Горячая битва стейкхолдеров за рынок электроэнергии в Украине активно освещается в украинском медийном поле.

Участники конфликта – частные энергетические компании, имеют в прямом доступе серьезные ресурсы, поэтому новостные ленты FB и информационных агентств изобилуют заявлениями, пресс-конференциями и выступлениями про энергетический кризис, зеленый переход, декарбонизацию экономики и руку Кремля.

К сожалению, основные тезисы экспертов и журналистов далеки от ключевого вопроса разборок: драка за деньги вызвана нарушением привычного статус-кво  при распределении выручки от продажи электроэнергии между частными компаниям. Сумма эта превышает 25% от суммы всех платежей оптовых потребителей за электроэнергию и составляет значительные - 50 млрд.грн. или около USD 2 млрд.

Энергетический кризис по-украински

Донором столь приятного гешефта многие годы являлся  государственный НАЕК «ЭнергоАтом», который выполнял эту малопочетную роль по замыслу государственного регулятора – Национальной  Комиссии по государственному регулированию в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЕКП), определяющего тарифную политику в Украине.

Управленческое мастерство НКРЕКП обходилось государственному НАЕК «ЭнергоАтом» неполучением 50 млрд.грн выручки ежегодно на протяжении последних 10+ лет под благовидным предлогом необходимости держать баланс. И год за годом государственный «ЭнергоАтом» отдавал электроэнергию в виде безвозвратного товарного кредита государственному оператору, а тот – перераспределял снятые с рынка деньги в пользу частных компаний по заранее утвержденным НКРЕКП расценкам.

Стоит заметить, что бизнес был мотивирован ценами гараздо больше, чем государственные компании. Так, если государственный «ЭнергоАтом» отпускал электроэнергию за смешные 0,55 грн за 1 кВт*ч, то закупка 1 кВт*ч у солнечных электростанций (СЭС) обходится рынку – 4,6 грн, у ветровых (ВЭС) – 2,95 грн, у электростанций на биомассе – 1,34 грн, у угольных станций ДТЕК  - 1,77 грн (средняя цена продажи электроэнергии ГК ТЭС)..

Если у вас будет время, то можете посчитать, каким образом можно вывести средне оптовую цену рынка на уровне 1,11 грн за 1 кВт*ч, продавая 55% общего количества электроэнергии по цене - 0,55 грн за 1 кВт*ч))

Нужно ли говорить о том, что технологические потери в сетях «УкрЭнерго» также компенсируются на 80% за счет «ЭнергоАтом»?

Вследствие этой последовательной, но вряд ли про государственной, политики «ЭнергоАтом» заполнял на оптовом рынке 55% от всего объема электроэнергии, которая производится в Украине, за что получал не более 30% средств, собираемых от потребителей в общем балансе платежей за электроэнергию (27,5% в 2018 году).

Искренне удивляюсь, как при таком беззастенчивом обдирании со всех сторон «ЕнероАтом» в 2019 году умудрился занять 6 место во всеукраинском рейтинге крупнейших налогоплательщиков (15,749 млрд.грн).

Весной 2020 года рынок электроэнергии свернулся, как шагреневая кожа. Потребление электроэнергии сократилось, а значит возросла конкуренция за деньги, которые платит конечный потребитель.

Денег, получаемых с рынка, стало не хватать для закупки электроэнергии у привилегированных частных поставщиков. Привычно и по-тихому покрыть недостачу за счет «ЕнергоАтома» не удалось. Ему даже пришлось заглушить несколько энергоблоков… Но этого оказалось недостаточно, поэтому стал вопрос о повышении тарифов на электроэнергию для населения.

Популярные статьи сейчас

ПФУ начал выплачивать украинцам июльские пенсии

Кулеба назвал виновных в отсутствии воды в Крыму

Разумков в Раде «наехал» на партию Порошенко: видео

Россия выдвинула Украине новый ультиматум по статусу Донбасса

Показать еще

Повышение тарифов дело не популярное, поэтом власть замялась и пытается договорится с инвесторами в зеленую энергетику.

            Получается пока не очень)))

Энергетическая безопасность: то, чего нет

Думающий читатель может заметить, что товарные дотации дешевой электроэнергией на сумму 50 млрд.грн в год являются серьезным ресурсом, который, в здоровой логике, должен рассматриваться, как инвестиции государства в переформатирование и модернизацию энергетики Украины.

Лишь за 10 лет реализации подобной модели деятельности объем инвестиций Украины в собственную энергетику мог составить астрономические USD20 млрд. Использование этих средств в частных интересах должно быть, как минимум, оправдано))

Сравним цифры: Держенергоефективности победно рапортовало – «в течении 2019 инвесторы вложили в строительство солнечных, ветровых и биоэлектростанций в Украине более USD4,2млрд., увеличив мощность альтернативных электростанций втрое».

Вполне очевидным представляется тот факт, что подобные государственные инвестиции, должны были быть направлены на общее благо и быть связаны с приоритетами энергетической безопасности Украины.

Фундамент прочности заложенный «убогой» советской системой заканчивается, к 2030 году из эксплуатации будет выведено 10 атомных энергоблоков, отработавших свой ресурс и в энергетическом балансе Украины возникнет дыра объемом 10 000 МВт установленной мощности, которую необходимо будет покрывать.

К сожалению, в перманентной битве за очередной бюджет аспекты энергетической безопасности в сонме голосов профессиональных лоббистов чужих бизнес-интересов совсем не представлены.

А зря)) Ибо реализация угроз именно в сфере энергетической безопасности убивает государства и стирает их с политической карты мира… Изменения в сфере энергетики сродни движению тектонических плит – «в моменте» - вроде ничего не происходит, но в ретроспективе – картинка может крайне огорчить.

Опыт: печальный и поучительный

6 октября 1973 года на Ближнем Востоке разразилась война «Судного дня», в ходе которой египетские и сирийские войска внезапно атаковали Израиль во время иудейского праздника Йом-Кипур, и проскочив линии прекращения огня на Синайском  полуострове и Голанских высотах, бодро начали продвигаться вглубь территории Израиля.

Оправившись от первого шока, Израиль произвел ряд решительных действий, которые привели к разгрому сил нападавших. Военные действия продолжались 18 дней, стороны конфликта, которые получали поддержку от СССР и США со странами Запада, понесли серьезные потери…

События,  интересующие нас, произошли позднее.

Коалиция арабских стран, в знак солидарности с обиженными Египтом и Сирией, объявила эмбарго на поставку нефти в США и страны Запада, при этом подняв отпускные цены в три раза… Разразился Нефтяной кризис, выход из которого был найден только через полгода – в марте 1974 года)).

Нужно сказать, что единовременные последствия кризиса сильно отличаются от его итогов в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Изначально для Советского Союза все было ОЧЕНЬ хорошо. Отказ арабов от поставки нефти странам Запада создал условия для энергетической экспансии в Европу советских энергоносителей. Были подписаны долгосрочные соглашения в энергетической сфере, что привело к созданию экспортной инфраструктуры – сети нефте- и газопроводов. Часть созданных тогда активов трансформировалась в НАК «НафтоГаз Украины» и до последнего времени приносили Украине около USD3 млрд. в год.

Объемы валютных поступлений от экспорта энергоносителей в СССР росли, как на дрожжах: если в 1970 году валютная выручка СССР в этой сфере составила USD1,05 млрд., то в 1975 году ее объем составил уже USD3,72 млрд., а 1980 год принес в казну уже USD15,74 млрд.

Поток нефтедолларов позволил «кремлевским старцам», которые были связаны по рукам идеологическими догмами, отказаться от завершающего этапа экономической «реформы Косыгина». Изначально, нарастающие проблемы в сельском хозяйстве предполагалось решить путем освобождения от регулирования оптовых закупочных цен и заменой централизованного ГОССНАБА рыночным механизмом оптовой торговли.

Отказ от назревших изменений убил сельское хозяйство в СССР окончательно)).

Розовые очки руководителей Советского Союза для его жителей стоили очень дорого. Отсутствие внутренних источников дохода и стимулов для производства продуктов питания, привели к критической зависимости СССР от экспорта энергоносителей и сырья, доля которых в 1985 году составляла 54% в структуре советского экспорта.

Именно снижение доходов от продажи энергоносителей стало решающим дестабилизирующим фактором, который обеспечил нарастание разрыва в бюджете и последовавший за этим продовольственный кризис. Разрыв бюджета пытались покрывать за счет инфляции, что впоследствии, вместе с нарастанием конфликтов идеологического и национального характера, привело к социальным взрывам, продовольственному кризису и развалу СССР в 1991 году.

Последствия кризиса для США были прямо противоположными.

Сначала все было ОЧЕНЬ плохо – глубокий кризис поразил автомобилестроение, где место американских автомобилей с большими объемами двигателей заменили экономичные авто из Японии. Удорожание логистических затрат значительно повысило цены практически на все товары и создало социальную напряженность. Экономное отношение к расходу энергоносителей для рядовых американцев стало необходимостью.

В США по достоинству оценили возникшие угрозы и начали системно заниматься энергетической безопасностью.

Для начала были созданы и при государственной поддержке получили развитие несколько аналитических центров, задачей которых стало обеспечение  глобального мониторинга процессов в мировой энергетике, а также их прогноз в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Кстати, именно эта работа позволила увидеть уязвимости СССР и победить в «холодной» войне))

Развитие и государственную поддержку получили исследования в сфере прорывных энергетических и энергосберегающих технологий. В определенной степени, сегодняшние достижения Илона Маска проистекают из тех решений.

            Кроме того, США инициировали создание внутренних компенсаторов для нейтрализации внешних негативных факторов. Одним из таких компенсаторов стало создание в 1975 году крупнейшего в мире Стратегического нефтяного резерва, который аккумулирует доступный государственный резерв нефти в объеме 695,6 млн. баррелей(2013).

            Таким образом, разные выводы и разные подходы к оценке одних и тех же событий привели двух мировых гигантов ХХ века – СССР и США - к совершенно противоположным результатам…

Из тупика

Кейс дестабилизации СССР путем погружения страны в рукотворный кризис на фоне обострения внешней зависимости является крайне поучительным для сегодняшней Украины. К сожалению, не все понимают, что наше государство балансирует на грани развала…

Объективный взгляд на Украину со стороны позволяет сделать неутешительный вывод – управляющие страной «элиты» накопили критическую массу внешних зависимостей и угроз, реализация которых сложит наше государство, как карточный домик.

Кризис в энергетике способен запустить спусковой механизм такого коллапса. Так какой энергетический баланс необходимо держать, чтобы не оказаться у окончательно разбитого корыта?

В условиях жесточайшего инвестиционного голода, пожалуй, не стоит зажигать перед внешними инвесторами красный свет.

Вполне очевидно, что угольная генерация, от которой активно избавляется Европа, для продления использования должна получить ужесточенные требования к очистке выбросов. Это значит, что покупку футболистов нужно будет заменить инвестициями в экологию.

Вполне очевидно, что доведение «ЭнергоАтома» до коллапса жесточайшим образом ударит по всем нам. Украинцы не готовы обходиться без света и задумываться каждый раз перед тем, как включить освещение)) НАЕК необходимо запитать деньгами с рынка электроэнергии и предложить участие в социально-экономических программах развития чистой муниципальной энергетики.

Нельзя забыть о значительных запасах возобновляемой энергии в виде отходов жизнедеятельности. Каждый житель Украины генерирует не менее 350кг отходов в год, что в объеме страны превращается в 14,7 млн. тонн.  Промышленная переработка такого объема мусора позволит не только решить экологическую проблему, но и заместить за счет внутренних ресурсов 1,176 млрд. кВт электрической и 1,411 млрд. кВт тепловой энергии.

Очевидно также, что при наличии в Украине собственных запасов природного газа более 3 трлн.м³, необходимо наращивать газовую генерацию, самую чистую из углеводородных, и вкладывать инвестиции в добычу газа.

Наверное, не стоит забывать об энергоэффективности. Привычные для нас затраты могут превратиться в резерв для развития страны, который эквивалентен USD9,2 млрд. в год. Для этого стоит проявить политическую волю и принять наконец Закон «Об энергетической эффективности», не забыв при этом о необходимости внедрения международного управленческого стандарта ISO 50001 «Система энергетического менеджмента».

Нельзя пройти мимо существующей системы государственных закупок, неизменно избирающей наиболее дешевый вариант из доступных. Внедрения критерия оценки полного жизненного цикла продукции LCCA в практику закупок позволит доказать нашим заказчикам простую истину: «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи».  

Любимая тема подготовки кадров в контексте проблем энергетики приобретает ярко выраженный акцент - Украине нужны качественные управленческие кадры. Пример «ЭнергоАтома» показывает, что их ангажированность обходиться всем нам слишком дорого.

Усилиями нашей не добросовестной «элиты» все мы, граждане Украины, можем оказаться в роли алкоголика из 90-х годов, которого усиленно вгоняли в долги и поили, а потом за USD1000 выселили из трешки в центре в убогую халупу на окраине. А следующая остановка - кладбище))

Мы имеем крайне ограниченный временной ресурс. Цена каждой управленческой ошибки возрастает в десятки раз. Принимаемые решения должны открывать стратегическую перспективу. Принцип энергетической безопасности – используй возможности, но рассчитывай только на себя - должен лежать в их основе.

Настоящий энергетический шторм может ожидать Украину уже в недалеком будущем, когда понятие энергетической бедности станет синонимом существования для тысяч украинских семей и обсуждать нам придется не подходы энергетической безопасности, а возможные последствия энергетического геноцида.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook