Подготовительные материалы к Лиссабонскому Манифесту Всечеловечества, представленному на международной конференции в Лиссабоне 12 марта 2020 года. В четырех частях.

Часть 1, Часть 2, Часть 3

В каких формах возникает всечеловечество?

Основной позитивный профетический образ — Всечеловечество. Именно Всечеловечество, а не отдельные страны или народы, будет иметь дело с Сингулярностью. Всечеловечество это та позиция, которая лишь и может принять вызов современного мирового кризиса — и никакая отдельная страна или группа стран этот вызов принять не могут. Собственно поэтому Всечеловечество нуждается в пристальном промысливании и осмыслении.

Всечеловечество сегодня возникает пока в пассивных и объектных формах, а также в формах долженствований и ограничений.

Пассивная форма Всечеловечества первоначально возникает из некоторой аналитической позиции, выводимой из последствий социально-субъектных действий прошлого разумных существ планеты Земля. Причем это пассивное Всечеловечество как объект не имеет своей активной духовной позиции.

Активная духовная позиция может возникнуть из понимания человечества как места-позиции, в которой собеседуют о сущем все существенные человеки прошлого, настоящего и будущего. Именно возникновение позиции человечества как активной духовной позиции позволяет инициировать вопрос о создании Всечеловечества как действительного единства разумных существ с планеты Земля, соприкасающегося через существенных мыслителей с этой активной духовной позицией. Человечество и Всечеловечество нетождественны.

Объектная форма Всечеловечества предполагает некоторую рефлексивную позицию, из которой разумные существа планеты Земля подвергаются рефлексии как некоторый специфический объект прошлого и настоящего, оказавшийся в непонятном мировом кризисе. При этом рефлексирующие отнюдь не заявляют, что мы и есть человечество и в субъектном качестве мы осознаем кризис и хотим преодолеть его субъектным образом за счет всечеловеческого единства с позиции духовного единства.

Возникновение Всечеловечества в формах долженствования означает предпочтение исследовательского дискурса — человечество должно то-то и то-то перед лицом таких-то вызовов. Формы долженствования, понятые как ответ на вызовы, лишают Всечеловечество самоопределения как принципиального неопределенного, а поэтому свободного образования. Смысл Всечеловечества является открытым и не предполагает определенного раз и навсегда целого.

Ограничительные формы возникновения Всечеловечества означают обоснование различных ограничений: моральных, экологических, генетических, общетехнологических, сингулярных (замедление сингулярности, отрицание сингулярности и т.д.) Ограничительные формы самоопределения Всечеловечества напрочь лишают Всечеловечество перспективы.

При таком подходе лишь понимание человечества в интеллектуальном или интеллигентном контексте позволяет задать духовную позицию как трансцендентно-активную, но не социально-субъектную, не долженствующую относительно каких-то вызовов и не ограниченную никакими ценностными принципами.

Человечество это не Всечеловечество, то есть это не объединение человеков и не объединение человеческих обществ, не объединение государств, не мировое правительство, не ООН, не Давоский форум, не Бильдербергский клуб, не Римский клуб, не права человека, не человеческий род, не человеческий вид Homo Sapiens Sapiens и не все человеки планеты Земля.

Человечество есть особая трансцендентная духовная позиция, где происходит вневременная и внепространственная беседа сущностей о сути, где беседуют Будда, Христос, Мухамед, Заратустра, Лао-цзы, Конфуций, Сократ, Платон, Аристотель, Лейбниц, Декарт, Хайдеггер, Эйнштейн, Шекспир, Гете, Вольтер, Сковорода и Достоевский с современными существенными мыслителями, творцами, духовными лицами и бодхисатвами.

Не имеет значение, что вы понимаете под позицией Внешнего Контроля — Бога и его ангелов, инсайдеров, ченелинг, иллюминатов, масонов, заговор евреев, влияние пришельцев (Zetatalk), засилье рептилоидов, позицию Книги Урантии, позицию Акаши-хроник и т.д. Потому что позиция Внешнего Контроля начинает продвигаться именно тогда, когда происходит отказ от всечеловеческого единства по собственному разумению и собственными силами.

Популярные статьи сейчас

Бойня на Житомирщине: единственный выживший рассказал свою версию событий

Украинским водителям вернут обязательный техосмотр

У Путина угрозами ответили на инициативу Зеленского

Украинцы смогут получать пенсии автоматически

Показать еще

«Никого над нами» — хорошая мотивирующая установка для возникновения Всечеловечества.

Подлинный по-настоящему мировой заговор возможен лишь один — это беседа человечества, представленная в социальном мире как единство Всечеловечества по поводу судьбы человеков. Никакой иной заговор с человеческой точки зрения смысла не имеет.

Всечеловечество требует иного мышления и выхождения за пределы мыслимости — в иные формы ментального процессирования. Поэтому Всечеловечество возникает как софистическая постановка вопроса.

В кризисные периоды требование к сложности и свободе мышления возрастает и возникает необходимость софистики рядом или даже вместо философии. Софистика как досократическая (дофилософская) интеллектуальная деятельность была устроена на безопорности мышления.

В этом смысле мышление без опор это значит без установок, без оснований, без тематизации. В том числе софистика не содержит установок на мудрость или даже истину, оснований в виде онтологий или метафизических вопросов, мыслительных подходов или исходов, логики и телеологии.

Изначально исследователь рыскает, цели не имеет, и результаты исследовательского поиска вполне могут быть не только случайным или побочным продуктом, но и вообще не быть. Исследовательский поиск в надежде наткнуться на иное — такой же риск, как и предпринимательство. Исследователь ищет иное, а не обследует наличное. Исследовательский поиск это софистика, еще не ставшая философией.

Исследование направлено на иное и усомневание наличного, порождает имя и предмет. Предмет нормируется через основания и установки и относительно этого задаются реальности, которые могут быть соединены трансцендентальным образом. Затем относительно этих реальностей предмет может быть объективирован или феноменологизирован в процесс или в состояние.

На любом этапе этого движения возможно создание концептов, разворачивание их в разные концепции, создание на основе концепции разных моделей. И лишь затем модели и/или объекты и/или процессы и/или состояния могут оформляться в знания в кантовской классической науке или даже в современной постнауке.

Во всякие кризисные времена науки и философии, возвращение софистики становится неизбежным.

Софистика Всечеловечества является мыслительно свободной формой его возникновения, в том числе с точки зрения участия разных культур, цивилизаций, религий и традиций, то есть в характеристике разномыслия.

Проблема проявления человечества в социальном мире в виде единства Всечеловечества является принципиально важной, поскольку это возможность преобразования благородных мотиваций — от любви к ближнему до любви к Всечеловечеству как единству или сосредоточению всех человеков.

Нет дальних, все ближние — это простое постхристиянское, постиудейское, постисламское, постконфуцианское и даже постбуддийское понимание мы не смогли пока принять.

Именно этот принципиальный шаг благородства нынешние привилегированные классы оказались сделать не в состоянии. Деэлитизация мировой элиты и превращение ее в разрозненные правящие классы, все более деградирующие до просто привилегированных классов, связана с целой чередой кризисов, тяжб, ошибочных мифов, ограничений и отказов.

Кризис вхождения во Всечеловечество

США сумели построить общество индивидуальной свободы, демократии, корпоративного предпринимательства, сумели добиться серьезных успехов в науке, создали системы инновационной работы в среде инженерных решений для компьютерных и телекоммуникационных технологий, вышли на позицию технологического лидерства, сумели сгенерировать несколько действительно эффективных социальных мировых инноваций. Фактически США стали мировым гегемоном. Однако для финансирования технологических инноваций и научных открытий США вынуждены были создать потребительское общество, на деньги которого при помощи разнообразных мотивационных компрессоров все это производилось.

Однако США совершили целый ряд ошибок. Самая важная ошибка в том, что они не развернули гуманитарные исследования в сфере философии, цивилизационной антропологии и собственно исследование человеческой цивилизации. США отказались работать с трансцендентным содержанием как пределами любой цивилизации. В рамках культурной антропологии, политологии и социологии позицию всечеловеческого лидерства удержать практически невозможно.

Китай совершил прорыв в демографическом плане, сумел догнать США по уровню ВВП, приблизиться к США в плане науки и технологий. Однако китайцы оказались в плену тех же заблуждений, что и США, то есть с тем же отказом от гуманитарных исследований и отказом работы с трансценденцией. Причем они оказались еще и за шаг до понимания цивилизационной важности свободы, философии и гуманитарных исследований. Имея дело с демографически громадным обществом, Китай создает систему тотального социального контроля. Такой путь заканчивается всегда плохо – ограниченные в своей свободе люди и корпорации неизбежно разрушают такую систему с огромными издержками и большим откатом в экономике, политике, культуре и социальном развитии.

Индия, имея доступ к огромным знаниям работы с трансцендентным пространством, в социальном плане повторяет достижения Европы, США и Китая, даже не пытаясь предъявлять собственные инновации. Слабость социального плана жизни серьезно подрывает и обесценивает работу с трансценденцией. Варно-кастовая система не была должным образом индусами исследована как особый цивилизационный подход, противостоящий всякой демократии и автократии.

Европа, долгое время осуществлявшая важную для Всечеловечества функцию философского мышления, в связи с травмой Второй мировой войны породила существенный когнитивный барьер в виде философии постмодернизма (множественность истин и запрет на онтологию как якобы порождающую тотальность, из которой якобы с неизбежностью следует политический тоталитаризм). Это привело в Европе и в целом мире, привыкшем ориентировать на философию Европы, к отказу от мышления и даже к запрету на мышление, что хорошо были воспринято потребительским обществом. В связи с отказом от мышления умерла живая философия, идиотскую идеологию смерти которой тоже создал постмодернизм.

Исламский мир, долгое время находившийся в ситуации маргинального цивилизационного прозябания, наиболее жестко и жертвенно осуществлявший доступ к трансценденции в ситуации массового индивидуального страха и сомнительных экономических и политических достижений, приступил к процессу религиозной реформации и социальных революций. Ислам подарил миру новое явление – исламский терроризм, своеобразную форму цивилизационного реваншизма. Однако если исламский мир сумеет осуществить радикальную религиозную реформацию и целый ряд социальных революций, он сможет претендовать на выход на уровень всечеловеческой позиции.

Россия, потерпев поражение в осуществлении нового цивилизационного проекта неконкурентного типа, отказавшись от мышления, рефлексии и осмысления причин всего этого на философском уровне, оказалась в серьезном цивилизационном тупике. В этом тупике она сделала целый ряд ошибок. Россия отказалась от осмысления и занятия всечеловеческой позиции через отказ от миростроительства. Россия сконцентрировала социальную энергетику всего населения на реваншизме и агрессии, доведенной до позиции мирозлобия. Россия начала войну против Запада, против Грузии и Украины, сжигая социальную энергию, ресурсы и не предлагая никакого, даже малейшего, миропроекта. Россия разрушает существующий миропорядок без внятной перспективной позиции и каких-либо универсальных смыслов. Россия оказывается в изоляции, где, если не предпринять каких-либо сверхусилий, она прекратит свое существование как отдельная цивилизация.

Африка не представляет из себя отдельной цивилизационной позиции, поэтому говорить что-либо содержательное о ней пока не имеет особого смысла. В основном Африка идет в фарватере Западной цивилизации.

Остальные страны (Австралия, Океания и т.д.) так или иначе идут в фарватере Западной цивилизации.

Таким образом, современное состояние цивилизаций гипостазирует важное положение — никакая цивилизация в одиночку не может представлять Всечеловечество или подчинить Всечеловечество.

Более того, Всечеловечество не является также суммой или связкой стран, наций, цивилизаций, народов, государств, обществ и т.д.

В чем суть всеобщего ультиматума?

Почему происходит отказ от мышления деэлитизированных групп и массовый запрет на мышление?

Из-за «сингулярного шока» правящих классов, транслируемого ими как «сингулярный страх» для обывателей Предсингулярного мира.

Почему мышление продолжает существовать в маргинальных микрогруппах?

Из-за «сингулярного энтузиазма» отдельных интеллектуалов, представителей рационального, эмоционального и интуитивного интеллекта — ученых, творцов, изобретателей и предпринимателей, людей духовного поиска и преобразования, еще не отказавшихся от мышления и по причине этого не ведающих «сингулярного шока» и не испытывающих «сингулярного страха».

Бессмысленно бояться неизбежного: имеет смысл постигнуть его сущность, принять его и совладать с ним.

Мир человеческой цивилизации в ситуации продолжительного развития оказался перед перспективой изменения или перехода, обобщенного в представлении «Сингулярность».

Это представление ни на что не похоже, оно — Иное. Как Иное оно было распознано как неизвестное и потому опасное. В этом смысле оно продуцирует массовый страх, массовый стресс и массовую агрессию.

Мировая элита, как и обыватели, оказались подвержены страху, стрессу и агрессии.

Представители элиты разных стран по-разному начали противодействовать наступлению Сингулярности (архаизация, прокрастинация, терминаризм, тотальный социальный контроль, обскурантизм с элементами реформации, стихийные революции).

При этом на повестке дня появилась Мировая Война (Мировая Пандемия) как самый лучший способ замедления возникновения-прихода-наступления Сингулярности.

Однако Иное — нечто такое, соприкасаясь с чем, невозможно избежать его. Оно притягательно уже тем, что оно Иное.

В этом смысле существует Троянская защита Иного. Чтобы защититься от него, его нужно распознать. Как только некто его распознает, он сам становится его носителем. Даже если распознавшему удастся защитить от него других, то Иное останется в нем самом.

Если даже этот распознавший Иное пойдет на самоубийство, то Иное найдет способ обойти защиту — через свое умножение, как это было показано на примере транзистенции, которая пробивает себе дорогу через умножение самой экзистенции, снижая сопротивление каждой из многих экзистенций.

То есть противодействие Троянской защите Иного через жертвенность его боящихся не приводит к отторжению Иного, поскольку происходит противодействие жертвенности боящихся через умножение Иного.

Зов Иного нельзя заглушить. Иное неизбывно. Совладать с ним можно, лишь имея дело с ним. Убегая от Иного, не убежишь. Замедляя Иное, его не остановишь.

Сингулярность это приход Иного, Внемирный Суд, Божий Суд, сопряжение Нирваны и Сансары. Судить будут не за мелкие грехи, а за создание преград Преображению, которое подготовлено безгреховной участью прошлых и нынешних жизней множества человеков.

А христиан будут судить еще и за лжесвидетельство. Ибо переназвав Второе Пришествие Сингулярностью, многие из них начали отрицать его наступление.

Сущность всеобщего ультиматума Сингулярности-Иного в том, что она анонимна. От нее нельзя спрятаться, подобно некоторым представителям правящих классов, которые, развязав мировую войну, надеются пересидеть ее в бункерах с запасом ресурсов, выйдя потом после войны и снова оказавшись на верху власти.

Сингулярный ультиматум не ведает снисхождения, не приемлет отказов и не может быть замедлен сингулярным страхом человеков. Сингулярность выводит мир за пределы глобальности.

Иное неотвратимо.

Принять кризис это значит принять предельное мышление. Всякое событие может быть помыслено как кризис, если оно видится как предел, а не как граница. Преодоление пределов, в отличие от границ, требует усилий мышления. Сингулярность — особый, профетический и транзистентный, предел для мышления.

Предельное мышление вопрошающее и потому ответственное, в том числе перед Сингулярностью.

Мышление делает человека достойным большего. Мышление выводит из кризиса и предположительно позволяет преодолевать фундаментальную трансформацию мира, в том числе сингулярную, поскольку мышление не только экзистентно, но и транзистентно. Мышление из людей создает Всечеловечество, то есть целокупность тех, кто мыслит человечеством или опирается на результаты такого мышления.

В содержательном плане мышление человечеством трансцендентно. Такое мышление социализируется во Всечеловечестве через договор, а не через доминирование. Чтобы осознать себя, Всечеловечество вынуждено принять мыслительные императивы сингулярного ультиматума.

Мыслить изначально свободно и безопорно, а не нормативно через основания или установки. Мыслить транзистентно, а не экзистентно. Мыслить целым, а не фрагментами. Мыслить перспективой, а не повседневностью. Мыслить предельно, а не гранично. Мыслить человечеством, а не человеком. Мыслить усилием прорыва к иному и исследованием иного, а не знанием и языком. Мыслить исследованием, а не обследованием. Мыслить пустотой и иным, а не проблемами и ресурсами. Мыслить немыслимое, а не мыслимое.

Мыслить, а не избегать или запрещать мышление.

---------------------------------------------------------------------------------------------------

Настоятельно рекомендуем к просмотру беседу Юрия Романенко с Сергеем Дацюком по теме новой волны кризиса и его последствий для человечества

Подписывайтесь на страницу Сергея Дацюка в Facebook, канал Сергея Дацюка в Youtube, канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.