Эта статья базируется на втором по счёту исследовании Украинского института будущего о позициях внешних игроков касательно российско-украинской войны. В этот раз речь пойдёт о позиции ещё одного крупного игрока Востока — Индии.

Какую позицию Индия занимает касательно Украины?

Её можно назвать нейтральной. С одной стороны, официальный Дели не поддержал и не приветствует вторжение РФ в Украину, и последовательно призывает к диалогу и деэскалации, отмечая, что не приемлет применения силы для решения насущных вопросов безопасности. С другой стороны, Индия избегает острой критики России, а также отказывается присоединяться к западным антироссийским санкциям, продолжая поддерживать торгово-экономические и военно-технологические связи с Москвой.

Однако индийский нейтралитет в восприятии самой Индии несколько отличается от того, как мы его представляем. Для Дели нейтральная позиция — это поддержание стратегического баланса между крупными игроками. Другими словами, они считают, что сбалансированные, упорядоченные отношения между великими державами — это идеальное состояние среды, в котором их страна может спокойно и стабильно развиваться. В этом состоит суть концепта «стратегической автономности», который лежит в основе индийской внешней политики. Отсюда и их условный «нейтралитет» относительно войны РФ и Украины, которую они воспринимают (как и многие в Азии) как прокси-войну России и Запада (США).

Если разбивать индийскую публичную риторику и анализировать их официальные заявления, следует выделить несколько ключевых тезисов, которые дают лучшее понимание вышеописанного:

  • Война между РФ и Украиной должна решаться дипломатическим путем и на переговорах, в том числе прямых между президентами.
  • Уважать следует территориальную целостность и суверенитет всех стран-членов ООН, как и международное право, без которого нет баланса, лишь хаос. Для Индии не выгодно формирование крайне агрессивной и токсичной среды, в которой нормы международного права и другие сдерживающие правила не будут ничего значить, по крайней мере пока Индия не готова совладать с такой ситуацией, имея под боком целый ряд нерешённых территориальных конфликтов с соседями;
  • Изменение регионального статуса-кво или нарушение глобального баланса силой оружия недопустимо, а порядок, основанный на правилах, должен устоять. Это соответствует «стратегической автономности» Индии, которую они желают сохранить через удержание статуса-кво во взаимоотношениях с Пакистаном и Китаем, а также не допустить дестабилизации, к последствиям которой Индия не готова из-за нерешённых внутренних вопросов и незавершённости модернизации своих Вооруженных сил.
  • Нейтралитет — суверенное право каждой стороны. Воздержание Дели при голосованиях в ООН объясняется именно тем, что это суверенное право Индии занимать ту позицию, которая им кажется правильной в данный момент, а навязывание ей позиции из-за рубежа воспринимается негативно.

В политической коммуникации Индия старается держать связь с обеими сторонами конфликта, но больше контактов происходит с Россией. В первый день войны 24 февраля премьер-министр Индии позвонил в Москву и переговорил с В. Путиным, призвав его к немедленной деэскалации. С президентом Украины премьер поговорил через 2 дня и выразил готовность содействовать В марте у индийского лидера было ещё два разговора с Путиным и один с В. Зеленским. Ключевые меседжи те же: дипломатия и диалог президентов должны завершить войну.

Как война в Украине отразилась / отразится на Индии?

Во-первых, российское вторжение в Украину не очень хорошо воспринимается Индией с точки зрения прецедента для их внутренних проблем. В частности, провозглашение независимости сепаратистских ДНР и ЛНР на востоке Украины и их признание со стороны РФ вызывает негативные параллели со спорным Кашмиром, на территории которого орудуют исламистские про-пакистанские группировки, в том числе сторонники независимости региона. Таким образом, ситуация в Украине и действия РФ потенциально увеличивают напряжение в Южной Азии, где существуют нерешённые споры и разногласия, которые сдерживаются «порядком, основанным на правилах».

Во-вторых, российско-украинская война привела к разгону тренда на милитаризацию в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В последние годы многие страны региона перевооружаются быстрыми темпами, как Китай, так и американские союзники, прежде всего Южная Корея, Япония и Австралия.

Оборонный бюджет Китая ежегодно растёт, и в этом году достиг $ 229 млрд, на 7% больше прошлогоднего. В стране прошли успешные испытания гиперзвуковых ракет, готовятся спустить на воду уже третий авианосец собственного производства. Южная Корея также начала перевооружаться и закупать вооружение у США после того, как администрация Байдена отменила ряд ограничений на развитие Кореей собственной ракетной программы, введённых в 1979 году для предотвращения гонки вооружений между двумя Кореями. А после избрания нового премьер-министра Японии в октябре 2021 года, официальный Токио объявил об увеличении своего оборонного бюджета до 2% ВВП, впервые со времён Второй Мировой войны, а также начал дискуссии о поправках в послевоенную Конституцию, которые могут снять некоторые ограничения для развития национального ВПК, что позволило бы Японии «увеличить возможности ударов по военным базам противника». Даже старающаяся балансировать между США и КНР Индонезия в прошлом году объявила об амбициозной программе модернизации Вооруженных сил, в которую планируют вложить $ 125 млрд.

Популярні новини зараз

У Херсоні відновили електроенергію: історичний момент показали у мережі

ЗСУ відправили до пекла понад 500 окупантів: втрати ворога в цифрах

У розвідці Британії пояснили, навіщо Росія обстрілювала Україну болванками з ядерних ракет

Лічильник газу не пройшов перевірку або вийшов з ладу: хто має платити за заміну

Показати ще

Данная тенденция напрямую затрагивает Индию, имеющую как серьёзные региональные амбиции, так и нерешённые территориальные споры с соседями, то есть наличия реального, а не потенциального, противника: Китая, Пакистана и, возможно, талибского Афганистана. В 2017-2021 годах Индия являлась одним из крупнейших импортёров вооружений в мире, занимая 11% рынка, на одном уровне с Саудовской Аравией. А поскольку война в Украине усиливает общемировую напряженность, это подталкивает страны к более активному перевооружению, включая и Индию, находящуюся в не самом спокойном регионе.

В-третьих, война в Украине создала некоторые препятствия для проведения финансовых транзакций между Индией и российскими подсанкционными банками. С одной стороны, это осложнило двусторонние расчеты между Индией и РФ, а с другой стороны, подтолкнуло их к предметному обсуждению перевода хотя бы части своих взаиморасчетов в торговле на национальные валюты.

В-четвёртых, война в Украине поляризовала мир. Это поставило Индию в ситуацию жесткого политико-идеологического выбора, который они не хотят делать. Официальный Дели не желает разрывать торгово-экономические, энергетические и военно-технические связи с Россией, считая их частью собственной суверенной внешней политики, основанной на принципе недопущения монополизации влияния одного крупного игрока и на максимальном расширении связей Индии в мире. Однако теперь Индия находится под сильным политическим давлением США и их союзников, требующих от Дели занять их сторону в противостоянии с РФ, а в более широком смысле (в чем убеждены индийские политики, рассматривая войну в Украине) и в открытой конфронтации с Китаем на следующие десятилетия.

У Индии есть несколько причин, по которым они не желают сужать свою внешнюю политику выбором одной из сторон.

Первая причина — отсутствие полного доверия к западной политике и желание занимать отдельную, самодостаточную позицию на международной арене. Нынешние руководители в Дели занимают право-консервативные прагматично-реалистичные позиции в отношении внешней политики, и считает этот подход противовесом ценносно-ориентированной риторике США и стран ЕС, под которой, по их мнению, прячется та самая Realpolitik. Война в Украине индийскими элитами рассматривается как яркий пример «двойных стандартов», и таким образом существует сильное идейно-культурное неприятие призывов Запада присоединяться к антироссийским санкциям. Как выразился экс-министр иностранных дел Индии Канвал Сибал: «Почему Индия должна платить за бессмысленные попытки США втянуть Украину в НАТО? Американские санкции вредят нам, и мы при этом должны их поддерживать?».

Вторая причина — нежелание идти в фарватере США в качестве «младшего партнера», ожидающего инструкций, которого втягивают в потенциальное глобальное противостояние, из которого может не оказаться безопасного выхода. В Индии считают, что имеют суверенное право самостоятельно принимать решения как в отношении РФ, так и стратегического соперничества с Китаем. Разумеется, в партнерстве с Западом, но не обязательно под его кураторством. Как и во многих других странах Азии, в Индии готовятся к неминуемому переходу от однополярной американской системы международных отношений к миру пост-американскому, многополярному и во многом «азиатскому», особенно после того, как США сами взяли курс на уменьшение вовлечённости в региональные дела, и сконцентрировались на внутренних проблемах.

Третья причина — желание избежать вспышки масштабного конфликта с Китаем в результате усугубления политико-идеологического раскола между Западом и Востоком. США, для которых Китай остается главным геостратегическим соперником на следующие десятилетия, на фоне войны в Украине пытаются оказывать давление на союзников, чтобы через их мобилизацию на борьбу с РФ попутно мобилизовать их на последующую борьбу с КНР. Для официального Дели быстрая эскалация, которая может наступить из-за беспрецедентного роста международного напряжения (а именно это, по их мнению, происходит в Украине), не соответствует их интересам с учетом пока ещё асимметрии в балансе сил между Индией и КНР в пользу Пекина. Эскалация разрушит региональный порядок, который пока что устраивает Индию, в условиях которого они ещё могут развиваться и модернизироваться.

Поэтому неудивительно, что Индия заняла осторожную и в некоторых аспектах выжидательную позицию в контексте войны в Украине, и не спешит присоединяться к усилиям США, направленным на активное противодействие не только РФ, но и Китая. В этом контексте следует рассматривать первый за 2 года официальный визит министра иностранных дел КНР Ван И в Индию 25 марта, во время которого он фактически предложил Дели оперативную паузу в противостоянии и не обострять их конфликт.

В-пятых, война в Украине создает серьёзный дискомфорт в отношениях Индии со странами Запада. Нейтральная позиция официального Дели не всегда находит понимание на Западе. И наоборот: постоянные призывы Запада к Индии следовать их курсу раздражают индийские власти. Это потенциально ухудшает между их взаимоотношения, которые в последнее время существенно продвинулись вперёд, как в вопросах региональной безопасности, так и по военно-технологическому сотрудничеству. Поляризация в результате войны в Украине создала атмосферу, в которой Индии и странам Запада стало сложнее общаться между собой. В свою очередь, это создает дополнительные трудности при попытке углубить партнерство в многосторонних форматах, созданных в противовес Китаю, например Четырёхсторонний диалог по безопасности (QUAD).

В-шестых, война в Украине и её последствия создают потенциальную угрозу для целостности внешней политики Индии. Для официального Дели чрезвычайно важным является сохранение «стратегической автономности» - основы внешнеполитического курса Индии, который есть основа их видения мироустройства и своего в нем места. Суть «стратегической автономности» не только лишь в нейтральности или диверсификации, а в недопущении монополизации глобального политического и экономического влияния одним игроком, в том числе в рамках многосторонних институций. Эта политика является ключевой для регионального контекста Индии, так как лежит в основе их усилий, направленных на недопущение чрезмерного усиления Китая, на формирование многополярной Азии и сохранение политики балансирования между центрами силы. Эта же политика отображается и в глобальном подходе Индии — поддержка идеи формирования многополюсного мирового порядка с более справедливым и равным распределением ответственности и влияния между игроками.

Именно такие условия видятся в Дели как идеальные для устойчивого и систематического развития Индии, в том числе сдерживать Китай через партнерство с Западом и/или с Россией, Ближним Востоком, Африкой. Для индийских властей «стратегическая автономность» - это не просто способ утверждения собственного внешнеполитического суверенитета, но и способ избежать асимметричного союза с США. Поэтому, Индия предпочитает занимать равноудаленную позицию в российско-украинской войне столько, сколько сможет, параллельно усугубляя партнерство с Западом для своих целей.

В-седьмых, из-за войны под угрозой оказалось военно-техническое сотрудничество Индии и России. В частности, в Индии ожидают поставок российских ЗРК С-400 для их дальнейшего размещения вдоль «линии фактического контроля» с Китаем. Но из-за логистических проблем и западных санкций эти поставки оказались угрозой срыва, особенно в контексте вышеупомянутого обострения милитаризации в регионе. Кроме этого, под вопросом оказывается соглашение на $ 3 млрд с 2019 года на лизинг атомных ударных субмарин, третья из которых – Чакра III – по предварительной договоренности должна появиться в индийских водах в 2025 году. Новые ограничения могут также повлиять на планы России по продаже четырех фрегатов 2-го ранга проекта 11356 (фрегаты типа «Тальвар») с управляемым ракетным вооружением далекой морской и океанской зоны. На фрегаты 11356 планировалось ставить сверхзвуковые противокорабельные ракетные комплексы совместного производства России и Индии BrahMos. BrahMos для Индии является серьезным оружием, способным обеспечить контроль над Индийским океаном, это во-первых. А во-вторых, может укрепить позиции Индии на мировом рынке оружия. Велись также переговоры по поставкам в Индию других видов вооружения, в том числе по 18 истребителям Су-30, 21 самолетам МиГ-29, также по совместному производству легких вертолетов Ка-226 и закупке легких танков.

С другой стороны, здесь для Индии неожиданным образом открываются и возможности. Война и западные санкции дают индийским властям шанс не только частично переориентироваться на других партнеров, усилить региональное сотрудничество, но и вложить больше ресурсов в развитие собственного ВПК, тем более, что сейчас эту идею могут поддержать в США, для которых лучше Индия более автономная, но прозападная, нежели зависимая от РФ. В частности, индийский министр обороны Раджнат Сингх предложил американским инвесторам поддержать «Make in India» и расширить совместное производство оборонной продукции. В частности, в отечественных предприятиях и частных компаниях в следующие 5 лет хотят разместить государственных заказов на сумму $28 млрд.

В-восьмых, война в Украине создала серьёзные помехи для импорта российских энергоносителей в самый неподходящий момент. Доля российской нефти в импорте Индии невелика – всего 2% – 3%. Крупнейшими поставщиками нефти в Индию по-прежнему являются страны Ближнего Востока и США. Тем не менее, Индии важны эти поставки.

Во-первых, Индия уже более полугода переживает энергетический кризис. Запасов электроэнергии в Индии немного, а с октября 2021 года страна находится в хроническом состоянии "на грани" блекаутов из-за резкого роста спроса на электроэнергию (до почти 200 гигаватт). В середине апреля индийские СМИ сообщали, что несколько штатов уже сталкиваются с перебоями в энергоснабжении, в частности, штаты Мадхья-Прадеш, Махараштра и Андхра-Прадеш, а это охватывает более 240 миллионов граждан. А по данным министра штата Махараштра Нитина Раута, 12 штатов в Индии сталкиваются с нехваткой электроэнергии из-за высоких цен и дефицита угля.

Во-вторых, огромные скидки, которые Россия предлагает Индии, слишком заманчивы, чтобы от них отказываться. Дели пользуется ситуацией для максимальной закупки российской нефти, чтобы пополнить свои запасы, обеспечить себя топливом и не дать монополизировать импорт российских энергоресурсов своим соперником Китаем.

Однако вместе с этим война в Украине и энергетический кризис позволил индийскому правительству запустить национальные проекты, направленные на увеличение собственной добычи, в том числе за счет привлечения западного капитала. Пользуясь мировым кризисом и желанием США перетянуть Индию на свою сторону, официальный Дели предлагает Западу помочь им найти альтернативные (желательно недорогие) варианты самообеспечения энергоресурсами, в том числе прекратить давить на Индию по экологическим нормам. В частности, 30 марта индийские угольные компании начали лоббировать отказ от части эко-норм в пользу увеличения собственной добычи и получили поддержку Министерства промышленности, которое пытается реанимировать 15 проектов, позволяющих наращивать добычу угля на 160 млн тонн ежегодно. В начале апреля индийская государственная компания ONGC ускорила процесс коммерциализации газового бассейна Виндхья в штате Мадхья-Прадеш для увеличения добычи собственного газа. 18 апреля индийская компания Cairn сообщила о подготовке проектов по разведке и добыче сланцевой нефти в Раджастане на общую сумму $5 млрд. Это позволит сократить импорт нефти на 10%.

В-девятых, продовольственная безопасность. Война в Украине создала серьёзные риски из-за перебоев с поставками продовольствия из РФ и Украины. Индия, занимающая второе место по объемам сельскохозяйственной продукции, могла бы извлечь из этого свою выгоду, предлагая свою продукцию другим странам, лишившимся поставок из РФ и Украины. Однако аномальная жара и плохой урожай привели к запрету индийскими властями экспорта зерна и другой продукции за рубеж из-за опасения дефицита и слишком резкого роста мировых цен на всё.

Какие основные интересы Индии в контексте войны в Украине?

Ключевые интересы Индии в контексте войны в Украине прямо отвечают вышеупомянутым последствиям, а также обуславливают те составляющие их официальной позиции, которые были описаны в первой части. В целом, интересы Индии по Украине можно описать следующим образом:

  • Индия будет делать всё, чтобы сохранить региональный статус-кво и баланс сил в Южной Азии, дабы не спровоцировать дестабилизацию региона и вспышки плохо-контролируемого конфликта;
  • Индия претендует на статус одного из мировых полюсов со своей зоной влияния, а значит будет поддерживать формирование многополюсного миропорядка, что частично совпадает с российским взглядом на мировую политику;
  • Индии не выгодно ослабление РФ до состояния «сырьевого придатка» или «младшего партнера» Китая, или ещё хуже — создания геополитической оси «Москва-Пекин-Исламабад»;
  • Индия желает сохранить «стратегическую автономность», в которой они видят единственный на сегодня способ удержать баланс в мировой системе;
  • Индия будет увеличивать импорт российских энергоносителей из-за заманчивых скидок, энергокризиса и желания не допустить монополизацию этих потоков Китаем;
  • Индия не будет присоединяться к западным санкциям по политико-идеологическим убеждениям, не связанным с Украиной;
  • Индийские компании получают незначительные возможности расширить свой рынок сбыта за счет уходящих из РФ западных компаний;
  • В целом, война в Украине не создает критических проблем для торгово-экономических интересов Индии;
  • Из-за санкций индийский ВПК оказался под угрозой заморозки или срыва больших проектов, но получает возможности в долгосрочной перспективе;
  • Индия зависит от внутренней повестки, начиная от вопроса спорного Кашмира и заканчивая ностальгически-позитивным имиджем России на образах СССР.

Что Украине следует со всем этим делать?

  • Нейтральная позиция Индии не означает скрытую поддержку действий Москвы в Украине. Индия постоянно призывает придерживаться норм международного права, что актуально и для Украины. Критиковать Индию за нейтралитет / прагматизм / балансирование, обусловленные скорее вопросами мировоззрения, нежели отношением к РФ, не стоит. Точно также не имеет смысла требовать от Индии присоединения к западным санкциям. Лучше делать акцент на идее общего противодействия попыткам дестабилизировать мировой статус-кво и баланс сил, на важности сохранения правил игры, а не создания идеологических расколов, политических войн и неконтролируемых гонок вооружений, что является прямым следствием вторжения России в Украину. Не стоит также боятся обсуждать / поддерживать идеи скорого наступления многополюсного мирового порядка. Это не «российский миф» или «конструкт», позволить его приватизировать российским пропагандистам нельзя. Это реальность, в которой многие государства видят возможности для своей самореализации, в том числе и Украина;
  • Индии не интересно затягивание войны, поскольку это отвлекает внимание и ресурсы их западных партнеров от Азии, и таким образом ослабляет их присутствие в контексте противостояния с КНР. Индия поддержит любые мирные переговоры Украины и РФ и даже может помочь их форсировать на мировом уровне. Выступать посредником Дели не сможет по внутриполитическим причинам, да и такой необходимости у нас нет. Затягивание войны также ставит Индию в неудобное положение в разговоре со странами ЕС, которые нужны индийским элитам для противодействия Китаю;
  • Большая часть факторов, которые формируют позицию Индии относительно войны в Украине, не связаны с Украиной, а преимущественно вызваны вопросами политико-идеологического характера, особенностями внешней политики страны и внутреннего восприятия индийцами окружающего мира. З такими вопросами надо работать долго, упорно и системно. Это будет занимать много времени и ресурсов, и не ограничиваться лишь экспортом товаров или привлечением инвестиций. Такую работу надо организовать, и начинать нужно уже сейчас, но результаты будут намного позже;
  • Ослабление РФ в индийском ВПК потенциально создает для Украины возможности для продвижения своих товаров на индийском рынке или создания совместных предприятий, если Дели удастся развивать национальный ВПК. Но это средне- и долгосрочная перспектива;
  • Украине следует пересмотреть свою политику в отношении Южной Азии и Индии в целом, а именно: активизировать прямой политический диалог, оптимизировать подготовку кадров на это направление, пересмотреть работу посольства, усилить медиа-присутствие, разработать отдельную региональную стратегию, наладить академические и интеллектуальные связи между странами и университетами, создавать взаимные аналитические центры, увеличить сотрудничество в области образования, активнее привлекать специалистов, которые понимают местные реалии и культурный контекст, могут помочь найти подход к властям и лидерам общественного мнения;
  • Украина вряд ли сможет быстро изменить свою индийскую политику или заручиться полной поддержкой Индии своей позиции по войне с Россией, поскольку большинство причин, которыми обусловлено нынешнее позиционирование Индии в контексте войны, не имеют отношения к Украине, а иногда и России, и на них Украина не имеет влияния. Кроме того, устоявшееся отношение к Украине также влияет на качество двусторонних связей, и изменить его быстро не удастся, по крайней мере, без налаженных политических связей, медиа-присутствия и т.д. Следовательно, в краткосрочной и среднесрочной перспективе Украине следует сосредоточиться на образовательно-гуманитарном сотрудничестве, налаживании регулярного политического диалога и развитии тесных академических связей между двумя странами.