Если верить официальным декларациям, то глобальный экономический кризис закончился за последние годы уже несколько раз. Правительства разных стран декларативно прекратили его в различное время, не забывая затем вспомнить о нем как о насущной проблеме. Президент США несколько раз успокаивал общественность «хорошей новостью» о прекращении хозяйственного спада. В Украине Ющенко тоже призывал отпраздновать победу над кризисом. В России благая весть оглашалась высшими чиновниками неоднократно. Но всюду ее сменял возмущенный ропот независимых экспертов, каждый раз доказывавших, что кризис не побежден. Он, действительно, продолжал существовать.

Мировой экономический кризис начался в 2008 году с обвалов на фондовых рынках в феврале и марте. Он быстро стал восприниматься не как биржевой кризис, а как кризис банковский или финансовый. Уже весной 2008 года правительства вынуждены были задуматься о помощи банковскому сектору своих стран и начать выделять на его поддержание крупные средства. Выражение «дефицит ликвидности» прошло по всем новостям. Оно означало, что у банков возникли первые трудности с платежными средствами. Волны шли от банков США. Но банки в других странах имели проблемы местного происхождения: снижение притока дешевых западных капиталов повсеместно обнажило непродуманность кредитной политики.

Однако не «ошибки банков» явились причиной глобального кризиса. В основе мирового экономического спада было товарное перепроизводство и, прежде всего, избыточное предложение недвижимости в США, где от строительного сектора рост распространялся по остальным секторам экономики. Модель с недвижимостью повторялась и в других странах, при этом кредиты стимулировали заодно спрос на автомобили, бытовую технику и мебель. Достигнутое в 2007 году перепроизводство товаров породило в 2008 году первые колебания, а затем обвал экономики мира.

Чем меньше оставалось в реальном секторе возможностей для выгодного вложения капиталов, тем быстрее росли спекуляции. 2008 год в первой своей половине преподнес взлет мировых цен на продовольствие и нефть. Однако как только спад в реальном секторе летом стал очевиден, последовал обвал цен на сырье. Следом за нефтью стали резко дешеветь металлы. Вторая половина 2008 года была временем полномасштабного развертывания кризиса. Выводы сделанные правительствами оказались просты: необходимо восстановить устойчивость финансовой сферы – дать денег банкам, покрыть все их потери от неудачного кредитования и краха спекуляций. Эта экстренная мера стала долговременной стратегий.

Крах спекуляций на фондовом и сырьевом рынке в 2008 – начале 2009 года являлся естественным. Он был основным выражением начала общего для экономики кризиса, выходившего за рамки биржевых или банковских затруднений. Параллельно с падением мировых цен на акции и сырье шло сокращение промышленного производства. Производились увольнения или урезались зарплаты. По рыночной логике на следующей фазе кризиса должно было последовать разорение массы наиболее слабых игроков, включая ряд крупнейших банков и промышленных корпораций. Именно на этой фазе мировой кризис был приостановлен.

В 2009-2010 годах правительства, прежде всего власти США, затратили колоссальные средства на восстановление потерь большого бизнеса. По форме имело место спасение банков или «восстановление нормального положения» и стабильности. Суть политики субсидирования крупного капитала за счет государственных средств сводилась к возрождению докризисной ситуации с той разницей, что товарное перепроизводство никуда не исчезало, а падение доходов потребителей лишь замедлялось. Кризис в реальном секторе оставался фактом.

Итогом перехода государств к постоянному субсидированию крупнейших компаний стало возрождение спекулятивной активности. Цены на сырье начали подниматься. Они росли весь 2009 год.

2009 год породил множество реляций по поводу «завершения рецессии». Чиновники стали намекать аналитикам, что не стоит много говорить о кризисе, а лучше упоминать о нем как о явлении прошлого. Данные ВВП представленные к концу года показывали практически во всех странах улучшение экономической ситуации, что оценивалось властями как признак наступившего за депрессией оживления. Восстановление биржевого роста и повышения цен на сырье также рассматривалось как положительный признак. Справедливо было бы, однако, толковать это совершенно иначе. Была искусственно восстановлена предкризисная ситуация, когда высокий промышленный спрос поощрял развитие сырьевых спекуляций, а проявление границ потребительского рынка толкало вверх акции успешных компаний. Сырьевые спекуляции и биржевой бум – стандартные предвестники кризиса, но не его окончания.

Фактически в 2009 году мировая экономика во многом вернулась в докризисное положение с той разницей, что кризис никуда не исчез. Промышленность не чувствовала серьезного оживления спроса. Уровень жизни в США и ЕС, основных рынках сбыта планеты, снижался. Проблемой оставалась дороговизна кредита. По естественной логике кризиса он должен бы подешеветь после разорения наиболее слабых компаний и способствовать техническому перевооружению индустрии. Большие затраты на поддержание частного сектора привели к росту государственных расходов и размера задолженности, что стало итогом национализации убытков произведенной правительствами. Следом за этим возникла потребность переложить государственные издержки на население – поднять налоги, урезать социальные расходы бюджетов. Начался переход государств к политике жесткой экономии.

В 2010 году данные ВВП большинства стран остались прежними или были улучшены. Методика расчета этого показателя позволяет получать любой необходимый результат. Ориентирование на такие данные при оценке экономической ситуации легко может привести к ошибочным выводам. Гораздо более важными итогами года явились рост цен на продовольствие и падение рынков с апреля по июнь.

Весеннее снижение цен на сырье и бумаги выдало проблемы оживления – его ложный характер, не означающий перехода к экономическому подъему. Застой в промышленности 2009-2010 годов при падении покупательной способности массы населения даже в странах центра мирового капитализма указывали на то, что стабилизация скорее носит черты депрессии. Повышение цен на наиболее экономичные виды продовольствие явно указывало, что основной спрос уходит в зону самого необходимого – пищи. Немаловажно было и то, что спекулянты начали ощущать рискованность сырьевых спекуляций. Золото дорожало. За 2010 год оно поднялось с 1134 до 1407 долларов за тройскую унцию. Такой рост указывал на продолжающееся бегство капиталов – их неверие в возможность реального экономического подъема.

К середине лета 2010 года ситуация на рынках начала выправляться. Подоспела другая новость – большой неурожай. Он позволил игрокам переключиться на новый вид спекуляций, продовольственный. Сенсационный рост цен на продукты и в особенности на зерно резко углубил к концу года социальный кризис с большинстве стран. Особенно страшными оказались последствия для стран периферии капитализма. Голод стал фактом или непосредственной угрозой для сотен миллионов людей. По Данным ООН голодал миллиард жителей планеты.

Социальный кризис оказался фактом по итогам третьего кризисного года. К началу 2011 года во многих странах созрел уже кризис политический. В январе-феврале грянули первые народные восстания – единственное решение для миллионов трудящихся против нищеты и бесправия, усиленных экономическим спадом и мерами властей. Революционные выступления на арабском Востоке показали, что во многих странах достигнут социально-политический предел прежней, выжидательной антикризисной политики. Неолиберальные режимы по всему миру столкнулись с пугающей перспективой революций. Давление на США с призывом урезать эмиссию и перейти к жесткой экономии стали настоятельнее. Периферия капитализма перестала выдерживать перенос из США кризисной нагрузки на себя. Политика государственной поддержки спекулянтов, крупнейших банков, начала создавать угрозу политического краха неолиберализма во многих странах.

Популярные статьи сейчас

Геннадий Корбан: Я разорвал все связи с Коломойским

Коронавирус в Украине: Ляшко рассказал, как предотвратить вторую волну

В ГБР сообщили новые факты об изнасиловании в Кагарлыке

Театрально-политический роман. Особенности в Украине и России

Показать еще

На волне первых арабских революций в начале 2011 года нефть, а за ней и металлы резко подорожали. Цена барреля «черного золота» достигла в начале марта 116 долларов. Продолжался рост на фондовых рынках. Но ЕС, а за ним и США все более переходили к жесткой экономии. Обама огласил курс на сокращение расходов и повышение налогов. Правительства штатов активнее стали урезать социальные статьи. Обозначились пределы политики безудержной накачки банков государственными субсидиями при громадной эмиссии доллара. Это означает, что спекуляции вошли в фазу вынужденного сокращения господдержки. Риск краха сырьевых спекуляций в 2011 году возрастает. По крайней мере, логично ожидать серьезной коррекции и стагнации цен на сырье на более низком уровне. Продовольствие продолжит дорожать.

2011 год может принести миру еще больший, чем в минувшем году взлет цен на продукты экономичной группы. При этом игроки на фондовых и сырьевых рынках должны будут все более ориентироваться на свои силы, и быть готовыми к самостоятельной расплате за ошибки. Почти все страны планеты перегружены долгами – это плата за стабилизацию 2009-2010 годов. Ее окончание, вернее крах, неминуемо. Неминуем и крах большинства спекуляций. Исключением пока обещает остаться золото и зерно.

Кризис постепенно приближается к естественной своей фазе – крушения спекуляций, разорения слабых компаний, завершения промышленного падения. За этими фазами должна последовать депрессия. Ее продолжительность для большинства стран будет зависеть от скорости осуществления политических перемен, необходимых для начала борьбы с кризисом. Свержение неолиберальных правительств или революции сверху, что менее вероятно, – таков сценарий подготовительного этапа преодоления кризиса. За ним потребуется переориентировать экономики с внешнего рынка; перейти к развитию внутреннего. Национализация сырьевой сферы для многих стран капиталистической периферии крайне необходимо. Важна интеграция с соседями – выстраивание единого рынка, политики его расширения и защиты.

Кризис 2008 года продемонстрировал падение значения для будущего экономического развития потребительских рынков стран центра, США и ЕС. Налицо необходимость нового научно-технического рывка, особенно переворота в энергетике. Необходимым условием возобновления в мире экономического роста является повышение доходов большинства жителей планеты. Но именно это неприемлемо для транснационального капитала и неолиберальных правительств. В результате экономический кризис требует политических решений, принять которые должны массы наемных работников. На их плечах элиты выстраивают новый колосс «поддержания стабильности» – политику жесткой экономии. Но преодоление кризиса требует не сокращения социальных расходов, а обратные меры. Для победы над кризисом государства должны будут больше тратить, но тратить не на поддержку спекулянтов.

2008 год принес начало кризиса. 2009-2010 годы были превращены в большую и дорогостоящую паузу. Она может еще продлиться. Но затем неминуем новый обвал, аналогичной тому, что имел место во второй половине 2008 года. Следующая фаза кризиса уже отчасти началась, это депрессия. Ее назначение – выработка на местах стратегии преодоления тяжелейшего кризиса. Она займет несколько лет и завершится не восстановление старой экономической модели (чего ждут чиновники и финансовые корпорации), а созданием новой. Скорость этих перемен зависит уже не столько от экономических факторов, как от политической активности общественных низов.

2011-2013 годы, вероятно, окажутся решающими для преодоления кризиса. Время это не будет легким, но принесет много интересного.

Автор является руководителем Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений