпредприятий – делает вид что отбирает конкурентным путём - свидетельствует о стремление Сенниченко и Ко замаскировать свои кадровые махинации.

Как на практике реализуются шкурные интересы руководства Фонда госимущества через назначение своих доверенных лиц на должности директоров/председателей/членов правления/наблюдательных советов можно увидеть на примере «Одесского припортового завода».

Так в начале марта 2020 года правление ОПЗ во главе с его новым председателем Николаем Синицей объявило конкурс по отбору оценщика для определения рыночной стоимости одной акции в 100% пакете акций ПАТ «Одесский припортовый завод» по состоянию на 19.03. 2020 года.

Формально это нужно, если миноритарный акционер не согласится с решением общего собрания акционеров и потребует выкупить свои акции. Так записано в профильном законе. Почему там не написали, что при этом он может договориться с обществом о цене – не понятно.

Миноритарных акций ПАО «Одесский припортовый завод» аж 0,43%, остальные - за государством. В 2019 году при продажах в 1,119 млрд гривен ОПЗ показал убытки в 750,5 млн гривен. Более того, у акционерного общества огромные долги за ранее поставленный газ, зафиксированные решениями судов (порядка $315 млн перед компаниями Дмитрия Фирташа и 2,5 млрд гривен долгов перед «Нафтогазом»), и, соответственно, отрицательный собственный капитал – - 6 170 млн гривен. То есть предприятие неплатежеспособно.

В марте месяце были проведены две сделки с акциями ОПЗ по цене 1 гривня за штуку. 0,43% акций миноритарных владельцев – это всего 3,5 млн акций. То есть речь идет о сумме 3,5 млн. гривен. А ожидаемая цена тендера на оценку этих акций– 2,4 млн гривен. Иными словами, предприятие-банкрот за оценку своих акций, которые завтра могут превратиться в туалетную бумагу для бомжей (все остальные пользуются специальной рулонной) готов заплатить $100 тыс.

Но и это еще «цветочки». Оказывается, если судить по объявлению руководства ОПЗ, чтобы принять участие в конкурсе по определению стоимости одной акции этого ПАО, оценочная компания должна иметь 8-мь очень опытных специалистов, 5-ть из которых должны иметь международные сертификаты RICS TEGOVA (по оценке недвижимости, а не акций). Фирма также должна иметь опыт оценки заводов, которые насчитывают 20 000 и больше единиц основных фондов по Национальным и Международным стандартам оценки (к слову сказать, ни те, ни другие не содержат стандартов по оценке акций). Какое значение имеет количество основных фондов для оценки акций – совсем не понятно.  А еще участники тендера должны пройти аккредитацию на предприятие банкроте.

То есть 8-мь опытных оценщиков объектов в материальной форме (зданий, сооружений, оборудования, машин и материальных запасов) будут сидеть месяц и анализировать несколько годовых финансовых отчетов эмитента, или как его можно сравнить с другими нормальными АО, чтобы сделать вывод о его банкротстве.

Безусловно, условия участия в конкурсе по отбору оценщика одной (само по себе бред) акции ОПЗ разработал не менеджмент предприятия, а руководство Фонда госимущества. Ведь напомним, что в Наблюдательном совете завода, возглавляемом зампредом ФГИУ Сергеем Игнатовским, большинство членов являются сотрудниками приватизационного ведомства. В Фонде вопросы оценки курирует зампред Андрей Егоров, который в 2005 -2006 годах трудился оценщиком в «Бюро Маркуса». Из этого факта можно сделать предположение, что, с одной стороны, искусственное раздувание задач оценки одной акции припортового завода по задачам, по содержанию, и, следовательно, по стоимости заказа, преследует цель определить какую-либо из компаний (или консорциум фирм), патронируемых патриархом оценочной деятельности в Украине, и, по совместительству профессионального «папы» Егорова, - Якова Маркуса. Подтверждением этой протекционистско-коррупционной версии является факт включения «Бюро Маркуса» в состав инвестиционных советников для подготовки к приватизации 3-х «вкусных» госпредприятий: «Угольной компании «Краснолиманская», «Президент Отеля» и «Индар». А с другой стороны, позволит руководству ФГИУ через своих доверенных людей «припудрить себе нос» деньгами «Одесского припортового завода».

Сразу отметим, что это не единственный источник «левого» зарабатывания денег Сенниченко и Ко. Другим таковым для руководства ФГИУ являются немалые суммы, которые по распоряжению Кабмина и Фонда госимущества, выставляемые на конкурсную продажу крупные госпредприятия должны заплатить из своих средств (в Госбюджете и на счету ФГИУ на это денег нет) отобранным комиссиями иностранным приватизационным советникам.

Практика привлечения инвестиционных советников стала в Украине бизнесом «соросят»

Она активно начала внедряться с 2015 года. Например, в то время совместная комиссия представителей «Одесского припортового завода» и Фонда госимущества отобрала на конкурсе финансовым советником для приватизации предприятия швейцарский банк UBS, в котором в 2000-е работал топ-менеджером тогдашний глава ФГИУ Игорь Билоус. Цена услуг иностранного советника составила $1 млн и оплатил их, несмотря на тяжёлое экономическое положение, сам ОПЗ. Как известно, все три попытки продать 99%-й пакет акций предприятия в 2016-2017 годах оказались безуспешными. Но швейцарский банк UBS свои деньги получил. Игорь Билоус, без сомнения, тоже.

Обязательное участие иностранных советников в подготовительных процедурах к продаже на конкурсах/аукционах крупных госпредприятий и госкомпаний было закреплено в новом приватизационном законе № 7066, принятом в январе 2018 года. Его детальный анализ автор сделал в статье «Власть узаконила коррупцию и госизмену в приватизации».

В данном же материале важно лишь отметить, что, во-первых, за всю историю независимой Украины не было ни одного примера успешной приватизации крупного или малого гособъекта с помощью иностранного советника. Те же облэнерго, приобретённые американской компанией AES Corporation (владельцы наши бывшие сограждани) в 2001 году, и та же «Криворожсталь» на повторном конкурсе в 2005 году, были приватизированы без их участия.

Комментирую практику привлечения иностранных инвестиционных советников к приватизации в Украине крупных госпредприятий уволенный в марте 2020 года экс-первый зампредседателя правления «Одесского припортового завода» Николай Щуриков заявил: «Если проанализировать предыдущие приватизации ОПЗ, в том числе несостоявшиеся, можно отметить, что сам процесс привлечения советников и аудиторов стал бизнесом. За их услуги платятся миллионы гривен, и не за результат, а за сам процесс. И прошу заметить, что после срыва нескольких попыток приватизации – никто не был привлечен к ответственности. У меня, в частности, создалось впечатление, что это превратилось в еще один способ зарабатывания огромных денежных средств».

И, во-вторых, если по старому приватизационному законодательству для определения стартовой стоимости объекта на конкурсе отбирался «независимый оценщик», который по публичным методикам рассчитывал цену госпредприятия, и их рецензировали и утверждали специалисты Фонда госимущества, а в дальнейшем содержание отчётов экспертов могли проверить  правоохранительные органы, то теперь деятельность инвестиционного/иностранного советника как «чёрный ящик» — от начала и до конца не известна, не подконтрольна и не подотчётна украинским институциям.

При этом ИНОСТРАННЫЕ СОВЕТНИКИ ЗА СВОЮ «РАБОТУ» ПОЛУЧАЮТ СОТНИ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ, НЕ НЕСЯ АБСОЛЮТНО НИКАКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА РЕЗУЛЬТАТЫ СВОЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Выгода получателями «левых» комиссионных при привлечение иностранных советников могут являться только бывшие инвестиционные банкиры типа Билоуса/Сенниченко, которые и после избрания президентом Порошенко в 2014 году, и Зеленского в 2019 году, просто оккупировали большинство руководящих должностей в отечественной экономике и финансовом секторе. Они знают, как договориться «вась-вась» со своими иностранными «коллегами», не подставляясь под удар украинских антикоррупционных органов.

ФГИУ необходимо срочно разорвать по причине «форс-мажора» договора с отобранными приватизационными советниками

К настоящему времени ФГИУ подписал соглашения с инвестиционными советниками по подготовке к приватизации 6-ти крупных госпредприятий, в которых определены гонорары и условия их консалтинговой работы. Так гонорар компании «KPMG Украина» в составе консорциума Baker McKenzie, Henniger Winkelmann Consulting в качестве советника по «Заводу «Электротяжмаш» - должен согласно договора составить 7,682 млн гривен и 1,49% от суммы продажи предприятия.

Компания «BDO корпоративные финансы» в составе консорциума Baker McKenzie, Baker Tilly Ukraine и ASSET EXPERTISE по подготовке ПАО «Объединенная горно-химическая компания» должна по договору получить 12,258 млн гривен и 1% от суммы продажи предприятия.

Компания Pericles Global Advisory в роли советника по продаже «Одесского припортового завода» - $855 тыс и 1,74% от суммы продажи предприятия.

Гонорар компании «Конкорд Консалтинг» в составе консорциума KPMG, «Бюро Маркуса» (напомним, фирмы «папы» зампреда Фонда Егорова), Redcliffe Partners должен составить за свои слуги по подготовке «Угольной компании «Краснолиманская», «Президент Отеля» и «Индара» 6,5 миллиона гривен и 1,7% от суммы продажи названных предприятий.

Причём сразу обращу внимание, что два последних предприятия относятся к группе объектов «малой приватизации» (балансовой стоимостью до 250 млн гривен), и поэтому для них не предусмотрено привлечение инвестиционных советников. Поэтому можно утверждать, что руководство Фонда госимущества здесь действует по принципу «если нельзя по закону, но очень хочется, то тогда можно для себя любимых» (привет НАБУ).

Как видно из приведённой информации, суммы гонораров оплаты консультационных услуг инвестиционных советников исчисляются сотнями тысяч долларов. На них могут подзаработать не только собственники компаний-победителей и задействованные в них для работы сотрудники, но и хорошо поживиться руководители Фонда госимущества. Если учесть, что договора с инвестиционными советниками были заключены в августе-сентябре прошлого года, следовательно, им уже перечислены приличные авансовые платежи. И хочется надеяться, что не более 30%.

 

При нынешних же «форс-мажорных обстоятельствах», когда для каждого из названных выше предприятий каждая копейка «на вес золота», так как её можно направить на помочь их работникам, необходимо срочно разрывать договора с инвестиционными советниками. Ведь и так их бесполезно-имитационная деятельность (см. выше), и туманные перспективы нахождения иностранных покупателей объектов за хоть какие-то разумные, не вызывающие подозрения в коррупционном сговоре деньги, по мере расширения пандемии коронавируса и последующего нарастания мирового экономического кризиса приближаются по экспоненте к нулю.

ВЫВОДЫ:

1) Пандемия коронавируса и провоцируемый ею мировой экономический кризис объективно должны ускорить процесс переосмысления украинским обществом значения государственного сектора для развития страны, его роли в наращивании импортозаместительных производств и увеличении уровня самодостаточности отечественной экономики.

2) Нынешняя власть и отечественный правящий класс в целом должны отказаться от дальнейших попыток приватизации стратегических, монопольных, оборонных и общественно значимых госпредприятий и госкомпаний, и разработать целевую программу их финансовой поддержки и  технологической модернизации.

3) Ведущие политические силы страны должны заставить Верховную Раду незамедлительно разработать и оперативно принять закон Украины «О национализации общественно значимых предприятий страны для обеспечения жизненно важных интересов граждан и государства в критических ситуациях», и по примеру США, Франции и Испании начать его практически реализовывать.

4) Проведение аудита оставшихся в собственности государства предприятий призвано выявить дополнительные возможности страны для наращивания импортозамещающих производств товаров народного потребления.

5) Повышение роли и значения госсектора в преодолении последствий пандемии коронавируса, кризиса и выведении экономики страны на устойчивый путь развития требуют коренного реформирования системы управления госпредприятиями и активами.

6) Реформирование системы управления госпредприятиями требует отмены законов № 1405-VIII, №8331-д и № 1475-VIII от 2016 года, которыми предоставлены неограниченные полномочия иностранным членам Наблюдательных советов крупных госпредприятий/госкомпаний/госбанков, и которыми они фактически выведены из-под контроля и управления государства.

7) Нынешнее руководство Фонда госимущества, проводящее в первую очередь интересы внешних агентов влияния, во вторую, – отечественных олигархов, в третью, – свои личные шкурные, и лишь в последнюю, – государственные, не способно предложить и хоть с каким-то конструктивным результатом осуществить реформирование системы управления госсобственностью. И поэтому ТРЕБУЕТ БЫСТРЕЙШЕЙ ЗАМЕНЫ.

8) Глава ФГИУ Сенниченко и его зам Игнатовский активно используют шулерские приёмы для обхода законодательных норм по конкурсному отбору кандидатур на должности руководителей госпредприятий, членов их Правлений и Наблюдательных советов. Поэтому правоохранительные органы должны расследовать все факты юридических нарушений руководства Фонда госимущества и ответственных работников Кабинета Министров в этом вопросе.

9) Необходимо срочно разорвать все договора с посредниками на подготовку госпредприятий к приватизации, и секвестрировать все потенциальные расходы Фонда госимущества на организацию их конкурсных продаж.

10) Важно активизировать и кардинально перестроить деятельность правоохранительных органов по контролю над госактивами, предотвращению и наказанию за коррупционные оборудки с ними.

11)  Провести аудит результатов приватизации за все годы Независимости Украины и опубликовать его для ознакомления всех граждан.

 Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.