Почему Украина комфортно в роли жертвы? С чего начинается
субъектность государства, и какую роль здесь играет самоуважение? Зачем каждому из нас становиться субъективными?

Об этом беседа Геннадия Друзенко с Юрием Романенко.

Доброго дня! Вітаю вас на «Конституційній кухні». З вами я Геннадій Друзенко. Як завжди будемо говорити просто про головне. Сьогодні мій гість, мій товариш і чудово відомий український публічний діяч. Це Юрій Романенко. Я навіть не знаю, як тебе: медійна особа, політичний експерт. Я думаю, що в твоєму випадку прізвище значить більше.

Не важливо.

Я дякую, що знайшов час заїхати в студію. Я хочу з тобою поговорити про просту річ. Вчора президент Зеленський в інтерв’ю Наталії Мосійчук сказав дуже правильну тезу: «я хочу, щоб Україна була суб’єктною на міжнародній арені».

Я готовий аплодувати цій тезі. Але далі зависло в повітрі питання: як її зробити суб’єктною? Бо сказати, що ми круті, цього ж не достатньо.

Що ти думаєш, чи достатньо цієї заявки, що ми хочемо бути суб’єктними, щоб з нами почали рахуватися?

Нет, конечно. Субъектность подразумевает, прежде всего, способность. Як це українською мовою? Спроможність того, кого считают субъектом (или он сам себя считает субъектом), осуществлять политику, которую он хочет. Поэтому сначала нужно определиться с политикой, которую мы хотим осуществлять.

Мы вообще по поводу чего? Потому что не может быть субъектом то государство, которое условно говоря, вынуждено постоянно дрожать при мысли, что ему там не дадут 2 млрд долларов какого-то кредита. Или какой-то технической помощи. Согласовывать назначения по таможне, по министерствам, с иностранным посольством. Будь-то Посольство США или Посольство России. Потому что, когда был Янукович у нас назначались целыми министрами, помнишь? Министр обороны был, гражданин России. Прошла революция.

Поменялся вектор.

Да. «Революція продажі гідності», как мы ее теперь называем. После того, что мы услышали в пленках с Медведчуком (нардеп Виктор Медведчук, - ред.), поменялся вектор, ты абсолютно прав. Штаты теперь точно также утверждают через посольство, через свое агентство Нацбезопасности.

Коболева (экс-глава правления НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев, - ред.) зняли, ми вам грошей не дамо.

Популярные статьи сейчас

В СН заявили о подготовке к новому локдауну

В Украине похолодает до +15 градусов: названа дата

"Танцы со звездами" 2021: названы участники и дата первого выпуска шоу

СБУ накрыла пророссийский центр "титушек" Кивы

Показать еще

Да. Мы Коболева сняли, теперь вот вы должны делать то-то. Возвращайте Коболева. За что Коболева возвращать? Провалил все, что можно было провалить. И это сейчас будет для нас принципиальным вопросом. Для Зеленского это вопрос: «как будет развиваться ситуация с Нафтогазом».

Сегодня Наблюдательный совет должен снять Витренко, будет подниматься этот вопрос. И Зеленский должен сам ответить на вопрос: он управляет страной? Или Набсовет Нафтогаза или Наблюдательный совет Укрборонпрома?

Хто субьект, а хто обьект.

Там, где экспаты, не понятно, какие-то сбитые летчики. Андрей Закревский у меня в последнем эфире говорил. Посмотрите, пожалуйста, вам будет очень интересно. Потому что мы его записали действительно с человеком, который хорошо занимается в газовой сфере и понимает, как бурится это все и так далее.

И он задал абсолютно правильный вопрос: «почему сбитые летчики определяют курс ключевых государственных институтов, ведомств и так далее?».

Поэтому, это вопрос отнюдь не риторический и ответ на него лежит именно в спроможності. То есть заявил, сделал, тогда люди начнут верить. Тогда Запад начнет верить, кто-то еще. А когда много вот таких «бульок» інформаційних, постійно там булькають, про щось кажуть, але нічого по суті не змінюється.

Я абсолютно з тобою погоджуюся.

Що це ні про що.

Коли у тебе дірка в бюджеті, яку ти не можеш закрити самостійно, якщо у тебе величезна радість, коли британський есмінець пройшов біля Криму і по ньому, чи відкрили вогонь, чи не відкрили.

Що це по суті змінює? Мені от писали: «Юра, прокоментуй, що це відбувається. Це що? Це ж така висока технологічна, добре спланована операція».

Я задаю просте питання: «що це змінює по суті?». От росіяни, що, пішли з Криму, чи що? Ну, що для нас по суті змінює британський цей есмінець? Він відійде кудись, через Босфор повернеться. При цьому у будь-якому випадку будуть нас «жукати». Тому що у нас як були ці нещасні декілька катерів.

«Москітний флот».

Так званий «москітний флот», який робили для річок Узбекістану, щоб вони там потренувалися. Це просто річкові такі катера. Ну, і все, що там у нас ще з’явилося. Нічого нового фактично не з’явилося. Два марка ці катери американські пригнали, «Айланда». Ну, і що?

Один російський «Калібр», який на півтори тисячі кілометрів стріляє, він хвилею вибуховою потопить весь цей «москітний флот». Тому, це такі інфантильні дитячі реакції на дуже серйозні речі. Тому що це серйозні речі. Великі гравці граються.

Великобританія показала свої м’язи, виходячи з якось своїх інтересів. Може вони захочуть зараз домовлятися про щось з росіянами. «Дивіться ми будемо показувати вам вашу неміч, будемо вас дратувати, заходячи чи виходячи у прибрежну зону».

Ну, росіяни теж будуть їм щось відповідати. Але, де ми, у цьому всьому розкладі? Це ключове питання.

Дуже добре питання про те, де ми. Сьогодні постає питання: «як Україні вибудувати цю суб’єктність?».

Окей, Володимир Олександрович захотів. Судячи з усього, навколо люди, які говорять: «ти побільше говори і говори, стукай кулаком по столу, може Захід прогнеться».

Пам’ятаєш істерику буквально на днях, що Європейський Союз, точніше Меркель з Макроном висунули ідею саміту з Путіним В Україні піднялася величезна хвиля зради. Мені здається це нормально.

У Німеччини і Франції є свої національні інтереси в яких є місце для Росії. Причому серйозне місце для Росії. Чому Україна настільки занадто активно реагує на те, що у нас діється поза нашим контролем? Бо суб’єктність, це коли ти вчиняєш якісь дії, що до того, що ти контролюєш. Правильно?

Так, я думаю, що корінь цього зла він лежить в оцій дитячій інфантильності. Знаєш, це як у дитячому садку чи у школі, діти там один з одним дружать. Якщо ти дружиш з Ванею, з Петею, а я з Сашею чи з Гнатиком маю якісь проблеми, то ти не повинен з Гнатиком цим теж розмовляти. А якщо ти розмовляєш, то ти «паскуда і вічна тобі ганьба».

Оце десь такі реакції ми бачимо реально. Я неодноразово казав, що суб’єктність починається з того, що ти визнаєш існуючий стан речей.

Реалістичність реалізму.

Малюєш собі у своїй уяві, що ти хочеш зробити, і як з існуючого стану речей прийти до уявленої ситуації, яка для тебе є прийнятною. І починаєш рухатися в оцьому напрямку. Концентруєш ресурси, починаєш робити якісь кроки тощо.

А у нас, знаєш, всі ці постійні розмови, що ми боремося з Росією, захищаємо Східний фронт європейської цивілізації. І, оця вся «пустомельна» риторика, яка нічого за собою не має, фактично прикриває нашу оцю неміч.

А король-то голий.

Да. Починаєш смикати, дивитися, що ми реально робимо. І бачимо, що реально – нічого. Залежність від енергоресурсів російських не зменшили. У нас не 7 років було, а цілих 30 років. У нас є поклади.

3% газових родовищ вже розвіданих на території України, тільки з них добувають газ.

Там є свої технічні нюанси. Більш того, багато там компаній газових хотіли заходити сюди. Захід там. Але ми це все зарубали. Ми жадністю, просто тупістю. Андрій Закревський теж розповідає, як наприклад, через судове рішення блокується можливість запровадження в Україні катюбінгу, так званого, який допомагає швидше розробляти родовища.

І це, в тому числі, за допомогою Заходу, через західні суди це все робиться. І тому оця вся порожнеча сенсова, вся це беззмістовність закінчиться тільки тоді, коли ми почнемо виходити з простору, де нам комфортно. Нам комфортно у ролі жертви. Україна постійно грає роль жертви.

Вы нам должны.

Да. Вы нам должны. И это было, как на Парижской мирной конференции 1919 года. Когда там приезжала УНР делегация, распушивала перья. Когда УНР уже, по-большему счету, не существовала.

Она существовала в Каменце и его околицах, в Проскурове где-то. И там они рассказывали, как сейчас будут наказывать Уинстона Черчилля. Потому что он что-то сказал по поводу Украины. Это смешно. И поэтому уважение… Знаешь, я сегодня ехал с женой на студию сюда и проезжали мимо маршрутки.

Символ сучасної України.

Маршрутка ехала с открытыми дверями. Почему? Потому что 37 градусов жары. Едет в маске потный водитель, сидят в этой душегубке несчастные (я просто давно уже не ездил в маршрутке, наверное, года два).

Несчастные эти люди сидят все потные, и жена говорит: «смотри, это же все по поводу самоуважения».

То есть все начинается с того, что водитель садится вот в это г*мно. У него даже мысли не возникает, что он должен требовать себе маршрутку с кондиционером. Точно также и пассажиры. Люди просто принимают то, что есть. Понимаешь, есть две составляющие перехода к успеху.

То есть мало того, чтобы принять реальность. То, о чем мы говорим, что очень часто она не принимается. Важно и определять, что тебя в этой реальности не удовлетворяет. Если тебя не удовлетворяет «скотское отношение» к тебе работодателя, который не может тебе обеспечить эту маршрутку или автобус кондиционером, то ты должен…

Це я весь час кажу нашим медикам, з якими мене доля звела: «поки ви не навчитеся вішати замок на лікарні і тоді просто пацієнти рознесуть. Вас будуть за остаточним принципом фінансувати, ноги витирати, ви будете «скидуватись» на елементарні речі в травмпункт, куди привозять по швидкій».

Бо, поки ти себе не починаєш поважати…

Отвечаю на твой вопрос. Субьектность начинается со слова «нет». Когда ты говоришь, нет, ты ограничиваешь пределы возможного, относительно интересов другого субъекта, относительно тебя. Потому что ты говоришь: «вот это мой интерес. Я хочу вот так вот».

И дальше начинается либо торг, либо конфликт. Но, в любом случае другая противная сторона она понимает, где пределы ее возможностей. И только свинья она не может остановиться.

Ницше еще так говорил: «неспособность ограничить себя, это способность свиньи, которая жрет все подряд».

А любой здравомыслящий человек, любой разум, он понимает границы возможного. И поэтому субъектность начинается с границ. Зеленский должен говорить по поводу границ. Границы наших интересов требуют, чтобы мы создавали здесь производство. Чтобы Евросоюз от нас не требовал необработанную деревину, этот кругляк.

ЕС говорит: «но, мы тогда вам не дадим техническую помощь – 600 млн евро». Тогда Зеленский должен сказать: «народ, вот цена вопроса. Мы получаем техническую помощь 600 млн евро, а кругляка там, экспортируем на миллиард».

І потім вигрібаємо там повені в Карпатах щодня.

Потом вы идете в IKEA, покупаете обработанный наш кругляк, только уже в 5 раз дороже. Поэтому все начинается с таких шагов.

Кстати, вот эта идея с референдумом, которое ООН обозначила в этом интервью с Наталкой Мосійчук, она правильная. То есть вопрос заключается в том, в какой логике ее развернуть.

Як сформульовати. Не порадитися з народом, а ти виносиш ідею і отримуєш підтримку.

Это то, о чем я говорил в 2014 году.

Дуже сильний мандат.

В переговорах с Путиным, с Меркель, с Байденом (президент США Джо Байден, - ред.) ты должен четко сказать: «я опираюсь на позицию народа». Вы же говорите, что все должно быть.

Вы ж демократи. Навіть, Путін говорить, що демократи.

Вот, пожалуйста, это легитимное решение с нашей стороны. Его легитимность, она на референдуме.

Це можливість перевернути Мінськ. Бо, жоден Мінськ не встоїть перед такою сильною картою.

Поэтому правильно, когда он начинает об этом говорить. И я об этом говорил с 2014 года, когда только все начиналось, что «нам нужно провести референдумы, мы должны определить стратегию».

Поэтому, если мы понимаем, что нам не выгодно возвращать ОРДЛО. Что в той формулировке, которая прописана Путиным и то, что сказал Сурков, что «это очень выгодно для России, что это дипломатически – победа». Однозначно понятно, что все изменилось за эти 5 лет. Россия раздала 650 тыс. паспортов, много там чего сделала. Там стоит вооруженные формирования, управляемые, опять-таки российскими военными.

И поэтому выполнение Минска в этих условиях, оно смерти подобно. Это смерть Украине. Это нужно говорить открыто. Это как Речь Посполитая после Колиивщины. После 1768 года, когда Россия помогла погромить конфедератов Гонте и Железняку. Потом помогла ослабить Речь Посполиту и через 4 года первый раздел «цигель цигель ай люлю». А через 30 лет с Речью Посполитой было все покончено. Русские действуют точно также. Им нужно просто это все втюхать и спокойно дожимать.

Але дивись, зовнішня суб’єктність виростає з внутрішньої суб’єктності. Тобто, ти можеш домовлятись про зовні, якщо твої партнери бачать, що ти керуєш ситуацією з середини.

Зеленський зробив заявку на суб’єктність цими рішеннями РНБО, якимось активними діями за останні півроку, з лютого. Але на сьогодні ми бачимо, що насправді це більше про кіно, ніж про реальність.

Медведчук не сидить, Петр Олексійович (Порошенко, - ред.) в парламенті, контрабандисти – гуляють, і не погано почуваються. Чи не здається, що коли ти вийняв пістолет, і у тебе там не має набоїв, то краще було б не виймати?

Да. Потому что походу, когда ты внял пистолет, ты кое-кого заставил испугаться. А человек, который испугался, он всегда этот возникнувший стыд и диссонанс, конвертирует в ресентимент (смотрите подробнее блестящую беседу с Сергеем Дацюком на этот счет – прим. ред). В жажду ресентимента.

Поэтому с Зеленским в этом плане, если он не дожимает эту всю братию….. То есть сначала они решают, что делать с «парочкой твикса» - Медведчук-Порошенко. Не решают вот эти все дальнейшие вопросы. Он на что нарывается? Он нарывается на серьезные неприятности.

Простой пример, сейчас они давят Фирташа или Ferrexpo, относительно Жеваго. Относительно одной из структур Ferrexpo объявили санкции, но, Ferrexpo вышла на IPO. Там есть международные акционеры. Международный бизнес смотрит на эту всю ситуации и задается себе вопросом - Зеленский и его команда все время говорит про «инвест-няню»: «заходите к нам, давайте, нам потрібні інвестиції. Давайте, ми вам дамо инвест-няню». Та какая н*хер «инвест-няня»? Ты понимаешь, что даже компания, которая вышла на IPO, может быть в любой момент грохнута. С капитализацией в миллиарды или больше. То же самое происходит сейчас. Они там ввели санкции относительно Фирташа и так далее. Это все прекрасно. Ну, логика точно такая.

Вчера Налоговый комитет протолкнул законопроект 5600, который по поводу ужесточения налогового давления на бизнес. Толик Амелин (сооснователь и директор экономических программ Украинского института будущего, - ред.) задал у себя в Фейсбук вопрос: «может ли Украина получить из Китая релокацию – перемещение производств, которые были в Китае. Из-за того, что доставка подорожала из Китая очень сильно».

И сроки и доставка.

Потому что ковид нарушил вот эти все цепочки. Поэтому многие задумываются. Ну, ребята, не может быть никакой релокации, когда у тебя есть решение РНБО, когда у тебя есть 5600 и прочие законы. 1410 какой-нибудь, который приняли и потом думали, как похоронить или как его отсрочить.

То есть пока это все работает, таким образом, никаких инвестиций не будет. И никакой субъектности тоже не будет. Субьектность начинается не только с решения, которое ты хочешь, а й забезпечення цих рішень. Развертывание экономической базы, которая тебе позволяет, отталкиваясь от этой базы, двигаться в том направлении, в котором ты хочешь. Создавать армию, флот, ВПК, вести активную внешнюю политику. Даже элементарное – открывать представительство или какие-нибудь торговые представительства в Африке или каких-то других странах.

Также доходит до смешного, когда нашему МИД говорят: «ребят, давайте активно занимайтесь продвижением украинского типа бизнеса». Они задают вопрос: «а бюджет, какой?». И им говорят: «нет никакого бюджета, все на энтузиазме».

И все на таком энтузиазме. Ну, он очень быстро иссекает, а бюджета нет. И все. И соответственно, какое продвижение? Когда там польская Речь Посполитая через свое экспортное агентство, в которое вкачивают серьезные деньги, продвигает польские товары по Африке системно. А у нас Артем Гудков сидит в Танзании, и выполняет роль «посла доброй воли». Причем сам рискует своим капиталом, своими деньгами, затаскивает туда украинский бизнес.И кричит: «Ребята, давайте! Здесь огромные возможности, еще год и мы все профукаем. Там китайцы зайдут или Европа зайдет или еще кто-то». А все говорят: «О, Боже, как интересно!». Но, абсолютно никаких выводов не делают.

Так вот человек готовый, который должен, во-первых, возглавит это все. А во-вторых, не распилить очередной миллиард на строительство какого-то ненужного моста или еще на какой-то проект – «Університет майбутнього» за 7 млрд грн. Мы понимаем, что не нужен этот «Університет майбутнього».

Зробіть Могилянку до ладу

У нас куча университетов. Сделайте так, чтобы заходя в КПИ, не воняли туалеты. Купите современные лаборатории. Дайте по миллиарду на 7 ключевых университетов. И вас уже получается какой-то эффект.

А когда хаотичное движение, где за хаосом красивых слов происходит просто банальный распил. Потому что Зеленский, «Слуги народа», они поняли, как можно зарабатывать на бюджете. То есть сегодня от «бюджетного корыта» отодвигают всех старых олигархов. Поэтому им тяжелее, ведь они сами также паразитировали на бюджетных потоках. Их потихонечку отодвигают, плюс еще пугают санкциями.

Что такое санкции РНБО? Это помимо всего прочего, создание проблем у бизнеса, который сделал тебя более договороспособным. И все начинают чесаться. Все не хотят попасть под санкции, все не согласны.

Походу в ВР голосуют лояльные люди за эти все законы, которые принимают. Задаюсь вопросом, это опять по поводу субьектности: «олигархи, какая у вас субьектность?». Если вас просто, как лохов сейчас разводят и загоняют в угол. И как школьников шкідливих ставят на колены на гречку, санкциями РНБО. И говорят: «так вот это видели, наказали, значить завтра будешь ты».

Це не ті часи, коли Путін по молодості Гусовського, якщо я не помиляюся чи Гусинського закрив у в’язницю. Тоді він відписав цей свій телеканал.

Украина этим отличается, она более мягкая. Здесь записали в список, а потом начинают сбегаться люди. Видим, этот Артур Палатный встречается с главным киевским полицейским Крищенко в то время, как по нему ведутся какие-то дела. Здесь все такая южная культура мягкотелости.

Ми бачимо, що Зеленський зараз намагається створити суб’єктність, щоб керувати все в ручному режимі. Його пасаж про Єрмака. Якщо Єрмак зі мною прийшов-пішов, працює 7/24… Це взагалі не такий спіч державника. У державника працюють механізми. Сьогодні Єрмак прийшов, завтра прийшов не Єрмак. Залежно від його KPI. Це якась держава в стилі дружби.

Те, що ми давно говорили, я в цьому інтерв’ю так і не почув. Почув, що олігархів (хоча ніде в світі не знайшов закону про олігархів), про Антимонопольне законодавство, інше.

Питання в тому, чи розуміє Зеленський, що для того, щоб стати суб’єктним, йому треба вибудувати ефектну державну машину, яку в жодному разі не заміниш санкціями РНБО. Ну, написали, підписали, ввів в дію. А виявилося, що Медведчука, навіть, закрити в СІЗО не можуть.

А теперь они придумали новую фишку – РНБО, суды, не могут решить решение РНБО.

Так бояться судов.

Тогда получается, что РНБО принимает судебные решения.

По суті це самодержці. Тобто, самодержець поза досягненням всіх.

И это создает очень опасные предпосылки для Зеленского. В том плане, что Путин, как бы мы его не ненавидели, как бы не любили…

Він все-таки змінює правила.

Он принимает соответствующие нормативные акты. Захотели ввести в Украину войска, Рада Федерации приняла 1 марта решение.

Це німецький ген в росіянах. Здається, що вони більші беспредельщики, але вони проти нас просто бюрократи.

Соответственно, ты не можешь просто на одном волюнтаризме выехать. На одном волюнтаризме ты садишь на штыки. А на штыках очень неудобно сидеть, как говорил Наполеон.

И поэтому пока что мы видим хаос. Принимаются хаотичные решения, не отвечающие пока что на вопрос, что это плохим не закончится. Потому что у олигархов все больше ощущения того, что их давят. У бизнеса обыкновенного.

Не просто давят. Знаешь, коли тебе давлять, ну, ти бачиш якісь справедливі ще правила гри. Але у них віджимають. Вони просто дрібні, хочуть більшого. «Ліліпути хочуть Гулівера обскубати». І ви нас вчите, не доїть бюджет?

Допустим, давят рентой Коломойского или Ахметова. При этом аграрии, которые получают тоже сверх прибыли, они наоборот понижают налоги НДС до 14%. И, естественно, у всех вопросы. Аграрии задают вопросы, которые создают сложную продукцию с добавленной стоимостью: «а почему мы должны платить больше, тогда как за сырье Веревский и компания платят меньше?».

Этот вопрос справедливости актуальный и для олигархов. Потому что это рождает мотивацию (втихаря или в открытую бунтовать или входить в конфликт со властью). Потому что система подходит к тому рубикону (она может быть его пересекла), когда вот эти все старые правила, позволяющие существовать Второй украинской республике, исчезли и испарились. Исчезает ресурсная база, внешние условия и прочее.

Как следствие, ты это должен принять. Зеленский должен сказать: «мы не можем, господа олигархи вот так вот существовать, как раньше существовали. Вы не можете бесконтрольно залазить в государственный карман. Мы тоже не можем залазить, потому что у нас «95 квартал» есть. Поэтому давайте вот такие правила игры».

Але дотримаємося їх всі – і ви, і ми.

Вы участвуете в бюджетных программах. Получаешь ты там деньги на то, чтобы что-то производить – государство гарантировано выкупает твою продукцию. Допустим, сталь.

Для оборонного замовлення.

Или там арматуру для бетонных дорог. Ну, ты, будь добрый, всю прибыль, которую мы посчитали с тобой (садимся вместе, берем на карандашик всю норму прибыли), допустим, 20%. Ты из этой прибыли там, 50% покупаешь ОВГЗ, под низкий процент. Не под такой сумасшедший, как в гривне сейчас, а допустим, по 3-4%. И инфляцию мы понимаем, как будем понижать. А 40% ты обязан реинвестировать, чтобы производство росло твое, чтобы расширялись твои мощности.

И получается, что мы через эмиссию такую (сделав ее, под конкретный проект производственный), начинаем вести промышленную политику. Начинаем создавать емкость со своего собственного рынка. Как Игорь Лиски на днях открыл новый завод на западной Украине. Человек, который потерял 80% своего бизнеса новостройки, один из учредителей нашего «Украинского института будущего». Это по поводу тех, кто постоянно говорят, вот «Институт будущего финансирует» Аваков (министр МВД Украины Арсен Аваков, - ред.). Ребята, Лиски профинансировал «Институт будущего» на сотни тысяч долларов за эти годы.

При чому у вас відкритий бюджет. Достатньо зайти на сайт і подивиться.

Эти все данные в открытом доступе.

То есть Лиски это абсолютно не мешает, он вопреки это все делает. Открыл новый завод по производству меда в Черкасской области, по упаковке в Житомире. Теперь открыл новый завод по переформатированию навоза в какой-то продукт, который позволяет на Европейский рынок продавать в виде одобрение и чего-то еще.

Он находит деньги, находит западные инвестиции, австрийцев, еще кого-то там. Таких людей должны двигать. Лиски должен быть министром промышленной политики.

Или экономики. Там Милованов головний радник.

Он хорошо понимает, как это работает. Он построил реально не один бизнес. У него шахты в Латинской Америке есть, в Италии, еще где-то бизнеса. Он об этом все открыто говорит.

Какое отношение к реальной экономической политике имеют такие люди, как Милованов, и почему к ним не имеют отношения такие, как Лиски?

А потому что з Лиски не зручно. Він має позицію і є незалежною людиною. Він не годується з рук государевих. І в цьому ж проблема. Якщо ти хочеш бути суб’єктним, ти маєш до себе натягувати тих, хто вміє говорити ні. Тобто, спочатку ти створюєш нормальну дискусію в своєму колі, а потім ти вже починаєш як би розширяти це.

Я у вчорашнього інтерв’ю побачив коло лояльності. Чим лояльніший, тим ближчий.

Юра, я хочу тобі подякувати, що ти знайшов час зайти на «кухню».

Дякую!

Люди, не знаю, чи стане суб’єктною країна найближчим часом, але ставайте ви суб’єктними. Чим більше буде суб’єктних людей…

Таких як Лиски.

Чи кожен на своєму рівні. І не чекатиме ласки від президента, парламенту чи когось. А намагатиметься свого створювати, додану вартість, творитиме продуктивні організації. «Інститут майбутнього», до речі, хороший приклад. Нові проекти, нові обрії, нові перспективи.

Підписуйтесь, лайкайте, коментуйте. Ми починаємо на «Конституційній кухні» цікаві дискусії і сподіваємося, що продовжувати їх будете ви. І до нових зустрічей в ефірі! Дякую тобі, Юра.

Пока! Девианты, серверы и бездельники!

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Рекоендуем просмотреть по теме отличную беседу Юрия Романенко с известным украинским дипломатом Александром Чалым

Подписывайтесь на Patreon Юрия Романенко, канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram.