Удар по Виктору Медведчуку обозначил радикальный поворот в президентской каденции Владимира Зеленского, но его успешность зависит от последующих действий.

В беседе Юрия Романенко с Виталием Куликом обсуждается внутренний конфликт в ОПЗЖ после санкций, отношения Зеленского с олигархами, как перевоспитать журналистов Медведчука, последствия для ситуации на Донбассе, отношений с Россией и США.

Юрий Романенко: Виталий Кулик на связи из солнечного Египта, куда он благоразумно уехал в эмиграцию или что ты там делаешь?

Виталий Кулик: Зимую, у меня зимовка. Я каждый год уезжаю куда-то в теплые края и где-то живу месяц-два.

Юрий Романенко: Да, и в этот момент в Украине начинается какая-то херотень и сейчас она тоже началась. Запретили каналы Медведчука в Украине. Много слышится воя всякого, стонов. Рабинович вчера отжег так, что я с утра до сих пор в истерике валяюсь тут.

Виталий Кулик: "Зеленый фашизм, дьяволы".

Юрий Романенко: Да, в общем, зеленый фашизм поднял голову и как нам со всем с этим жить. Давай помоделируем как дальше будет развиваться ситуация. Как ты считаешь?

Виталий Кулик: Во-первых, надо отметить, что, если Зеленский не додавит ситуацию с ОПЗЖ, Медведчуком - не будет арестов, не будет криминальных дел, не будет проваджень, выемки документов, не будет кошмаринга ОПЗЖ, то по суду они вернут каналы в сеть. Это где-то через два-три месяца, с большими убытками для себя, конечно, с потерей зрителя, с потерей инфраструктуры, но они это вернут. Тогда это будет значить, что запущен триггер досрочных парламентских выборов. Все видят, что король голый, что Зеленский не может продавливать, не может достигать поставленных задач. То есть, он не контролирует репрессивный аппарат государства. То есть, у него нет монополии на насилие, монополии на репрессию. Тогда все, все посыплется, от него откажутся его же стейкхолдеры и к концу года мы можем получить досрочные парламентские выборы.

Юрий Романенко: А может быть, и президентские. Потому что Медведчук тоже так зловеще сказал, что это будет иметь далеко идущие последствия для президентской карьеры.

Виталий Кулик: Да, но для того, чтобы это произошло, необходимо, чтобы ОПЗЖ, во-первых, сохранило свое моноединство, чтобы это была, все-таки, единая партия, чтобы они смогли взбодрить и мобилизировать свои франшизы на местах, чтобы они запустили массовые движения. Для этого им сейчас придется выйти на улицу. То, что они не могут достучаться до своего избирателя через телеканалы, им придется компенсировать путем непосредственной уличной политики.

Способны ли на это ОПЗЖ в полной мере? Потому что мы знаем, что франшизы ОПЗЖ розданы разным региональным баронам, которые вступили в союзы и вошли в большинство вместе со "слугами", "Батькивщиной", другими политическими силами. В некоторых регионах ОПЗЖ вообще является частью франшизы того же ПЕС, "Европейской солидарности" в Бердянске. Поэтому не факт, что удастся всю партийную вертикаль ОПЗЖ зарядить на акции протеста и на расшатывание ситуации, и на эскалацию к президентским досрочным выборам. Поэтому у меня вопрос: удастся ли выжить ОПЗЖ в этой ситуации, даже если не будут их додавливать? Сейчас не все готовы рвать задницу за Медведчука и его актив. Не все, имея свою "синицу в руках", какое-то большинство в обл- или гор- совете, какие-то комиссии земельные или бюджетные, готовы будут выйти на улицы на "Тарифные Майданы" под лозунги ОПЗЖ, чтобы защищать интересы Медведчука на этих каналах. Не факт, очень не факт. Кроме того, есть раскол изнутри ОПЗЖ на Медведчука, его группу, и Левочкина, Бойка, которые недовольны были позицией Медведчука, для которых Медведчук является токсичным во многих вопросах, но который держал их скрепами своих телеканалов и медиаимперией и связями с Россией. Я думаю, сейчас Медведчука будут отдавливать, и тот же Левочкин скажет, что "У меня есть "Интер" и чуть ли не будет продавать эфирное время для своих однопартийцев.

Популярные статьи сейчас

Новая почта порадовала нововведением при отправке посылок

Климкин оценил последствия новых санкций против России

Укрзализныця объединит миллионники с городами-спутниками проектом City Express

Украинцам сказали, когда поставщики опубликуют цены газа за март

Показать еще

Юрий Романенко: Да, и у них уже идет такой срач, я это знаю. Более того, смотри, для Левочкина, Фирташа и Бойко эта ситуация — как раз хороший повод торговаться с Зеленским. Потому что мы знаем, что сейчас Коболев пытается взять газовый рынок, где у НАК "Нафтогаза" относительно небольшое количество бытовых потребителей, порядка 6%, а у Фирташа, соответственно, 65-70%. И они же, как раз, на протяжении последних месяцев сейчас делали все, чтобы потихонечку перетягивать на себя бытового потребителя, имея монополию в Укргазвыдобуванни, где есть дешевый украинский газ, который НАК "Нафтогаз" себе забирает. Это заставляет Фирташа покупать по более дорогой цене газ в Европе и, соответственно, таким образом НАК "Нафтогаз" получает конкурентное преимущество. Коболев этим прекрасно пользовался для того, чтобы перетянуть на себя бытовых абонентщиков, которые есть у Фирташа. Я думаю, что вот в этих условиях, когда сейчас с Медведчуком пошла эта игра, то как раз для газовиков это повод выкатить это Зеленскому и его окружению и сказать, например, смотрите: "Мы не пускаем на "Интер" Медведчука и его гоп-команду, а вы в обмен дайте возможность присосаться к тому же Укргазвыдобуванню и, соответственно, не так нас щипайте, потому что мы понимаем, что в долгосрочной перспективе 2-3 года и от Фирташа ничего не останется при таком подходе». Поэтому, да, ты абсолютно прав, что эта ситуация запустила мощные конфликтные ситуации внутри ОПЗЖ.

И еще один пример приведу, о котором я тебе говорил перед этим эфиром, что сейчас они побежали к Вадиму Столару, у которого есть свой канал в Киеве "Киев.Live". Теперь Столар стоит перед сложной дилеммой: слиться под этих или остаться со своими интересами, потому что, ну, как бы, хочется, чтобы свои интересы были соблюдены, а выгребать какие-то новые санкции из-за того, что Медведчук будет плясать на его канале городском, ему вряд ли хочется.

Виталий Кулик: Ну, у него вообще растяжка у Столара, с одной стороны, он впустил к себе бизнес Медведчука, застройщики, и я так понимаю, что его поставят в такую растяжку, что он будет вынужден подыгрывать своему однопартийцу Медведчуку. Но да, ты прав, боязнь того, чтобы попасть под раздачу, попасть в какие-то списки очередные санкционные здесь или на Западе, это очевидно. Мы же не забываем, что тот же Медведчук находится под американскими санкциями с 2014 года, поэтому дружба с ним и очень тесные взаимоотношения чреваты продолжением списка. Там могут быть не только Дубинский и Деркач, туда могут еще включить достаточно много людей из фракции ОПЗЖ. На это непрозрачно намекают люди, близкие к посольству Соединенных Штатов в Украине.

Юрий Романенко: Ну, да, поэтому, у Зеленского сейчас одна из ключевых задач в том, чтобы убедить американцев расширять списки и, прежде всего, бить по медиа-ребятам, типа Шария там и остальных.

Виталий Кулик: Да просто нафиг снести YouTube-каналы вместе с Шарием.

Юрий Романенко: Да, вот. И это будет давать ощутимый эффект, а угрозы, связанные с санкциями... Ну, на примере Дубинского все уже увидели, что если даже за Дубинского взялись, то сошки посерьезнее, им есть, что терять.

Виталий Кулик: Да, и это как бы знаково для многих ОПЗЖешников важно было вообще пропетлять и не попасть в токсичные компании. Значительная часть депутатов ОПЗЖ имеют определенные интересы на западе. Кто-то учит детей в Соединенных Штатах, кто-то дорожит американской десятилетней визой. Поэтому дружить с Медведчуком в данный момент и выступать его локомотивом далеко не все захотят.

Поэтому здесь вопрос: если Зеленский додавит историю с ОПЗЖ и предпримет усилия для того, чтобы добивать их политически, создавая или давая "зеленый свет" для политических проектов, способных оторвать часть электората от ОПЗЖ, заменяя, точнее, наполняя ее вакуум, который возникает с уходом этих трех каналов новыми проектами или давая возможность туда зайти определенным проектам на эту нишу, тогда - да. Снимая вопрос Медведчука окончательно, и открывая достаточно неплохие для себя перспективы.

С другой стороны, если он этого не делает, то мы понимаем, что дальше его политическая карьера катится вниз со всеми вытекающими последствиями. Здесь у нас сложность, потому что все, кто раньше был в оппозиции или оппонировал Зеленскому, вынуждены сейчас, в борьбе с ОПЗЖ его поддерживать. На месте Зеленского я бы максимально это использовал, потому что такой мобилизации вокруг борьбы с демонизированным Медведчуком надо было еще поискать. Он выдал конек и для порохоботов с Порошенко, и для внепартийной оппозиции патриотической. Это то, что можно было мобилизовать в достаточно мощное движение.

Теперь необходима динамика. Продолжить эти инициативы. Не только в вопросах добивания ОПЗЖ, но и предлагать новую повестку дня переформатирования, реконструкции страны. Вот способен на это Зеленский или нет? Многие связывают это с тридцатилетием независимости Украины и анонсируют некий глобальный поворот, который будет обозначен в правлении Зеленского. Но я пока не вижу интеллектуальных потуг его окружения для обеспечения подобного поворота.

Юрий Романенко: Ну, да, Арестовича не хватит.

Виталий Кулик: Скажем так: генерация "белого шума" имеет некие пределы, потому что после этого начинается уже не белый шум, а непонятно что.

Юрий Романенко: Как ты думаешь, когда они начинали вот этот шаг, то у них была только задумка самого шага с каким-то развитием какой-то логики? То есть, насколько он был спонтанным? Потому что многие считают, что он был спонтанным, но, насколько я знаю, мне еще в конце декабря говорили, что есть вот такая задумка, связанная с Медведчуком, но никто, так же, как и ты, не думал, что они грохнут просто вот так вот без особых сентенций.

Виталий Кулик: Ну, некоторые медиаменеджеры этих каналов говорили, что есть угроза закрытия, но все в это как-то слабо верили, все ждали какую-то вялотекущую кампанию, как я сказал, некое "болотце". Попытка забрать у Нацрады лицензию, потом суды, каналы тут вещают, тут не вещают, вот такое болотце и такая борьба вялотекущая, вот на это они были заточены, к этому готовились. Но, когда все произошло одномоментно, щелкнули и взяли кнопочку, отключили, вот они к этому были не готовы, это факт. Теперь вопрос будет, что с этими каналами и инфраструктурой вокруг этих каналов? Ты правильно сказал до эфира, что на этот медиаресурс завязаны не только работники самих каналов, которые разбегутся, потому что платить никто не будет. Да, их не все каналы будут брать, но техническую часть спокойно заберут другие проекты, потому что есть дефицит технических работников на телевидении. С другой стороны, есть инфраструктура, связанная с "говорящими головами", наши так называемые коллеги, которые обеспечивали медведчуковский пул, останутся без работы, потому что они не попадают на каналы "Прямой" или в топ-прайм "Интера" или "1+1", по большому счету, они лишаются места, где могут столоваться.

Юрий Романенко: О, да.

Виталий Кулик: Поэтому одних блогов на Facebook будет достаточно мало для того, чтобы выдерживать темп, да они и не нужны для этой работы. Скорее всего, пул будет рассыпаться, кто-то будет перекупаться теми же зеленскими, что уже происходило в середине - в начале 2020 года, когда Подоляк фактически перекупил часть пула и Порошенко, и Медведчука. Тогда часть людей, которые работали в пуле Медведчука, перешли к Зеленскому, начали хвалить политику Банковой и Ермака. Для меня это было показательно. А сейчас это просто будет рассыпаться эта система. Да, останутся верные солдаты, которые были всегда: Погребинский, Костя Бондаренко, там кто-то еще подключится. Хотя, Костя, по-моему, это Новинский, там все понятно.

Юрий Романенко: Да, Костя, с другой стороны, как раз.

Виталий Кулик: С другой стороны, да. Те, кто останутся, и так они настолько маркированы, что от них ожидать чего-то другого не имеет смысла. Ну, куда уходить Пиховшеку, скажем так, да? Ну, уже все, он уже связан с этим пулом. А часть молодых ребят, действительно, отколется. Это потеря инфраструктуры. Более того, нам телеканалом была навязана мобилизация определенных кампаний, которые происходят на территориях, на местности. Например, множество месседжей и формирование нарратива для "Таможенного майдана" так называемого, происходило именно при помощи Ньюзвана, 112 и ZIK-а. То есть, там опробовали, там происходила генерация определенных смыслов, потом которые подхватывались дальше активистскими группами на местах, и уже неслось в массы какие-то нарративные элементы и заготовочки. Сейчас этого не будет этого инструментария. А покрыть его за счет газеты и местной активности будет практически невозможно. То есть, это существенный удар, да.

Юрий Романенко: Мы видим по первым эфирам в YouTube у тех каналов, что суммарное количество просмотров, ну, 12 тысяч человек и понимаем, что этого критически мало. Это связано с тем, что у них старая аудитория, в возрасте. То есть, электорат их он более в возрасте. Условно говоря, молодой ватнический электорат перетащил на себя Шарий в свое время, который в YouTubе сидит. А у этих электорат не такой гибкий и, соответственно, поэтому они действительно получается, что удар по медиаимперии этой он выключает сигналы на этот сегмент электората.

Виталий Кулик: Ну, на большую часть.

Юрий Романенко: На большую часть, да. То есть, понятно, что кто-то пойдет в YouTube до того момента, пока на YouTube их не блоканут. Потому что я думаю, что, опять же таки, если Зеленский последовательно ввяжется в эту битву и поймет, что тот уже для него все, или проиграл или выиграл, по-другому не будет. Ему придется дожимать американцев на то, чтобы они как-то там предпринимали соответствующие шаги. Смотри, какой вопрос хотел задать, такого абстрактного характера, который касается свобод, потому что сейчас ключевой вой по поводу того, имеем ли мы право ограничивать свободу слова вот таким образом? Что у тебя есть по этому поводу? Как бы ты аргументировал?

Виталий Кулик: Ну, я вообще защитник свободы, было бы логично, если бы я защищал свободу слова, в том числе, этих телеканалов. Но, ведь это не телеканалы, это не журналистика, это не информационная работа, это не медийщики, а пропагандисты. Пропагандисты такие, как Lifenews, которые были в Российской Федерации. Когда они напали на Украину и использовали реальных пропагандонов в борьбе против Украины. Поэтому это те же "распятые мальчики", только на украинский манер. Поэтому для меня это однозначно не средство массовой информации и однозначно не журналистика, а поскольку мы живем в гибридном мире, соответственно, есть вопросы защиты национальной безопасности, и часть этой национальной безопасности является информационная безопасность. И санкции вполне допустимы для защиты национальной безопасности, в том числе, внесудебные. Яворский Владимир по этому поводу неплохо написал, юрист. Поэтому для меня это однозначно не вопрос защиты прав и свобод, это вопрос информационной гигиены и национальной безопасности. Если Зеленский это обеспечит полноценно, ну, он войдет хотя бы этим в историю Украины. И еще в пользу моего тезиса говорит отсутствие так называемой "журналистской солидарности", хотя сейчас многие, даже у меня на страничке в Facebook рассказывают, что ее не существует, что ее не существовало всегда, но в действительности она существовала и когда были репрессии в отношении TVi, закрывали канал, когда было давление на "Пятый", когда была проблема у "НТН", это разные собственники, разные истории...

Юрий Романенко: Ну, или когда на Портникова заказуху черную размещали по поводу его сексуальной ориентации. Никто не взял "бабло"...

Виталий Кулик: Ни один канал, ни один вменяемый блогер, ни один ресурс эту гадость не публиковал. То же самое, когда "НТН" боролся против "Интера", "НТН" принадлежал на то время, это 2005 год, Эдуарду Прутнику, как бы "регионалу", да? В его поддержку выступили многие журналистские организации и журналисты разных телеканалов, в том числе, и "Пятого" даже. Поэтому, на мой взгляд, элементы журналистской солидарности существуют. Есть некий условный "цех", и вот ZIK, 112 и NewsOne в этот "цех" не входят. Они сами сделали максимум усилий, точнее, их менеджмент, и сами ведущие, сами журналисты, сделали максимум усилий, чтобы быть оттуда исключенными. Поэтому пусть пожинают свои плоды. Пусть получат то, что они формировали. То есть, отторжение профессиональной среды от этой группы так называемых журналистов.

Юрий Романенко: Да, и я по этому поводу только что написал пост в Facebook, и его суть простая: "Если вы хотите что-то доказать по поводу свободы слова, то езжайте в Россию и попробуйте организовать там свободный канал независимый и запустить его в эфир. А поскольку Медведчук строит здесь Россию, и этого не скрывает, ну, пытается построить и сделать все, чтобы "русский мир" сюда пришел, то почему мы должны это терпеть, понимая, что приход сюда "русского мира" сразу выключит нас и все свободы закончатся? Поэтому это вопрос выживания: тут или они, или мы. И постановка вопроса простая.

Виталий Кулик: Совершенно верно, вопрос национальной безопасности. И он решен. Пока. Пока частично решен.

Юрий Романенко: Смотри, еще один вопрос, прямо вытекающий из последнего вопроса. Это то, чего многие боятся, узурпация власти Зеленским. То есть, они входят во вкус и вот сегодня у Бени на "плюсах" будет эфир и они вынесли это в "Праве на владу", вынесли эту проблему как ключевую, закрытие медведчуковских каналов, и все же, как бы, между строк смотрят и понимают, что если у Зеленского получится с Медведчуком, то это один из ключевых вызовов перед любым президентом: как ограничить себя от влияния финансово-промышленных групп настолько, чтобы быть субъектом и вести самостоятельную политику. Ну, и, по большому счету, ни один из президентов не решил эту задачу, даже Кучма. Потому что в конечном итоге под конец правления он стал заложником ситуации и финансово-промышленные группы его в "Оранжевой революции" съели. Вот что ты думаешь по этому поводу?

Виталий Кулик: Ну, во-первых, если он не даст сигналы для других финансовых групп, что это касается только Медведчука и его отношений с Медведчуком, то да, будет сопротивление, да, будет всегда опасность того, что такой же метод может быть против "плюсов", против "Интера", против "Пятого", против "Прямого" и так далее. Это раз.

Во-вторых, ведь у Зеленского-то своих каналов нет. Есть политика лояльности, которую проявляют пинчуковские и ахметовские каналы, но это ведь лояльность интересов. Пока интересы совпадают. И сейчас Банковая раздает авансы, что мы вас не тронем, что это исключительный случай касательно только Медведчука и каналов ОПЗЖ. И, думаю, что если месседж будет донесен правильно и точно сформулирован, многие приподзакроют глаза, но это не значит... Я думаю, что это даст, например, импульс к критической журналистике. То есть, у Зеленского появятся оппоненты в журналистской среде, медиапроекты, которые будут очень фокусировано исследовать политику самого Зеленского, действия Банковой и так далее. Каналы будут проявлять строптивость и критичность. Это как такая превентивная мера от недопущения повторения казуса Медведчука для других олигархических телеканалов и медиаимперий. И это будет правильно. Кроме того, возрастет градус критики Зеленского однозначно, и это хорошо, это очень хорошо, потому что любая турбулентность, связанная с нынешним режимом, будет играть на руку альтернативе и альтернативной повестке дня, которую можно продвигать или через Зеленского, или через альтернативные политические проекты.

Юрий Романенко: Я согласен, 100%. Смотри, вот как ты смотришь на то, что вот таким ходом Зеленский фактически повторил кульбит Кучмы в 1999 году, когда он, по сути, изменил электоральное поле: в 1994 году пришел на одном электоральном поле, в 1999 — на другом электоральном поле, и вот сейчас Зеленский выходит, условно говоря, на поле умеренных патриотов, которых пытался эксплуатировать Порошенко, и, скажем так, значительная часть умеренных патриотов ушла от Порошенко и сейчас она такая, болтается в воздухе. Вот. То есть, для Зеленского это возможность опять попытаться сконцентрироваться в центре, за счет которого он победил в 2019 году, но в этом центре были и умеренные патриоты, и умеренные ватники, и бюджетники, короче, кто там только не был. Но вот сейчас он получает возможность сконцентрировать электоральное ядро, которое будет более проукраинским, чем то, что было у него в 2019 году.

Виталий Кулик: Ну, скажем так, он попытается получить электорат здравого смысла. То есть, центристский электорат, либерально настроенный, для которого неважен «армавир». Да, они патриотично настроены, но не готовы жить именно только вот этими тремя составляющими, которые пытался эксплуатировать Порошенко. Зеленскому не удастся оседлать патриотический дискурс, с одной стороны, а с другой стороны, это от него и не требуется. То есть, пока у него сохраняется ядерный электорат, даже те опросы, которые были сегодня или вчера, показывают, что у Зеленского 25-30%, они у него не сильно сужаются, а после этих действий, я думаю, часть разочаровавшихся в центре могут к нему вернуться или проявлят элемент какой-то лояльности. Это еще не избиратели, это еще не электоральное ядро, это не расширение электорального пространства, это просто проявление некой лояльности разных электоральных групп, и вот на этом уровне лояльность и будет проявляться.

Кроме того, на мой взгляд, здесь возможны другие технологии, а именно — ставка на какие-то спойлерские политические проекты, которые могут абсорбировать недовольный ватный электорат, оторвать его от Медведчука и сформировать некие кластеры даже с региональной спецификой, на которые потом Зеленский сможет опираться в случае досрочных парламентских выборов, например. Но для этого необходима тонкая игра, для этого необходима экспертная аналитика, для этого необходима работа с лидерами мнений, для этого необходим ресурс медийный. А поскольку достаточно топорно работает Банковая, даже с той помощью тех же блогеров, своего медиа-пула. Ну, слово "пул" Подоляка наверняка уже вызывает определенную улыбку у вменяемых людей.

Юрий Романенко: Смотри, из этого вытекает, что у Зеленского формируется мотивация для того, чтобы поменять значительную часть той команды, с которой он работал последние полтора года. То есть, он ее уже поменял там частично, когда пришел Ермак, но сейчас очевидно, что необходимо обновление дальше, потому что он просто не потянет тот функционал, о котором ты говорил.

Виталий Кулик: Ну, во-первых, это не просто обновление команды. Я думаю, что оно, возможно, будет связано с переформатированием правительства. То есть, мы увидим рокировку, часть людей с Банковой уйдет в правительство, в правительство придут замены и придут новые лица в окружение Зеленского на Банковой. Возможно создание новых точек. Необходим будет баланс в отношениях с Разумковым. Мы прекрасно понимаем, что он стартонул собственный политический проект, уже точно, и необходимо будет создавать ему балансы и противодействие. Необходимо создавать ему пояс вызовов как в парламенте, так и в медийной сфере на уровне генерирования смыслов. А с этим не справятся ни Корниенко, ни Арахамия. Кто-то должен появиться в парламенте, который бы оппонировал Разумкову со среды "Слуг народа". Это должно быть оппонирование Банковой со стороны парламента, необходимы новые спикеры для Банковой, необходима альтернатива или предложение этой альтернативы в судебной системе, появление новых знаковых лиц, переформатирование того же конституционного суда или роспуск административного суда окружного киевского. То есть, от Зеленского требуются дополнительные усилия. И да, он не способен это сделать сам, то есть, ему необходимы люди, на которых можно повесить черновую работу, люди, которые могут исполнять роль этих "палачей", не любимых электоратом или медиасообществом. Люди для черновой работы необходимы, а этих людей я пока в окружении президента не вижу.

Юрий Романенко: Кстати, как ты расцениваешь старт президентского или партийного проекта Разумкова, потому что пока что было два месседжа, которые, на мой взгляд, были провальными для Разумкова. Первый месседж — это с этим глупым роликом, который "Я починаю працювати" или как он там назывался? А второй месседж — относительно того, что он не поддерживает действия против медведчуковских каналов.

Виталий Кулик: Ну, во-первых, он не мог поступить иначе с каналами, поскольку он все-таки спикер не "Слуги народа", а спикер самого парламента, он так себя позиционирует, это его образ, и он из этого образа будет потом выходить в политический проект.

Юрий Романенко: То есть, я типа над схваткой.

Виталий Кулик: Да, над схваткой, потому что он понимает, что это все может закончится и проигрышем Зеленского, а он — спикер. Потом нести политическую ответственность за это решение придется и ему также и договариваться ему с фракцией ОПЗЖ будет достаточно сложно. Поэтому здесь он поступил единственно правильным выходом, хотя, возможно, он политически недальновидный, но пока это теоретически правильно.

Что касается ролика... Ну, это традиционный ролик, направленный на среднего обывателя, а именно — потребителя телевизора. Поэтому Разумков очевидно видит себя умеренно-консервативным политиком, который будет держать "золотую середину", балансировать, серфингировать, не допуская каких-то радикальных действий, заявлений и тому подобных вещей. Это его позиционирование сейчас. Если у него "ниша" в электорате современном, то, на мой взгляд, по-моему, не очень. И то, что "успех" в кавычках стратегии Гройсмана на парламентских выборах показало, что этой ниши нет просто, ее не существует. Просто у Гройсмана есть задел в виде Винницкой области, где он окопался, откуда просто вышвырнул Порошенко, но у Разумкова нет такой области, на которую он может рассчитывать. Один взятый Бердычев — это не показатель, где площадь имени его отца. Поэтому будет достаточно сложно найти своего избирателя, найти свою целевую аудиторию в этом центристском лагере. Но пока, скажем так, не дал многих плюсов, но и не дал многих минусов.

Юрий Романенко: То есть, Коты Леопольды в такое турбулентное время не могут себя чувствовать адекватно...

Виталий Кулик: Ну, это не значит, что Дмитрий не изменит позицию или не станет более радикальным. То есть, вот здесь надо понимать, что он достаточно с тонким чувством реальности, он, если изменится ситуация, и он увидит, что открыта ниша радикального политика или радикальной политической силы в нише условного там чуть правее ОПЗЖ, он туда войдет и будет максимально это эксплуатировать. Поэтому здесь, я думаю, вопрос тактики, а не стратегии сейчас.

Юрий Романенко: Смотри, вот этот клинч с Медведчуком он, очевидно, напрямую связан с ответными шагами со стороны России. Более того, я думаю, что одна из причин, почему Зеленский вошел в такой клинч, была связана с тем, что для него она стало очевидным, что русские прокатывают нас в рамках Минска и по Донбассу, и, соответственно, как ты думаешь это отразится на отношениях с Россией и на проблеме Донбасса?

Виталий Кулик: Смотри, мы уже имеем эскалацию на фронте, мы уже имеем полное похеривание минского процесса в тресторонней контактной группе, все то, о чем мы говорили с Марией Кучеренко все эти года о том, что это формат, который взят прошлой властью и нынешней властью, он не приведет ни к каким позитивным явлениям, мы фактически, даже введя в переговорный процесс переселенцев, мы проиграли этот раунд, и я думаю, что сам Казанский признался недавно, может, он себе еще не признается, но судя из его поста понятно, что не имеет больше никакого смысла функционирование этой институции. Необходим перезапуск.

Я знаю, что Медведчук предпринимал максимально усилий для того, чтобы создать параллельную реальность переговорного процесса. Это так называемые заложники, которых он получил и как бы "спас", переговорная площадка, которую он формировал в Санкт-Петербурге, попытки создать новую переговорную площадку в Москве при участии некоторых башен Кремля, то есть, он напрямую создавал угрозу трехсторонней контактной группе и конкуренцию. Может быть, не практическую, не настоящую конкуренцию, а в глазах Зеленского. То есть, Зеленский видел в нем конкурента для того, что происходит, пока он в Минске и счета, возможно, это моя конспирологическая версия, что Медведчук делает все для того, чтобы торпедировать Минск и минские процессы своих кураторов в Кремле и агентов на Донбассе. Поэтому очевидно, что после всей этой истории с Медведчуком мы получим а) эскалацию того, что уже происходит; б) в процесс в Минске придется вмешаться западным партнерам для того, чтобы каким-то образом отмоделировать, отфокусировать участие сторон или мы станем перед вопросом размораживания конфликта, то есть, большая интенсификация обстрелов и вопросов с последующей передачей в нормандский формат, то есть, там пройдут переговоры и мы снова вернемся к некоему вялотекущему процессу.

Юрий Романенко: Вовлечение американцев в этот формат, то, о чем он сказал в интервью HBO, оно выглядит наивным, как по мне, подтягивание американцев, но в любом случае очевидно, что не закрыв тыл американцами Зеленский провалится в этой схватке с Медведчуком и вот этой вот олигархической элиты, потому что Штаты способны дать необходимый ресурс, необходимую поддержку, необходимые угрозы, к которым восприимчива наша элита, как ты считаешь?

Виталий Кулик: Ну, во-первых, я бы ждал бы назначения спецпредставителя по урегулированию. Это раз, а во-вторых, уже сейчас ходит история о том, что в госдепе рассматривают вариант создания специального офиса по России и наполнению его, в том числе, создания некоего экспертного пула, который будет обеспечивать работу этого спецпредставителя. Это будет не просто Курт Волкер с небольшим штатом, это будет институция целая, которая будет работать по украинскому кейсу и украино-российской войне. Это раз. Я не думаю, что удастся воссоздать некий "швейцарский формат": Штаты, Украина, Россия, Европа. Нет, такого не будет, единственное, что участие Америки в регулировании донбасского вопроса и по Крыму будет более существенным, в том числе, путем влияния как в Украине, так и Российских игроков, которые связаны с кейсом Донбасса на западе. Кто-то говорит о новом кейсе Навального, который будет принят и введутся санкции. Некоторые американские наблюдатели говорят о том, что там каким-то образом в проекте этого решения появились люди, которые связаны и с присутствием русских на Донбассе. Поэтому под видом Навального могут еще вкатить какие-то санкции в отношении того же Козака или Бабича или кого-нибудь еще.

Юрий Романенко: Вопрос вот именно по Навальному. Тебе не кажется, что удар был задан как бы в очень хорошем контексте, то есть, то, что они его программировали, это еще одно доказательство того, что они рассчитывали на серьезный эффект и поэтому достаточно долго готовились, ну, достаточно долго — это несколько недель в нашем контексте, потому что контекст, связанный с Навальным, очень хорош для того, чтобы западу показать, что мы свои и мы готовы действовать с вами сообща.

Виталий Кулик: Да, более того, мы увидим реакцию запада на решение Зеленского. То есть, посольство отреагировало, что все просто замечательно, так держать, полная поддержка, вокруг которой родилась еще целая конспирологическая теория, что вот звонок Госсекретаря США Блинкина Кулебе, а потом пост Зеленского на английском языке в Твиттере, вот это все определяет, это все свидетельство того, что это американцы заставили Зеленского ввести санкции. Ну, в действительности, не Кулебе определять санционные режимы и быть центром принятия внутриполитических решений в Украине. Кулеба является коммуникатором, да, власти с Западом, и его ответственность — внешняя политика, не внутриполитические вопросы, тем более, не вопросы санкций в отношении Медведчука. Это раз.

Во-вторых, Европейский союз мягче, но также, по большому счету, поддержал, более того, есть некий энтузиазм в офисе по борьбе с российской дезинформацией и пропагандой, которая создана европейской комиссией, в поддержку, и они будут предлагать свои медиа-продукты, кстати, в международные фоны, например, фонд Сороса и "соросята" возбудились и даже будут выдавать стипендии видеоблогерам для того, чтобы противодействовать.

Юрий Романенко: Україномовним.

Виталий Кулик: Україномовним, да. Так что, вполне я вижу определенные подвижки в этом есть.

Юрий Романенко: Смотри, это прекрасный шанс для медведчуковцев, медведчуковских экспертов, пройти очистку. Надо бежать в фонд Сороса и брать эти кредиты, программы грантовые, и это будет момент истины. Оно работает.

Виталий Кулик: Ну, тем более, в истории есть же такие прецеденты, когда бывший националист Кацаба в стал великим подвижетелем русской идеи в Украине.

Юрий Романенко: Да, так что может быть и обратный дрейф, я не удивлюсь.

Виталий Кулик: Почему бы и нет? То, что ты говоришь, то, что выбран удачный момент, да, абсолютно согласен, ожидали и решения суда, и возврата Навального в Россию, ожидали решения суда, была инсайдерская информация и в Киеве, и в России о осуждении, то есть, все были готовы к некоему медиа-хайпу всемирного масштаба, я в Египте смотрю каналы, ни одного канала, начиная от Саудитов, заканчивая ВВС, везде один Навальный. То есть, глобальный хайп от этого есть, и коннотация одна и та же. Известный оппозиционер, личный враг Путина оказался за решеткой, то есть, внешнеполитическая среда для принятия решений санкционного типа она была выбрана не случайно и очень удачно, я тут готов аплодировать тому, кто как раз подбирал подобный информационный повод.

Юрий Романенко: В общем, какой-то позитивный разговор получился, не свойственный нам.

Виталий Кулик: То есть, не все пропало. И меня тоже спрашивали: когда в Украине работают законы? Я отвечаю на этот вопрос: "Иногда, необходимо ловить момент". Вот когда открывается окно возможностей, хватай этот закон и приводи его в действие, потому что потом ничего не получится, закон потом не будет работать.

Юрий Романенко: Да, хорошо. На этой оптимистичной ноте мы закончим. Спасибо тебе за, как всегда, прекрасные рассуждения.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram