10 января 2023г. Центр стратегических и международных исследований (CSIS) провёл презентацию доклада «Обеспечение экономической трансформации Украины. Восстановление, реконструкция и модернизация» (Enabling an Economic Transformation of Ukraine. Recovery, Reconstruction, and Modernization). CSIS, влиятельный американский мозговой центр c более чем 60-летней историей, включается в активное обсуждение состояния и будущего экономики Украины. Особенностью данной организации является анализ самых разных проблем/вызовов через призму безопасности, геополитики и американской версии политики развития. CSIS имеет прямые, прочные связи со всеми ветвями власти, влияет на полисимейкеров и дисижнмейкеров США и многих стран мира.

Девять месяц назад CSIS создал специальную Комиссию по экономическому восстановлению Украины (Ukraine Economic Reconstruction Commission). В начале презентации Доклада Дэниел Рунде (Daniel F. Runde), вице-президент Центра, директор проекта по процветанию и развитию, проинформировал о той работе, которая предшествовала публикации доклада. Было проведено 20 семинаров по самым разным темам, от сельского хозяйство до системы госуправления. В работе участвовало 500 человек, в том числе эксперты из Украины. Было подготовлено десять работ. Всю эту работу финансировало правительство Дании.

Во время презентации Доклада выступали профессор, посол Пола Добрянски (Paula Dobriansky), посол Уильям Тейлор (William Taylor) и известный бизнесмен, основатель и CEO Invenergy Майкл Полски (Michael Polsky). Обсуждение, в основном, касалось самых общих проблем безопасности, правовых институтов, системы госуправления и инвестиционных возможностей. Д. Рунде чётко определил, что реконструкция и трансформация Украины должна быть такой, чтобы её итогом стало членство страны в НАТО и Евросоюзе. Очень амбициозные бенчмарки успеха он описал так:

1) ВВП на душу населения, как в Польше,

2) производственные возможности/производительность в сельском хозяйстве, как в Канаде,

3) промышленные возможности/производительность, как в Чехии,

4) технологический сектор, как в Эстонии,

5) качество госуправления, как в Румынии,

6) военные способности/качество, как у Израиля.

Первым на презентации Доклада выступал Сергей Цивкач, исполнительный директор организации UkraineInvest. Он выразил полное согласие с представленным документом, заверил в безусловном курсе нынешнего руководства страны на проведение институциональных системных рыночных реформ. С. Цивкач заверил, что в Украине работает режим нулевой толерантности к коррупции. С этой бравурной гипотезой едва ли согласились даже присутствовавшие на презентации Доклада люди.

По мнению украинского маркетолога бизнес возможностей Украины, сотни компаний из самых разных стран уже готовы инвестировать в страну, заходить в неё со своими идеями, деньгами и производственными планами. Правда, обошлось без конкретных кейсов и цифр. В качестве аргумента в подтверждение намерений нынешнего правительства он привёл слова главы Фонда государственного имущества, который заявил, что в Украине будет приватизировано всё, кроме достоинства. До этого он сказал, что у страны есть успехи в сфере приватизации. Цифр поступлений в бюджет от продажи госактивов не последовало. Обсуждение чуть ли не главного экономического документа по Украине в режиме бизнес форума с одной стороны и конференции по безопасности с другой – это явно не для критического, научного осмысления оформленных предложений.

Цели и способы их достижений

Популярні новини зараз

Понад 200 українців виділять по 100 тисяч гривень: кому дадуть допомогу

Кулеба та Блінкен обговорили нову військову допомогу для України

Нафтогаз відповів, чи можна сплатити борг за газ переплатою колишньому постачальнику

Мільйонам українців змінили спосіб передачі показників лічильників газу

Показати ще

Доклад наполнен оптимизмом. Глава Еврокомиссии заявила, что «У Украины есть всё, что необходимо, для успешного восстановления. У неё есть решимость, динамичное гражданское общество, много друзей во всём мире, которые хотят её поддержать… У неё есть впечатляюще устойчивая экономическая база». Эта самая база у станы есть с начала 1990-ых. Только кормит она, в основном, 3 – 5% населения, за счёт остальных.

В докладе CSIS октября 2022г. представлено видение будущего страны: «Через 10 лет Украина будет стабильной, ориентированной на Запад демократией, которая прочно связана с евроатлантическим миром. Сильные вооружённые силы, членство в Европейском Союзе будут гарантировать независимость Украины. Её экономика будет трансформирована из системы, в которой доминируют олигархи, корыстные интересы и государственные предприятия, в динамичную, инновационную, открытую, инклюзивную и предпринимательскую систему. Украина будет соответствовать высоким международным стандартам: финский уровень военных расходов и вовлечения, японский уровень развития инфраструктуры, немецкий стиль промышленного производства, IT- сектор по модели стран Балтии, аграрный сектор по уровню производительности труда и эффективности, как в Канаде».

За всю историю человечества ещё ни одной стране мира за десять лет не удалось пройти такой сверхсложный путь. С учётом постсоветского наследия, качества правовых институтов Украины, токсичного влияния олигархических структур, состояния интеллектуального поля (доминация марксизма и левого кейнсианства), а также особенностей системы принятия решений в Украине стать Польшей, Чехией, Словакией или Румынией крайне проблематично. А в режиме предложенной модели Государства всеобщего интервенционизма невозможно. Шанс появляется в случае реализации по-настоящему инновационной, научно обоснованной экономической, институциональной политики. Далеко не всё так радужно и качественно в странах Центральной и Восточной Европы, а ведь многие из них уже почти 20 лет находятся в составе Евросоюза и ~25 лет в составе НАТО. А тут Украина неким магическим образом должна осуществить транзит за 10 лет.

Авторы доклада правы в том, что в Украине необходимо создать среду, которой коммерческие структуры будут доверять, чтобы инвестировать и модернизировать страну. «Инвестиции в малый и средний бизнес (МСБ) будет играть ключевую роль в создании возможностей на рынке труда, чтобы в страну вернулись мигранты и участвовали в экономике. Правы они в перечислении тезисов о верховенстве права, активизации приватизации, независимости судебной власти, неэффективности госпредприятий, важности доступа к финансам и инвестициях в человеческий капитал. Разумеется, этого мало, чтобы считать Доклад ценным интеллектуальным вкладом в дискуссию о необходимой для Украины программы восстановления экономики.

Вот что предлагает CSIS для достижения обозначенных амбициозных целей:

1) принятие многолетние, многомиллиардные обязательства (multiyear, multibillion-dollar) по отношению к финансированию программ восстановления Украины (США, ЕС, страны G7). ЕС должен предложить чёткий график получения Украиной полноценного членства в ЕС на протяжении не более 10 – 15 лет. «Любой другой график не является проявлением серьёзного отношения» и может ослабить украинскую решимость проводить необходимые реформы».

2) Определение роли и ответственность агентств развития, международных финансовых институтов, финансовых институтов развития для того, чтобы избежать обременительных требований или дублирования усилий.

3) Определение приоритетности реформ, которые улучшат качество госуправления и подотчётность власти для создания стимулирующих условий для частных инвестиций в Украину, для поддержки её экономической трансформации. «Эти реформы должны совпадать с обязательствами Украины на пути к членству в ЕС. Критически важна реформа правовой системы, которую необходимо освободить от коррупции. Необходимо также сломать власть олигархов и корыстных интересов, создать равные условия хозяйствования для украинского бизнеса всех размеров, а также создать эффективную судебную систему, которая основана на принципах функционирования западных партнёров».

4) Снижение рисков для частных инвесторов путём создания пула финансов для экономического развития от американской International Development Finance Corporation (DFC), МВФ, Всемирного банка, европейских финансовых институтов развития в размере $5 млрд. в год на протяжении пяти лет.

5) Создание условий прозрачности и подотчётности для включения поддержки местного гражданского общества для мониторинга закупок и инвесторов, предотвращения вредного влияния, а также для проверки кандидатов на участие в программах.

6) Приоритетность модернизации, в частности через цифровизацию, на всём периоде реконструкции для создания прозрачных условий, подотчётности, чтобы заверить доноров и частный сектор в прогрессе по созданию качественно управляемой экономики.

Перед нами длинное меню благих намерений и институциональных пожеланий. Кто ж будет против немецкого промышленного лада, японской инфраструктуры, канадского фермерства или эстонского IT? Едва ли в Украине, ЕС, США, да и в любой стране мира найдутся люди, которые будут «за» повышение страновых рисков, сокрытие информации от граждан/бизнеса, управленческий бардак.

Качество программы восстановления/модернизации экономики определяется не набором правильных, благородных целей, а научно обоснованными, исторически проверенными, учитывающими особенности страны средствами для достижения поставленных целей. Этим программы и отличаются друг от друга. Именно по набору предлагаемых инструментов/действий/решений мы можем судить об их качестве.

Выделим главные параметры оценки того или иного программного документа по проведению системных, институциональных реформ:

1) функционал, объём ресурсов/активов, полномочий и дискреции Государства (распорядителей чужого). Документ должен чётко фиксировать динамику таких показателей, как 1) размер доходов/расходов органов государственного управления, 2) дефицит бюджета, 3) государственный долг, 4) объём регуляторной нагрузки, 5) объём транзакционных издержек, 6) доля рабочей силы, которая получает доходы за счёт налогоплательщиков, 7) инфляция, 8) стоимость кредита и спрэд процентных ставок между страной-маяком и страной-реформатором. Ничего этого в Докладе CSIS нет.

2) Динамика улучшения параметров страны в целом ряде ведущих индексов и рейтингов мира: Индекс экономической свободы, Индекс свободы человека, международный Индекс защиты прав собственности, Индекс глобальной конкурентоспособности, Индекс состояния перехода (Transitions Performance Index), Индекс верховенства права, Индекс инновационного развития, Индекс процветания Легатум, Индекс восприятия коррупции и целый ряд других. Об этом в Докладе CSIS ни слова.

3) Структура экономической власти: государственный бизнес, большой, малый, столичный, региональный, степень концентрации капитала в реальном и финансовых секторах. Ответа на этот вопрос эксперты CSIS не дают.

4) Динамика параметров институционального, макроэкономического развития по таким показателям, как ВВП, ВВП на душу населения, производительность труда, средняя/медианная зарплата, занятость, безработица, объём инвестиций, объём прямых иностранных инвестиций, объём экспорта/импорта, объём сбережений и целый ряд других. Такой конкретики в Докладе CSIS нет.

5) Динамика социальных параметров: демография, продолжительность жизни при рождении, продолжительность жизни после 60 лет, удовлетворённость жизнью, уровень доверия, число здоровых лет жизни, рождаемость и другие. Такой информации Доклад CSIS не содержит.

Складывается впечатление, что этот документ готовили дипломаты, юристы, политики, специалисты в области безопасности и представители ассоциаций и PR-структур по привлечению инвесторов. Зияющий дефицит конкретики нельзя скрыть избитыми фразами и предложениями типа «проведение реформы системы госуправления, антикоррупционной реформы, реформы во имя обеспечения верховенства права, а также правовая реформа, реформа против отмывания денег, обеспечение независимости СМИ». Или «стимулировать процесс улучшения инвестиционного климата, который позволяет обеспечивать рост украинских СМИ и привлекать дополнительные иностранные инвестиции», принять понятные правила игры: Украина должна продолжить совершенствовать общую регуляторную среду для создания новых бизнесов, особенно МСБ».

Вот ещё примеры формализма и программного белого шума: «Продолжать акцентировать внимание на приватизации госпредприятий, проведение их корпоративного управления в соответствие с принципами ОЭСР для сокращения коррупции и улучшения общей эффективности экономики», «улучшение и модернизация инфраструктуры в соответствии со стандартами ЕС, выбор заслуживающих доверие партнёров, которые позволят Украине стать членом ЕС и усилить взаимную дополняемость с НАТО».

В рамках правовой реформы, улучшения системы госуправления CSIS рекомендует:

- принять процедуру выбора судей Конституционного суда с учётом стандартов Венецианской комиссии;

- усилить борьбу с коррупцией,

- привести законодательство Украины в соответствие с международными стандартами отмывания денег;

- применить антиолигархический закон;

- привести законодательство по СМИ в соответствие со стандартами ЕС,

- реформировать правовое поле для национальных меньшинств.

А разве Украина не делала всё это последние 15 – 20 лет? Разве не создала целую сеть структур по борьбе с коррупцией? И разве всё это помогло в ситуации, когда в руках VIP-распорядителей и потребителей чужого сконцентрирована огромная экономическая власть и объективно коррупциогенные инструменты номенклатурной дискреции?

Гетманцев и CSIS – одного поля ягоды?

Доклад достаточно комплементарно отзывается о правительственном плане национального восстановления, известном, как План Лугано (июль 2022). Этот документ, созданный под руководством Д. Гетманцева, представляет собой скорее матрицу освоения ~$750 млрд. иностранной помощи, грантов, кредитов и инвестиций, чем полноценный план системной модернизации страны, создания новых конкурентных институтов. Его реализация не позволила бы создать полноценную рыночную структуру экономики, а воспроизвела бы номенклатурно-олигархическую модель.

Однако CSIS считает План Гетманцева проявлением ответственного отношения к экономической политике. Два документа похожи обилием ярких лозунгов, формальных деклараций, ставкой на благородных, мудрых, ответственных и честных VIP-распорядителей чужого, как основных драйверов развития и роста. Оба документа, как и доклады ООН, МВФ, государственных агентств по развитию игнорируют теорию и практику провалов государства и модель предпринимательского роста. Причина такой синергии очевидна – одна теоретическая матрица, которую продвигают и штампуют по всему миру западные mainstream университеты.

Складывается впечатление, что над Планом Лугано и документом Центра стратегических и международных исследований (CSIS) работали люди весьма схожей политической и идеологической ориентации в рамках теоретической школы development economics. Её рекомендации основаны на теориях роста Харрода-Домара, Солоу-Свона и отчасти модели эндогенного роста П. Ромера. Большинство этих наработок было предложено бедным, развивающимся странам ещё в первой половине XX века. Они представляют набор инструментом и институтов всеохватывающего государственного интервенционизма. В них даже развитие малого и среднего бизнеса осуществляется через льготные кредиты, дотации, гранты, налоговые преференции, т. е. является прерогативой Государства.

Американцы (CSIS) не стали глубоко вникать в суть Плана Лугано, как не стали они критически оценивать практикуемую ими более 70 лет теорию и практику развития бедных стран. Для этого нужно было бы провести глубокий аудит экономических реформ в более чем 100 странах мира. Они осуществлялись при содействии и под руководством МВФ, Всемирного банка и международных агентств/компаний по развитию.

Найди успешные кейсы в рамках модели всеобщего интервенционизма очень сложно, а вот громких провалов предостаточно. Окна возможности (после войны, политического кризиса, революции) возникали в десятках государств. Афганистан, Ирак, Сербия, Ю. Африка, Тунис, Молдова, Кыргызстан, Египет, Турция, Аргентина, Мексика, Шри-Ланка, Бразилия – во всех этих странах международная помощь по выработке программы реформ шла по матрице development economics. Собственно говоря, она же была реализована в Украине после Оранжевой революции и революции Достоинства. В 2019-2021гг. правительство Украины также проводило политику активного государственного дирижизма, искусственного стимулирования спроса и огосударствления инвестиций.

И вот опять те же грабли, тот же вид, только сбоку. Д. Гетманцев, а вслед за ним CSIS (чувствуется взаимное проникновение экспертов) видят будущее Украины, как серию номенклатурно-коммерческих проектов VIP-распорядителей и потребителей чужого Украины и её внешних партнёров по освоению/канализации денег/активов. Если делать то же самое, пусть и другими людьми, но в старой системе полномочий и мотивации чиновников, функционала Государства, то почему авторы Плана Лугано, как и эксперты CSIS рассчитывают получить другой результат? Ни теоретических, ни статистических, ни сущностных объяснений этого допущения в Докладе нет.

Экспертам CSIS нравятся План Лугано. Они называют его смелым и широкомасштабным, несущим устойчивый экономический рост и благополучие людей. Принципы Плана хороши для PR-кампании в качестве политических лозунгов. Напомним их: 1) быстрое начало, постепенное развитие; 2) справедливое повышение благосостояния, 3) интеграция в ЕС, 4) восстановление лучше, чем было (build back better), 5) стимулирование частных инвестиций и предпринимательства. Кто-нибудь понимает, какая при реализации таких лозунгов будет налоговая, регуляторная нагрузка и инфляция?

Представители потенциальных доноров Плана Лугано приняли свои семь принципов для участия в восстановлении и модернизации Украины: 1) партнёрство, 2) процесс реформ, 3) прозрачность, подотчётность и верховенство права, 4) демократическое участие, 5) вовлечение заинтересованных стейкхолдеров, 6) гендерное равенство и инклюзивность, 7) устойчивость.

«Эти принципы были приняты Украиной и другими странами-участницами, а также многосторонними институтами в Лугано. Они сформируют основу для будущего восстановления Украины», - утверждает CSIS в Докладе. По мнению американской организации, реализация этих принципов приведёт к членству Украины в Евросоюзе и к трансформации экономики.

Опять «точки роста». Вкусовщина и фаворитизм

Авторы Доклада поддерживают лозунговое описание будущего экономики Украины, которое дала Олена Кошарна, руководитель компании Horizon Capital – «Мозги, руки и зерно» (brains, hands, and grains). Имеется в виду, что будущая украинская экономика будет построена на высоких технологиях в промышленности, цифровизации и IT-секторе, а также на сельском хозяйстве. «Эти сравнительные преимущества расположены на солидном экономическом фундаменте. Если их правильно раскрыть, они могут стать источником значительного, справедливого экономического роста на годы». Ставка на эти три экономические сферы, по мнению CSIS, позволит предложить чёткие возможности для успешной интеграции Украины в экономику ЕС, а также её торговых партнёров, таких, как США.

Перед нами типичный пример теоретизирования и номенклатурного выделения «точек роста», формирования в ручном режиме «национальных чемпионов». Мол, нам, учёным/аналитикам из Вашингтона, Брюсселя, Берлина, Парижа и Рима так видится ваша будущая украинская структура экономики. Т. е. она, эта структура, будет следствием инвестиционных, производственных, управленческих решений VIP-распорядителей и потребителей Украины и стран-доноров.

За редким исключением «точками роста» увлекались практически все бедные, развивающиеся страны, как демократические, так и авторитарные. Теоретики внушили полисимейкерам и дисижнмейкерам, что если у граждан через налоги забрать до половины дохода, канализировать эти деньги в «стратегически важные», «перспективные» проекты, если национализировать ресурсы и осуществлять инвестиции через крупные государственные предприятий, то существенно увеличится скорость экономического роста, и догнать развитые страны можно будет быстрее.

Мало кто из распорядителей чужого смог сопротивляться условному наркотику «пятилетку в три года». Тем более что его представляли в виде ценной, высокоэффективной добавки без побочных эффектов. Во второй половине XX века среди бедных было повальное увлечение этим стимулятором. Затем через кризисы, банкротства, дефолты, долговые ямы и коррупцию пришло понимание рисков и угроз модели государства всеобщего интервенционизма. Многое страны с низким доходом застряли в ловушке бедности на десятилетия.

Полисимейкеры постсоветских стран, в том числе Украины, также рьяно взялись за ручное управление бизнес циклами. В ход пошли следующие основные инструменты:

1) в монетарной политике: процентные ставки, условия доступа к кредиту и валюте, особые нормы резервирования, страхования;

2) в фискальной политике: налоговые льготы/освобождения, налоговые каникулы, особые режимы уплаты налогов, бюджетные дотации, гранты);

3) в регуляторной политике: режим лицензирования, сертификации, получения разрешений, квоты, преференции при госзакупках, режим экспорта/импорта.

Грубейшей ошибкой циклической и контрциклической политики Правительства было то, что за основу рыночного/естественного бизнес цикла была взята не имеющая ничего общего с рынком и экономическим естеством стартовая точка - постсоветская структура планового хозяйства. Сначала нужно было создать эту самую рыночную структуру экономики, а не совершать методологический обман.

Украина до сих пор не имеет полноценной рыночной структуры экономики, которая была бы результатом свободного, добровольного выбора субъектов хозяйствования в рамках их частной собственности. Послевоенное восстановление даёт стране такой уникальный исторический шанс.

Госсектор остаётся камнем на шее украинской экономики. В ней сохраняются активы и уклады госплана. Государство по-прежнему является крупнейшим собственником ресурсов и активов, в том числе на рынке денег. До войны распорядители чужого ежегодно пропускали через свои руки 42-45% ВВП, а в 2022г. общие расходы органов госуправления выросли до ~75% ВВП. Война разрушила старую структуру производства и потребления, занятости и сбережения. В такой среде выделять «точки роста» (секторальные, индивидуальные) и создавать под них особый финансовый, налоговый, таможенный, регуляторный режим – это чистой воды вкусовщина и фаворитизм. С точки зрения экономической науки такого рода подход к экономической политике ничтожен и не может иметь практической ценности. К сожалению, такой подход очень редко можно встретить при обсуждении страновой стратегии развития в рамках development economics, особенно когда впереди маячит перспектива освоения сотен миллиардов долларов чужих денег.

Авторы Доклада декларативно подходят к определению секторальных приоритетов. Сельское хозяйство? Конечно. Оно же такое большое и значимое. Будем развивать и поддерживать. Всех или только тех, кто большой, и имеет мощных лоббистов?

IT-сектор? Безусловно. Ударим цифровизацией по коррупции и неэффективности системы госуправления. А многотысячный функционал Государства куда денем?

Промышленность? Куда же без неё? Заведём немецкий, итальянский, французский бизнес – и превратим Украину в мощный хаб в рамках глобальных цепочек ценности. Любопытно, что такой важнейший раздел, как «Manufacturing» (промышленное производство) в Докладе занял … 14 строчек из 47 страниц.

Энергетика? Разумеется. Без неё никуда. В течение 12 лет до войны Украина получила ~$12 млрд. инвестиций в возобновляемые источники энергии. Установленные мощности могли бы генерировать до 60 гигаватт солнечной энергии, 320 гигаватт оншорной ветряной энергии и 251 гигаватт офшорной энергии, но агрессор парализовал использование этого потенциала. Рискам безопасности, очевидно, не уделялось должного внимания. Чёткой и явной рекомендации о создании полноценного частного рынка генерации энергии из конкурирующих в равных правовых, тарифных, ценовых условиях в Докладе нет.

Кто за что будет отвечать

По мнению CSIS Международный валютный фонд (МВФ) «будет играть важную роль в поддержке макроэкономической стабильности на этапе восстановления». Ожидается, что Фонд поможет провести реструктуризацию долгов Украины, финансировать бюджетные программы. Всемирный банк должен подключить весь свой потенциал для финансирования инфраструктуры, а IFC и MIGA помогут привлечь частных инвесторов. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) также видится, как институт поддержки проектов в сфере инфраструктуры, энергетики и развития МСБ.

Агентства развития стран G7 будут финансировать техническую экспертизу в сфере реформы государственного управления, реализации принципа верховенства права, противодействия коррупции и делового климата. Условия финансирования важны, но они «должны вводиться умно, а не во имя самих условий». В 2014г. после Революции достоинства многочисленные двусторонние и многосторонние институты выдвинули к Украине более 400 условий. Это неприемлемо. Поэтому CSIS предлагает участникам восстановления экономики Украины сосредоточить условия на таких сферах, как госуправления, верховенство права, борьба с коррупцией, либерализация торговли, приведение законов, правил и регулирования в соответствии со стандартами ЕС.

На первый взгляд на бумаге всё выглядит красиво и достойно. Этакая близкая к идеальной гармония интересов, миссий, мотивов десятков международных структур из самых разных стран мира. До этого все они смогли договориться разве что до глобального потепления, гендерного баланса и биодиверсификации. Да, ещё до проведения своих конференций на Бали или в другом комфортном, очень дорогом месте Африки, Азии или Латинской Америки. Здесь же речь идёт о реальных, «живых» больших деньгах. Высоки риски, что каждая организация будет догматично проводить свою политику, не реагируя на реальное положение дел и на повестку дня других.

Вызов синхронизации и кооперации в рамках одной международной команды представляется ещё более серьёзным, когда мы добавляем в общую систему украинское звено. Украина будет представлена на неким одним/одной мистер/миссис Реструктуризация с чётко выраженной моральной, ценностной позицией, с глубокими научными знаниями и ясным представлением о том, что делать. Украину будут представлять самые разные люди со своими интересами, взглядами на будущее и на гармонию баланса интересов/ресурсов.

Ключевым дисижнмейкером от Украины вполне может стать условный Гетманцев. Его предложения из Плана Лугано едва ли вызовут серьёзные возражения от CSIS, МВФ, MIGA или ЕБРР. МВФ не скрывает, что он за повышение налогов для микро и малого бизнеса, против снижения ставок основных налогов (НДС, на прибыль), а также за прогрессивные ставки налогов. Фонд – это не про реформы свободного рынка. Это про следование определённой макроэкономической матрице, которую эта структура предлагает стране за деньги в виде кредитов и технической помощи. В таком раскладе про налоговую реформу в Украине можно будет забыть, а значит, десятки тысяч ФОПов похоронить.

Последние годы МВФ хватил Национальный банк Украины, рекомендуя ему двигаться в этом направлении в будущем. Это значит, что среднегодовая инфляция за последние 20 лет в ~11%, 25 – 30% в 2022-2023гг. его не смущает. Как и не особо расстраивает куцый кредитный рынок, а также последнее место Украины в мире в индексе финансовой открытости. Если МВФ будет главным в определении макроэкономической политики Украины после войны, про глубокую реформу монетарной политик также можно забыть. Не верите? Посмотрите, во что за последние 20 лет превратилась Аргентина. Сегодня у неё инфляция под 100%. Она шла в фарватере страновых программ с МВФ. Пришла к дефолтам, долгам, коррупции и острейшему дефициту экономической свободы.

Всемирный банк, ЕБРР также работают в одной теоретической матрице в МВФ. Реализация крупных инвестиционных проектов в развивающихся и переходных странах – это не про реформы, а совместный бизнес с VIP-распорядителями чужого и крупным бизнесом. Малый бизнес не тянет больших инвестиционных проектов в энергетику, коммунальное хозяйство, транспортную, логистическую инфраструктуру и банки. Значит, международные агентства и структуры Всемирного банка обречены работать с крупным украинским бизнесом, который будут рекомендовать представители Украины. Если это не будут коммерческие структуры старых олигархов, то они могут быть фирмами новых VIP-распорядителей чужого.

Как говорят в народе, хрен редьки не слаще. Все эти организации более четверти века с разной интенсивностью работают в Украине. Их теоретическая база, содержание рекомендаций давно известно. Если до сих пор (до войны) они не дали нужного эффекта, не поставили Украину на траекторию быстрого, долгосрочного, инклюзивного экономического роста, то почему те же эти организации, работая по примерно тем же схемам/программам, с украинскими чиновниками примерно того же качества, что и раньше, вдруг родят экономическое чудо? Клэш мотиваций, интересов и ожиданий очевиден. Наверняка появятся неформальные переговорные площадки для согласования интересов. Это и есть новая мутная вода, в которой прекрасно себя чувствуют участники украинского и международного договорняка и схематоза.

Опасный для будущего Украины международный синдикат

В начале 2023 года ситуация по поддержке системных экономических реформ в Украине от международного сообщества настораживает, расстраивает и вызывает серьёзные опасения. Уместна аналогия с поставками оружия. США/ЕС/НАТО уже скоро как год заверяют, обещают, проводят Рамштайны, заседания G7 и G20, а Украина по-прежнему остаётся без кровно необходимого для победы над врагом оружия. Каждый день болтологии, каждая попытка в очередной раз сохранить лицо Путина – это ежедневные смерти украинских героев на фронте и обыкновенных людей под рашистскими обстрелами.

Международные стейкхолдеры восстановления Украины (американский Центр стратегических и международных исследований (CSIS), европейский Центр исследования экономической политики (CEPR), МВФ, Всемирный банк, ЕБРР, международные консалтинговые организации типа Boston Consulting, Goldman Sachs или McKinseу, агентства по международном развитию G7 и стран ЕС) сделали ставку на стандартные институциональные, макроэкономические решения. Их реализация перезагружает украинскую модель Олигархат/Схематоз, сохраняет в Украине модель Государства всеобщего интервенционизма, оставляет в руках распорядителей чужого богатый ассортимент дискреции (субъективных интерпретаций норм законодательства). Этот вывод основан на анализе следующих документов совместных украинско-иностранных стейкхолдеров:

1) «Обеспечение экономической трансформации Украины. Восстановление, реконструкция и модернизация» (Enabling an Economic Transformation of Ukraine. Recovery, Reconstruction, and Modernization). Автор: Центр стратегических и международных исследований (CSIS). Дата: январь 2023г.

2) «Восстановление Украины: принципы и политика. Парижский доклад 1». Автор: Центр исследования экономической политики (Centre for Economic Policy Research (CEPR). Дата: декабрь 2022г.

3) «Страновой доклад по Украине № 22/387». Автор: Международный валютный фонд. IMF Country Report No. 22/387. Ukraine. Program Monitoring with Board Involvement. Дата: декабрь 2022г.

4) «План Відновлення України» или План Лугано. Автор: Національна рада з відновлення, Правительство Украины. Дата: июль 2022г.

5) Макроэкономическая политика военного времени для Украины (Macroeconomic Policies for Wartime Ukraine). Автор: Центр исследования экономической политики (Centre for Economic Policy Research (CEPR). Дата: август 2022г.

6) «План реконструкции Украины» (A blueprint for the reconstruction of Ukraine). Автор: (Centre for Economic Policy Research (CEPR). Дата: апрель 2022г.

Основные участники от Украины в этих проектах это Тимофей Милованов, Даниил Гетманцев, Юрий Городниченко, Наталья Яресько, Илона Сологуб, Егор Григоренко, Владислав Рашкован, Вероника Мовчан, Олена Павленко, Татьяна Дерюгина, Олена Кошарна и Сергей Цивкач. Все они вхожи в западный mainstream. Все они разговаривают с МВФ/ЕБРР/CEPR/CSIS на одном языке. Большинство из них вхожи в высокие кабинеты украинской власти. Все они разделяют основные подходы к экономической политике на основе левого неокейнсианства и даже марксизма. Все они демонстративно игнорируют теорию и практику предпринимательского роста с её основным элементом – экономической свободой.

Все они видят Государство основным бизнес стратегом, инвестором и дизайнером будущей структуры украинской экономики. Все они имеют связи с крупными коммерческими структурами, которые через проекты восстановления Украины будут потребителя огромных ресурсов. Есть ещё одна общая, объединяющая их всех черта. Никто из них в случае провала не покроет убытки, не возместит ущерб из своего кармана, потому что они делают ставку на управление, потребление и распоряжение чужим.

Украина уже потеряла почти год для радикальных, системных реформ в условиях войны. Конкретные предложения по экономике военного времени были представлены Кабинету Министров, Верховной Раде, Офису президента ещё в апреле 2022г. К сожалению, победили те силы, которые подготовили для Украины вышеописанные планы и программы. Их реализация означает только одно. Исторический, уникальный шанс Украины стать Новым Западом, раскрепостить предпринимательский потенциал миллионов украинцев на основе экономической свободы в очередной раз будет бездарно упущен.