Сегодня 23-й день как я приехал домой, в Киев, из Поднебесной. Сознание пребывает в состоянии «инопланетянина не в своей тарелке».

При этом наиболее выпуклая проблема Украины это даже не экономическая стагнация, очевидный упадок инфраструктуры всех видов, отсутствие публичных туалетов, а метафизический (нематериальный) хаос на уровне индивидуума и коллектива – это, по личному убеждению автора, становится триггером материальных проблем и депрессии.

Мы, украинцы, до сих пор не дали ответ на вопросы: «Кто мы в этом мире? Каковы наши глобальные миссии? И с какими вызовами нам надо справиться чтобы повзрослеть и выйти на новые позиции развития?»

Более того ввиду нездоровой экономической ситуации и необходимости перманентной работы чтобы Жить, а не выживать, у большинства людей, включая обеспеченных социально и материально, не возникает подобных запросов вообще.

В Азии, особенно в Северо-восточной, все точки над “i” уже расставлены. Например, китайское общество четко знает какие долгосрочные цели стоят перед страной, какова миссия каждого члена общества (китайская мечта zhong guo meng 中国梦), какова стратегия движения в будущее всей этой цивилизации, которую мы по привычке именуем «Китаем».

Даже если ты иностранец в Поднебесной, (которого китайцы ласково-любяще-понимающе называют лаовай laowai 老外 в силу того, что ты из другой культуры и, не зная местных правил успешной жизни можешь легко опростоволоситься) так или иначе, но ты будешь находиться под культурным влиянием и временно внесешь свою лепту в историю успеха Поднебесной.

Это обуславливает и усиливает диссонанс по прибытию домой. Потому что начавшиеся сейчас коллизии а-ля возможных законов про ФОПы, 1% -й сбор с валютных обменов, очень нечеткие инициативы по привлечению $50 ярдов ПИИ, роста экономики на 40%, а также неясная внутри/внешнеполитическая стратегии Украины, и отсутствие настоящих реформ (опять!) дают нам повод еще раз посмотреть на Дальний восток и спросить, как это сделал Джо Стадвелл в книге «Почему Азии удалось?».

В этой статье мы рассмотрим почему у Азии, и, в особенности у Китая, продолжает «получаться», и выделим полезности для нас. Основным фокусом будет не внешняя форма, а принципы, которым следовали азиатские государственные деятели с целью вывести свои страны из пучин бедности.

Их путь

Страны северо-восточной Азии, где пионерами выступили Япония и Южная Корея, за которыми последовал Китай, имплементировали три комплекса действий, приведших их к ускоренному экономическому развитию (которые не сделали страны юго-восточной Азии что не привело их к экономическим успехам).

Во-первых, была реализована земельная реформа, в результате которой рыночные силы были ориентированы на максимизацию выпуска продукции. Занятые в сельском хозяйстве люди получили землю для обработки по принципу равности и поддержки, а параллельно была создала сопутствующая инфраструктура в виде систем доставок удобрений и семян, кредитов, рыночных институтов и обучением в сфере агрономии для работающих на земле. В данных условиях владельцы домохозяйств были заинтересованы эффективно вкладывать свой труд в выращивание продукции. По сути это было формой огородничества, которая с одной стороны дала занятость миллионам людей, а с другой стороны дала возможность сбывать излишки и накапливать сбережения, которые в дальнейшем финансировали промышленное развитие – именно так удовлетворялся спрос фермеров корпорациями Toyota и Nissan производством автомобилей на малых грузовых шасси для не асфальтированных дорог. В результате такой реформы каждая семья имела свой капитал – землю, вместе с доступом к технической, обучающей поддержке, кредитованию и рынкам. При этом в дальнейшем в странах были введены рыночные механизмы аренды земли (как в Китае) или ее купли-продажи (как в Японии).

Например, сейчас в китайской провинции Цзилинь jilin 吉林, которая считается частью «золотого кукурузного пояса» huang jin yu mi dai 黄金玉米带 есть много аграрных компаний которые заняты торговлей – перепродажей купленной у домохозяйств продукции, но они никак не крупные аграрные холдинги-владельцы. Поэтому жители китайских городов говорят: «Сейчас у фермеров на руках появились деньги». xian zai nong min shou li you qian le 现在农民手里有钱了。

Популярные статьи сейчас

У Путина допустили молниеносный разгром боевиков на Донбассе в случае атаки ВСУ

Миллионы украинцев могут остаться без газа

Спутниковое телевидение в Украине вскоре станет платным

Украинцев предупредили о подорожании электроэнергии и возможных отключениях света

Показать еще

Огороды в Китае прямо посреди города

Возможно данный опыт был бы уместен в Украине, создав инфраструктуру для всех видов бизнеса: и большего работающего на экспорт, и среднего с малым, которые бы создавали бизнеса по выращиванию и переработке овощей, ягод, грибов и так далее.

Во-вторых, североазиатские правительства выбрали политику протекционизма, определили «экономических победителей», предоставив поддержку производителям в реальном секторе и тем, которые генерировали (или просто успешно имплементировали) технологии. И в Японии, и в Южной Корее, и в Китае экономическими лидерами не стали фирмы, деятельность которых строго ограничивалась сферой услуг. Те, кто придерживался принципов на которых базировалась политика поддержки (следование экспортной дисциплине – выхода на глобальные рынки с конкурентоспособным продуктом) получали бонусы от правительства. Борьба за преференции между большими игроками – широкомасштабными производителями (дзайбацу в Японии, чеболь в Южной Корее и SOE guo you qi ye 国有企业 в Китае) порождала конкуренцию и не давала финансовым потокам попасть в руки только узкой элитарной прослойки которая бы блудила в поисках постоянной ренты и занималась надувательством политиков ответственных за экономическую поддержку.

Доли корейских чеболей в ВВП страны. Вы наверняка в своей жизни хоть раз пользовались продукцией этих экономических гигантов.

Для усиления международной конкурентоспособности отечественных предприятий азиатские правительства помогали им заполучать технологии необходимые для дальнейшего развития. При этом инструментарий был абсолютно разнообразный: от получения ноу-хау в обмен за доступ на внутренний рынок для иностранных компаний до промышленного шпионажа. Невероятно, но в конце 1950-х глава японского Министерства внешней торговли шантажировал…  американского гиганта IBM (!!!) — тем что бизнес последней будет закрыт если компания не лицензирует свою технологию для японских фирм при минимальной плате за использования патента. И… в итоге IBM согласилась! Ведь на кону был доступ к лакомому японскому рынку…

В Китае до сих пор компании, в первую очередь государственные, а во вторую частные получают на основе принципа экспортной дисциплины. Например в городе Чанчуне (长春) каждый год проводится «международная производственная выставка», где местные производители представляют свои товары с высокой добавленной стоимостью начиная от гаджетов и заканчивая вагоностроением с целью привлечь внимание зарубежных гостей и заключить контракт на продажу своих товаров.

В-третьих, принцип служения финансовой политики развитию сельского хозяйства и промышленности. Что не было изобретением велосипеда, а повторением управленческого опыта Европы и США в 19 веке. Например, в Германии 1870-х индустриализация сопровождалась созданием мощных инвестбанков которые были известны не иначе как «экономические паровые двигатели» драйвившие развитие национальной промышленности и инфраструктуры.

Североазиатские государства начали осознанную промышленную политику, а затем финансовая система была поставлена под полный контроль, при этом регуляции и либерализации для поиска инвестиций не произошло, несмотря на довольно устойчивые уговоры со стороны международных институций, поддерживающих мировой экономический порядок.

В северо-восточной Азии с одной стороны финансы поддерживали домохозяйства с целью помощи им в максимизации производства на противовес стремительному росту более крупных игроков на аграрном рынке, с другой стороны в промышленности денежные средства предприятий направлялись в дальнейшее технологическое развитие — таким образом откладывая получение прибыли в краткосрочной перспективе и на 100% отвечая национальной стратегии развития. Также на заре становления азиатских титанов ими не была внедрена политика потребительского кредитования по той причине, что это обогатило бы банки. А промышленность так бы и не зародилась или бы была унылой и отсталой – что негативным примером показали страны СНГ.

В Поднебесной банки национализированы, правительство проводит свою политику через четыре основных банка: банк индустриального и коммерческого развития Китая (中国工商银行), сельско-хозяйственный банк Китая (中国农业银行), банк Китая (中国银行), строительный банк Китая (中国建设银行). Эти банки контролируют половину системных финансовых ресурсов страны и их кредитные приоритеты совпадают с государственной стратегией развития. Кроме этого контроль над финансовой системой предотвращает капитал от утечки за рубеж (хотя это не всегда срабатывает).

Контроль над экспортной дисциплиной правительство Поднебесной осуществляет с помощью трех инвестбанков: государственный банк развития (国家开发银行), импортно-экспортный банк Китая (中国进出口银行), банк развития сельского хозяйства (中国农业发展银行). У них есть «мандат» на финансовую поддержку государственной аграрной, промышленной политик, а также инфраструктурных инвестиций.

К Украине

Очевидно, шанс на успешное развитие у нас был после объявления независимости, но вместо решительных реформ было выбран путь ускоренного поедания советского актива закончившееся надломом государственной и правленческой систем. Украино-российская война выступила увеличительным стеклом — ярко обнажив нерешенные проблемы и усугубив их.

Мы, украинцы, сейчас не можем взять на вооружение опыт стран северо-восточной Азии, у которых была внутренняя управляемость, стратегирование, стрессоустойчивость, внутривидовое доверие, культурный запас прочности и сильнейшее желание вырваться из клуба стран неудачников – и все это несмотря на… адскую бедность и материальную разруху!

Нам, организовавшись, надо создавать все с нуля – начиная небольшими адекватными действиями уже сейчас, а когда старая система перестанет работать (сейчас она поддержана на плаву западными кредитами) и будет заменена чем-то новым – тогда уже активировать свой потенциал и разгоняться на полную мощь.

Главное не обманывать себя, про что красноречиво сказал конструктор китайского экономического рывка Дэн Сяопин в 1978: «Мы отстаем, но можем догнать и перегнать» (我们落后了,但会赶超的).

Не менее важно понимать истинные интересы своего отечества, потому что институции Вашингтонского консенсуса не всегда бывают благами для стран так страстно жаждущими добиться настоящего роста…

Фото: Юрия Романенко

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook