Проблема выбора нашим государством вектора международной политической и экономической интеграции остается по-прежнему актуальной.

Четкий ответ на вопрос, куда мы движемся, следует давать уже сейчас, на пороге процесса экономического и политического сближения. Ведь оба возможных для Украины интеграционных проекта – и Таможенный Союз, и Зона свободной торговли с ЕС – развиваются достаточно динамично. И если «поезд» Евросоюза Украина безуспешно пытается догнать уже 21-й год, то «прицепиться к составу» ТС еще можно, но с каждым днем промедления сделать это будет все сложнее.

Безусловно, решение о направлении интеграции должно приниматься исключительно исходя из национальных интересов Украины. Чтобы оценить вероятные выгоды и возможные потери для нашей страны, которые также неминуемы, от каждого из торгово-экономических объединений, мы попробуем дать оценку интеграционным проектам по пяти базовым критериям для понимания перспектив и возможностей нашего государства. Это:

  1. Сохранение национального политического и экономического суверенитета.
  2. Возможности для активизации торговли и увеличения товарооборота.
  3. Выгоды для промышленности и сельского хозяйства.
  4. Перспективы развития энергетики и обеспечения энергетической независимости.
  5. Возможности для увеличения инвестиций.

Именно из этих критериев будет складываться успех или неудача любого интеграционного проекта, поэтому попробуем дать максимально взвешенную и аргументированную оценку по каждому из них.

Итак, вопрос суверенитета – самый щекотливый из всех, так как является очень политизированным. В случае полноценного вступления Украины в ЕврАзЭС и подписания Договора о Таможенном Союзе и Едином экономическом пространстве, нашему государству действительно придется передать часть своих полномочий наднациональным органам — Высшему евразийскому экономическому совету и Евразийской экономической комиссии, которая является, по сути, исполнительным органом ВЕЭС. Экономический арбитраж будет проходить в Суде Сообщества, который является общим для всех наднациональным органом. Решения ВЕЭС принимает путем консенсуса сторон.

В случае вступления Украины в Зону свободной торговли с ЕС и подписания Соглашения об ассоциации, нам также придется передать часть полномочий наднациональному органу – Совету Европейской ассоциации свободной торговли, в который входят министры и постоянные представители. Решения принимаются простым большинством. Деятельность Совета поддерживается Секретариатом, исполнительным органом ЕАСТ. В случае наличия хозяйственных споров разрешаются они в Стокгольмском арбитражном суде.

Важно отметить, что в обоих случаях высшие органы экономических объединений будут находиться не в Украине, а за ее пределами. В случае ТС – это Москва и Санкт-Петербург. В случае ЗСТ – это Брюссель и Стокгольм. В арбитраже будет действовать не украинское законодательство, а рабочими языками будут соответственно русский и английский. Можно сделать вывод, что любая интеграция всегда является частичным отказом от суверенитета. И этот отказ компенсируется экономическими и социальными выгодами для страны, бизнеса, отдельных граждан. В каком из объединений он будет компенсирован лучше?

Главной задачей любого экономического объединения является активизация торговли, увеличение товарооборота, повышения качества товаров и услуг и снижение их цен за счет конкуренции. На сегодняшний день, по данным Государственной таможенной службы, товарооборот Украины со странами Таможенного Союза достиг уровня 60 млрд. долларов США в год. Причем наблюдается рост объемов торговли, который за минувший год достиг 50% (продажи выросли в 1,5 раза). Товарооборот нашей страны с Европейским Союзом в 2012 году снизился до чуть более 30 млрд. долларов США. В 2011 году он составлял $ 44 млрд.

Следует отметить, что в плане потенциала ЕС является более перспективным рынком, так как его объемы составляют 27% мирового ВВП, а объемы рынка ТС – всего около 3%. Тем не менее, тут нужно учитывать возможности воспользоваться этими 27% валового продукта. Ведь даже при абсолютно открытой торговой зоне, в которой не будет фискальных и юридических преград, нас от рынка ЕС отделяет преграда в виде конкурентоспособности продукции и ее соответствия многочисленным сертификационным пунктам, принятым в торговой зоне Евросоюза.

И здесь уже возникает вопрос о том, какие выгоды получат промышленность и сельское хозяйство от интеграции. Так, при вступлении в Таможенный Союз Украина сможет беспошлинно экспортировать туда высокотехнологическую продукцию, а именно производство авиационной, автомобильной промышленности, гражданского судостроения. К примеру, Украина экспортирует в Россию 80% своей авиационной продукции, а импортирует из РФ около 60% деталей для нее. Возможно участие и в аэрокосмических проектах. В то же время, никаких выгод это не дает для черной и цветной металлургии, так как в этой области Украина и Россия являются конкурентами, продавая металл странам Запада и Китаю. В выигрышном положении также оказывается аграрный сектор и пищепром, так как будут сняты барьеры для экспорта в страны ТС спиртных напитков, молочных продуктов, сахара и кондитерских изделий.

Обратный эффект мы получаем в случае интеграции в Зону свободной торговли. В однозначном выигрыше будет металлургическая отрасль, для которой открываются огромные рынки Евросоюза и, возможно, США. Однако едва ли выдержат конкуренцию высокотехнологические отрасли и пищевая промышленность, кроме, разве что, подсолнечного масла, в производстве которого Украина является мировым лидером, и зерна, где наши позиции также довольно прочны. Так что в плане выгод для промышленности и сельского хозяйства ситуация выглядит так: ЗСТ – это финансовые выгоды для олигархов при сохранении и углублении сырьевой модели экономики, а ТС – перспектива сохранить и модернизировать устаревающую сферу высоких технологий без высоких сиюминутных финансовых выгод.

Немаловажным также является аспект энергетики и энергетической независимости. Здесь ситуация и вовсе проста. Следует признать, что Украина является энергетически зависимым государством, так как импортирует из России порядка 30 млрд. кубометров газа в год при годовой потребности примерно в 50 млрд. кубометров, то есть 60% от необходимых стране объемов. Также Украина импортирует из России низкообогащенный уран для своих атомных электростанций, не имея технологических возможностей производить топливо для АЭС на своей территории.

Итак, вступление Украины в ТС позволит импортировать все вышеперечисленные ресурсы дешевле за счет снижения или полной отмены таможенного сбора, сохраняя при этом энергозависимость. Вступление же в ЗСТ не изменит ситуацию, поскольку у европейских стран нет достаточных для экспорта энергоресурсов, а в отношении стран ТС будут действовать старые контракты. Поэтому вступление в ЗСТ не позволит ни снизить стоимость энергоресурсов, ни обеспечить энергонезависимость.

Популярные статьи сейчас

России придется просить о выходе из Лиманского котла, - Подоляк

ПФУ обратился к украинцам с важной информацией насчет выплаты пенсий

Кремль может временно отложить объявление об аннексии украинских территорий, – ISW

Зеленский созывает срочное заседание СНБО

Показать еще

Наконец, последним немаловажным фактором выгодности интеграционного процесса является наличие инвестиций в экономику страны и перспективы их увеличения. По данным за 2012 год, основными странами-инвесторами Украины остаются Кипр – $15,076 млрд., Германия – $7,433 млрд., Нидерланды – $5,041 млрд. и Российская Федерация – $3,706 млрд. Это свидетельствует о том, что в Украину фактически вкладываются инвестиции из теневых ресурсов российских и украинских олигархов, которые, собственно, и держат средства в кипрских оффшорах. Можно предположить, что вступление в Таможенный Союз позволит сделать эти поступления открытыми. Хотя логично, что и ЗСТ с ЕС откроет поле для увеличения европейских инвестиций. Более точно оценить выгоды от увеличения инвестиции в каждом из интеграционных проектов представляется проблематичным ввиду непрозрачности инвестиционного климата в Украине.

Таким образом, любая интеграция является частичным отказом от суверенитета. В случае вступления в ТС или ЗСТ произойдет передача полномочий государственными органами на наднациональный уровень. При этом, возможно, вступление в ЗСТ будет предполагать даже большее ограничение суверенитета ввиду большей развитости надгосударственных структур в ЕС, чем в ТС.

Однако такой отказ от суверенитета компенсируется рядом экономических выгод. Так, от вступления в ТС выигрывают товарооборот, высокотехнологическая промышленность и аграрный сектор, а также появляется возможность снизить цены на импортное топливо. В случае же вступления в ЗСТ преимущества получит тяжелая сырьевая промышленность, в первую очередь, металлургия, а также продажа зерна и подсолнечного масла.

Итак, позитивные стороны есть и в том, и в том интеграционном проекте. Однако стране нужно определиться с вектором интеграции и активизировать сотрудничество. Ведь пока ЗСТ в ЕС функционирует без нас, Таможенный Союз создается и развивается без нас, мы стоим на месте, вертим головой то влево, то вправо и махаем прощальным платочком уходящим «поездам».