21 апреля 2019 года Владимир Зеленский победил Петра Порошенко во втором туре президентских выборов в Украине. Прошел год и уже можно определенно говорить об особенностях политического режима Владимира Зеленского и предстоящем коллапсе, через который ему предстоит вскоре пройти. 

Об этом новое интервью Юрия Романенко с политологом Андреем Золотаревым.

Стенограмма будет позже

Друзья! Всем привет. Вы у меня на канале. Продолжаем общаться о главном. Тем более, что сегодня такой день знаменательный – годовщина со дня избрания Зеленского во втором туре 21 апреля. И самое время обозначить курс, куда идет наш корабль при Зеленском.

Было много споров, копья все ломали, правильно, неправильно, но год уже прошел, и тут уже на папередников не попеняешь, то, что можно было сделать, многое не сделалось. И вот об этом мы поговорим: что было, что есть, куда карта ляжет с Андреем Золотаревым.

Давай начнем. Какой ты считаешь главный признак режима Зеленского? Каким словом либо несколькими словами можно было бы описать этот год под руководством Зеленского?

Для начала, у нас год с момента выборов. А Зеленский то на Банковую, когда зашел – 20 мая. Год со второго тура, который, собственно, и явился основной, как мне кажется, миссией Владимира Александровича.

Я не питал больших надежд на то, что прилетит вдруг Зеленский на голубом вертолете и расцветут райские кущи. А вот главную миссию – снести Петра Алексеевича с его камарильей, мне кажется, эту функцию он выполнил.

А вот дальше началась драма такой инструментальной недостаточности, ну некоторые скажут импотенция. Поскольку по прошествии 11 месяцев работы Владимира Александровича и сотоварищи ему гораздо меньше претензий, чем к его команде. И, по-моему, вот как ныне запрещенный в Украине классик говорил, что кадры решают все. Точно также у Владимира Александровича – кадры, по-моему, порешат все, судя по череде скандалов, склок и собственно невыполненных обещаний.

Слушай, это ведь признак лидера на самом деле, способность отбирать команду. Потому что лидер постоянно рефлексирует относительно того, кто эффективен, кто неэффективен, поскольку понимает, что плохие токсичные товарищи длинной тенью ложатся на его тень.

Тут, как ни парадоксально, ошибся, поскольку считал, что человек, который, по сути, был продюсером достаточно успешного медиа проекта (собственно, кого еще у нас покупает Netflix, какой украинский медиа-продукт), мне казалось, что априори этот человек возможно не обладая достаточными знаниями в политике, в госуправлении, должен хорошо разбираться в людях и уметь формировать команду, которая во всяком случае сумеет заработать аплодисменты. Но не сталося так як гадалося. Тут мы ошиблись.

Вот как раз заход в команду птенцов гнезда соросового, оп моему, это яркое свидетельство того, что как раз… объяснение какое – что это дескать была единственная сетевая структура, которая закрывала все направления. Пожинаем плоды. Казалось бы, после правительства самокатчика Гончарука надо было сделать какие-то практические выводы. Но нет, пока мы видим только усиление вот этого фактора в команде. Это означает то, что да, у Зеленского беспрецедентно долгий медовый месяц; да, у него социология пока показывает вполне, скажем так, хороший результат спустя год.

Популярные статьи сейчас

Иран назвал виновного в крушении Боинга МАУ

Шкиряк озвучил официальную версию гибели нардепа Давиденко

Украинцам взвинтили цены на электричество в пользу Ахметова

Украинским пенсионерам доплатят за «лишний» стаж: кому и сколько

Показать еще

Тот же Паниотто, сошлюсь на него, что, если бы повторить первый тур сейчас, за Зеленского проголосовало бы на 10-15% больше, чем проголосовало год назад. Но все это хорошо – а что дальше? А дальше действительно наступает самый тяжелый для Зеленского год.

Вот этот год ему везло, т. е. когда во многих ситуациях, там, где должен был случиться достаточно серьезный фейл, как-то выскакивал. Вот везунчик Владимир Александрович, везло на протяжении года. Но везение не бесконечно. И как раз ситуация в экономике, ситуация с пандемией, она подводит Зеленского к необходимости очень неприятных решений, и сложных решений, от которых, мне казалось, он уходит, он не хочет никого обидеть. Он хочет всех выслушать, и чтобы как-то никто не был обижен. Ну любит он аплодисменты.

А так в политике, увы, не бывает. И как это ни парадоксально, он скатывается к той ситуации, когда власть может просто испариться.

Да. Как у Керенского.

Можно да, обратить внимание на министра внутренних дел, который часто к месту и не к месту рассуждает о вопросах, которые не относятся к его компетенции. Можно обратить внимание на такую карантинную фронду мэров, это тоже все заметили. Вот с этого начинаются моменты перехвата власти, когда власть volens, не volens оказывается на улице, а дальше в моменты смуты, в моменты хаоса ее подбирает тот, у кого есть момент силы, у  кого есть реальная сила в этой ситуации. Поэтому отсюда уже мы видим ряд таких конспирологических версий в логике такой, что гуртом и батька бити легше.

Но учитывая то, что за год, я считаю, самый серьезный такой факап команды – Зеленский так и не сумел установить контроль над силовой вертикалью. Понятно там, допустим, была наивность в том, что мы хорошего парня Ваню Баканова поставим на СБУ… Но СБУ как было политической охранкой с функциями коллекторской конторы, не имеющей ничего общего с государственной безопасностью, так оно ей и осталось. При чем он, по-моему, плотно попал в окружение со всеми вытекающими отсюда последствиями, когда им играют. А там играть, надувать в уши, там умеют.

Генпрокуратура. Ну, по-моему, Рябошапка институционально ее уничтожил под ноль. Привет, опять же, в чьих интересах? Остается только гадать. Но то, что он явно бы завязан не на Банковую, а на танковую, ну по-моему, это… не хочу выступать капитаном Очевидностью.

Сто процентов.

У Владимира Александровича да, это было, когда уже пошли первые сигналы, надо было задаться вопросом – а где здесь я. Но когда уже стало заметно, что просто Рябошапка работает через его голову напрямую, ну, тогда да, это конечно позитив, что не надо ждать звонка из Вашингтона, чтобы снять генерального прокурора. Это хорошо. Но что он оставил после себя?

Я думаю, что к Венедиктовой в долю не иду… там ни о каких посадках ни летом, ни весною речи быть не может. Элементарно надо восстановить дееспособность этой структуры, которой нет.

Ну, про НАБУ, про САП деликатно умолчим. Эта антикоррупционная гора родила мышей. Вот 14 тысяч гривен, 500 баксов, и более миллиарда, которое потрачено на содержание всей этой антикоррупционной мишпухи… ну, по-моему, картина маслом.

Это кто там писал, что 25% штрафов, которое НАБУ сбило – это штраф Сытника самого.

Да.

Смотри, у меня такой вопрос. Тебе не кажется, что Зеленский стал в какой-то степени заложником своего мировоззрения? Помнишь, когда он давал интервью Гордону, одно из таких первых, больших, двухчасовое или трехчасовое, там очень много звучало по поводу семьи, что для меня важна семья, важно вот как родители оценят, хотя у него непростые отношения с отцом, насколько я помню.

Но вот этот подход семейный, он в том числе распространялся на Квартал. Когда мы с тобой говорили о том, что человек производит впечатление успешного менеджера… и это действительно так. Действительно Netflix кроме как у Квартала украинскую продукцию не брал.

Но вот за этот год у меня во всяком случае появилось такое четкое устойчивое впечатление, что в общем-то Квартал был такой семьей, когда они сбились вот в стаю тогда, на заре в 1990-е годы, и друзья, близкие товарищи, учились вместе, кто-то со школьных лет, кто-то с университета, потом вся эта КВНская тусовка, и такая в общем-то больше чем корпорация, больше как семья.

И вот этот подход, когда он вошел во власть, он на самом деле не отличался от тез подходов, которые показывал Порошенко и прочие папередники, поскольку те тоже никому не доверяли, толкали своих, и в результате Зеленский ровно повторил то же самое что было у Порошенко. Вроде Сивохо начал пропихивать на должность, к которой никакого отношения, никаких компетенций не имели.

Ну да, такой семейный подход, когда я этих людей знаю, я им доверяю. Но ведь у нас все-таки хотя бы 35-37 миллионов у нас есть. А дальше… А дальше не было никакого понятия, что ха вот этим кругом Квартала, есть ли жизнь. И дальше стали, кто-то один привел. То есть, мне кажется, что вот здесь как раз дефицит политического опыта.

Да, Зеленский много контактировал с представителями бизнеса, устраивая корпоративы, концерты. Но знания нюансов украинской политики никто не отменял, знания психологии, знания личностных особенностей.

Богдан – ну это был максимум то, на что мог рассчитывать Зеленский. Но понятно, что Андрей Иосифович человек очень специфический, он часто путал шеф президентскую со своей личностью. И вот тут Зеленский тоже классически попал в окружение.

Нельзя сказать, что у него был дефицит воли. Мы видели, как в первые месяцы достаточно так энергично и успешно продавили турборежим, перетасовали Раду, отменили депутатскую неприкосновенность – это все перечисляется в числе активов Зеленского за этот год. Но дальше то самое глубинное государство оказалось тем самым вязким болотом, в котором этот реформаторский запал президента, по-моему, угас.

Да. И он уже вот в последнем интервью, которое было у Шустера, оно показало, что он в такой теплой ванне, потому что то, что он говорил относительно ключевых базовых проблем, которые стоят перед страной, показывало, что он в общем-то не очень хорошо их понимает, и находится в каком-то искривленном межигорском сферическом вакууме, как Янукович в последние год-полтора, помнишь, он же тоже постоянно сидел в Межигорье, и рулил оттудова как в самоизоляции, пошел по стопам самоизоляции…

То есть, создается такой режим комфорта, плохих вестей не приносят, в основном говорят о хорошем, о том, что процесс идет, дело делается, ну а за спиной плетут лапки. И как правило, это заканчивается очень плохо. Почему я говорю, что сейчас, когда многие пеняют на карантин…

Карантин – это цветочки, ягодки будут потом. Ягодки будут, когда мы будем выходить из карантина, поскольку карантин сейчас в тех местах, где хорошие такие, серьезные леса… ну как зайти в лес, углубиться там часика на три, потом, когда начинаешь выбираться оттудова, ты устаешь, можешь и ногу подвернуть, а то и что-нибудь потерять по ходу, и выбираешься достаточно долго, дольше и тяжелее. Вот сейчас мы, по сути, будем из этой ситуации выбираться очень и очень непросто.

Я обращу внимание, что увы, вот звезды сейчас не благоволят. Тех, кто пищит от восторга о том, что у соседа корова сдохла, цены на нефть обвалились… Ну так это ж лупанет и по нам.

Конечно.

А заробитчане? Ну, поляки прямо говорят о том, что в лучшем случае 50% украинцев вернется. Это означает то, что 9 миллиардов долларов, которые поступали от заробитчан, которые костылем поддерживали украинскую гривну, ну в лучшем случае получим 4,5-5.

Да. Но и плюс опять-таки, экспорт падает, все базовые факторы они же были внешние, базовые факторы стабильности экономики, они были внешние: внешние кредиты, внешние поставки нашей продукции, плюс заробитчане. Вот тебе три таких базовых опорных столпа. Они все сейчас подкошены.

А плюс еще и год не обещает быть урожайным. Еще четвертый. И что на выходе получим осенью. Еще ж долги платить надо, никто же не отказывался. Если бы как в фильме он там жестко поставил условия МВФ, и мне кажется, что МВФ как раз та ситуация, когда можно было дожимать их.

Это ливанский дефолт никто не заметил, но вот украинский дефолт мог превратиться в такой негативный для МВФ пример. Во всяком случае не столько бы потеряло деньги, сколько бы получило колоссальный репутационный ущерб. Вот с кем поведетесь, и что вы отгребете в результате.

Поэтому как раз здесь можно было наоборот ставить условия. Пока я вижу то, что мы намерены платить, и платить по полной, невзирая на все сопутствующие обстоятельства. И это очень плохо.

Осенью это может как раз привести к той ситуации, с которой мы начали, когда власть может вывалиться на улицы.

Как ты думаешь, какой запас прочности у него? Я и многие мои другие коллеги склоняемся к тому, что в общем-то осень. Осенью для него будет час Ч. 

Потому что ресурсная база, как мы с тобой говорили, исчерпана полностью, элиты явно начинают играться в свои игры. То, что там Кернес с Ярославским в Харькове опустили просто президента, опустив губернатора, это показывает реальное отношение региональных элит к президенту.

Аналогично в Днепре. Корбан в интервью на Обозревателе прямо говорит о том, что максимум год, который он дает Зеленскому. Но это во всяком случае очень тревожные для президента звоночки. А опоры нет. То есть, опираться можно на твердое. На что твердое сегодня опирается Владимир Александрович? На добрую волю Арсена Борисовича? Ну, это до поры до времени.

Как с Порошенко было. Потому что с Порошенко точно также было. Когда Арсену Борисовичу Порошенко перестал быть выгоден, то он перешел спокойно в другой лагерь и сыграл в свою игру.

Да. Ну а порохоботы живописали такое предательство Авакова, хотя там изначально было ясно, что пути-дорожки разошлись. Да, допустим внешняя поддержка. Но, мне кажется, несмотря на то что вовне отношение к Зеленскому в принципе лучше, чем к Порошенко, тем не менее, ну как-то уж впрягаться серьезно за него не будут.

В нынешних условиях вообще…

Все заняты своими проблемами.

Да. Это тот момент, о котором говорил Уманский – некому позвонить по телефону попросить о помощи, потому что все сами звонят друг другу о помощи.

Вот и складывается паззл. Крайне архисложная экономическая ситуация, тот самый идеальный шторм, о котором мы говорили, социальные проблемы, и дальше это катализирует политиков.

Можно да, прекрасно, допустим, тот же Порошенко прекрасно понимает, что шансов вернуться на Банковую или куда-нибудь поближе с парадного входа у него нет. А вот остаться на плаву или там стать концессионером… Почему? Вполне.

Поэтому я думаю, они ждут осени. Вот чего ждет Владимир Александрович, остается только гадать.

Понятно, выглядел он уставшим, нет уже того запала, который был год назад. Но это не отменяет необходимости… Либо же надо тогда просто честно – не сумел, не смог, как говорится, я устал, я ухожу.

Да. Но на твой взгляд, а что он может реально сделать вот в этой ситуации? Условно говоря, вот есть полгода до осени, до октября, когда будет ясна ситуация с урожаем, будет ясно, начинается, не начинается волна вируса новая… Вот что он может сейчас реально сделать?

По крайней мере политически два вектора, на что стоит обратить внимание: это силовики и регионы. Поскольку в регионах уже идут такие мессиджи о том, что нас обобрали, Киев забрал все, т. е.  грабящий периферию Киев он списывает все – свое воровство, некомпетентность, непрофессионализм.

Тем более мы видим, как местные мэры, на местах мэры активно пытаются позиционировать себя как эффективных управленцев. Днепр, Харьков, Одесса, да и Киев, что тут говорить. То есть, для них в принципе ситуация эта благоприятна. Но скажем так, источник проблем. Источник проблем будут пенять пальцем на Киев.

И если он этим не займется, через месяц-полтора это уже пойдет полным ходом. Скажем так, информационно эта тема уже начала накручиваться. Это уже вижу.

Да… Как ты считаешь, в принципе имеет ли смысл говорить сейчас о местных выборах, о таких вещах? Мне кажется, что это уже потеряло смысл. Я общаюсь с коллегами различными, они рассуждают вот этими старыми категориями, что вот, там сейчас что-то покажут местные выборы…

Мне кажется, что мы уже подошли к такому слому, как в 1917 году, когда пока эсеры и остальные кадеты игрались в Учредительное собрание, большевики играли в перевороты и в революцию.

Realpolitik.

Да.

Поэтому аналогично. Поскольку, во-первых, ну, непонятна еще ситуация, давайте выйдем их карантина. Поскольку если карантин затянется, меня что напрягает. Честно говоря, общаясь с медиками, они прямо говорят – не верь этим цифрам, можно смело множить на десять. Очень просто, поскольку давайте выйдем на уровень тестирования, вроде бы Сильпо привезло, купили на свои деньги миллион тестов. Почему не государство? Да, может быть поаплодируем команде президента, если они уговорили, но эти вопросы, об этом должно заботиться государство.

А у нам министр здравоохранения говорит – если у нас будет 12 тысяч заболевших, рухнет система. А Ляшко, вроде бы правая рука, ответственный за коронавирус, говорит 3,5 тысячи. Но ребята, или у вас шизофрения, или правая рука не знает, что делает левая. Так вот, в этой ситуации непонятно, насколько все это дело затянется. Если все нормально, то в июле- в конце июля начинается избирательный процесс.

Но нет понимания о правилах игры. Абсолютно сумасшедшие залоги, плюс стремление сейчас за оставшееся время выбить региональные проекты, ну, квазипартии на местном уровне. Ведь каждый мэр, допустим… Видно, что у того же Филатова уже свербить, чтобы сделать такую свою местную партейку. То есть, он убежден, что свои 25-30% он возьмет. Аналогично у остальных мэров, у Труханова, Кернес что-нибудь придумает.

Это такая, на самом деле, на фоне тех проблем, которые надвигаются, это абсолютная мелочевка, которая, ну, знаете, когда у тебя горит дом, а ты собираешь пятикопеечные монеты, чтобы тушить.

Да.

Вот так и с местными выборами. Пока абсолютно опять же, непонятен формат. И собственно эти местные выборы на фоне того, что с чем можем столкнуться осенью, они могут превратиться во второ-третье разрядную тему, на которую никто не будет обращать внимание.

Я с тобой согласен. Ну и я думаю, что мы подходим к концу такого формата украинской государственности. Потому что оно на фоне вот этого всего трындеца, она просто нежизнеспособна с такими институтами, с такими реакциями, рефлексами.

И поэтому на повестке дня возникает вопрос третьего проекта, Третьей Украинской республики, как я говорю, либо будет внешнее управление в той или иной степени.

Да, будем в качестве подмандатной территории. Но на самом деле, все стремительно движется к тому, что будет нажата кнопка Reset.

Помнишь, 10 лет тому назад мы говорили о перезагрузке украинского государства. И тогда уже было понятно, что экономического базиса под вот эту постсоветскую Украину нет.

И понятно одно – то, что и украинскую политику ждут тектонические изменения. Просто Зеленский оказался между прошлым и будущим.

Скорее он сделал один шаг в будущее, а потом сделал два назад в прошлое, и в нем остался. Но запустил камень, который покатился, и институционально оборвал старое.

То есть, он запустил процесс демонтажа системы. Той политической системы постсоветской Украины, когда одни рядились в одежды национал-патриотов, другие в одежды эксклюзивных контактеров с русским миром, те и другие грабили страну, использовали ее как свою ресурсную территорию, делая на политике бизнес ещё и с процентом рентабельности.

Да. Ну, в общем скучно нам с тобой точно не будет и украинцам. Поэтому…

Поэтому запасаться терпением, здоровьем, крепким иммунитетом, в том числе и психологическим иммунитетом ко всему, что сегодня происходит и что нас ждет.

И патронами. Я думаю, патроны не помешают.

Да. Потому что тот, у кого есть патроны, у того очевидно будет и туалетная бумага и гречка.           

Рекомендуем к прочтению статью Виктора Андрусива  "Вирок Президента Зеленського".

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram