Статья по итогам выступления автора на 4-м круглом столе «Китай в Западной Азии – шаги в пустоту?», организованного Центром «Ананта Аспен» от 14 июня 2022 г.

Этот материал является эпизодом из серии «Все о Китае», которая представляет собой ряд коротких статей с целью углубления в историю и разнообразную культуру Китая. Данные заметки наводят на след, оставшийся от его прежних взаимосвязей с Исламским миром. А также освещают яркую и сложную динамику современных взаимоотношений Китая со странами Ближнего Востока.

Китай способен погрузиться в бушующие воды Ближнего Востока. Многочисленные кризисы и конфликты, вероятно, будут определять его отношения с крупными державами региона, включая Саудовскую Аравию, Иран и Турцию.

Обстоятельств, которые сегодня опасны для Китая, целый список. Это и последствия войны на Украине, и напряженные отношения США с Саудовской Аравией и ОАЭ, и противодействие Турции членству Финляндии и Швеции в НАТО, а также угроза возобновления турецкого антикурдского вторжения в северную Сирию. Под вопросом исход Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и Международного соглашения от 2015 года, направленного на сдерживание ядерной программы Ирана.

Несмотря на болтовню, очевидно, что ни страны Персидского залива, ни Турция не намерены коренным образом менять свои отношения в области безопасности с Соединенными Штатами, даже если динамика взаимодействия с Саудовской Аравией, ОАЭ и Турцией уже другая.

Саудовская Аравия признает, что альтернативы американскому зонтику безопасности не существует, какие бы сомнения не возникали в отношении обязательств США по безопасности королевства. Что касается визита президента Байдена в Саудовскую Аравию в следующем месяце, то вопрос заключается не в том, как сгладить разногласия, а в том, какой ценой и кто будет платить по счетам.

Тем не менее, Китай ясно дал понять, что не стремится и пока не способен заменить Соединенные Штаты. Также стало очевидно – если Китай возьмет на себя вопросы региональной безопасности, ближневосточные государства должны будут сами отрегулировать свои спорные вопросы, иначе конфликты станут неконтролируемые. Снизить напряжение между Турцией, Саудовской Аравией, ОАЭ и Египтом возможно, сосредоточившись на экономических аспектах. Тем не менее, они остаются шаткими, и ни одна из проблем, вызвавших разногласия, не решается.

Потенциальный провал переговоров в Вене по возобновлению ядерной сделки с Ираном может привести к определенным сложностям. Скорее всего, это подтолкнет Израиль, ОАЭ, Бахрейн и Саудовскую Аравию к углублению сотрудничества в сфере безопасности, но поставит под угрозу сближение с Турцией. Также возможно возрастание напряженности в Сирии, Ливане и Ираке, где Иран поддерживает различных политических деятелей и ополченцев. Все это не является хорошей новостью для Китая, который, как и другие крупные игроки на Ближнем Востоке, предпочитает оставаться сосредоточенным исключительно на экономических аспектах.

Динамика в Турции и Иране немного другого порядка. Китай может «потирать руки», наблюдая за противодействием Турции в НАТО, но как бы Турция ни стремилась пойти по независимому пути, она не желает «разорвать пуповину» с Западом, закрепленную ее членством в НАТО.

НАТО нуждается в Турции даже с учетом того, что его центр тяжести на данный момент – в Восточной Европе. Точно так же Турция нуждается в НАТО, даже если у нее больше возможностей для самообороны, чем у стран Персидского залива. В конечном итоге политические махинации позволят закрыть самые насущные проблемы НАТО из-за возражений Турции относительно членства Швеции и Финляндии.

Угроза вторжения Турции в северную Сирию, направленного против курдов, может привести к ненужной никому, в том числе Китаю, эскалации. Но не потому, что это подтверждает оппозицию Турции членству Швеции и Финляндии в НАТО. А потому, что силы под покровительством Турции и Ирана, могут оказаться на противоположных сторонах, так как сирийские курды ищут поддержки у Башара Асада.

И, наконец, Иран. Несмотря на шумиху вокруг 25-летней сделки Ирана с Китаем на сумму 400 миллионов долларов, отношения между Тегераном и Пекином вряд ли будут идеальны, пока Иран находится под санкциями США. Неспособность вернуться к ядерной сделке гарантирует сохранение санкций. Китай ясно дал понять, что готов выйти за границы возможного в нарушении или обходе санкций, но не до такой степени, чтобы Иран стал вопросом трения в итак напряженных американо-китайских отношениях.

В современном мире разделение усилилось из-за войны в Украине и Ближнего Востока, находящегося под угрозой роста напряженности при отсутствии ядерного соглашения. Поэтому принцип «вы с нами или против нас» становится все более «обыденным» для государств Персидского залива. Эти страны подстраховались в первые месяцы войны в Украине, но, похоже, что их способность к этому ослабевает.

Популярные статьи сейчас

ПФУ показал алгоритм действий для получения пенсионного удостоверения

Ашан, Метро, МегаМаркет и другие супермаркеты скорректировали цены на подсолнечное масло и яйца

Опубликованы спутниковые снимки после взрывов на аэродроме в Новофедоровке

Рост пенсий: размер прибавки можно проверить онлайн

Показать еще

Пока Катар ведет переговоры с Европой по газу, Саудовская Аравия и ОАЭ готовы идти на уступки в вопросе добычи нефти. Разделение не приведет к разрыву отношений с Китаем, но, скорее всего, ограничит технологическое сотрудничество и стратегии хеджирования в странах Персидского залива, включая идеи предоставления Китаю военных объектов.

Помимо непосредственных вопросов геополитики и безопасности существует множество других потенциально проблемных и взрывоопасных тем.

Авторитетная саудовская газета «Ашарк аль-Авсат» недавно подняла шумиху относительно все более агрессивного тона в китайской дипломатии. «Китай делает невыгодные для себя шаги… Китайские официальные лица, похоже, полны решимости подорвать свои позиции в отношении мирового лидерства…Кажется, китайские официальные лица не осознают, что их воинственность столь же отвратительна…как и западный патернализм».- говорится в редакционной статье. [1]

В частности, балансирование Китая между Саудовской Аравией и Ираном становится все более опасным. Неспособность вернуться к ядерной сделке осложнит и без того трудные переговоры между Саудовской Аравией и Ираном, направленные на снижение напряженности. Это также может спровоцировать гонку ядерных, ракетных и беспилотных вооружений, ускоренную более агрессивной израильской стратегией в противостоянии с Ираном путем нанесения ударов по целям в Исламской республике, а не в Сирии, в частности.

Хотя готовность Китая продавать оружие вполне может укрепиться, однако, в случае эскалации напряженности обнаружится, что Саудовская Аравия и Иран становятся более требовательными в своих ожиданиях от Пекина.

Но «кот в мешке» — это репрессии Китая против тюркских мусульман в северо-западной провинции Синьцзян. Мусульманский мир в целом этого словно не замечал, а некоторые государства, как, например, Саудовская Аравия, открыто поддерживали репрессии.

Такое поведение не вписывается в рамки государств с мусульманским большинством, не желающих рисковать своими отношениями с Китаем, который жестко и агрессивно реагирует на общественную критику. Кроме того, репрессии в Синьцзяне и молчаливое согласие мусульман узаконивают общую оппозицию любому политическому выражению ислама.

Однако, эпоха, когда для США и других стран могло сойти с рук применение двойных стандартов и явное лицемерие в ценностном подходе, близится к концу. Это и является сейчас проблемой для государств с мусульманским большинством, особенно на Ближнем Востоке.

Китай, как и Россия, пользуются выгодным положением из-за нежелания глобального Юга осудить вторжение в Украину и присоединиться к антироссийским санкциям. По причине нежелания Запада применять принцип универсально, например, в отношении Израиля или многочисленных нарушений международного права и прав человека в других регионах.

Однако, Китай и государства Ближнего Востока находятся в аналогичных «оранжереях». Независимо от того, как относиться к заявлениям представителей правящей партии Индии БДП относительно пророка Мухаммеда и мусульманского вероисповедания, критика со стороны мусульманских государств – это пустой звук, пока они никак не противостоят репрессиям мусульман в Синьцзяне.

Но рано или поздно к некоторым на Ближнем Востоке придет расплата. Для такого государства, как Турция тема китайских уйгуров - это не шутки. Уйгуры участвуют во внутренней политике страны, где проживает крупнейшая община уйгурских беженцев, которая долгое время поддерживала права своих тюркских собратьев в Китае и до сих пор является свидетельством мощных движений пантюркизма.

Это все мелочи, которые напомнят о себе на выборах в Турции в следующем году в период празднования 100-летия со дня рождения Турецкой республики. И вопрос не в том, придется ли Китаю погружаться в неспокойные воды на Ближнем Востоке, а в том, когда и где это произойдет.

[1] Михир Шарма «Воинственность Китая лишает его возможности возглавить Азию», Ашарк аль-Авсат, 14 июня 2022 https://english.aawsat.com/home/article/3701986/mihir-sharma/chinas-belligerence-spoiling-its-chance-lead-asia.

Источник: MEI.EDU, перевод Натальи Карпенко