Огромные надбавки и премии ТОП-чиновников и ТОП-менеджеров госкомпаний по итогам 2019 года, которые вызвали бурный негативный резонанс в обществе, являются закономерным следствием навязываемой украинской власти Международными финансовыми институциями с конца 2014 года системы западного внешнего неоколониального управления.

Напомним, что первый заход «варягов» в высшие кабинеты украинской власти начался в первых числах декабря 2014 года, когда во втором правительстве Арсения Яценюка заняли должности Министра экономического развития и торговли литовец Айварас Абромавичюс, Министра финансов гражданка США — Наталья Яресько и Министра здравоохранения — грузин Александр Квиташвили. 17 декабря того же года была назначена первым заместителем главы МВД соратница экс-президента Грузии Михеила Саакашвили Эка Згуладзе.

Эти назначения нужны были Порошенко и Яценюку, с одной стороны, чтобы создать видимость проведения реформ в Украине с помощью опыта иностранных специалистов, которые положительно зарекомендовали себя на Родине. А с другой стороны, для усиления международной политической и финансовой поддержки страны в условиях оккупации Крыма и военной агрессии России в Донецкой и Луганской областях.

В 2015 году для демонстрации западным партнёрам антироссийской направленности украинской власти «десант» зарубежных профессионалов был усилен назначением в январе Джабы Эбаноидзе руководителем Государственной регистрационной службы, в феврале — Давида Сакварелидзе заместителем Генерального прокурора и Гии Гецадзе – заместителем министра юстиции, в апреле — Гизо Углавы – заместителем главы НАБУ, в мае — Михеила Саакашвили председателем Одесской областной госадминистрации, в июне — Гиорги Лорткипанидзе начальником Одесской полиции, в ноябре — Хатии Деканоидзе главой Национальной полиции, а Гиорги Григалашвили – директором департамента внутренней безопасности Национальной полиции.

Надо отметить, что официальные зарплаты первого набора иностранных экспатов в украинской власти были довольно таки скромные. Например, Саакашвили на посту губернатора Одесской области получал эквивалент 250 евро. Но можно не сомневаться, что им доплачивали грандодатели.

Последним экспатом в украинском правительстве Гройсмана стала и.о министра здравоохранения Ульяна Супрун. Она заслуживает особого внимания, так как, во-первых, сумела протолкнуть антигуманную реформу в медицинской отрасли. Во-вторых, по утверждению украинского психиатра, бывшего диссидента и морального авторитета Семёна Глузмана президент Порошенко не мог её уволить на протяжении 3-х лет пребывания на должности и.о министра по причине недовольства врачей и общественности проводимой Минздравом реформы из-за покровительства Вашингтона и двоюродного брата, который в посольстве США в Украине курировал отношения с ФБР. В-третьих, Супрун на посту руководителя министерства пролоббировала закупки Украиной больших партий некачественных вакцин через британскую компанию Crown Agents (в 18-19 веках занималась работорговлей), которую связывают с Джорджем Соросом. И, в-четвёртых, так как Супрун, несмотря на относительно невысокую зарплату в должности руководителя Минздрава (порядка 30 тысяч гривен в месяц), увеличила свои накопления в американских банках за 2016-2019 годы (видно ей доплачивали западные фармацевтические компании) на нескольких миллионов долларов.

Вслед за заводом в страну иностранных «спецов» в Украине под давлением западных партнёров началось формирование антикоррупционных органов. Так в 2015 году в стране приступили к работе Национальное агентство по противодействию коррупции, Национальное антикоррупционное бюро и Специализированная антикоррупционная прокуратура, в 2016 году — Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений. В 2018 году было запущено Государственное бюро расследований, а в 2019 году — Антикоррупционный суд.

Все названные институции создавались на деньги западных донорских и грантовых организаций. Однако должностные оклады руководства и сотрудников НАПК, НАБУ, САП и НАВРУА уже были выше, чем официальные зарплаты иностранцев — министров и руководства полиции, и составляли от 20 до 40 тысяч гривен. Но в практику начали внедряться высокие надбавки и премии, которые компенсировали «переработки» представителей антикоррупционных органов. Они уже доходили до 200-300 тысяч гривен в месяц. Наиболее показательным примером в этом стали скандалы с главой НАЗК Натальей Корчак. Должностные оклады судей Антикоррупционного суда были определены в соответствие с принятым законом от $6 до $12 тысяч. Что в общем-то объяснимо.

Следующим этапом внедрения в Украине компрадорской администрации стало создание многочисленных консультативных советов из известных иностранных экономистов при исполнительных органах власти.  В конце марта 2016 года автор «шоковой терапии» и экс-вице-премьер Польши Лешек Бальцерович стал координатором Международного совещательного совета при Президенте, и вместе с бывшим вице-премьером и министром приватизации Словакии Иваном Миклошем возглавил стратегическую группу советников по поддержке реформ в составе 10-ти иностранных и отечественных экспертов. Бальцерович также стал советником президента Украины и представителем Петра Порошенко в Кабмине, а Миклош возглавил группу советников премьер-министра Украины. Первый из них проработал у нас всего лишь год, второй – остаётся на своей должности до сих пор, несмотря на все произошедшие смены правительств в Украине. Контракты с польским и словацким экспертами составляли порядка $100 тысяч в месяц.

С октября 2016 года на донорские средства Европейского банка развития и реконструкции начали функционировать в Украине Офисы внедрения реформ при 4-х Министерствах: финансов, экономического развития и торговли, инфраструктуры, аграрной политики и продовольствия. К середине 2018 года такие структуры были созданы в 10-ти министерствах, 2-х госагентствах, а также в секретариате Кабмина, в которых работали 400 (!!!) сотрудников. Они в зависимости от занимаемых должностей ежемесячно получали из грантовых средств от 3-х до 20 тысяч евро. Кроме того, подобные офисы «реформирования» функционировали при Верховной Раде, Судебной администрации и Генеральной прокуратуре.

В мае 2016 года Кабмином в рамках начатого ещё при правительстве Яценюка реформирования системы корпоративного управления НАК был сформирован Наблюдательный совет «Нафтогаза Украины» в составе 3-х независимых иностранцев и 2-х представителей украинской власти. 22 ноября 2017 года Кабинет министров проголосовал за новый состав наблюдательного совета НАК «Нафтогаз Украины», в который вошли 4-ре иностранца и 3-ри наших гражданина. Несмотря на ограниченное время работы в Набсовете (60-80 часов в месяц) их зарплаты уже исчислялись от $50-ти до $100 тысяч из средств госкомпании. Особенностью деятельности НС НАК «Нафтогаз Украины» стало не только предоставление ему полномочий определять должностной оклад, надбавки и размер премии председателю и членам правления госкомпании, но и назначать её руководителя и заместителей.  Количественное превосходство независимых иностранных членов Набсовета фактически поставило украинского государственного энергетического монополиста под западный контроль.

Под давлением Международных финансовых институций опыт вывода «Нафтогаза» из-под управления украинской власти и перевода его под контроль западных «партнёров» режим Порошенко вынужден был распространить на все крупные государственные компании.

Это было реализовано принятием в июне 2016 года закона № 1405-VIII  «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно управления объектами государственной собственности», который ввёл для них новые правила формирования наблюдательных советов с большинством независимых членов, что должно было по утверждению авторов документа создать механизмы защиты госкомпаний от политического вмешательства и обеспечить прозрачность и подотчетность их деятельности. Данный закон позволил создавать Набсоветы в государственных и коммунальных унитарных предприятиях без проведения корпоратизации.

Популярные статьи сейчас

Названы причины катастрофы АН-26 на Харьковщине

Участники испытаний российской "вакцины" заболели коронавирусом

Синоптики дали прогноз погоды на конец октября

Украинским водителям готовят неприятный «сюрприз»

Показать еще

Закон также установил критерии независимости членов Набсоветов госпредприятий (ими не могут быть госслужащие), отменил получение ими от органов власти заданий на голосование независимо от их формы. Все члены Набсоветов — независимые и представляющие интересы государства — получили официальное право самостоятельно принимать решения во время голосования на заседаниях НС.

Кроме того, Набсоветы стали согласовывать стратегию и годовой финансовый план, назначать и увольнять руководителей предприятий, устанавливать размер и условия выплаты вознаграждения, формировать подразделения внутреннего аудита. Они получили право осуществлять отбор независимого внешнего аудитора, принимать решения о совершении важных операций.

В июле 2016 года Верховная Рада приняла закон №8331-д о независимых Наблюдательных советах в государственных банках аналогичный закону № 1405-VIII. В ноябре 2016 года Кабинет Министров принял постановление, которым предписывал создание Наблюдательных советов в 41-й крупной госкомпании, активы которых за предшествующие два года составили больше 2 млрд гривен или годовая выручка превышала 1,5 млрд гривен, и в которых доля государства превышала 50% уставного капитала.

Кабмин также принял решение, позволяющее как независимым членам Наблюдательных советов государственных предприятий, так и представителям государства (не чиновникам) быть одновременно членом НС более пяти юридических лиц. Постановление также снимает ограничения для членов Наблюдательного совета НАК «Нафтогаз Украины» быть членом НС или исполнительного органа более трех других компаний.

Надо отметить, что предпринятые украинской властью в 2016-2018 годах шаги по реформированию системы корпоративного управления крупнейшими госпредприятиями были осуществлены не аматорски, а на основе Руководящих принципов «Организации экономического сотрудничества и развития». Чтобы читатели поняли, какую роль они играют в закабалении Украины международными финансовыми корпорациями надо разобраться, что из себя представляет ОЭСР и её Руководящие принципы.

Организация экономического сотрудничества и развития— международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики. Создана в 1948 году под названием Организация европейского экономического сотрудничества для координации проектов экономической реконструкции Европы в рамках плана Маршалла. На 1 мая 2018 года в организацию входят 36 государств, в том числе большинство государств — членов ЕС. В работе организации также принимает участие на правах отдельного члена Европейская комиссия (орган Евросоюза). На долю государств-членов ОЭСР приходится около 60 % мирового ВВП. Из развивающихся стран в организацию входит только Чили, Мексика и Турция, из постсоветских – Чехия, Словакия, Словения, Польша, Венгрия, Латвия, Литва и Эстония.

ОЭСР осуществляет обширную аналитическую работу, вырабатывает рекомендации для стран-членов и служит платформой для организации многосторонних переговоров по экономическим проблемам. Значительная доля деятельности ОЭСР связана с противодействием отмыванию денег, уклонению от уплаты налогов, коррупции и взяточничеству. При участии ОЭСР были выработаны некоторые механизмы, призванные положить конец практике создания рядом государств так называемых «налоговых оазисов».

Руководящие принципы ОЭСР по корпоративному управлению для предприятий с государственным участием (РП ОЭСР) представляют собой рекомендации, призванные обеспечить эффективное, прозрачное и ответственное функционирование предприятий с государственным участием. Они являются принятым на международном уровне стандартом того, каким образом государства должны осуществлять функцию государственного собственника, чтобы избежать ошибок, связанных как с пассивным владением имуществом, так и с чрезмерным вмешательством со стороны государства.

РП ОЭСР содержат рекомендации для государств, каким образом можно обеспечить наличие ответственности предприятий с государственным участием перед общественностью на том же уровне, что и ответственность публичных компаний перед своими акционерами. Они были впервые разработаны в 2005 году в качестве дополнения к Принципам корпоративного управления ОЭСР, и обновлены в 2015 году, чтобы учесть десятилетний опыт по их применению и отразить новые вопросы, которые возникли в отношении предприятий с государственным участием в национальном и международном контексте.

В результате проведённой в стране реформы корпоративного управления крупнейших госпредприятий и акционерных госкомпаний на принципах ОЭСР в госсекторе Украины сложилась парадоксальная ситуация. По словам Юлии Тимошенко, прозвучавших 21 января 2020 года на эфире телеканала «Наш», в настоящее время в «Нафтогазе» 100% членов Наблюдательного совета являются иностранными гражданами, в «Укрзализнице» — 86%, в «Ощадбанке» — 75%, в «Укрпочте» — 71%, и т.д. И это, ко всему прочему, привело к публичным противостояниям и того же премьера Гройсмана и главы «Нафтогаза» Коболева весной прошлого года, когда первый потребовал от руководства энергетического монополиста снизить тарифы на газ для населения, уменьшить свои космические зарплаты и премии, и поддержать вариант анбандлинга госкомпании, предложенной правительством. И августовского наезда руководства Национального банка на Наблюдательный совет «Ощадбанка», когда последний без согласования с НБУ принял решение о продолжение контракта с председателем правления крупнейшего государственного финучреждения Андреем Пышным, и ещё целый ряд конфликтов на крупных госпредприятиях подобного рода.

Иными словами, государство благодаря принятым законам № 1405-VIII, №8331-д и № 1475-VIII (14.07.2016г.) фактически потеряло контроль над большинством своих стратегических и монопольных активов. И тут возникает вопрос: неужели применение Руководящих принципов в других странах ОЭСР позволяет национальным правительствам также отдавать контроль над госпредприятиями независимым иностранным членам Наблюдательных советов? Ведь в «Организацию экономического сотрудничества и развития» входят все ведущие капиталистические государства, входящие в «Большую 20-ку».

Конечно же нет. В развитых странах Запада в Наблюдательных советах крупных госкомпаний всегда большинство составляют их граждане. Независимые же члены-иностранцы, являющиеся ценными специалистами в своих отраслях, включённые в НС национальных госкомпаний, всегда в них в меньшинстве и обладают лишь совещательным голосом. Для Украины, как для остальных развивающихся государств Руководящие принципы ОЭСР, навязываемые Международными финансовыми институциями, скорректированы так, что большинство членов Наблюдательных советов составили иностранцы, которые имеют не совещательный, а полноценный голос при решение всех больших и малых вопросов госпредприятия.

Главными аргументами адептов и выгода получателей проведённой в Украине в 2016-2018 годах «реформы» корпоративного управления госкомпаний являются утверждения, что она, с одной стороны, ликвидирует вмешательство государства в деятельность своих госпредприятий, а с другой, таким образом значительно уменьшает коррупцию отдельных чиновников и органов власти в целом. Насколько последнее соответствует действительности убедительно прокомментировал в одном из своих интервью Игорь Коломойский. Отвечая на вопрос журналиста об эффективности работы бывшего главы правления «Укрнафты» Марка Роллингса, днепропетровский олигарх вполне откровенно намекнул, что он договорится о соблюдение интересов его как владельца 41%-го пакета акций компании с любым «независимым иностранцем», кого бы не поставило вместо него государство, которому принадлежит более 50% акций.

И, действительно, Роллингс с апреля 2015 года по апрель 2019 года, несмотря на то, что в ноябре 2015 года Верховная рада приняла закон №2757 «О внесение изменений в статью 60 Закона Украины «О хозяйственных обществах» (относительно уменьшения кворума общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью)», который был призван заставить руководство «Укрнафты» выплатить государству зажимаемые менеджментом днепропетровского олигарха с 2010 года дивиденды в размере 5 млрд гривен, ничего не смог (а вероятнее всего и не захотел) сделать для этого. Иначе говоря, Коломойский, по всей видимости, просто купил его в этом вопросе. К слову сказать, эти деньги до сих пор не перечислены в Госбюджет.

Можно не сомневаться, что аналогичная ситуация сложилась во взаимоотношениях Коболева и Витренко с Наблюдательным советом «Нафтогаза», Пышного – с НС «Ощадбанка», да и отечественных ТОП-менеджеров во всех оставшихся 39 украинских госпредприятиях, в которых по распоряжению Кабинета Министров были созданы Наблюдательные советы на руководящих принципах ОЭСР.

Резюмируя итоги реализации в Украине так называемой «реформы» системы корпоративного управления крупнейшими госкомпаниями, необходимо констатировать, что она, во-первых, поставила под контроль и управление ставленников западных финансовых корпораций стратегические и монопольные госактивы страны, а во-вторых, легализовала у нас коррупционные заработки иностранцев и тем самым дала финансовый ориентир для получения сверхвысоких зарплат отечественным «соросятам» во власти.

Составным элементом насаждения в Украине внешнего управления стало также в результате изменённого в январе 2018 году законодательства обязательное участие иностранных советников в приватизационных продажах крупных госпредприятий. Объясним почему. Если по старому законодательству для определения стартовой стоимости объекта на конкурсе отбирался «независимый оценщик», который по публичным методикам рассчитывал цену госпредприятия, и их рецензировали и утверждали специалисты Фонда госимущества, а в дальнейшем содержание отчётов экспертов могли проверить  правоохранительные органы, то теперь деятельность инвестиционного/иностранного советника как «чёрный ящик» — от начала и до конца не известна, не подконтрольна и не подотчётна украинским институциям.

Вместе с тем, ИНОСТРАННЫЕ СОВЕТНИКИ ЗА СВОЮ «РАБОТУ» ПОЛУЧАЮТ МИЛЛИОНЫ ДОЛЛАРОВ, НЕ НЕСЯ АБСОЛЮТНО НИКАКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА РЕЗУЛЬТАТЫ СВОЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Например, в октябре 2015 года совместная комиссия представителей «Одесского припортового завода» и Фонда госимущества отобрала на конкурсе финансовым советником для приватизации предприятия швейцарский банк UBS, в котором в 2000-е работал топ-менеджером тогдашний глава ФГИУ Игорь Билоус. Цена услуг иностранного советника составила $1 млн и оплатил их, несмотря на тяжёлое экономическое положение, сам ОПЗ. Как известно, все три попытки продать 99%-й пакет акций предприятия в 2016-2017 годах оказались безуспешными. Но швейцарский банк UBS свои деньги получил. Игорь Билоус, без сомнения, тоже.

По информации СМИ отобранный для подготовки к приватизации «Центрэнерго» советник — польский филиал компании Ernst&Young — должен получить $3 млн. С учётом того, что это госпредприятие находится в сфере интересов сразу нескольких украинских олигархов, вероятность его покупки иностранным инвестором мизерна.

К слову сказать, что за всю историю независимой Украины не было ни одного примера успешной приватизации крупного или малого гособъекта с помощью иностранного советника. Комментирую практику привлечения иностранных инвестиционных советников к приватизации в Украине крупных предприятий экс-первый замдиректора «Одесского припортового завода» Николай Щуриков заявил: «Если проанализировать предыдущие приватизации ОПЗ, в том числе несостоявшиеся, можно отметить, что сам процесс привлечения советников и аудиторов стал бизнесом. За их услуги платятся миллионы гривен, и не за результат, а за сам процесс. И прошу заметить, что после срыва нескольких попыток приватизации – никто не был привлечен к ответственности. У меня, в частности, создалось впечатление, что это превратилось в еще один способ зарабатывания огромных денежных средств».

К этому необходимо добавить, что выгода получателями «левых» комиссионных при привлечение иностранных советников могут являться только бывшие инвестиционные банкиры типа нынешнего главы Фонда госимущества Дмитрия Сенниченко, которые и после избрания президентом Порошенко в 2014 году, и Зеленского в 2019 году, просто оккупировали большинство руководящих должностей в отечественной экономике и финансовом секторе. Они знают, как договориться «вась-вась» со своими иностранными «коллегами», не подставляясь под удар украинских антикоррупционных органов.

Когда Зеленский после победы на президентских выборах решил выбрать наиболее лёгкий путь дальнейшей трансформации экономики Украинывыполнение рекомендаций МВФ, Всемирного банка, ЕБРР, американской USAID с целью получения очередных дешёвых траншей – вскормленные на гранты Международного фонда «Возрождение» Джорджа Сороса и других иностранных донорских организаций кадры, которым Президент дал карт-бланш на управление страной, сразу же возомнили себя великими и незаменимыми специалистами, и приравняли свои заработки к уже получаемым с 2016 года огромным доходам иностранных ТОП-менеджеров, членов Наблюдательных советов и консультантов в  крупных отечественных госкомпаниях и высших органах власти. В свою очередь нашим западным партнёрам тоже было выгодно снять с себя (за период 2014-2019 годов они, по утверждению Сергея Лямца, потратили на это порядка $9-12 млрд) и переложить финансовую нагрузку по содержанию целой своры вскормленных и высокооплачиваемых ими через донорские фонды «агентов влияния» на плечи украинского Госбюджета. ТАК В СТРАНЕ ЗАКОНЧИЛСЯ ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ НА ЦЕНТРАЛЬНОМ УРОВНЕ КОМПРАДОРСКОЙ АДМИНИСТРАЦИИ, КОТОРАЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО НАВЯЗЫВАЕТ НАМ И ЯРОСТНО ОТСТАИВАЕТ ШКУРНЫЕ ИНТЕРЕСЫ СВОИХ ИНОСТРАННЫХ ХОЗЯЕВ.

Последний тому пример – давоское заявление премьера Гончарука о передаче на 10 лет в управление немецкой железнодорожной компании отечественной «Укрзализницы». И хотя пресс-служба «Deutsche Bahn» уточнила, что речь идёт лишь о предоставление консультационных услуг, можно представить сколько денег «соросятское правительство», если его в ближайшее время не отправят в отставку, отвалит наших денег корпоративному немецкому консультанту.

Поэтому неудивительно, что Международные финансовые институции выступили в поддержку правительства Гончарука, когда тот подал Зеленскому заявление о добровольной отставке. Другим показательным примером защиты Западом своих агентов-компрадоров являются запрещающие окрики и одёргивание власти со стороны руководства МВФ и ВБ по поводу призывов народных депутатов и общественности к Генеральной прокуратуре, НАБУ, САП и ГБР начать расследование коррупционной деятельности Гонтаревой и остальных руководителей НБУ по уничтожению банковской системы Украины и спекуляций с ОВГЗ.

P.S. В современной политологии термины «компрадор» и «компрадорская буржуазия» используются для обозначения чиновников-бюрократов, которые содержатся на деньги западных компаний/государств, а также бизнесменов-олигархов, наживающих свой капитал на продаже за рубеж отечественных природных ресурсов и торговле иностранными товарами, имеющих недвижимость за границей, хранящих свои деньги в зарубежных банках, мотивированных на собственные шкурные интересы и не задумывающихся над последствиями их продажной деятельности  для экономики собственной страны.

Термин «компрадор» непосредственно связан с понятием «неоколониализм». Последнее ввел в политический лексикон первый президент Ганы Кваре Нкрума в 1965 году. Он рассматривал «неоколониализм» в качестве нового этапа развития империализма. Идея Нкрумы заключалась в том, что экономическая эксплуатация стран Африки и Юго-Восточной Азии после формального демонтажа мировой колониальной системы не только не была ликвидирована, но, напротив, усилилась. Колониальную администрацию метрополии заменили контролируемые США коррумпированные группировки местных элит, пришедшие к власти и удерживающие ее посредством западной финансовой, информационной, организационной, а нередко и военной помощи. Термин «колониализм» был заменен идеологически нейтральным словом «партнерство». Эта трактовка в полной мере относится и к большинству латиноамериканских стран, и к Украине.

Важнейшим элементом формирования коррумпированной прозападной политико-административной элиты в развивающихся странах является использование донорского и грантового подкупа их перспективной молодёжи. В этом плане необходимо отметить, что политическая и экономическая коррупция, культивируемая международными финансовыми институциями в административных аппаратах государств третьего мира, являются отнюдь не девиантным явлением, а системообразующим элементом осуществления внешнего неоколониального управления нами. Насаждаемые же в развивающихся странах многочисленные Антикоррупционные органы, как свидетельствует опыт Украины, нужны лишь для того, чтобы расправляться с неугодными, противящимися экспансии западного капитала, высокопоставленными чиновниками и бизнесменами.

Последним кричащим фактом, свидетельствующим, что вся правоохранительная система Украины находится под неоколониальным американским управлением стала недавняя публикация нардепом Дубинским письма заместителя директора отдела посольства США (!!!) в Киеве Генеральному прокурору Рябошапке о том, какие кандидатуры включить в кадровую комиссию ГПУ.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.