В Рунете обсуждают дополнительные подробности про происшествие с радиоактивным взрывом на полигоне в Неноксе.

Пользователь ресурса d3.ru logixor дал комментарий на основе свежей статьи в Новой газете и других сообщений в российских СМИ, которые не совпадают с официальными комментариями властей:

«Прежде отобранной копи–пасты из статьи по ссылке сообщу две важные вещи — это два важных вывода на сегодня из всей накопившейся информации.

Первое. О дозе облучения и реальном масштабе аварии. Судя по симптомам и скоропостижной смерти 2 пострадавших приблизительно в течение 24 часов после аварии — умерли они очевидно от острой лучевой болезни — доза полученного ими облучения составила не менее чем 30 Gy (Грей).

Считаю, что реальная доза была в районе 50 Gy, что в переводе на Зиверты составляет 50 Зивертов, и что, в свою очередь, является 10–кратным превышением летальной дозы для человека. По грубой прикидке мощность радиоактивного излучения пробивала планку в 5000 Рентген. Не микро– и не милли–, а целых Рентген. Если мерить в «чернобылях», то это 1/3 Чернобыля вблизи взорвавшегося 4–го корпуса ЧАЭС*.

Напомню, что первый достоверный замер радиоактивности профессором Легасовым в первый день аварии с применением освинцованного БТР показал 15 000 Рентген — в том месте, куда прибыли тушить пожар первые расчеты пожарных, у реакторной стены 4–го корпуса.
UPD: В сети есть информация о том, что 15 000 Рентген могла давать только зона непосредственно над самим реактором. Фон у корпуса был в пределах 3000–4000 Рентген в час.
UPD: Средняя доза ликвидатора аварии на ЧАЭС — 170 mSv. Это в 294 раза меньше 50 Sv.

Вывод о реальной дозе примерно в 50 Зивертов основывается на следующем. Аналогичные по дозе инциденты в данном случае — это авария на подлодке К–19, когда экипажу пришлось вручную чинить систему охлаждения реактора. Тогда офицеры Корчилов и Юдочкин получили дозы, соответственно, в 50 и 34 Зиверта. Также близок к этому инцидент с Сесилом Келли, когда он в результате ошибки облучился перешедшим в надкритическое состояние плутонием–239 в лаборатории Лос–Аламос (доза 36 Зв, умер через 35 часов). И это также инцидент с американским физиком Луисом Злотином тоже в Лос–Аламос. Достоверной оценки дозы нет (от 1980 рентген, 21 Зв — умер через 9 дней после инцидента).

Второе. О том, что власть всё замалчивает и отрицает как в случае с Чернобылем. Сегодняшняя публикация в «Новой» почти полностью подтвердила сведения, которые были опубликованы анонимно больше недели назад. Из той публикации остаются неподтвержденным пара пунктов. Это общее количество погибших 8 августа. В той публикации называлась цифра в 15 человек.

*Не подтверждена пока и доза радиации. Анонимный источник сообщал: «все выжившие получили «комбинированные ранения» различной степени тяжести, а также дозу радиации, которая 60–кратно превышает предельную норму и ведет к неизбежной смерти.». В таком случае моя оценка даже будет заниженной раз в 6–8, а доза облучения погибших составляла, условно говоря, 3–4 Чернобыльских реактора (с учетом уточнения насчет 15 000 рентген — все 9–12 реакторов).

UPD: Легасов оценивал мощность взрыва на 4–м блоке ЧАЭС в 3–4 тонны тротилового эквивалента. Приблизительная оценка мощности детонации в Неноксе — 1 тонна в эквиваленте ТНТ.

UPD: «Радиация сожгла листву». Анонимное видео последствий взрыва под Северодвинском: побережье Белого моря.
Напомню, что лес в направлении выпадения радиоактивных осадков обычно рыжеет. Так было с чернобыльским «Рыжим лесом», лесом вдоль радионуклидного следа Кыштымской аварии (т.н. Восточно–Уральский радиоактивный след). Несмотря на 30–60 лет, прошедших после аварий, эти территории официально являются зонами экологического бедствия до сих пор.

UPD: «Вода в Солзе отравлена»: В больницу Северодвинска поступил пациент с тяжелой интоксикацией. Анонимное сообщение об отравлении местного жителя водой из реки, протекающей вблизи полигона в Нёноксе.

Теперь, собственно, копи–паста из «НГ»:
Как стало известно «Новой газете», шестерых пострадавших на взрыве 8 августа отвезли в две разные клиники: троих распределили в обычную гражданскую Архангельскую областную больницу, других доставили в Центр им. Н.А. Семашко, который расположен в километре от областной больницы.

Популярные статьи сейчас

Разумков перечислил самых влиятельных политиков Украины

Украинцы смогут докупать стаж для выхода на пенсию

Резников рассказал, как пройдут выборы в ОРДЛО

У Путина прокомментировали слитый разговор с Порошенко

Показать еще

«Там есть радиоизотопная лаборатория. Им поступала довольно противоречивая информация, однако у них было все необходимое для работы с такими пациентами. Так как там есть датчики альфа–, бета–, гамма–излучения, то врачи сразу определили дозы радиации у пациентов и произвели дезактивацию. Затем повторно замерили дозу излучения, повторно произвели дезактивацию. Сами врачи все это время были в костюмах химзащиты, в респираторах, то есть можно сказать с уверенностью, что единственное учреждение, которое сработало в этой ситуации профессионально, — это Центр им. Н.А. Семашко. Они взаимодействуют с радиоактивными веществами ежедневно. В областной больнице знали, что произошел взрыв на военном полигоне, а больше ничего не знали», — рассказал источник в клинике.

По данным «Новой газеты», троих пациентов доставили в Архангельскую областную больницу в 16.35 8 августа. Ввиду отсутствия информации,

людей сначала обследовали в приемном покое. Позднее пришлось проводить дезактивацию всего приемного покоя, так как вместе с этими пострадавшими в больницу попал цезий–137

(радиоактивный изотоп, являющийся побочным продуктом ядерного распада урана–235), его доза составляла 22 тыс. микрочастиц на 1 кв. см, но выявлено это было только через час после приезда пострадавших.

«За это время они успели обследоваться, побывать на компьютерной томографии, были перевезены в операционный блок, были задействованы три операционных, впоследствии, когда прибыли дозиметристы и было выявлено, что они носители бета–излучения, их перевели обратно в приемный покой. Там уже силами врачей, санитарок и медсестер проводилась дезактивация мыльными растворами. Для защиты у них были только обычные повязки», — рассказывает собеседник «Новой газеты». По его словам, в мероприятии участвовало 57 человек, притом что обычная смена — 15–20 человек, то есть большинство людей либо добровольно, либо по требованию руководства остались работать сверхурочно. «Никто не отказался, даже уже зная, что это радиоактивные пострадавшие», — говорит он, отмечая, что некоторые коллеги жаловались на покалывания в области лица и рук.

Впоследствии троих пациентов после операции наблюдали в оперблоке до 8.20. В ночь на 9 августа в больницу прилетели специалисты из Государственного медицинского центра им. А.И. Бурназяна (Москва), и в 8.20 началась эвакуация из больницы:

«Двое пострадавших из трех не доехали до аэропорта и погибли, но их тела также были доставлены в Центр Бурназяна. Доза радиации была очень большой, картина лучевой болезни развивалась по часам».

В самой больнице также началась дезактивация. Так, военные выкосили всю траву вокруг больницы, была произведена дезактивация приемного отделения, операционных. «Плюс там очень фонила ванна, военные ее просто демонтировали и увезли с собой на КамАЗе», — говорит источник «Новой» в клинике.

На полигоне в Неноксе в момент испытаний присутствовал замминистра обороны Павел Попов. «Он был предупрежден, что там небезопасно, поэтому был не на платформе, разумеется, а рядом». Фотография господина Попова имеется в публикации «Новой».

UPD: Связанные с северодвинским взрывом медицинские записи были уничтожены
Анонимный источник сообщает следующее:
— записи, сделанные в медицинском журнале Архангельской областной клинической больницы в связи с инцидентом под Северодвинском, были уничтожены, а врачи, прошедшие обследование на предмет радиоактивного заражения, не смогли получить доступ к собственным медицинским картам.
— медики, направленные 8 августа из Северодвинска в село Нёнокса на трех медицинских автомобилях, не были проинформированы о радиационном характере происшествия и не были снабжены дозиметрами. Выжившего при аварии специалиста тем же утром транспортировали в АОКБ. Для этого использовалась одна машина «скорой помощи»
— врачей из этой бригады впоследствии направили на обследование в Москву. Остальных медиков, которые 8 августа ездили в село Нёнокса на двух других автомобилях, проверили в региональной больнице. «Следов радиоактивного заражения не обнаружено. По крайней мере, так сказали сотрудникам скорой». «У одного из сотрудников скорой фонили тапочки. В остальном всё было в норме». В то же время машина скорой помощи, перевозившая пострадавших на полигоне лиц, пропала с подстанции. Высказывается предположение, что она могла быть уничтожена.
— один из медиков областной клиники рассказал об эпизоде, произошедшем на прошлой неделе. Как сообщается, врачи прошли осмотр у онколога и сдали кровь на анализ, после чего им сообщили об отсутствии радиоактивного заражения. Медики отнеслись к этой информации с недоверием: «по словам источника, все записи в журнале, сделанные в тот день, были уничтожены».
— получить выписку из медицинской карты даже родственникам крайне затруднительно», и установить, повышался ли радиационный фон в клинике, оказалось невозможным. «Информация закрыта, в помещениях корпуса, через которые прошли пострадавшие, отдирали кафельную плитку».
— «результаты анализов медиков, прошедших обследование в Москву, держатся в секрете от них самих. «Обследуемым на руки никаких итогов обследования не дают. С боем удается сфотографировать только собственные анализы».

Как сообщалось, радиометрическую сеть Украины перевели в режим повышенной готовности из-за взрыва на полигоне в РФ.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook