Подготовительные материалы к Лиссабонскому Манифесту Всечеловечества, представленному на международной конференции в Лиссабоне 12 марта 2020 года. В четырех частях.

Часть 2, Часть 3, Часть 4

Что означает этот всеобщий ультиматум?

Мировой кризис приобретает всепоглощающий характер для всех остальных проблем. Мировой кризис приобретает масштаб такого уровня вызовов, с которыми мышление не справляется, поскольку, во-первых, не понимает этих вызовов, а, во-вторых, перед лицом этих вызовов разрушается.

Всечеловечество уже не впервые в своей истории предпринимает действие, которое можно обозначить как самоубийство мышления, то есть глобальный отказ и глобальный запрет на мышление, поскольку дальнейшее дление мышления приводит к различным формам всечеловеческого стресса, так как наличные формы мышления не справляются с теми вызовами, которые они косвенно распознают.

Безадресность означает, что никто в социальности этот вызов не может принять, поскольку не существует социально организованных форм работы с такого масштаба вызовом.

Всеобщность, а не глобальность или даже гелиосность, этого вызова в том, что он существует как бы всем, и в то же время никакой стране, никакой организации, никакой личности отдельно. Это чистая всеобщая форма — как бы всем и никому в отдельности.

Ультиматум означает, что фактически всечеловечество оказалось перед ограниченным по времени на ответ требованием всеобщих изменений, ответственность за неисполнение которого будет состоять даже не в войне, а в разрушении самих оснований всечеловеческих мышления и рефлексии, что неизбежно приведет к деградации коллективных мотиваций, коллективного мышления, коллективного воображения и коллективной памяти и уже, как следствие, к откату всечеловечества в своем развитии.

В значительной степени этот ультиматум предъявляется доминирующей последние столетия в мире Западной цивилизации (Западной и Восточной Европе, Беларуси, Украине, Европейской части России, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, ЮАР, Израилю, Японии, Южной Корее), которые удерживали экзистенцию всечеловеческого развития за счет развития мышления, генерируемых им новых идей и подходов, производимых им технологических и социальных инноваций.

Каким группам может быть предъявлен этот ультиматум: духовным лидерам, мировой элите, правящим классам государств, межгосударственной сети привилегированных классов, интеллектуалам?

Духовных лидеров перестают слышать, поскольку они не находят слов, резонирующих представлений и привлекательных идей, чтобы донести не только катастрофический характер вызовов, а необходимость внятных изменений. У духовных лидеров исчезли адресаты их предыдущих обращения — мировая элита, а широкая общественность неспособна их понимать активным и действенным образом, потому как все управленческие, организационные и расходные ресурсы находятся у мировой элиты.

Элита те, кто производит новые смыслы и перспективы, живут по принципам, а не по интересам.

Правящий класс это те, кто правит в существующих смыслах и перспективах, живут лишь отчасти по принципам, но все чаще по интересам.

Привилегированный класс — те, кто уже не производит смыслы и перспективы, не правит, живут по интересам, которые закрепляют как исключительные интересы — привилегии.

Интеллектуалы массово превращаются в креативный класс, то есть класс, обслуживающий заказы правящих классов, и не имеющий собственных мотиваций разнообразной мыслительной деятельности.

Поэтому рассматриваемый здесь ультиматум дважды бессубъектным — нет того, кто его предъявляет, и нет того, кому его предъявляют. И лишь в процессе его предъявления из некоторой анонимной позиции эти субъекты могут возникнуть.

Профетия

Будущее кризисного мира синтетично. В кризисе не существует аналитически понимаемого будущего.

Понять будущее в кризисной ситуации нельзя детальным и структурированным образом. В каком-то смысле профетия — это антипостмодернизм. Понять будущее в ситуации быстрого времени и фундаментальной трансформации можно лишь обобщенно-целостным образом.

Способ целостного предвосхищения будущего можно назвать профетическим (пророческим). Целостное предвосхищение формируется на основе интеллектуальных предчувствий, метафор, философских концептуализаций, общих схем, моделей и т.д.

Традиционно профетия рассматривается в религиозно-мистическом смысле. Однако это не более, нежели историческая форма его изначального проявления. Сегодня можно рассматривать пророчество как не менее сильный теоретико-практический инструмент работы с будущим, нежели футурология.

Профетия предъявляет целостное будущее, позволяющее формировать новые смыслы и осмысленные перспективы, поскольку смысл возникает лишь в связи с целым видением. Научные прогнозисты, футурологи и фантасты редко способны предъявлять смыслы будущего — их будущее разорвано на технологии, тенденции, сценарии и т.д.

Профетический подход принципиально отличается от научного прогноза, футурологического прогноза, форсайта или даже фантастики.

Любое, достаточно всеохватывающее и предъявляющее сложные теоретические модели, мышление может осуществляться лишь в профетии. В этом смысле целостное сложное мышление с усилиями на удержания сложных смыслов и сложной перспективы — профетическое.

Все эти предчувствия и обобщения имеют анонимный характер и оформляются до востребования. То есть они не имеют четкого адресата, но имеют четкую функционализацию адресата — он должен быть восприимчив к целостному предвосхищению среднесрочного и долгосрочного будущего.

Когнитивные схемы понимания мировой ситуации имеют характер интеллектуального профетического резонанса. Мы понимаем-предчувствуем так-то и если вы понимаете-предчувствуете похожим образом, то на это стоит обратить более пристальное внимание. Профетический резонанс невозможен в популярной среде, но возможен в среде микрогрупп, практикующих сложное мышление.

Одним из наиболее известных профетических образов является Сингулярность. Это сложный мыслительный конструкт, позволяющий не только моделировать мир будущего, но и в процессе своего восприятия производить селекцию мыслеспособностей — приемлющих и работающих с Сингулярностью или отрицающих ее возможность.

В этом смысле профетический образ будущего как Предсингулярного мира и самой Сингулярности состоит в том, что мир убыстряется, обозначает пределы своего существования за счет появления представления о Многомирности, Междумирности, Внемирности.

Тяжба о Сингулярности

Сингулярность — важное философское представление об особенности единства, то есть о различии единого и многого, бытия и ничто, абсолютного потенции в абсолютном единстве.

Сингулярность была концептуально описана в физической общей теории относительности как гравитационная сингулярность пространства-времени и как космологическая сингулярность, то есть состояние Вселенной в момент Большого Взрыва.

Позднее представление о сингулярности было применено для описания предела технологического развития/роста, после которого его нельзя ни понять, ни предсказать в дальнейшем.

Существует также эпистемологическая сингулярность. Время создания знаний на всем протяжении существования человеческого рода сокращается экспоненциально, количество знаний увеличивается экспоненциально. С точки зрения математики, наступит такой момент, когда время на создание знаний будет близко к нулю, а количество знаний будет приближаться к бесконечности.

Сингулярность настолько масштабна и сложна как понимание нынешнего времени, что на основании вышеприведенных связанных пониманий можно даже уточнить континуум-гипотезу Кантора: всякое бесконечно подмножество континуума является либо счетным, либо континуальным, либо сингулярным.

То, что Вернор Виндж  и Раймонд Курцвейл технологизируют сингулярность, а Римский клуб отрицает ее наступление, свидетельствует лишь о не вполне точном понимании сингулярности.

Сингулярность ухватывается исключительно мышлением. Ни рефлексия, ни понимание без мышления с представлениями о сингулярности работать не могут.

С точки зрения социального мира, Сингулярность как опасность серьезного преобразования всечеловечства порождает массовый стресс. А стресс у высших приматов однозначно связан с агрессией.

Более того, такая ситуация вынуждает всечеловечество производство и оперирование знаниями перекладывать на головы искусственного интеллекта и роботов. Это, в свою очередь, ведет к появлению заместителей или помощников человека, то есть ведет к удвоению экзистенции разума и созданию экзистенциальной конкуренции, в результате которой искусственный интеллект претендует на существенную часть бытийности, занимаемую человеком — пространство, время, функции жизни и т.д.

В таком случае агрессия предсингулярного социума находит своего врага — искусственный интеллект, и порождает, разные способы борьбы с сингулярным стрессом и сингулярным страхом через реализацию сингулярной агрессии: 1) замедление наступление сингулярности; 2) постановка под контроль искусственного интеллекта; 3) войну с роботами.

Поэтому, когда говорят о том, что Сингулярности не будет, говорят не об отмене математической закономерности, а о социальных барьерах на пути к Сингулярности — архаизация (Россия), прокрастинация (Европа), терминаризм, то есть ограничение конструктивизма с позиции науки (США), тотальный социальный контроль (Китай), обскурантизм с элементами реформации (Исламский мир), стихийные революции (Украина, исламский мир).

Наиболее значимой и трагичной является здесь прокрастинация Европы, поскольку именно она последние несколько сотен лет удерживала позицию всечеловеческого мышленческого лидерства.

Симптоматичной здесь является речь Эммануэля Макрона на традиционной конференции послов, организуемой каждый год в Елисейском дворце, от 27 августа 2019 года. Макрон предложил три стратегии: 1) осторожность и сохранение привычек (при этом «Европа исчезнет вместе с распадом этой западной эпохи, и мир будет выстраиваться вокруг двух больших полюсов: США и Китая»); 2) приспособление (однако, он говорит, что «Мы не хотим менять мир, чтобы нам не пришлось приспосабливаться»); 3) повлиять на мировой порядок («…Нужно менять вещи, не поддаваясь окружающему порядку, вернуть наши истинные ценности… Для достижения данной цели в нынешнем беспорядке нам нужно играть нашу роль, роль державы равновесия… Мы — единственное геополитическое пространство, которое поставило человека с большой буквы Ч на центральное место в своем проекте в эпоху Возрождения, Просвещения и всякий раз, как нам приходилось переосмыслить себя…»).

В позиции Макрона невероятное количество мыслительных ошибок, противоречий и откровенных глупостей. 1) Нельзя существенно влиять на мировой порядок, деятельностно не предъявляя свой мировой порядок; 2) Бессмысленно удерживать позицию равновесия в ситуации быстрых изменений и чужой субъектности; 3) Можно пытаться вернуть дух Возрождения и Просвещения, но какими бы прогрессивными эти движения не были для своего времени, сегодня они являются анахронизмом, и их воспроизводство и дление будут означать архаизацию; 4) Нынешние проблемы в принципе не решаются на уровне политики; 5) сущностное изменение-прирост проблематики лежит через восхождение «человек-человечество-всечеловечество» — бессмысленно и далее переосмыслять себя через «человека», а это архаичный подход. Центральное место в нынешнее быстрое время должно занимать всечеловечество, а не человек, то есть гуманитаризм, а не гуманизм или даже постгуманизм; 6) замедление прихода Сингулярности, о котором по сути говорит Макрон, не является способом принципиально избежать Сингулярности.

Как бы отдельные представители всечеловечества не замедляли приход Сингулярности, остановить ее вряд ли возможно. Здесь действует сложный процесс транзистентности. Социальная энергетика всечеловечества неизбежно приводит к косвенному развитию, хотя бы даже естественно-технологическому, если гуманитарное развитие в силу гуманитарных же страхов искусственно тормозится. Такое развитие порождает Иное и предуготовляет переход в иное качество всечеловечества. Чем ближе к иному качеству оказывается всечеловечество, тем большее значение для него имеет не экзистенция, а транзистенция, то есть не переживание существования, а переживание изменений.

В быстром Предсингулярном мире, который пытаются существенно замедлить разные цивилизации, экзистенция уступает место транзистенции. То есть, хайдеггеровское понимание бытийности как по сути экзистенции не является более адекватным.

Во-первых, транзистентно истолкованная бытийность изменчивая, переходная, впускающая в себя кроме экзистенции Иное. Во-вторых, сама экзистенция становится множественной. Мир становится транзистентным и полиэкзистентным.

В современных представлениях можно так описать полиэкзсистентность: виртуальная экзистенция (существование в виртуальности, противостоящее актуальному существованию), экстраверсумная экзистенция (внемирная экзистенция, противостоящая внутримирной экзистенции), ксенуальная экзистенция (экзистенция иного и иных, противостоящая экзистенции свойности), космическая экзистенция (космическое (пустотное и инопланетное) существование, противостоящее старопланетному существованию), когитуальная экзистенция (когитуальное существование, противостоящее габитуальному).

Принцип сингулярной транзистенции — замедляемая экзистенцией транзистенция наносит ответный удар и раскалывает экзистенцию на части, делая ее множественной. Более того, Послесингулярный Мир перестает быть Миром, он различается на Мир, Многомирность, Междумирность и Внемирность. Эта полиэкзистентность разрушает актуальность и глобальность.

Множественная экзистенция заставляет умножать усилия сопротивления транзистентной Сингулярности всех тех, кто ее боится, кто сопротивляется по неведению, кто порождает агрессию сознательно. У всечеловечества в лице отдельных цивилизаций перестает хватать усилий на множественные усилия сопротивления многоликой транзистенции, и Сингулярность приходит не в узком единичном узнаваемом и контролируемом виде, а в широком множественном неопознаваемом и неконтролируемом виде.

Так транзистентные идиоты, они же экзистентные защитники, — архаизаторы, прокрастинаторы, терминаристы, тоталитаристы и обскурантисты — проигрывают футурологическую битву с Сингулярностью. Так стихийные революционеры выигрывают тяжбу о Сингулярности, предвосхищая и приемля ее, готовясь к Сингулярности и к жизни в Постсингулярной многомирной полиэкзистентности

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Настоятельно рекомендуем к просмотру беседу Юрия Романенко с Сергеем Дацюком по теме новой волны кризиса и его последствий для человечества

Подписывайтесь на страницу Сергея Дацюка в Facebook, канал Сергея Дацюка в Youtube, канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.