В прошлой статье Перспективы украинской экономики: много или мало? мы затронули концепцию внятной фискальной политики, необходимую для осуществления экономического благополучия государства и общества. Цель сегодняшней статьи - анализ состояния дел в сельском хозяйстве Украины.

Как известно, в сельской местности живет значительная часть украинцев. Потому вечно говорить о реформе государства и десятилетиями игнорировать этот важный сегмент, по меньшей мере не компетентно. В этом смысле опыт реформирования израильского села представляется весьма интересным. Потому что современный израильский агропром выходит из точно таких же социалистических колхозов, и за относительно небольшой период времени прошел увлекательный путь развития от коллективного хозяйства до современного высокотехнологичного высокоприбыльного агробизнеса.

Немного цифр

В распоряжении израильского агробизнеса находится сегодня аж целых 350 тысяч гектар земли, пригодной для культивирования сельхозкультур. Эта цифра кажется смехотворной для наших избалованных агрохолдингов, знали бы они что пригодность и плодородность далеко не тождественны. Но израильские аграрии не унывают, а умудряются производить на этих землях продукции на 9.5 миллиардов долларов в год, полностью обеспечивая государство своими продуктами питания, и экспортируя излишки на 2 миллиарда в год. Импортирует Израиль, преимущественно, кормовую базу для скота и сахарный тростник/буряк, с легкостью покрывая расходы на импорт местным производством.

Для сравнения Украина имеет в своем распоряжении свыше 40 миллионов гектар сельхозземель, что составляет 2.31% мировых пахотных площадей. Но производит на них продукции около 17 миллиардов долларов в год, являясь основным добытчиком валютных поступлений - до 40% валютной выручки государства. При этом полностью обеспечить продовольственную программу страны украинское сельское хозяйство не в состоянии. Очевидно, что эффективность землепользования в Украине в 100 раз ниже, чем в Израиле.

В израильском агробизнесе задействовано 3.6% населения страны, из 72 тысяч с\х работников 21 тысяча приходится на иностранцев. Один израильский фермер производит продукты для более чем 100 сограждан. В украинском с\х задействовано порядка 27% населения страны, фермерства толком не существует, остальные 13% сельских жителей постоянной работы не имеют и вынуждены скитаться по миру в поисках занятости. (На самом деле, реальная численность украинцев в селе намного меньше официальных 27%. Миллионы сельских жителей уехали на заработки в мегаполисы или за границу, потому реально в украинском селе живет около 7 млн человек. При этом многие жители сел возле областных и районных центров работают там. Поэтому 40 тыс. фермерских хозяйств в Украине (в Польше более 2 млн фермеров) отражают низкий уровень занятости непосредственно в самом АПК. То есть логика в целом верная, но детали по Украине не совсем верны из-за того, что госстатистика в Украине не имеет ничего общего с реальностью, - прим. Юрия Романенко)

Впечатляет, не правда ли? Интересно, что еще относительно недавно, в 60-х годах 20-го века, израильский кибуц ничем не отличался от советского колхоза. Каким же образом произошла трансформация, и какие реформы проводило израильское руководство?

Израильский путь от социализма к капитализму

Местные колхозы, или как их называют израильтяне, кибуцы, появились задолго до своих советских аналогов. Первый кибуц возник еще в 1902 м году на территории тогдашней Палестины. На кибуц в то время возлагалась функция выживания, и нужно сказать, что с этой задачей они полностью справились. Это был не просто колхоз, это было и военное укрытие, и жилье, и место работы, и образования. Вся политическая элита Израиля - кибуцники в первом-втором поколении, как например Перес и Нетаньяху. Благодаря кибуцу они получили отличное образование и хорошую школу жизни. Но тем не менее родители их отправляли в городскую жизнь, умные родители понимали, что рано или поздно эта система хозяйствования себя исчерпает.

И этот момент настал. В 60-х годах 20-го века стало очевидно, что внедрение средств автоматизации оставит большую часть кибуцников без работы, и нужно применять другие модели хозяйствования. За основу была принята модель западного семейного фермерства. Но с учетом небольших земельных ресурсов и острой проблемы безопасности, было решено развивать поселки компактного проживания фермерских семей. И как показала практика, это был наиболее рациональный выбор, что позволило фермерам кооперироваться для минимизации расходов. Поселение, или мошав, во многом напоминает коттеджный поселок западного образца, типичное хозяйство фермерской семьи насчитывает всего на всего 4 гектара сельхозземель, и 40 соток для подсобного хозяйства. На этих 4-х гектарах располагаются нэтхаусы - домики из сетки как дешевая альтернатива теплиц, где можно создать необходимый микроклимат для сельхозкультур. На 40-ка сотках размещается ферма для 200-300 голов скота - при наличии автоматики по уходу за животными это вполне реально, езжайте и посмотрите сами если не верите. Средняя прибыль такого хозяйства порядка 100 - 150 тысяч долларво в год, на эти средства живет одна фермерская семья. И все! Но как, спросите вы?! Потому что это далеко не все, земля землей, но самый главный ресурс израильского с\х это интеллект.

Во-первых, компактное проживание фермеров способствует кооперации, достаточно иметь один-два трактора на целый поселок, кормоцех вскладчину при небольшой поддержке банка, а реализацией продукции целого поселка (а иногда и нескольких поселков) занимается одна фермерская семья. Амортизация техники и оборудования при таком способе хозяйствования значительно выше, каждому хозяйству нет нужды закупать технические и материальные средства, среди фермерских хозяйств наблюдается специализация. Но тем не менее, это не кибуц, каждый фермер является собственником земли и техники, он работает на себя, и в любой момент может распорядиться этим имуществом по своему усмотрению, никто никого не принуждает. Это чем-то напоминает мебельные артели Италии, знаменитая итальянская мебель еще недавно производилась вот в таких вот деревнях на севере Италии, где каждый двор занимался отдельной операцией в общей системе разделения труда.

Последнее десятилетие очень популярны так называемые агрокластеры, когда  десяток семей вскладчину создают большое сельхозпредприятие с глубокой производственной цепочкой. Например, одна семья занимается выращиванием рассады и посадочного материала, вторая семья занимается теплицами, где высаживают эту рассаду томатов, третья семья отвечает за цех фасовки/мойки/отправки готовой продукции, еще одна семья занимается рынками сбыта, и так далее - и все это происходит под крышей одного большого предприятия. Тяжелый опыт ручной работы в кибуцах не прошел даром, люди прекрасно понимают, что агробизнес — это очень сложное мероприятие, и в одиночку тянуть его и дорого и физически тяжело. Так выглядит будущее израильского агробизнеса, пройдет еще десяток лет и агрокластер станет типичным пейзажем израильской деревни.

Глядя на  украинские фермерские хозяйства на отшибах цивилизации, где люди вынуждены откровенно выживать из-за отсутствия элементарных инфраструктур, где о современной технике и говорить не приходится - понимаешь что долго они не протянут, они не способны ни то что конкурировать, они не способны обеспечить свои семьи в полной мере достаточной прибылью, мизерная производительность труда не позволяет им достойно жить своим трудом. Максимум, что может в таком случае сделать фермер - попытаться наладить у себя агротуризм, но для этого ему придется все-таки вложиться в элементарную дорогу и удобства для туристов, привлечь рекламу. Потянет ли он? Не всегда. Вечно одинокие и никому ненужные...

Дальше больше. Министерство сельского хозяйства Израиля находится вдалеке от городской суеты в сельской местности. Там же находятся и научно-исследовательские институты, которые занимаются разработкой современных технологий и методологий. Израильские фермеры прекрасно понимают, что без автоматики вы не сможете усмотреть за ремонтантным сортом томатов, когда томатный куст плодоносит до 9 месяцев в году - одно неосторожное движение и в мусорку летит полгода вашей работы, для успешного хозяйства это недопустимо.

Каждый год фермеры получают новые более совершенные сорта сельхозкультур, более стойких к вирусам и особенностям климата, более плодовитые, с новыми вкусовыми качествами и особенностями. Для того, чтобы отучить детей от конфет и леденцов, израильские ученые вывели маленький сладкий перчик величиной с Чупа Чупс, дети очень любят этот продукт, а детские зубки всегда здоровы. Любой фермер получает совершенно бесплатную консультацию специалистов институтов. Существует государственная образовательная программа, по которой молодого фермера буквально ведут за ручку специалисты из профильных институтов в течение первых нескольких лет его работы.

Популярные статьи сейчас

Выяснилось, кто поддержал отставку Авакова

У Путина захотели провести парад на Донбассе

Год президентства Владимира Зеленского

Как Украина ракетные технологии сливает за копейки

Показать еще

Не от хорошей жизни в пустыне возникла технология капельного полива, которая популярна сегодня по всему миру - из-за засухи украинским аграриям все-таки придется обратить свое внимание на эту технологию. В результате исследований обнаружилось, что запасливые пчелы не каждый день готовы лететь на работу опылять растения, а разгильдяи шмели вынуждены летать на работу регулярно - так возникли знаменитые коробочки со шмелями для опыления растений в теплицах.

Израильская буренка сегодня дает порядка 12 тысяч литров молока в год, украинская ее подруга выдает с трудом около 5-6 тысяч литров. Причем, за последние 15 лет израильские животноводы увеличили надои на 20%, с 10 до 12 тысяч. Оказалось, что институт животноводства при министерстве накопил огромную базу данных по каждой корове в Израиле, начиная с 50-х годов 20-го века все возможные метрики и показатели записаны и учтены в электронном паспорте каждого животного. При каждом спаривании институт проводит исследования своих данных и предоставляет семенной материал, наиболее подходящий для этой конкретной коровы. Таким образом, в результате такой продолжительной селекции, достигаются великолепные надои. Сегодня нам рассказывают про волшебные свойства технологии Big Data, когда только аналитическими методами возможно поступательно повышать производительность. Израильские аграрии ничего не знают про эту дейта, они просто на протяжении 70 лет применяют эту методологию на деле. Как утверждает руководитель израильской компании “Агрошериф” Фред Рубинштейн, с развитием IoT технологий, количество информации с полей и ферм возрастет в сотни раз, каждое растение и животное будет предоставлять подробную информацию о своей жизнедеятельности, что даст возможность ученым находить новые методы создания благоприятных условий для увеличения производительности.

Не в последнюю очередь нужно сказать об особом отношении банковского сектора к израильскому сельскому хозяйству: кредиты как правило очень дешевые и продолжительные. Но пусть это никого не сбивает с толку, этот пункт далеко не на первом месте в списке вещей, которые необходимы для интенсивного хозяйствования. Без всех вышеуказанных мероприятий кредиты окажутся просто деньгами на ветер, а израильтяне хорошо умеют считать каждую копейку.

А куда же делись кибуцы, спросите вы? Они никуда не делись, они перепрофилировались и продолжают здравствовать. Как вы помните, с применением технологий интенсивного хозяйствования, необходимость в большом количестве рабочих рук отпала, но государству совсем не понравилась перспектива обезлюживания и опустынивания территорий. Стало ясно, что с увеличением технологичности хозяйствования возрастает потребность в технических средствах. Большинство кибуцев, при поддержке государства, занялись производством сельскохозяйственного оборудования, тысячи людей заняты в сельхозпром секторе. Знаменитые сегодня на весь мир компании по производству с\х оборудования Netafim, Mapal Agro, GINEGAR, GALCON расположены в тех самых кибуцах, их продукцию знают и любят аграрии за практичность и надежность, учтена каждая мелочь и особенность сложного продолжительного процесса выращивания с\х культур. Израильский агропром, в добавок к агробизнесу, производит сегодня продукции на сумму порядка 10 миллиардов долларов в год, существенная часть продукции идет на экспорт.

В целом, в Израиле существует 443 мошава с населением 295 тысяч человек, и 266 кибуцев, с населением 150 тысяч. И еще 170 тысяч человек привлекается для работы на предприятиях сельхозпрома. 914 сельскохозяйственных поселений, 600 с лишним тысяч человек создают материальных ресурсов на сумму почти 20 миллиардов долларов в год, все эти люди обеспечены приличными зарплатами, государство полностью самодостаточно в продовольственном смысле. Знаменитая Зеленая Черта называется так, потому что территории кибуцев и мошавов с высоты птичьего полета выглядят как зеленые оазисы посреди серых арабских пустынь. Правительство, при этом, твердо контролирует и регулирует агробизнес, поощряя снижение себестоимости, а иногда и пресекая производство нерентабельных культур. Применяются государственные квоты и фиксированные цены на молоко, яйца, мясо птицы, квотируется и нормируется потребление воды. Каждое поселение обеспечено на государственном уровне всеми необходимыми инфраструктурами и водными ресурсами.

Могли бы израильские аграрии освоить все эти методики и технологии без поддержки государственной научной программы, на базе частных разрозненных коммерческих предприятий? Навряд ли, процессы самоорганизации в гетерогенных системах не возможны. Весь процесс у израильтян, с начала 60-х до начала 90-х, занял почти 30 лет. Тридцать драгоценных лет.

Рейс Тель Авив - Киев. Пристегнуть ремни, осторожно, приземляемся!

20 минут пытался сосредоточиться и понять, что сказать об украинском селе, проблем настолько много, что не знаешь с чего начать...

Ситуация во многом схожая с украинской сырьевой промышленностью. Крупный агробизнес возник на развалинах колхозов, и по опыту промышленности, встал на простой путь контроля сырьевых потоков - с минимальными усилиями снимать минимальную прибыль с огромных площадей. Урожайность по принципу лотереи, повезет не повезет, в лучшем случае агрохолдинги применяют термоядерные химикаты, после применения которых близлежащие деревни несколько недель сидят на горшках. Государственная программа поддержки и регулирования десятилетиями полностью отдана на откуп смотрящим по отраслям, служащие министерств перекладывают бумаги и отвечают на тревожные звонки латифундистов. И как следствие, недавняя истерия по поводу рынка земли инспирирована исключительно таким отсталым методом хозяйствования, основные агрохолдинги не видят для себя другого способа наращивания своих активов кроме как наращивая банки земли. Производительность труда и эффективность капиталовложений при этом не имеет никакого значения.

Но предстоящая засуха может существенно спутать карты, и заставить агробизнес двигать, наконец, серым веществом. Ведь очевидно же, что обеспечить водными ресурсами миллионы гектар просто невозможно, и наступает время интенсивных методов земледелия. По мнению Фреда Рубинштейна, Украина в этом году может оказаться в тяжелой продовольственной ситуации, в первую очередь он связывает это с неблагоприятными погодными условиями на севере Африки, где уже сегодня полмиллиарда человек оказались на грани голода. Украинские латифундисты могут оказаться перед искушением срубить по-быстрому барыши, чем усложнят и без того непростую продовольственную ситуацию в Украине.

Из всего агробизнеса качественно выделяется кондитерский сектор, справедливости ради нужно отметить, что это, пожалуй, единственный представитель сельхозпрома, способный производить приличную добавленную стоимость на переработке. Но это не единственная возможность для Украины поучаствовать в переработке собственного урожая. Половина мукомольной промышленности мира находится сегодня в Турции, турки покупают не кормовое зерно, в том числе и в Украине, и перерабатывают на своих предприятиях для всего мира. Из отходов переработки турки производят корма, пищевые добавки и лекарства, а в кармане остается приличная добавленная стоимость. Аналогичная ситуация в производстве комбикормов для животноводства и птицеводства, существенная доля украинского урожая зерновых приходится на кормовые сорта и культуры.

Ситуация в ягодном и садовом бизнесе ненамного лучше. В последние годы, этот сектор идет по стопам больших агрохолдингов, рынок взяли под себя несколько игроков, которые покупают за бесценок продукцию на экспорт, получая за это от государства поощрение в виде многомиллионных субсидий.

И тут стоит сказать еще об одной проблеме, которая привела к таким последствиям в садовом бизнесе. Производители оказались заложниками своей недальновидности, опыта для анализа емкости рынка и степени конкуренции у ягодников, к сожалению, нет. Консалтинг в этой области тоже отсутствует. В итоге сами производители перенасытили рынок предложениями, за последние 5 лет цена на клубнику упала почти в два раза, в разгар сезона цены бросовые, производители терпят убытки. Стоит напомнить, что посадочный материал ремонтантных сортов клубники доходит до 50 евроцентов за куст, при этом урожайность в первый год около килограмма; на второй год посадочный материал тощает и урожайность уже порядка 700 граммов; дальнейшее использование посадочного материала не рентабельно и требуется покупка свежего. В таких условиях монополистам очень удобно ловить свою рыбку в омуте, по многим ягодным позициям производство не целесообразно.

Тоже самое касается медового производства. Украина сегодня является крупным поставщиком меда на рынки ЕС, но никто не говорит, что объемы потребления традиционно маленькие, продукция конкурирует за потребителя с дешевой кондитерской продукцией. А в это время все идет к монопольному контролю над несчастными производителями. Идиллия о том, что пчелка труженик будет на нас работать, в действительности оказывается убытком и разочарованием. Ореховый экспорт давно следует в этом же фарватере.

Последние несколько лет в Украине активно продвигается культивирование спаржи, культура не простая, с небольшой урожайностью. Европейские производители посадочного материала массивно окучивают украинских аграриев на многочисленных форумах. Обязательно повторится ситуация как с ягодниками, нет никакого сомнения. Государство полностью самоустранилось от регулирования секторами и направлениями, аграрии оказываются игрушками в руках крупного бизнеса. В купе с отсталыми инфраструктурами и фермерством в эмбриональном состоянии, ждать улучшений не приходится. Надеяться на то, что агрохолдинги обеспечат работой селян, тоже не стоит, на работу могут рассчитывать максимум треть населения сельской местности. А что государство? Оно давно самоустранилось в вопросах регулирования процессов сельского хозяйства, чиновников не волнует, как накормить страну.

Тем не менее, украинское село может связывать надежды с активным классом заробитчане, многие из которых обладая небольшим капиталом, по возврату на родину обязательно будут рассматривать для себя фермерство как способ самореализации и самозанятости. Как бы сделать так, чтобы и эти ребята не разочаровались, и чтобы из этого был толк… Нам просто необходим чужой опыт, столько раз ошибаться нельзя, повторяющиеся ошибки портят карму.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook