8 декабря 2022г. авторитетный европейский Центр исследования экономической политики опубликовал доклад «Восстановление Украины: принципы и политика. Парижский доклад 1». Это 467-страничная работа большой группы учёных, аналитиков, исследователей, которые представляют европейский и американский mainstream. Среди авторов директор Стокгольмского института транзитивной экономики, профессор экономики университета Боккони (Милан), ведущие экономисты ЕБРР, профессора университетов Гарварда, Мюнхена, Иллинойс и Беркли, учёные Киево-Могилянская академии и London School of Economics, главы Deloitte Ukraine и украинского офиса McKinsey, учёные Тулузской школы экономики (Toulouse School of Economics), а также известные в Украине словацкий экономист Иван Миклош и американский украинец Тимофей Милованов. Интеллектуальным, институциональным «отцом» данного доклада можно считать Владислава Рашкована, альтернативного исполнительного директора в МВФ, который представляет в этой организации Украину и ещё 14 других государств.

Перед нами сжатое изложение оценок, рекомендаций академического, политического mainstream Запада в лице стран G7 и ЕС, а также основных международных организаций. Так они видят Украину. Так они себе представляют послевоенное восстановление. С такой позицией они будут вести переговоры с послевоенными властями Украины. Поэтому важно внимательно изучить данные предложения, оценить последствия их реализации и сформулировать предложения и контраргументы, чтобы Украина, наконец, выбрала путь свободного рынка и капитализма, а не тупиковую модель Государства всеобщего интервенционизма.

При достаточно точной диагностике проблем, вызовов, стоящих перед Украиной, многие предложения «Парижского доклада-1» вызывают тревогу и недоумение. Теоретическая основа предложений для Украины – модель экзогенного роста Солоу-Свона с элементами модели эндогенного роста Ромера. Первая была разработана для бедных, развивающихся стран в середине XX века. Её основа – государственные интервенции в инвестиции, искусственное стимулирование «точек роста» за счёт самых разных мер экономической политики и регуляторный фаворитизм. Результатом реализации такой модели является не рыночная структура экономики, а рукотворная, плод желаний и мотивации VIP-распорядителей и потребителей чужого.

Экономическая история изобилует сотнями примеров провалов применения такой модели в институционально слабых странах. А вот ни одна история странового успеха не основана на таком подходе. Модель Ромера также предполагает подмену рыночных механизмов и инструментов государственными. Только объекты внимания (инвестиции, потребление) иные. Они «упакованы» под инновации, знания, высокие технологии и человеческий капитал. Однако и здесь главную роль играют VIP-распорядители чужого.

После развала Советского Союза Украина более 30 лет развивалась в рамках модели государства всеобщего интервенционизма. Многочисленные исследования международных организаций, мозговых центров, украинских учёных показывают, что довоенная Украина – это страна с гибридным режимом демократии, хрупкими институтами защиты прав собственности, острым дефицитом экономической свободы, крайне низким качеством государственного управления, в том числе огромными ресурсами и активами, широко распространёнными дискриминационными практиками со стороны номенклатурно-олигархических групп. В экономической истории нет прецедента, когда ты такая модель даже при сотрудничестве с внешними структурами/организациями обеспечила выход на траекторию быстрого, долгосрочного, инклюзивного экономического роста. Поэтому основные предложения, изложенные в «Парижском докладе 1» - это грубая теоретическая ошибка. Она зиждется на ложных представлениях о природе свободного рынка и государства. Она оторвана от реалий жизни, не учитывает теорию и практику провалов государства. Её реализация грозит заблокировать уникальный шанс Украины стать свободной, процветающей страной, новым Западом.

Цели, установки и принципы

По мнению авторов «Парижского доклада-1» реконструкция Украины должна быть процессом трансформации, а не восстановления довоенного государства. Речь идёт не только о технологиях и инфраструктуре, а о «радикальном апгрейде институтов», об изменении почти каждого элемента экономики и общества. С этим нельзя не согласиться, как и с целевой установкой - членством Украины в ЕС и НАТО. Это означает, во-первых, создание в Украине институтов полноценной демократии. Она является основой всех остальных реформ. На практике это означает децентрализация, более конкурентное политическое поле и независимые СМИ. Тоже аксиоматичные утверждения.

Во-вторых, качественные институты управления и низкий уровень коррупции – центральные элементы долгосрочного успеха Украины. Построение украинского права на основе ЕС-овского, по мнению авторов публикации, увеличит прозрачность и сократит коррупцию. Прогресс страны должен оцениваться не по тому, как принимаются законы, а по тому, как они применяются, как они работают. Это очередной хороший пример из учебника политологии.

В-третьих, сильная экономика критически важна не только для доказательства того, что демократия может быть источником высоких стандартов жизни, но также формирования большого бюджета для обеспечения безопасности страны. Поэтому необходимы меры по стимулированию внешней торговли и привлечения прямых иностранных инвестиций, создание благоприятного делового климата, а также инклюзивной, устойчивой финансовой системы. В частности, речь идёт страховании рисков безопасности через структуру по типу Multilateral Investment Guarantee Agency (MIGA), которой управляет Всемирный банк.

Стимулировать можно по-разному. Один способ – полное раскрепощение предпринимательства, режим экономической свободы, открытой конкуренции, которая получается после либерализации, приватизации и системного дерегулирования. Другой способ – поставить Государство в центр экономики и превратить его в инвестора, акционера, менеджера, потребителя и регулятора в одном лице. «Парижский доклад-1» предлагает как раз второй способ.

В сфере энергетики авторы предсказуемо рекомендуют сделать ставку на применение энерго эффективных технологий и возобновляемых источников, чтобы улучшить экологию и уменьшить зависимость от России. Лейтмотивом предложений звучит тема «Building back better» (восстанавливаем лучше). Ни слова о структуре собственности, режиме конкуренции, способах преодоления порочной олигополистической системы на рынке инфраструктурных услуг.

Признавая человеческий капитал ключевым активов современной экономики, авторы указывают на необходимость реформирования системы образования, чтобы делать ставку на качество, приобретение практических умений/навыков, а не на формальное получение «корочек». Система образования должна ориентироваться на рынок труда, а не на формальные планы Министерства образования. Тоже правильные посылы, но их можно почитать в любом стандартном докладе о развитии человеческого капитала. Такие положения давно прописаны в украинских документах и подходах, но они не работают. Опять же оставлять за Государством право владеть, регулировать и навязывать всем своё представление о знаниях/умениях, методологии их получения – это всё тот же немного припудренный современным вокабуляром совок.

Авторы «Парижского доклада-1» считают необходимым продолжение реформы системы здравоохранения, чтобы не только улучшить качество жизни, но создать стимулы для инвестиций в человеческий капитал. Опять же перед нами набор банальных фраз, но нет чётких контуров реформы системы производства медицинских, фармацевтических товаров и услуг. Этот сектор в Украине – жёсткая олигополия с устоявшимися порочными связями между VIP-распорядителями и потребителями чужого.

Популярные статьи сейчас

Водителям грозят штрафы до 680 гривен или лишение прав: за что будут наказывать

ПриватБанк навязывает кредитки при выдаче переводов Western Union: законно ли

Правительство одобрило запрет на выезд чиновников за границу без уважительных причин

Водителям грозят штрафы от 340 до 680 гривен: за какое нарушение могут наказать

Показать еще

Страну ждёт широкомасштабная реаллокация ресурсов, переориентация инфраструктуры и логистики на работу с ЕС. Чтобы ускорить и облегчить этот процесс «Украине необходимо продолжить либерализацию экономической деятельности и оставаться открытой миру». Именно так страна использует возможности интеграции с цепочки ценности Европейского Союза. Для этого Украина и ЕС должны снизить тарифы, сократить нетарифные барьеры, ускорить прохождение потоков ресурсов и товаров.

В-четвёртых, Украине нужен сильный военно-промышленный комплекс для защиты от России. Риски безопасности останутся главным препятствием развития Украины. В конечном итоге, как утверждают авторы «Парижского доклада-1», «только сама Украина может защитить себя от будущей агрессии». Инвестиции в ВПК могут стать источником новых технологий для всей экономики. Сильный ВПК – это результат работы частных собственников в этом сегменте экономики или же опять креатив «Укроборонпрома»? Чёткого ответа на этот ключевой вопрос нет.

Четыре фактора – демократия, сильная экономика, оборона, правовые институты для обеспечения принципа верховенства права – взаимно пересекаются и переплетаются, усиливают друг друга. Поэтому стране нужна «системная, глубокая модернизация». Нельзя не согласиться тезисом о модернизации. Однако верить в то, что её может провести Большое государство нет оснований. Авторы «Парижского доклада-1» не предоставляют ни теоретических, ни практических аргументов, почему у Украины в её состоянии могут получиться успешные реформы.

Авторы «Парижского доклада-1» утверждают, что институциональные реформы должны проводиться по западным ценностям. Их цель – членство в ЕС. Она является якорем для того, чтобы стать современной, демократической, процветающей страной. К сожалению, перечисления ценностей в Докладе нет. Неясно, входит в их число экономическая свобода, справедливая конкуренция и свобода выбора режима обмена между потребителем и производителем. Нет и очень важного тезиса о том, что Запад стал богатым и процветающим, когда размер государства был 10 – 15% ВВП. Как это сделать в Украине, где Государство (госрасходы) до войны было 42- 45% ВВП, а в 2022г. стало ~75% ВВП авторы Доклада не пояснили. Во всей книге не нашлось места для того, чтобы обозначить размер, функционал и контуры этого самого Государства.

Предлагается восстановление Украины по следующим принципам:

- Украина должно владеть (own) процессом реконструкции, т. е. она должна нести ответственность за развитие плана восстановления, которые выделяет приоритетные проекты и обеспечивает подотчётность. Этот план должен быть разработан с участием бизнеса и других стейкхолдеров.

- Хотя доноры должны позволить стране самой определить приоритеты, они могут предоставить источники надзора и технической помощи, особенно там, где у страны нет институциональной способности.

- Агентство по восстановлению, в котором будут участвовать украинские власти и доноры, должно обладать автономией и полномочиями в принятии решений.

- Организация помощи должна быть максимально конкретной, с чётким описанием проектов, установлением ответственности менеджмента.

А как же принципы добросовестности предпринимателя, честной конкуренции, ненаказания при отсутствии пострадавшего/ущерба, презумпция невиновности, в том числе в налоговой сфере, самопринадлежности, личной ответственности за принимаемые решения (без госстраховки, льгот, преференций, дотаций, рефинансирования и т.д.)? В представленном в «Парижском докладе-1» варианте трансформаций процессом восстановления экономики завладеют 3 – 5% VIP-распорядителей и потребителей чужого. Инклюзивный рост, когда выгоду от экономических, институциональных реформ получают 95 – 97% населения явно не получится.

Последствия войны

После победы над Россией Украина станет перед лицом очень серьёзных вызовов и проблем:

1) демография и доступ к человеческому капиталу. Доля людей в возрасте 65+ увеличилась с 12% в 1990-ые до 17,6% в начале 2022г. Доля людей младше 18 лет сократилась с 25% в начале 1990-ых до ~18% в начале 2022г. Число временных украинских беженцев: ~8 млн. Число пенсионеров составляет ~11 млн. Неформальная занятость – 19,3% (более 3 млн.) числа всех формально занятых – 15,61 млн. в 2021г.).

2) Ресурсы для восстановления страны. Оценки издержек варьируют от $349 млрд. до $1,1 трлн. Общая оценка потерь и убытков будет известна только после окончания войны. Инвестиции в основной капитал должны продолжительное время быть на уровне 30% ВВП. Привлечь такие деньги – это серьёзный вызов.

3) Полная перезагрузка системы государственного управления, чтобы поставить в центр экономической, институциональной политики частного Производителя товаров/услуг, Предпринимателя, а не Чиновника/Бюрократа. Ликвидация конфликта интересов в органах государственной власти, радикальное сокращение функций Государства, децентрализация системы принятия экономических решений.

4) Дебюрократизация, раскрепощение предпринимательства: ликвидация правовых, регуляторных барьеров для входа и работы на рынке.

5) Макроэкономическая стабилизация: стабильность цен, сбалансированность бюджета, либерализация текущего и финансового счетов платёжного баланса, гибкий рынок труда.

6) Восстановление и обеспечение качественной работы базовой инфраструктуре жизнеобеспечения страны (энергетика, водоснабжение, связь, транспорт, канализация).

Данные «Парижского доклада-1» по переходным экономикам показывают, что инвестиции в основной капитал более 25% ВВП являются «необходимой, но недостаточной предпосылкой для достижения быстрого, устойчивого экономического роста». В Украине же этот показатель в период 2016-2022гг. составлял 15,9%. Если вычесть проблемные, некачественные инвестиции Государства, то будет критически низкая величина менее 10% ВВП.

Во время и после войны рассчитывать на Государство, как на источник инвестиций, не приходится. Как мы видим, существенную часть финансовых потребностей Украины закрывают международные организации, США, ЕС и другие иностранные партнёры. Самым перспективным, надёжным источником заполнения инвестиционного разрыва является частный украинский и зарубежный капитал. Уже сегодня ему необходимо создавать максимально благоприятные условия.

«Самая большая слабость реформ, попыток интеграции после 2014 года – это практика правоприменения, состояние судебной власти, борьба с коррупцией и ограничение власти олигархов», констатируют авторы «Парижского доклада-1». Они справедливо замечают, что реформы нельзя провести без реформаторов, которые не ждут приказов сверху, а реализуют необходимые изменения, создают и усиливают институты.

Модель управления восстановлением Украины: просвещённый авторитаризм и умеренный госплан

Особая задача, которая стоит перед Украиной - выбор модели послевоенного восстановления. Со ссылками на авторов теории организации (Weitzman 1974, Bolton и Farrell 1990) Тимофей Милованов и Джералд Роуланд (университет Питсбурга) делают посыл, что если ориентироваться на скорость и эффективность (именно таким будет поствоенное восстановление), то существуют очевидные преимущества применения прямых приказов по аллокации ресурсов по сравнению со стандартными рыночными механизмами, которые ориентируются на цены). Они считают, что в такой ситуации нужно больше полагаться на централизацию системы принятия решений.

«Потребность большей централизации и меньшее использование рыночных механизмов по сравнению с «нормальным» мирным временем предполагает, что институты Украины на раннем этапе периода восстановления должны учитывать эти специфические требования переходного периода. При этом необходимо убедиться, что они временные институты не станут постоянными и будут модифицированы в институты «нормального» мирного времени». По сути дела, Т. Милованов и его американский коллега предлагают авторитаризм и госплан на первом этапе послевоенного восстановления, не давая чётких временных рамок этого «правильного» авторитаризма и госплана. Они считают, что на этом этапе рыночные механизмы будут «предсказуемо слабыми». Поэтому для достижения нужной скорости восстановления важно иметь «необходимо сильное, компетентное управление украинского правительства, которое неизбежно должно проводить интервенции быстро и компетентно при аллокации ресурсов, производя форму «координированного капитализма». Авторы считают, что такие действия будут не только легитимными (legitimate), но и необходимыми для успешного восстановления страны.

Предложение заменить свободный рынок «просвещённым» государством, полноценную демократию «умным» авторитаризмом, народное предпринимательство синдикатом иностранных добродетелей и украинских VIP-распорядителей чужого – это квинтэссенция «Парижского договора-1». Можно сколь угодно долго описывать реальные проблемы страны, красноречиво выписывать цели и задачи, но когда, в конечном итоге всё упирается в совет из известного анекдота «мыши, станьте ёжиками» (политики и чиновники, станьте честными, справедливыми, мудрыми – и перестаньте брать взятки/откаты), то на практической пользе всего документа можно поставить жирный крест.

Для реализации программы восстановления украинской экономики авторы «Парижского доклада-1» предлагают создать Украинское агентство по реконструкции и европейской интеграции (Ukraine Reconstruction and European Integration Agency (UREIA). Этот орган должен быть независимым (self-standing), но одновременно аффилированным с ЕС при координации с украинским правительством. Независимый, одновременно аффилированный и координирующий – это как? Очередная вербальная уловка, чтобы оправдать создание управленческого украино-иностранного синдиката «Большое восстановление».

Данное Агентство должно оказывать помощь в приготовлении украинских реформ в рамках правовых и регуляторных требований ЕС. Оно должно располагаться к Киеве и заниматься и физическим восстановлением экономики, и реформированием институтов для подготовки к вступлению в ЕС. UREIA, по мнению Милованова/Роуланда, должно отчитываться об использовании ресурсов перед донорами (ЕС, США, международные организации). Его деятельность должна быть прозрачной. Одновременно Агентство должно иметь операционную автономию, чтобы действовать, как можно быстрее и эффективнее, чтобы не быть захваченным отдельными политическими группами. Агентство должно обладать полномочиями приостанавливать или забирать предоставленные ранее ресурсы. Похоже на орган внешнего управления. Заметим, что во всём «Парижском докладе-1» нет ни слова о Верховной Раде, необходимости конституционной реформы и совместимости предлагаемого порядка с существующими правовыми нормами.

Организационно Агентство должно содержать отделения (департаменты), которые отвечают за выполнение разных задач, будь то инфраструктура, энергетика, телекоммуникация или институциональные реформы. Предполагается, что украинское правительство будет формулировать запросы на финансирование в рамках своих приоритетов и предоставлять их Агентству. Оно будет их рассматривать, проверять и следить за реализацией. При этом у Агентства будет право вето на предложения правительства, а также право «замораживать» проекты в случае подозрения коррупции или злоупотреблений. Украинское правительство, в свою очередь, может отстаивать свои предложения «в новом созданном судебном аппарате Украины». Агентство также получит право находить подрядчиков для выполнения работ на аукционах в случае возникновения конфликтов с правительством.

Порядок создания «нового судебного аппарата» - это ещё одна особенность «Парижского доклада-1». Автоматически он же не появится. Значит, нынешние топ-дисижнмейкеры будут принимать решения по формированию новой судебной власти. От перемены мест слагаемых сумма не изменится. Переставлять местами кровати, а не менять систему, надеясь на другой результат, могут только утописты или субъекты, которые именно так хотят заработать на распоряжении чужим. Иностранные и украинские VIP-распорядители и потребители чужого либо договорятся по понятиям, либо будут обречены на бесконечные конфликты, потому как легитимность и компетенции людям судебных/силовых структур в такой ситуации будет под сомнением.

Токсичное наследие

Авторы «Парижского доклада-1» достаточно подробно описали текущее состояние деловой среды, правовых и институтов и токсичность системы управления. Если чётко не обозначить курс на всеохватывающую либерализацию и полную приватизацию, система «Олигархат/Схематоз» будет воспроизводить сама себя.

«В 2016 году полисимейкеры национализировали крупнейший банк, PrivatBank, который контролировался олигархом Игорем Коломойским. Они злонамеренные практики привели к образованию огромного объёма плохих кредитов (non-performing loans – NPLs). Согласно текущему американскому расследованию по мошенничеству и отмыванию денег, Коломойский и его подельники украли из банка около $6 млрд. В начале 2022г. 74% кредитного портфеля банка состояло из плохих, неработающих кредитов (NPLs). В 2017г. их было 88,8%. Вдумайтесь в эту цифру. За пять лет VIP-распорядители чужого при всей мощи государственного аппарата, до горячей, кровавой фазы войны (24.02.2022) сумели снизить долю токсичных кредитов в главном, национализированном банке страны только до 74%! И эти люди заверяют нас, что на этапе восстановления экономики каким-то чудом на нужных местах появятся настоящие гении управления? Это история скорее из книги сказок, чем научно обоснованной программы.

Ещё один источник коррупции – государственные закупки. В период 2013-2017гг. они составляли 10-15% ВВП или почти 30% государственного бюджета. Обычно 60% этих закупок касалось строительства, высоко коррумпированного сектора. «На бумаге украинские реформы соответствуют многим рекомендациям международных институтов и академической литературы. Однако их адаптацию, в лучшем случае, можно рассматривать, как начало длительного перехода к низко-коррумпированному равновесию».

В этом пассаже кроется суть формальных правовых отношений в украинской экономике. На бумаге всё выглядит прекрасно, соответствует нормам и стандартам. Иностранцам такой подход нравится, но они склонны игнорировать или недооценивать не формальную, а реальную часть управления, распоряжения ресурсами и активами. У юристов, любителей эконометрических моделей на бумаге всё выглядит гармонично и перспективно, но, как гласит пословица, гладко было на бумаге, но забыли про овраги. Это как раз этот случай. Когда делается ставка на субъективные решения по «точкам роста», налоговым льготам, кредитным преференциям, канализации дотаций, поддержке избранных по инфраструктуре, при распределении госзаказа, неизбежно, неизменно и обязательно возникает коррупция.

Не зря же говорят, что в Украине самая прозрачная коррупция в мире. Все про всех знают, но неформальные, параллельные легальным механизмы принятия решений давным-давно подстроились под формальные легальные институты. Тем более что в стране, несмотря на революции и войну, никто не пересматривал функционал Государства. Отсюда токсичная дискреция распорядителей чужого. В стране была Помаранчева революція, Революція гідності, «зелёная революция», но самая главная – революция идей – ещё ждёт своей очереди. Идеи экономической свободы, частной собственности, открытой конкуренции и малого государства томятся под толстым, токсичным слоем отрыжки марксизма, левого кейнсианства и высокомерной жажды жрецов Большого государства жить за счёт других.

Украинские власти давно увлекаются предоставлением особых налоговых режимов. По оценке МВФ в 2003г. свободные экономические зоны, промышленные парки занимали 10% территории страны. Налоговые льготы для отдельных секторов (в частности, сельского хозяйства), инвестиционные няни – объём налоговых льгот был сопоставим с объёмом финансовой поддержки Украины, полученной от МВФ в 2010-2020гг. По сути дела, это были субсидии отдельным производителям за счёт налогоплательщиков. Как отмечают авторы «Парижского доклада-1», «в слабой институциональной среде налоговые привилегии, в лучшем случае, неэффективны, в худшем они усиливают коррупцию».

Отмечается, что такого рода практики необходимо ограничить, особенно во время восстановления, когда заявки на специальные потребности будут проявляться особенно сильно. «Если правительство решит поддержать отдельные регионы или сектора экономики, субсидии должны быть прозрачными и составлять часть бюджетного процесса».

Т. е. есть убедительное признание того, что распределение льгот и привилегий – это токсичный, коррупционный процесс, но его не предлагают ликвидировать, изменить суть и смысл Государства, а всего лишь «сделать прозрачным». Это уже украинцы многократно проходили. Этими граблями лбы разбили. Разве нужна ещё одна попытка, особенно в такой критический, уникальный момент украинской истории?

Место бизнеса в международно-украинском синдикате распорядителей чужого

По данным авторов «Парижского доклада-1» украинский бизнес – это около 500 крупных предприятий с оборотом более $100 млн., ~400 тысяч малых и средних предприятий и ~1,6 млн. ФОПов. Для большого бизнеса важен доступ к новым рынкам и иностранному капиталу. «Проблема для МСБ проблема – коррумпированные институты и налоговая нагрузка, а также регуляторная или административная нагрузка. Единая проблема для большого и малого бизнеса – судебная система и слабая защита прав собственности, а также дефицит качественного человеческого капитала». Новые вызовы, связанные с войной, это разрушенная инфраструктура, резкое сокращение спроса, дефицит оборотного капитала и страхования, а также логистические проблемы.

Авторы «Парижского доклада-1» предлагают следующие способы решения проблем бизнеса:

1) реализация программы государственных закупок как форма удовлетворения острых потребностей МСБ, создание альтернативных транспортных маршрутов (для экспорта товаров);

2) реализация кредитной программы 5-7-9%, привлечение прямых иностранных инвестиций, создание специальных программ страховки рисков (до войны только 2500 бизнесов из одного миллиона компаний, имеющий право, получили льготные кредиты по программе 5-7-9%);

3) проведение налоговой реформы: снижение налоговых ставок, упрощение налогового администрирования;

4) проведение реформы системы защиты прав собственности, судебной системы, борьба с коррупцией;

5) восстановление инфраструктуры, принятие эффективных процедур по возмещению потерь собственности, компенсация ущерба пострадавшим. Предлагается принцип «гранты, а не кредиты», как источник финансирования восстановления Украины.

Авторы считают, что восстановление должно быть использовано для инвестиций «в компании, обеспечивающие устойчивое развитие, для стимулирования экспорта товаров с высокой добавленной стоимостью. Для достижения быстрых, качественных результатов, правительство может сконцентрировать усилия на потребностях «приоритетных секторов», самыми важными из которых являются сельское хозяйство, металлургия и стартапы, особенно в cфере IT». Перед нами типичное выделение секторальных «точек роста», номенклатурно-коммерческий фаворитизм, который будет создавать не рыночную структуру капитала, а воспроизводить олигархическую.

В самом «Парижском докладе-1» мы находим подтверждение этим опасениям: «Значительная часть большого бизнеса либо контролируется государством или принадлежит многопрофильным конгломератам. Самые крупные из них контролируются группами, которые исторически имеются «олигархами». На них приходится примерно 30% выручки коммерческого сектора. На МСБ и ФОПы приходится ~70% оборота. Однако, как показывает анализ, только ~60% зарегистрированных МСБ ведут регулярную деятельность, а ~40% такую деятельность не ведут. Возможно, они являются компаниями-сателлитами большого бизнеса, созданными для налоговой оптимизации, так называемые «спящие на полке компании». Роль МСБ/ФОПов в занятости огромна. На них приходится 82,4% всех рабочих мест. На большой бизнес – 17,6%.

По данным опроса «Ожидания бизнеса в 2021 году» более 90% бизнеса Украины видит улучшение делового климата в снижении коррупции в государственных органах, дерегулировании деловой среды, а также ограничении государственного интервенционизма. Более 80% бизнеса считает необходимым упрощение трудового законодательства, а также удешевление кредитов и предоставление налоговых льгот. Предложений реального решения проблем бизнеса в «Парижском докладе-1» нет. Зато есть предложение поддержать украинский бизнес через государственную программу закупок. «Предоставление приоритетного статуса для местных компаний может стать необходимой формой стимулирования». О том, как работает механизм определения «приоритетного статуса» мы уже знаем. Всем денег, особенно грантовых, явно не хватит. Значит, будет очередь, а место в ней будет объектом «купли-продажи».

Совокупные потребности МСБ оцениваются на $73 млрд. В среднем на одну компанию необходимо от $30 до $300 тысяч дополнительного финансирования. Авторы предлагают работать через увеличение финансирования по программе 5-7-9%. Целевая установка – повышение уровня инвестиций до 30 – 35% ВВП в следующие 8 – 10 лет. По меньшей мере, половина этих денег должна быть не от государства. Т. е. ~17-18% ВВП будет от государства? Это если брать ВВП 2021г. ~$35 млрд. А если по самым разным причинам частные инвестиции не будут идти в таком объёме, то Государство, как велел Дж. Кейс, Харрод и Домар будет их замещать?

Надежды на национальную финансовую систему питать не нужно. В банковской системе доминирует государство. В 2021г. кредитование частного сектора составило всего 28% ВВП. Небанковский финансовый сектор не развит. Активы страхового рынка менее 2% ВВП. На нём доминирует страхование автомобилей. Доля внутренних облигаций в общем объёме ценных бумаг увеличилась с трети в 2015г. до 50% в 2021г., в основном за счёт государственных бондов. До войны фондовый рынок был в зачаточном состоянии с капитализацией в 2021г. только 5% ВВП. В течение пяти лет до войны было только одно IPO, регионального футбольного клуба менее чем на $2 млн.

В отношении налоговой реформы авторы «Парижского доклада-1» проявили скромность и краткость. Констатируя выгоду для предприятий от снижения налоговых ставок и упрощения налогового администрирования, они отвергли «драматическое снижение налоговых ставок под предлогом уменьшения стимулов для черного рынка и сокращения коррупции», потому что «это бы привело к огромным бюджетным потерям». «Более продуктивный подход – снизить издержки налогового администрирования (например через упрощение налоговой системы). Улучшение текущей налоговой системы требует глубокой правовой консультации, которую особенно СМИ не могут себе позволить».

Что такое «драматическое снижение», авторы не пояснили. Вообще критически важным темам монетарной и фискальной политики в книге на 467 страниц уделено непозволительно малое внимание. Получается, что «Парижский доклад-1», как и МВФ, ЕБРР и Всемирный банк, считают невозможным проведение системной бюджетно-налоговой политики. Они умалчивают о проблеме НДС, налога на фонд зарплаты и налога на прибыль. Значит, будут не систему менять, а условные кровати местами переставлять.

Складывается впечатление, что авторы «Парижского доклада-1» поддерживают монетарную политику Нацбанка, хотя по уровню инфляции за период 2004-2021гг. Украина стала 13-ой в мире в списке стран с самой высокой среднегодовой инфляцией. О том, что необходимо провести полную приватизацию банков и других финансовых структур, не сказано. Логика авторов, их теоретическая база по проведению экономической политики сконцентрированы в следующем предложении: «Для достижения быстрых, эффективных результатов правительство может сконцентрировать усилия на «приоритетных секторах», среди которых главными являются сельское хозяйство, металлургия, а также стартапы, особенно в IT-секторе».

Авторы «Парижского доклада-1» считают перспективными следующие сектора для притока прямых иностранных инвестиций: энергетика, машины и оборудование, информационные технологии, строительство и строительные материалы, сельское хозяйство и продовольствие, металлургия, производство медицинских устройств и фармацевтических продуктов. Легко догадаться, кто будет выбирать конкретных представителей этих самых приоритетов. Перезагрузка олигархата и схематоза за счёт щедрых грантов международной программы помощи в восстановлении Украины вполне может произойти.

Выводы на основе анализа «Парижского доклада-1»

1. Коллективный Запад в партнёрстве с представителями украинского экономического mainstream-а предлагают Украине теоретическую модель послевоенного восстановления экономики, которая имеет глубокие теоретические дефекты, и исторически себя не оправдала.

2. Предложения по восстановлению Украины исходят из утопического, идеалистического представлении о Государстве, его способности к перевоплощению в рамках модели всеобщего интервенционизма. Они не учитывают ни исторического опыта системных трансформаций, ни реального состояния правовых институтов, а также политических, экономических и управленческих элит Украины.

3. Ставка на «просвещённый» авторитаризм, централизацию системы принятия решений по освоению грантов/кредитов, внешнее управление процессами восстановления рискует привести к перезагрузке системы «Олигархат/Схематоз».

4. Отсутствие чёткой ориентации на экономическую свободу, частную собственность, открытую конкуренцию и малое государство.

5. Реализация предложений «Парижского доклада-1» не приведёт к созданию полноценной рыночной структуры экономики, а будет лишь воплощением мнений, представлений и предпочтений VIP-распорядителей чужого Украины и Запада.

6. Реализация предложений «Парижского доклада-1» не устранит в Украине основные препятствия и барьеры для раскрепощения национального предпринимательства, не позволит Украине реализовать конкурентные налоговые, монетарные, регуляторные преимущества.

7. Предложенная программа по восстановлению Украины не создаст достаточно мощных стимулов для возвращения миллионов украинских мигрантов в страну.

--------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем посмотреть дебаты Ярослава Романчука с Тарасом Загодорожним по теме статьи.