Россия и Турция балансируют на грани полномасштабной войны

Юрий Романенко, "Хвиля"

Россия Турция флаг

Конфликт в Сирии подошел к черте, после которой может начаться крупномасштабная региональная война, которая может перерасти в мировую. Активно играя на сирийской площадке Россия и Турция вот-вот могут столкнуться лоб в лоб.

«Мы будем защищать Алеппо во имя Газиантепа, Кахраманмараша и Шанлыурфы». Такое сенсационное заявление сегодня сделал премьер Турции Ахмет Давутоглу, выступая на заседании парламентской фракции своей партии. Премьер-министр Турции назвал сирийский народ очень храбрым. «Этот народ в течении пяти лет противостоит регулярной армии. Против сирийцев применяются «бочковые бомбы» и оружие массового поражения, но они не сдаются», — подчеркнул Давутоглу.

Заявление Давутоглу вписывается в логику событий последних дней. Армия Асада развернула наступление в районе Алеппо, пытаясь окружить город и расчленить территорию повстанцев на отдельные анклавы, путем выхода на границу. Параллельно Саудовская Аравия и ОАЭ сделали заявления, что готовы представить контингент для наземной операции в Сирии. В переговорах также участвует Кувейт. Короче говоря, монархии Залива готовы входить в сирийский конфликт точно также, как больше года назад суннитская коалиция вошла в Йемен, чтобы предотвратить дальнейшее укрепление шиитов- хуситов при поддержке Ирана и России, которые захватили власть силовым путем в Сане.

Здесь нужно сделать небольшой экскурс в сторону, чтобы лучше понять ключевые мотивации других игроков конфликта в Сирии. В частности, саудитов.

Саудиты восприняли шиитский переворот в Йемене как угрозу своей безопасности и имели мотивы. Как пишет Роберт Каплан в «Мести географии»: В Саудовской Аравии 40% мужчин безработные, при этом только мужчины работают. 40% саудитов не достигли 15% лет. Политическое давление сейчас будет резко возрастать. Йемен является демографическим ядром Аравийского полуострова, поскольку там на относительно небольшой территории сконцентрировано такое же население как в СА, при территории в четыре раза меньшей. В Йемене на 25 млн населения 80 млн стволов огнестрельного оружия и 40% населения шииты, которые живут в прилегающих к СА районах». В этой ситуации Эль-Рияд боится дестабилизации не меньше, чем Кремль боится волнений в России. Тем более, что Иран активно играет с шиитами в регионе, а после снятия санкций рассчитывает резко улучшить свое финансовое состояние, что даст дополнительные ресурсы для укрепления позиций в регионе.

Поэтому саудиты быстро сколотили коалицию против Ирана в Йемене и играют на понижение цены на нефть, потому что им необходим о решить вопрос противодействия экспансии Тегерана, который сильно подрос. Подрос , как ни парадоксально, из-за вторжения США в Ирак, которые уничтожили режим Саддама. Саддам был родом из Тикрита из суннитской семьи и весь костяк его режима был суннитами. При этом около половины населения Ирака, которые живут от Багдада и на юг к Басре шииты. Сунниты живут в центре Ирака, а курды на севере. Нефтяные районы оказались преимущественно под контролем курдов и шиитов. За нулевые годы связка шиитского правительства Ирака с Ираном очень окрепла. Иран толкал нелегально через Ирак в обход санкций свою нефть, которую покупал тот же Китай. Чьи экономические связи с Ираком и Ираном за последние 10 лет также очень укрепились.

Таким образом, сунниты Ирака оказались оттерты от власти и денег, а в 2006-2007 в стране реально шла резня по конфессиональному признаку с которой американцы ничего не могли сделать. Потому феномен ИГИЛ возник неслучайно в суннитских районах Ирака, а его костяком стали бывшие баасисты и офицеры Саддама. Саудиты и Катар подкармливали радикальные суннитские группировки, чтобы противодействовать укреплению Тегерана. С ними же играла и Россия, которая видела в исламских радикалах прекрасный инструмент держать лапу на пульсе событий в регионе ( тем более, что ядро армии ИГИЛ составляют бывшие офицеры армии Хуссейна, которых обучал СССР) плюс сплавляла сюда пассионарные радикальные элементы с Северного Кавказа. И вот с 2014 года ИГИЛ вдруг набрался сил и резко начал заполнять вакуум власти в центральных районах Ирак и восточных районах Сирии, где уже три года бушевала гражданская война с элементами внешней интервенции. «Неожиданно» для всех ИГИЛ стал фактором региональной и мировой политики, а получив доступ к нефтяным полям в Сирии и Ираке, обрел собственные ресурсы для расширения экспансии. Впрочем, не будем углубляться в детали развития проекта ИГИЛ. Очень хорошую статью о его экономической базе и как на нее завязаны ключевые игроки региона читайте здесь.

Так вот, угроза частичного реванша Асада на севере Сирии сунниты воспринимают как победу Ирана и России, что повлечет за собой последствия для регионального баланса сил. Плюс суннитское большинство Сирии окажется под воздействием репрессивного аппарата Асада, что будет способствовать росту давления беженцев. Например, Иордания уже тратит 6% ВВП на беженцев и это может привести к тому, что ситуация взорвется и там.

В этой ситуации президент Турции Реджеп Эрдоган оказался в сложной ситуации, поскольку Путин влез на «ближний двор Анкары».

Посмотрите на карты (источник Huffington Post).

Бои у Алеппо

Перерезав перемычку в районе Алеппо, войска Асада дальше начнут двигаться вдоль границы с Турцией в сторону курдов, пока не отрежут ИГ от границы и тогда ИГ будет вынуждено продавать нефть не только через территорию ССА, а только через Асада, пока их не отгонят назад в Ирак. Ну, если их отгонят.

NORTH-SYRIA-MAP war in Syria

Кстати, это будет более легкой задачей, потому что ИГИЛ будет труднее обеспечивать контрабанду нефти через Турцию, а значит будет меньше ресурсов, что ставит под вопрос устойчивость режима исламистов. СМИ уже сообщали, что жалование госслужащих ИГИЛ в Ракке было уменьшено на 50% в связи с трудностями.

Реванш Асада при поддержке Москвы превращает сирийский курдов в главную проблему для Эрдогана. С иракскими курдами Анкара давно договорилась, а вот сирийские превращаются в серьезную проблему, поскольку у них есть оружие, есть внешняя системная поддержка в лице России, они лояльны к Асаду и есть мотив бороться дальше против Турции.

Второй мотив Эрдогана — туркоманы, народ этнически близкий к туркам, который живет на территории северной Сирии с времен Оттоманской империи. Приблизительно это 3 млн. Человек. Если Асад +РФ победит на всем протяжении сирийско-турецкой границы, то туркоманов наверняка жестко зачистят. Для Турции эта территория это такое же ближнее зарубежье, как для РФии Донбасс. Потому для Эрдогана получить такую пощечину будет чрезвычайно болезнено.

Поэтому Эрдоган сбивает суннитскую коалицию для наземной операции. Залив в теме и готов ее поддержать. Думаю, что операцию начнут в духе гуманитарной интервенции, чтобы спасти гражданской население в районе Алеппо и приграничной зоне. Меркель уже освятила такой сценарий заявлениями об ужасной гуманитарной катастрофе и особой роли России, чья авиация провоцирует новый поток беженцев.

Сам визит Меркель в Анкару и жесткие антироссийские заявления, которые она там сделала, показывают, что для канцлера Германии вопрос связанный с мигрантами вышел на первый план. Германия готова поступиться в такой деликатной теме как либерализация визового режим для Турции в обмен на сотрудничество в пресечении потока мигрантов и прием тех, кому отказано в убежище в Европе.

В связи с этим Путину стоит напрячься, потому что заявления Меркель демонстрируют, что ее терпение лопается. И если Москва будет дальше жать на газ в духе «мы за ценой не постоим», то это приведет к новым проблемам в отношениях с Берлином.

Пока что же Кремль нашелся на ответ в привычном отмороженном духе. «Нас удивила безоговорочная поддержка Анкары во всей сирийской истории, прозвучавшая в ходе визита в эту страну канцлера ФРГ Ангелы Меркель, — отметил Лавров в интервью газете «Московский комсомолец». Ну да, удивила. Ангела Меркель может потерять свой пост в итоге игр Кремля на мигрантской теме, а их удивило. Ведь даже сдержанный промосковский глава МИД Германии Вальтер Штайнамайер открыто намекает чекистам, что игры с девочкой Лизой на больную для русских тему сексуального насилия это уже за гранью. А прокуратура Берлина возбудила уголовное дело против журналиста российского первого канала.

В общем, Путин повысил ставки и Эрдогану теперь также нужно отвечать повышением, но это сразу ставит вопрос о том, где находится грань за которой теряется управляемость процессами. Ведь лето 1914 году убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда также сначала рассматривалось как элемент криминальной хроники, но в течение месяца все ведущие державы Европы были вовлечены в конфликт Сербии с Австро-Венгрией. Здесь же наличие двух альфа-самцов на сирийском пятачке автоматически резко повышает уровень эсклации.

Представим бронетанковые части суннитской коалиции вошли, а потом, представим, что авигруппа ВВС России случайно их разбомбила возле Алеппо. Что будет дальше? Вот и у Эрдогана нет ответа. Поэтому он резко активизировал давление на американцев.

Стоит обратить внимание на заявление турецкого президента позавчера, 7 февраля. Как сообщила «Немецкая волна», президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выдвинул ультиматум США. «По его словам, Вашингтон должен выбрать, с кем он хочет сотрудничать: с Анкарой или с партией сирийских курдов «Демократический союз». «Как мы можем доверять вам? Кто ваш партнер: я или террористы в Кобане?» — заявил глава турецкого государства. Гневную реакцию президента Турции вызвал официальный визит дипломата США Бретта МакГерка в рамках работы международной антитеррористической коалиции к вооруженным сирийским повстанцам, контролирующим город Кобане близ границы с Турцией», — конец цитаты.

Сегодня же, как сообщает турецкое информагенство «Анодолу», посол США в Анкаре Джон Басс был вызван в министерство иностранных дел Турции. У посла потребовали внести ясность в слова пресс-секретаря МИД США Джона Кирби относительно PYD ( курдская партия «Демократический союз»). По сообщениям дипломатических источников, представитель МИД Турции Умит Ялчын выразил озабоченность словами Джона Кирби относительно PYD, который сказал, что «США не признают PYD террористической организацией». При этом, американский дипломат добавил, что консультации по этому вопросу с Турцией будут продолжаться, добавив, что «Турция союзная и дружественная страна».

Для Анкары это принципиальный вопрос, поскольку ответ на него Вашингтона определяет насколько далеко Эрдоган может зайти в Сирию. Ведь Турция крайне не хотела бы, чтобы США оставили ее один на один с Москвой. И монархии Залива также открыто говорят, что наземные войска для Сирии они введут, если такой сценарий поддержат США. Как поддерживают операцию в Йемене.

США в свою очередь, конечно же заинтересованы в союзнических отношениях с Турцией, которая действительно важна с точки зрения баланса сил. С другой стороны, влияние на курдов позволяет сдерживать амбиции и Турции, и Ирана, и шиитов в Ираке, и Асада или любого другого режима или режимов, который возникнет на обломках Сирии. Хороший анализ по курдам почитайте здесь.

Однако, все же по логике вещей, Вашингтон не может рисковать отношениями с Турцией, которая по своему весу слишком велика, чтобы игнорировать ее интересы. Если Вашингтон позволит унизить Эрдогана, то возникнет вопрос относительно способности США в принципе поддерживать своих союзников при администрации Обамы. Макиавелли учил, «что и всегда недруг призывает отойти в сторону, тогда как друг зовет открыто выступить за него с оружием в руках. Нерешительные государи, как правило, выбирают невмешательство, чтобы избежать ближайшей опасности, и, как правило, это приводит их к крушению”. Наверняка в Вашингтоне понимают это аксиому политической мысли. И здесь был еще один важный сигнал. Представитель США в НАТО Дуглас Лют невзначай сегодня напомнил России, что ее авиация неоднократно нарушает воздушное пространство Турции, которая является членом Альянса. Мол, можно заиграться.

Поэтому риск войны действительно высок. Российский аналитик Павел Фельгенгауэр так характеризует ситуацию: «Поскольку хорошей пехоты у проасадовских сил очень мало, то это будет длительная и кровавая осада (Алеппо — прим. мое) : второй Грозный, а то и что-то более серьезное. Чтобы не допустить тотальной гуманитарной катастрофы, туда будут вмешиваться внешние силы. Существует вероятность, что западные силы или турки захотят деблокировать осажденных повстанцев или прорубить туда гуманитарный коридор. Это, в свою очередь, будет угрожать развязыванием более серьезного конфликта, в том числе, общеевропейской войны».

Однако, может быть и иной вариант, который хорошо знаком украинцам. После того, как Путин резко завышает ставки, он предлагает «компромиссное решение» для Турции и Запада. Как предложил Украине после Иловайска. Правда, такое решение выгодно было прежде всего Путину. И еще правда, что Турция — не Украина.




Комментирование закрыто.