Рыночные реформы и модернизация в Индонезии

Евгений Сидоров, Индонезия, для "Хвилі"

Джакарта Индонезия

Закончился второй Государственный визит Президента Украины в Индонезию. С первым визитом, который открывал двухсторонние отношения между нашими странами, Индонезию посетил Президент Кучма в 1996 году. Когда он посадил в самолет впечатляющую группу предпринимателей и всех, кто так или иначе был связан с Индонезией еще с советских времен, по работе в КГБ СССР, например, а также переводчиков со знанием индонезийского языка.

Тут нужно сразу подчеркнуть, что все имущество СССР в Индонезии, в которое входило и только что отстроенное современное здание посольства в районе Кунинган и городок с жильем для персонала досталось Российской Федерации. Всего этого, а также средств, чтобы в короткие сроки построить такую же впечатляющую инфраструктуру, у Украины не было и функционирующего посольства на первом этапе не было также.

Поэтому сама, переживая кризис 2008 года, Украина так и не сумела воспользоваться благоприятным моментом для наращивания торгового и экономического сотрудничества между нашими странами для которого на тот момент были большие предпосылки. Затем начался процесс устранения президента Кучмы от власти, два Майдана и кризис, опустивший Украину на уровень гораздо ниже индонезийского.

В Украине мало знают об Индонезии, а зря!

Республика Индонезия станет экономикой с размером более триллиона долларов уже в 2017 году, таков прогноз американской исследовательской компании IHS Global Insight. Прогноз базируется на текущих темпах роста ВВП страны — около 5,4 % в год, при том, что данные темпы роста сохранятся в течение ближайших нескольких лет.

Исследователи из IHS подсчитали, что экономика страны, на сегодня уже крупнейшая экономика Юго-Восточной Азии, увеличит свой номинальный ВВП с $888 млрд. в 2014 году, по данным Международного валютного фонда, до $1,17 трлн. 2017 году. Это поместит страну в один ряд с Китаем, Россией, Японией, Индией и Южной Кореей.

Причиной быстрого роста ВВП, является впечатляющий рост потребительского среднего класса, который является значительной частью общего населения 255,5 млн. человек. Индонезия, страна с четвертым по численности количеством населения в мире, после Китая, Индии и США. ВВП на душу населения в Индонезии, по прогнозам, увеличится более чем вдвое до $8700 в 2025 году с нынешних $3400.

Результатом этого будет появление одного из крупнейших развивающихся потребительских рынков в мире.

Экономическая политика правительства Индонезии последних лет, направлена на упрощение правил для иностранных инвесторов и предпринимателей по ведению бизнеса и увеличению инвестиций в инфраструктуру, а также проведение более убедительной денежно-кредитной политики, именно эта политика помогла заложить основу для роста.

Например, значительное сокращение субсидий на топливо способствовало снижению уровня государственного долга и очень сильно облегчило бюджет страны. Топливные субсидии достигали 8 млрд. в долларовом исчислении в год.

Причем правительством принимались неоднократные попытки снизить или убрать эти субсидии, но народные выступления всегда приводили к их возврату. Только предыдущему президенту страны Сусило Бамбангу Юдойоно удалось провести эти поправки в парламенте страны.

Комментируя экономические перспективы, Рауль Оберман, председатель McKinsey & Company, Индонезия, отмечал в 2012 году: «Индонезия имеет гораздо более молодое, продуктивное и растущее население по сравнению со многими другими странами. Это отличает ее демографическую перспективу от ситуации во многих странах Западной Европы, где численность рабочей силы будет оставаться неизменной или даже сократится в будущем».

Модернизация Индонезии и уроки для Украины.

Развитие экономики Республики Индонезия имеет три, очень хорошо прослеживаемые периода.

Направляемая Экономика

Сукарно

Первый период, так называемой ”направляемой экономики, который проводился первым президентом страны Сукарно и главной целью которого было собственно создание предпосылок для индустриализации страны. Это было время, когда страна находилась под советским влиянием и пользовалась кредитами СССР. Эти средства предназначались для строительства первых предприятий для новых отраслей индонезийской промышленности: металлургической, нефтехимической, алюминиевой и энергетики, а также прокладки дорог на Калимантане.

Новый Курс

980114-D-9880W-038 	Secretary of Defense William Cohen (left) meets with Indonesian President Soeharto at his residence in Jakarta on Jan. 14, 1998.  Cohen is spending two days in Indonesia as part of his 12-day tour of seven Far Eastern nations.  DoD photo by R. D. Ward.

Второй период, “новый курс”, который начался с приходом к власти в стране в 1967 году генерала Сухарто, отстранившего с помощью американцев просоветски настроенного социалиста и популиста Сукарно. Режим Сухарто устроил в стране террор, унесший 600 000 жизней по самым приблизительным оценкам, но эти меры погасили в зародыше прокоммунистическое движение и создали предпосылки к быстрой модернизации по американской модели.

Избранный в марте 1967 года Президентом, Сухарто заявил: «Если мы за десять лет не добьемся экономических успехов, семьи погибших коммунистов могут взяться за оружие и отомстить». Поэтому его режим сконцентрировался на экономической сфере и с помощью американских советников сумел добиться определенных успехов.

Всем, интересующимся этими событиями, я рекомендую к прочтению книгу Джона Перкинса “Исповедь экономического убийцы”, в которой автор убедительно раскрыл подоплеку первых лет реформ в Индонезии. Хотя, как мы видим, в долгосрочной перспективе эти реформы дают очень положительный эффект для экономики стран, попавших под программы американских агентств развития.

Новая политика по отношению к иностранному капиталу строилась на принципе «открытой экономики», который означал свободный допуск иностранного капитала в большую часть отраслей национального хозяйства.

Открывая зеленый свет перед иностранным капиталом, Индонезия рассчитывала решить свои краткосрочные и долгосрочные задачи: восстановить экономику в сжатые сроки, обеспечить ее интенсивное развитие посредством привлечения иностранных инвестиций, современной технологии и ноу-хау.

Новая модель социально-экономического развития Индонезии формировалась постепенно, при этом ей была присуща почти одновременная ориентация на импортозамещение и экспортную ориентацию. Возможность такого совмещения предопределялась крупномасштабностью страны, а также разнородностью ее хозяйства.

В сельском хозяйстве масштабная диверсификация началась лишь на рубеже 80-х и 90-х годов. Большинство программ пред полагали сочетание интенсивных и экстенсивных методов развития сельского хозяйства. В первой половине 90-х годов (при содействии Американского агентства международного развития) осуществлялась программа повышения эффективности крестьянских хозяйств, диверсификации их производства, либерализации торговли сельскохозяйственной продукцией. В соответствии с ней велось и обучение крестьян новым методам ведения хозяйства, создавалась специфическая инфраструктура для направления продукции на мировой рынок.

Несмотря на объективные трудности проведения реформ, они дали ощутимые положительные результаты: совокупный национальный продукт Индонезии ежегодно прирастает на 7%, а доход на душу населения за 25 лет правления Сухарто возрос в 4 раза. Некоторые годы промышленный рост достигал 25% — невероятное по нынешним временам достижение!

Но все же накопленные негативные факторы и непоследовательность в проведении реформ привели к тому, что из всех стран ЮВА для Индонезии последствия кризиса 2007 года стали самыми тяжелыми. На конец 1998 года более 70 млн. человек из 205 млн. населения находились за гранью бедности, из них около 30 млн. проживали ниже прожиточного минимума. ВВП на душу населения составил 450 долл. (по сравнению с 1088 долл. в 1997 году).

Индонезия являлась одним из самых крупных должников в мире, уступая лишь Мексике и Бразилии, а ее внешний долг оценивался в 125 млрд. долл. Коэффициент обслуживания внешнего долга в 1998 году увеличился более чем в 1,5 раза и оценивался в 49,3% (в 1997 году – 34,5%), в то время как относительно безопасным для экономики считается 20%.

Все это привело к народным возмущениям и закончилось китайскими погромами в крупнейших мегаполисах страны. Народ был жутко недоволен теми преференциями, которые получали некоторые бизнесмены из национальных диаспор во время правления Сухарто. Например, застройщики Джакарты китайского происхождения за копейки скупали жилье у бедноты и строили роскошные торговые центры и элитную недвижимость.

На этом фоне Сухарто уходит из власти, а его семья становится жертвой череды судебных процессов и отбора собственности. Но все же к его чести, нужно признать, что в народе о нем хорошая память. Индонезийцы говорят, что у нас было два президента – Сукарно, который создал нацию и Сухарто, который провел страну через реформы к модернизации и возможному процветанию в будущем.

Эра Реформирования.

К 1999 году экономика Индонезии начала стабилизироваться после глубокого кризиса и инфляции 1998 года. Благодаря жесткой монетарной политике, правительству удалось сократить инфляцию с более чем 70% в 1998 году до 2% в 1999 году. Было реанимировано несколько частных банков, а также восстанавливается государственный банковский сектор.

Новые займы, тем не менее, пока были неосуществимы, так как банки по-прежнему опасались новых долгов, учитывая тот факт, что малое было достигнуто в погашении прежних, огромных долгов. Правительство обещало скорый прогресс и взлет экономики, однако бесчинства и жестокости в сектантской борьбе, а также неудовлетворенность безуспешными попытками погасить долги и развить банковскую систему, послужили серьезными препятствиями на пути осуществления этих планов.

Объем золотовалютных запасов, по данным на конец года, составлял 28 млрд. долл. Инфляция в 2001 году составила 17%, из которых 3-4% можно считать следствием агрессивной политики государства в области ценообразования и доходов. Безработица в последние годы XX века оставалась на уровне 20%.

Основными отраслями промышленности являлись: добыча нефти и природного газа, текстильная промышленность, производство одежды и обуви, горнодобывающая промышленность, цементная, химические удобрения, производство резины, пищевая промышленность, туризм. Основные агропромышленные продукты: рис, кассава, арахис, резина, какао, кофе, пальмовое масло, копра (сушеное ядро кокосового ореха), птица, говядина, свинина, яйца.

Модель экономического развития

Ныне действующая модель экономического развития Индонезии представляет собой один из вариантов «смешанной экономики», акцент при этом делается на использование рыночных методов, однако роль государства в экономическом механизме страны достаточно высока. В значительной степени участие государства в экономике осуществляется через формулирование в виде последовательно выдвигаемых пятилетней планов долгосрочной стратегии национального развития, уточняемой от пятилетия к пятилетию и из года в год.

Реализации этой стратегии, а также конкретных положений пятилетних планов государство способствует через разветвленную систему косвенного регулирования, включающую бюджетные, налоговые, лицензионные, таможенные, валютно-финансовые рычаги. Что же касается собственного участия в экономике, то государство берет на себя по преимуществу развитие систем водоснабжения, транспорта, связи, энергоснабжения и других видов производственной инфраструктуры.

Предоставляя продукцию и услуги этих отраслей частному сектору по фиксированным ценам государство имеет возможность реально воздействовать на уровень издержек производства, а соответственно и на степень активности частной предпринимательской деятельности. По существу, ту же функцию в хозяйственной деятельности государства несет и производство таких товаров, как минеральные удобрения и цемент.

За последние годы в Индонезии созданы и успешно работают такие современные отрасли промышленности, как авиастроение, электроника, химическая промышленность. По производству, например, цемента страна входит в первую десятку ведущих государств мира.

Тот факт, что Индонезия добилась такого статуса благодаря торговле и большим квотам на экспорт готовой продукции в страны Запада, особенно США, справедливо считается гораздо важнее любой иностранной помощи и инвестиций.

Успехи в области экономики позволили Индонезии начать переход к новому этапу развития, к достижению в 25-летний срок технологического уровня развития. На место «мафии из Беркли», как в народе стали называть реформаторов, в правительство страны приходят сторонники технологического развития.

В 2004 г. Была введена система «услуги под одной крышей», т. е. оформление договора об инвестициях только в департаменте по координации капиталовложений в Джакарте. В провинциях

и районах оформление документации на открытие предприятия должно было производиться за один день.

Эти и многие другие примеры свидетельствуют о том, что, хотя Индонезия не смогла проводить политику модернизации в общенациональных масштабах, однако развитие новых форм современного промышленного предпринимательства (центры ускоренного экономического роста, экспортно-производственные зоны, промышленные зоны, индустриальные парки и др.) способствовало анклавному развитию капитализма и качественно меняло структуру национального хозяйства.

Создание экспортно-производственных зон началось на первой фазе импортозамещения. Согласно плану, правительства, на второй фазе импортозамещения предусматривалось создание 52 крупных государственных предприятий металлургической, алюминиевой, автосборочной и других отраслей промышленности.

Однако развитие так называемой отверточной технологии, т.е. сборки в автомобилестроении сдерживалось из-за нехватки квалифицированных кадров, медленного внедрения новых технологий. Поэтому, несмотря на высокие производственные затраты, качество продукции не отвечало требованиям иностранных автомобильных гигантов. Ввиду растущей коррупции, распространения непотизма и неконтролируемого расходования государственных средств, экономика Индонезии становилась высокозатратной и малоэффективной.

В 1991 г. план, предусматривавший постепенное увеличение производства местных компонентов для автомобильной промышленности, был отменен. В дальнейшем инфраструктура создаваемых зон и кластеров продолжала совершенствоваться. Хотя Индонезия приступила к индустриализации на два десятилетия позже, чем соседние Сингапур, Малайзия и Таиланд, все же с середины 70-х до середины 90-х годов и вплоть до начала финансового кризиса 1997 г. страна сохраняла высокие темпы прироста ВВП и развития обрабатывающей промышленности, в среднем 12%.

Новая социально-экономическая стратегия ставила три задачи: достичь высоких и устойчивых темпов роста на основе интенсивных капиталовложений и расширения экспорта; стимулировать развитие реального сектора для появления новых рабочих мест; содействовать модернизации сельских районов. Вместе с тем учитывалась и необходимость подготовить страну к переходу на качественно новый этап организации хозяйства, т.е. к экономике знаний, а это требовало значительного расширения и модернизации инфраструктуры.

Делая установку на первоочередность развития инфраструктуры, Индонезия следовала примеру Сингапура, Малайзии, Таиланда и Китая. Для выработки курса ускоренного развития был образован Комитет (ККППИ), который подготовил программу обустройства и модернизации будущей транспортной системы.

Первая часть плана относилась к модернизации энергетики, телекоммуникации, транспорта (морского, воздушного, наземного, трубопроводного), водоснабжения, сооружению скоростных автострад. Формирование новой стратегии и модели социально-экономического развития находится лишь на начальном этапе. Парадигма правительства Индонезии, нацеленная на активизацию работы рыночных механизмов при усилении планирования и умеренном вмешательстве государства, подлежит испытанию временем.

При написании заметки мною были использованы некоторые материалы из открытых источников – Dealstreetasia.com, данные с сайта http://catalog.fmb.ru/indonesia2011.shtml, а также книги Л. Ф. Пахомовой “Модели Процветания (Сингапур, Малайзия, Таиланд, Индонезия)”.




Комментирование закрыто.