Поводом для протестов послужил пожар, который произошел в жилом многоэтажном доме в административном центре Синьцзян-Уйгурского автономного района — городе Урумчи — 24 ноября. Погибли 10 человек, еще 9 пострадали. Основная причина: люди не смогли спастись, потому что здание было заперто из-за карантинных мер.

Люди вышли на улицы Урумчи на следующий день, скандируя: "Прекратите локдаун!". На площади китайцы пели слова национального гимна: "Вставай, кто рабства больше не хочет!".

Некоторые районы Урумчи находятся на карантине более 100 дней. После протестов местные власти объявили о постепенном ослаблении карантина. В частности, с 28 ноября в Урумчи начнут возобновлять движение общественного транспорта.

Протестную волну подхватили студенты в наиболее крупных, прогрессивных городах Китая - Шанхае, Нанкине, Пекине - с требованиями о прекращении карантина.

Шанхайцы поздно вечером 26 ноября вышли на улицу Урумчи (乌鲁木齐中路), чтобы провести пикет со свечами, цветами и плакатами. В ночь на 27 ноября пикет перерос в акцию протеста, в которой участвовали сотни человек. Судя по множеству видео из социальных сетей, протестующие в разное время кричали: "Снимите локдаун с Урумчи, Синьцзяна и Китая!", "Си Цзиньпин должен уйти, Компартия должна уйти".

Сообщается о задержанных, но их число не уточняется. 27 ноября днем в районе улицы Урумчи в Шанхае продолжились демонстрации и столкновения с полицией.

Итак, ядро протестного движения - прогрессивные студенты и горожане. В этих многомилионных китайских мегаполисах, где происходят протесты, у людей есть доступ абсолютно ко всему. Однако власти перекрыли кислород и насильственными средствами изменили привычный уклад жизни. Люди заперты в бетонных коробках и не могут элементарно сходить в магазин за продуктами, вынуждены ежедневно сдавать тесты и так далее, и так далее. Люди требуют вернуть свою жизнь назад.

Призывы к свержению власти едва ли что-то из ряда вон выходящее. Так было и в Иране, когда протесты вспыхнули из-за повышения цен на яйца. Люди сжигали портреты аятоллы и призывали к свержению системы. То же самое было в Иране и во время "водных" протестов.

Когда в 2012 году в КПК происходил транзит власти от четвёртого поколения к пятому (как выяснилось, и к шестому), партийная элита проявила необычайный интерес к изучению труда Алексиса де Токвилля "Старый порядок и революция". Вывод в КПК сделали такой: к революции приводит не плохая жизнь и бедность, а завышенные ожидания.

Сейчас происходит нечто подобное. Люди привыкли к комфортной городской жизни, которой их лишили насильственным путём. Шанхайцы хорошо помнят весенний карантин, организованный Ли Цянем, будущим премьер-министром.

Протесты - это не "чёрный лебедь", а "серый носорог": очевидный, ожидаемый, но игнорируемый вызов. Протесты должны были бы произойти еще полгода назад, но гибель людей стала тем самым триггером, когда у людей случилась нулевая термипость к политике нулевой терпимости против коронавируса.

КПК сейчас может умело сейчас обернуть ситуацию в свою пользу. Не подавлять протесты жестко, но дозированно их сдерживать, пойдя при этом, на определённые уступки по ковидным ограничениям.

Пока что революцией не пахнет. Следим за ситуацией.

Популярные статьи сейчас

Украина должна победить в этом году, - Сунак

Британия ввела новые санкции против России к визиту Зеленского, - Ермак

Пенсионный фонд напомнил, по какой формуле определяется размер субсидии на коммунальные услуги

В Украину идет новая волна подорожания продуктов: как изменятся цены на овощи, хлеб, мясо, крупы и яйца

Показать еще