В чем разница между налоговыми реформами МинФина и Комитета ВРУ

Андрей Длигач, для "Хвилі"

гривна_2

Украина вновь стоит перед выбором — влачить нищенское существование или решиться на кардинальную модернизацию.

Это не просто выбор стратегии. Это выбор системы ценностей: то ли сохранение «наследия» и патернализм, то ли развитие и ответственная свобода и доверие. До сих пор Украина выбирала первое.

Отсюда и экономика, в которой доминируют металлургическо-химические олигархи и АПК (и это при том, что изношенность металлоконструкций в экономике по подсчетам Внешпромэкспертизы — более 90%, то есть практически вся инфраструктура должна быть выстроена заново). Отсюда и голосование на выборах за «начальников». Особо ярко выбор между «сохранением» и «развитием» проявился в двух моделях налоговой реформы — соответственно проект МинФина и законопроект 3357 либеральной налоговой реформы (т.н. законопроект Южаниной), разработанный налоговым Комитетом ВР на основании концепции Коалиции гражданских экспертных групп (ГП «Нова Країна», РПР и других).

В чем разница между концепциями?

Концепция Министерства финансов по замыслу разработчиков должна обеспечить макроэкономическую стабильность, что в нынешних условиях означает консервацию коррумпированной налоговой системы, зарплаты «в конвертах», высокий уровень тенизации экономики и самый низкий уровень ВВП на душу населения в Европе. Налоги фактически повышаются — в частности налог на доходы физических лиц повышается до 20%. Якобы снижение до 20% ЕСВ фактически и так отвечает уже принятому понижающему коэффициенту. При этом НДС сохраняется на уровне 20%, а налог на прибыль (повышается с 18% до 20%) по-прежнему позволяет налоговой вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий. С 5% до 20% повышается налог на дивиденды (что конечно, снизит и без того невысокую привлекательность банковской системы). Для малого бизнеса в концепции МинФина заложено фактическое уничтожение упрощенной системы учета и единого налога. Данный законопроект не только не способствует стимулированию предпринимательской активности, он еще фактически уничтожает перспективу развития новых индустрий — таких как ИТ, разработка программного обеспечения, креативные индустрии.

Законопроект 3357 устанавливает более справедливую налоговую систему, отвечающую потребностям устойчивого экономического развития, делает фактически бессмысленной теневую экономику, нейтрализует коррупцию налоговых органов. Особенностью законопроекта есть существенное снижение налогов на зарплаты (ЕСВ 20% и НДФЛ, который снижается до 10%). Снижается НДС до 15% и вводится система автоматического его возмещения, что существенно способствует развитию экспорта. Принципиальным новшеством является введение вместо налога на прибыль (где предприятие, как в модели МинФина, должно доказывать налоговикам свои издержки для минимизации данного налога, что приводит к дискреции и коррупции) налога на распределённую прибыль (15%), что принципиально меняет отношении бизнеса и налоговой службы. Теперь налогом облагаются только средства, выводимые из бизнеса, а все, что реинвестируется в развитие — не облагается налогом, следовательно нет необходимости доказывать налоговикам что относится на затраты. Кроме того законопроектом вводится электронный кабинет налогоплательщика для упрощения управления личным счетом, «демилитаризация» налогового контроля (упразднение налоговой милиции) и другие новшества, облегчающие жизнь налогоплательщика и превращающие ГФС в сервисную службу. Страхи, что, якобы, принятие либеральной налоговой реформы может привести к ненаполнению бюджета — безосновательны. По расчетам аналитиков предложенная модель позволяет наполнить бюджет 2016 года в параметрах нынешнего года. Что с учетом допускаемого МВФ дефицита бюджета (3,7% к ВВП) даёт возможность проиндексировать зарплаты и пенсии. А с учетом того, что либеральная реформа позволит детенизировать экономику и обеспечить экономический рост, мы получим существенное увеличение поступлений в бюджет и государство, наконец, сможет стать реальным инвестором и заказчиком больших инфраструктурных проектов. В том числе — превращение самого государства в электронное.

Почему так много внимания уделяется налоговой реформе, когда в стране разрушена система справедливости, практически не проведена судебная реформа, не реформирована государственная служба, не проведена пенсионная и медицинская реформа? Потому что все перечисленные важнейшие реформы требуют политической воли, консолидации общества и экономической основы. Именно поэтому наша важнейшая задача рассматривать налоговую реформу — как бесповоротный стартовый механизм модернизации. Благодаря либеральной налоговой реформе мы вынудим правительство ускорить пенсионную реформу, реформировать Нафтогаз и в целом провести бюджетную реформу. Мы искореним один из важнейших источников коррупции, чем ускорим реформу системы справедливости. Мы поменяем отношения государства и бизнеса — отныне государство станет сервисным, бизнес и гражданское общество станут заказчиками стратегии развития страны. Законопроект 3357 заложит фундамент превращения Украины в самое привлекательное в Европе место для ведения бизнеса и инвестирования.




Комментирование закрыто.