Россия: не упустить удачу. Сценарии развития

"Хвиля"

 

Россия: не упустить удачу. 
Сценарии развития

Аналитический доклад 
Международного дискуссионного клуба «Валдай»

Москва, ноябрь 2011

В процессе подготовки тезисов авторы изучали многочисленные разработки и доклады, посвященные анализу ситуации в России и ее перспектив. Особенно интересны доклады ИНСОРа, Центра стратегических разработок, Института социологии РАН (совместно с Фондом Эберта), НИУ ВШЭ, Левада-Центра, Института стратегических оценок и анализа, Института общественного проектирования, Цеха политической критики и другие.
Авторы благодарят многих видных экспертов и мыслителей, подготовивших для тезисов свои соображения и участвовавших в работе над текстом. В их числе, прежде всего,
  • заведующий кафедрой НИУ ВШЭ Л.М.ГРИГОРЬЕВ,
  • главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Ф.А.ЛУКЬЯНОВ,
  • профессор НИУ ВШЭ В.А.РЫЖКОВ.
На разных этапах в обсуждении принимали участие:
  • А.Л.АДАМИШИН, президент Ассоциации Евро-Атлантического сотрудничества, чрезвычайный и полномочный посол РФ;
  • П.В.АНДРЕЕВ, руководитель Центра международных проектов РАМИ «РИА Новости», исполнительный директор Фонда клуба «Валдай»;
  • А.Н.АРХАНГЕЛЬСКИЙ, литературовед, публицист, телеведущий, писатель;
  • Т.В.БОРДАЧЕВ, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ;
  • М.Г.ДЕЛЯГИН, председатель Президиума — научный руководитель Института проблем глобализации;
  • М.Э.ДМИТРИЕВ, президент Фонда «Центр стратегических разработок»;
  • Петр ДУТКЕВИЧ, Директор и профессор Центра государственного управления и менеджмента Университета Карлтона (Оттава, Канада);
  • В.Л.ИНОЗЕМЦЕВ, научный руководитель Центра исследований постиндустриального общества;
  • Тимоти КОЛТОН, Профессор и декан кафедры государственного управления Гарвардского университета; бывший директор Центра исследований России и Евразии им. Дэвиса (Бостон, США);
  • О.В.КРЫШТАНОВСКАЯ, генеральный директор Института прикладной политики;
  • Ю.М.КУБЛАНОВСКИЙ, поэт, публицист;
  • Александр РАР, Директор Центра имени Бертольда Бейтса Германского общества внешней политики (Берлин, ФРГ);
  • В.Т.ТРЕТЬЯКОВ, декан факультета «Высшая школа телевидения», МГУ им. М.В.Ломоносова, автор и ведущий телевизионной программы «Что делать?», генеральный директор ЗАО «Независимая издательская группа (НИГ)»;
  • М.А.ФЕДОТОВ, советник Президента РФ, председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека;
  • ФЭН Шаолей, Профессор, директор Центра исследований России Школы углубленных международных и локальных исследований Восточно-Китайского педагогического университета (Шанхай, КНР);
  • И.Ю.ЮРГЕНС, председатель правления Фонда «Институт современного развития» (ИНСОР).
Многие из их замечаний и предложений были использованы. Особую благодарность авторы выражают председателю МДК «Валдай», декану факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ С.А.КАРАГАНОВУ, многие из идей которого легли в основу тезисов.
Тезисы обсуждались на заседании МДК «Валдай», проходившем в Калуге 7-9 ноября 2011 г. Хотя, естественно, дискуссия носила гораздо более широкий характер. В общей сложности на заседании выступило более 60 человек. Многие из предложений и замечаний были учтены при подготовке данного, окончательного варианта тезисов, которые будут переданы российскому руководству и представлены для обсуждения общественности.

Содержание: Предварительные замечания / Внешние факторы / Состояние общества / Политическая система и власть / Экономические тенденции / Сценарии политического развития России / Внешняя политика при развитии по шести первым сценариям / Оптимальный сценарий

1. Предварительные замечания

 

.

 

1.1. Доклад не претендует, разумеется, на истину в последней инстанции, рассчитан на то, чтобы сделать свой скромный вклад в общероссийскую дискуссию о будущем страны. Решение вопроса о том, кто станет следующим российским президентом, положило конец гаданиям на эту, в общем, второстепенную тему. Главным является то, что будет делать следующий глава Российского государства, который принимает бразды правления в очень сложный для всего глобального развития момент.

Налицо осознание назревших перемен, с одной стороны, и достаточно жестко заданные условия — с другой. Именно в такой обстановке придется действовать новому президенту.Рамки заданы состоянием общества, структурой экономики, происходящим во внешнем мире, а также уже созданной системой власти и собственности. Руководитель или правящая группа способны оказывать на текущее развитие страны лишь ограниченное воздействие. Хотя оно в перспективе 4-6 лет будет иметь стратегические последствия.

До сих пор Россия развивалась вполне предсказуемо. Но растет ощущение, что без изменений в политике Россия обречена на предсказуемую деградацию и утерю с таким большим трудом восстановленных позиций.

1.2. Особенно важно, что в обсуждении тезисов доклада приняли участие не только видные российские эксперты, но и иностранные специалисты. Россияне, участвующие в «Валдайском клубе», не могут не иметь своих политических и интеллектуальных пристрастий. «Лицом к лицу лица не увидать…» Взгляд со стороны делает оценки и суждения более объемными.

1.3. Несмотря на понятное неприятие многих сторон сегодняшней жизни России нашими современниками, в т.ч. авторами доклада, надо, видимо, признать, что

2000-е годы — самый, пожалуй, благополучный период национальной истории за последнее столетие. России сопутствовала удача. Ей везло. Благоприятная внешнеэкономическая (спрос и цены на сырье) и внешнеполитическая (отсутствие явных врагов) ситуация создает возможности для успеха в будущем. Воспользуется ли им Россия — большой вопрос.

1.3.1. Главный фактор потенциального успеха — внутренняя ситуация.

1.3.1.1. В конце ХХ века Россия осуществила глубочайшую социальную, политическую, антимилитаристскую революцию

(в СССР на нужды обороны уходило не менее четверти ВНП, экономически страна де-факто так и не вышла из состояния войны

//Страна, в которой коммунизм дал глубочайшие корни, отвергла его. Не имея в течение нескольких поколений частной собственности, ударно, хотя и несправедливо приватизировала большую часть госсобственности и перешла к капитализму.

В социалистических странах Центральной и Восточной Европы и коммунистическая идеология, и социалистическая экономика, и уж тем более милитаризация всех сфер жизни не дали таких глубоких корней. Поэтому перемены в России, хотя бы и незавершенные, можно назвать революцией. В других соцстранах это был скорее переход (transition), облегченный к тому же помощью Запада, которой Россия почти не получала. (Была только помощь от Германии на вывод войск, гуманитарные посылки в 1991-1992 гг., займы на коммерческой основе, которые Россия сполна выплатила).//).

Страна сама сумела свергнуть коммунизм. Эта революция осуществилась относительно бескровно. За нее пришлось заплатить частью исторической России, тяжелой психологической травмой, временным обнищанием значительной части населения. Но страна удивительным образом выжила, остановив импульс распада, заданный разрушением Советского Союза. В отличие от остальных имперских образований Россия не пыталась затормозить демонтаж империи, а, напротив, чуть ли не способствовала мирному распаду «соцлагеря», то есть внешней империи.

 

.

 

1.3.1.2. Закончена история традиционного для России внеэкономического насильственного принуждения к развитию, особенно страшного в XX веке.

1.3.1.3. В 1999-2000 гг. под угрозой возобновления дезинтеграционных процессов, обусловленных послереволюционным хаосом, в России началась политическая контрреволюция. Она же — восстановление управляемости.

Она также увенчалась успехом и была в целом ненасильственной. М.Ходорковский и П.Лебедев пострадали за весь капиталистический класс. Региональные бароны отдали власть без сопротивления, вероятно, тяготясь ею в условиях кризиса и под впечатлением от решимости, продемонстрированной Москвой в Чечне.

1.3.1.4. Платой за относительно «гладкий» выход из революции 1990-х годов стали две чеченские войны с их огромными жертвами. Москва в итоге одержала победу, став единственной из великих держав, выигравшей войну в начале XXI века. Что косвенно усилило ее международные позиции, доказало готовность бороться за свои интересы. Расплачиваться за эту победу придется десятилетиями хронической нестабильностью вокруг Кавказа и финансовыми вливаниями. Как, впрочем, Россия до сих пор платит и за победы генерала Ермолова с его сподвижниками полтора века назад. // Великобритания и Франция попытались повторить успех в Ливии. Но, похоже, что эта победа носит еще более «пирровый» характер, чем российская.//

1.3.1.5. Послереволюционное восстановление имело и другую цену.Бюрократия как бы получила картбланш на воровство, при условии что она будет способствовать воссозданию страны. В результате возрождена управляемость, страна вновь обрела субъектность, но коррупция приняла системообразующий характер.

1.3.1.6. Пришлось расстаться и с неэффективной, но приятной для части элиты, в т. ч. для многих из авторов этих тезисов, формальной демократией 1990-х. Началось постепенное системное свертывание политического плюрализма, свободы выражения в основных СМИ.

Формируется система мягкого авторитаризма, но впервые в истории России это происходит без массового ограничения личных свобод.

1.3.2. Второй аспект — внешнеэкономический.

Спрос и цены на сырье и энергоносители, обусловленные подъемом новых индустриальных стран, обеспечивают резкий рост ВВП и бюджетных поступлений России. А также — менее явно — спрос на водоемкие товары, прежде всего продовольствие. Это — возможный ресурс относительно простого роста на будущее. Впрочем, как и в случае с внутренней политикой, успешному развитию способствовала вполне разумная с конца 1990-х экономическая, особенно финансовая, политика. Подъем российской экономики начался не с взлета цен на сырье, а с нормального восстановительного роста.

1.3.3. Второстепенный, но важный элемент — удачное внешнее окружение:

1.3.3.1. Уже в последней трети ХХ века реальная внешняя угроза России, чреватая военным конфликтом, практически не существовала, с 1970-х годов соперничество перешло в другую, прежде всего экономическую, плоскость;

1.3.3.2. С 2000-х гг. привычные соперники слабеют; и даже усиливающийся Китай пока в большей степени представляет собой возможность, а не вызов или тем более угрозу;

1.3.3.3. Образовались долгосрочные рынки для товаров традиционного экспорта — энергии, сырья, продовольствия;

1.3.3.4. Мировая система в целом возвращается к опоре на национальные государства, а дипломатия избавляется от постмодернистских наслоений, чуждых России.

1.3.5. К тому же удаче способствовала и вполне разумная внешняя политика, сменившая постреволюционное идеалистическое сумасбродство. Сначала страна не сдала ключевые активы, а с 2000-х годов целеустремленно ревизовала правила игры, навязанные ей или принятые ею в годы слабости и хаоса. Хотя и вызвала этим понятное раздражение на Западе. Оно было усугублено не вполне разумным российским высокомерием, за которое приходится расплачиваться.

 

.

 

1.4. И во внутренней, и во внешней политике пик успешной контрреволюции пришелся на август 2008 года. Кризис-2008 показал неэффективность складывавшейся в России экономической модели. Однако неэффективность относительную — политическая стабильность сохранилась, страна не «посыпалась». Операция в Грузии зафиксировала поражение сил, пытавшихся остановить укрепление внешнеполитических позиций России.

1.4.1. Экономический кризис также мог бы стать фактором потенциального успеха. Он указал на многие накопившиеся слабости российской экономической модели, сферы, требующие быстрейшего реформирования.

Но пока Россия не захотела воспользоваться этим шансом.

1.5. С 2008-2009 гг. нарастает ощущение неблагополучия и необходимости перемен, которое, в частности, выразилось в не очень ясных призывах к модернизации.

1.6. Основные факторы экономического и внешнеполитического благоприятствования сохранятся еще несколько лет. Они сыграли позитивную роль, когда страна выбиралась из постреволюционного развала, но теперь начинают работать на закрепление стагнационного варианта развития.

Между тем, у России есть уникальная возможность для качественного рывка: отсутствие внешней угрозы в традиционном понимании, относительная слабость конкурентов, пассивность основных групп населения, накопленный финансовый « жирок», — все это позволяет пойти даже на достаточно радикальные реформы сверху.

1.7. Начало «десятых» (2010-х) — новый поворотный момент. Россия может повысить эффективность своей политической и экономической модели. Но может и погрузиться в стагнацию, которая будет вызывать нарастание протестных настроений в активной части общества и толкать власть к большей опоре на авторитарные, насильственные методы управления. При этом российская политическая система вновь начнет становиться хрупкой и неустойчивой. Особенно в случае почти неизбежных в современном мире непредсказуемых кризисов. Так называемых «черных лебедей».

1.8. Перед тем, как предложить на обсуждение сценарии политического развития, постараемся дать описание общего контекста, который будет их определять: внешние факторы, состояние общества, власти, экономики.

Любым политикам придется действовать в довольно жестких рамках. Так, Владимир Путин повел страну в том направлении, в котором вел бы и Евгений Примаков, или даже либеральный политик. Естественно, с существенными, но не кардинальными нюансами. Фактором, который способствовал эффективности путинского поворота, стало то, что он опирался на корпорацию, которую еще и усилил, перераспределив в ее пользу ресурсы. Но «вертикаль власти», более или менее авторитарный режим, был предопределен уровнем развития общества, экономики, необходимостью остановить развал страны.

2. Внешние факторы

 

.
{advert=4}

 

2.1. В краткосрочной перспективе внешние факторы будут оказывать самое малое в истории России прямое воздействие на нее, но в силу возросшей экономической зависимости от окружающего мира определят общий контекст ее развития.

2.2. Конкуренты и партнеры относительно слабы, не могут предложить ни кнута, ни пряника.

2.3. Нет явной необходимости в мобилизации — ни мирной, ни военной. Для страны, которая исторически строилась на базе оборонного сознания, сложилась уникальная ситуация.

Россия лишилась тысячелетней национальной идеи — необходимости защиты от внешнего противника.

2.4. Нет и позитивного вызова со стороны более эффективных систем.

Привлекательность западной модели снизилась из-за серии кризисов и военных поражений. Восточная модель очевидно неприменима.

2.5. Отсутствие явных внешних вызовов расслабляет и общество, и власть. Первому позволено рассуждать о модернизации, ругать верхи и заниматься собственными делами, терпя относительно неэффективное управление. Второй не возбраняется заниматься перераспределением собственности в свою пользу, просто воровать или подменять эффективную деятельность пиаром.

2.6. Внешние условия толкают Россию в сторону от инновационного пути. С одной стороны, имеется растущий и долгосрочный спрос на энергоносители, сырье. С другой, быстрое развитие Азии обеспечивает почти запретительно высокий уровень конкуренции для большинства отраслей промышленности.

2.7. Основной вектор мирового развития — хаотизация, растущий разрыв между глобализацией основных экономических, экологических, политических процессов и деградацией их управляемости.

Он обуславливает не вполне еще осознанную потребность в резком улучшении качества государственного управления в России, в повышении способности быстро и эффективно реагировать на непредсказуемые вызовы. Внешний мир не угрожает, как раньше, агрессией или прямым вызовом суверенитету. Но мир не стал безопаснее. А конкуренция, особенно экономическая, обострилась.

2.7.1. Возникает опасный парадокс. Внешний мир не несет явных привычных угроз, поэтому обстановка действует «расслабляюще». Но это обманчивое ощущение. Мир в целом все менее предсказуем, более хаотичен и опасен. К таким вызовам труднее готовиться, для противостояния им сложно мобилизовать нацию.

2.7.2. В то же время у России есть немалые преимущества во внешнеполитической сфере. выгодное геостратегическое положение; от нее многое и многие зависят; цинично-холодная, но умелая внешняя политика. Несмотря на, в целом, малопривлекательный на Западе образ России, начала увеличиваться ее «мягкая сила», особенно в незападных странах и на ее ближайшей периферии. Быстро возрождается интерес к русскому языку. Наконец, страна перестала восприниматься большинством государств как угроза.

3. Состояние общества

 

.

 

3.1. Российское общество отдыхает после 70 лет подавления и скудной в материальном плане жизни времен социализма, а также последовавшего десятилетия потрясений. Наслаждается скромным, но растущим потреблением и небывалой личной свободой, частной жизнью.

Россияне в массе почти никогда не имели сочетания такого уровня личной свободы и потребительских возможностей. (Возможно только в конце XIX — начале ХХ века).

3.2. За двадцать лет общество совершило скачок к иному качеству питания, массовой автомобилизации, телефонизации, широкому распространению средств коммуникации, в частности Интернета. Произошла революция потребления.

3.3. В обществе пока нет массового запроса на перемены. Оно не желает возвращения к тоталитарной системе и жесткому авторитаризму, но не хочет и решительных реформ, для осуществления которых, возможно, придется пожертвовать частью того, что есть сейчас.

Запрос на перемены присутствует только у небольшой части элиты, которая осознает тупиковость развития по нынешнему пути либо желает вернуться во власть.

3.4. Общество не оправилось от травм, нанесенных коммунизмом.

Отсутствует уважение к закону и собственности. По-прежнему сильны патерналистские настроения. Быстро снижается уровень политической морали, не соблюдаются принципы меритократии.

Почти не заметно возникновения истинно национальной элиты, которая руководствовалась бы идеей служения обществу и государству.

3.5. Власть пока имеет возможность покупать лояльность большинства скромными социальными трансфертами в сочетании с достаточно изощренной пропагандой. В первую очередь — через отвлечение внимания, в т. ч. на искусственные проблемы.

3.5.1. Важнейший источник стабильности — возможность свободного передвижения. Активная часть населения уезжает за границу, при этом может в любой момент вернуться. Но это же является источником долгосрочного ослабления страны, ее международной конкурентоспособности. Теряя класс творческих, энергичных, образованных людей, прежде всего молодых, Россия эволюционирует к «африканскому» пути развития, по сути — к деградации.

3.6. В обществе сильно ощущение — пока четко не артикулированное — несправедливости существующих порядков. Источник нарастания нестабильности — перекрытие каналов вертикальной мобильности для большей части 20-30-летних — постсоветского «поколения свободы» — и их политических представителей.

3.7.1. Пока не ясен уровень ксенофобии и национализма малых народов, особенно Северного Кавказа. Но проблема очевидно нарастает.

3.8. Среди интеллектуальной элиты и части активного населения — пока, к счастью, не большинства — начинает распространяться отношение к современной России как к «этой стране», настроения в духе «чем хуже, тем лучше». Это — опасный симптом, напоминающий состояние умов значительной части советской интеллигенции в конце 1980-х — начале 1990-х годов.

 

.
{advert=6}

 

3.9. Важнейшая причина недовольства — разрыв между обществом (особенно его активной частью) и властью.

Политическая система не преодолевает, а усугубляет его. Во власти и вокруг почти нет людей и сил, представляющих потрепанный и видоизмененный, но традиционно мощный в России интеллектуальный класс. На случай кризиса власть не располагает убедительной опорой и «резервом» в элите, которая неоднократно спасала власть в 1990-е гг. Номенклатура, вероятно, сражаться не будет, ведь в значительной части она являет собой продукт отрицательного отбора.

Растущая часть интеллектуальной элиты желает поражения власти, хотя оно может вылиться в поражение страны (как это было на рубеже 1980-1990-х гг.).

3.10. В обществе нарастает чувство тревоги и неблагополучия, ощущение незащищенности, с одной стороны, и всевластия отчужденной от граждан бюрократической элиты, с другой. Выражением этого служит тот факт, что

почти все интеллектуальные разработки последнего времени содержат негативные и катастрофические предсказания, зачастую, возможно, преувеличенные.

3.11. Количество формально образованных россиян растет, но качество образования снижается. В соответствие со складывающейся экономической структурой не требуется такое количество формально образованных людей. (И, похоже, даже по-настоящему образованных).

3.12. Вместе с тем, в обществе происходят и позитивные процессы. Начала расти гражданская активность («синие ведерки», самоорганизация и взаимопомощь при лесных пожарах лета 2010 г.).

3.13. Вопреки частым утверждениям, в обществе (согласно в т.ч. последним опросам) отсутствует стремление к твердой руке, тоталитарное прошлое малопопулярно. Если общество и предъявляет запрос (пока весьма слабо), то это требование большей открытости, демократизации, ограничения коррупции, бюрократического произвола. У части населения оно оформляется в ностальгию по якобы более справедливым советским временам. Но коммунизм в России мертв.

3.14. Медленно, но растет городской средний класс, что практически неизбежно порождает потребность в большем политическом представительстве и рост самосознания. Ко второй половине 2010-х гг. он может стать решающей политической силой, которая потребует представительства своих интересов.

3.15. Подрастает «поколение свободы» — первое поколение, которое всю свою сознательную жизнь прожило вне советской системы и в меньшей степени поражено её пороками:

всеобщей ложью, уравниловкой, соглашательством, неуважением к собственности и закону, страхом перед внешним миром. Если это поколение не уедет за границу или не разложится в рамках нынешней коррумпированной системы, оно рано или поздно придет к власти, повысятся шансы на поступательное развитие.

3.16. Вопрос в том, можно ли ускорить процесс смены поколений элиты, который ныне замедлился, если не остановился. А также обеспечить влияние на принятие решений среднего класса, почти не представленного в политическом процессе. Что само по себе является вызовом стабильному эволюционному прогрессу.

4. Политическая система и власть

 

.

 

4.1. Политическая система в целом соответствует уровню развития страны и общества в 2000-х гг. Однако она перестала способствовать их прогрессу.

Динамика развития общества опережает динамику трансформации политической системы. Наблюдается культурный и моральный вакуумы общества.

4.2. Крупнейший системный изъян политсистемы — отсутствие действенных институтов, помимо исполнительной вертикали, которые были бы способны обеспечить эффективное развитие. Нет хотя бы ограниченного, но действенного парламентаризма, независимого суда, развитого муниципального управления, партии имитационны и т.д.

4.3. Власть обладает легитимностью, преимущественно персонифицированной, которая постепенно сокращается. Правда, пока, вероятно, не настолько, чтобы угрожать устойчивости системы.

4.4. В распоряжении власти достаточно эффективная и разветвленная машина подавления, которая действует преимущественно в системе «сдерживания» через демонстративное точечное применение силы против несогласных.

4.5. Пользуясь непротивлением (равнодушием) общества, власть купила лояльность бюрократии, дав ей возможность противозаконно обогащаться, но тем самым и подцепив ее на «крючок».

4.6. Однако руководство посредством «управляемой коррупции» исчерпало себя. Бюрократия выходит из-под контроля, де-факто все меньше подчиняясь верховной власти. Коррупция стала главным фактором, определяющим политику государства во многих сферах, приводит к ослаблению власти и даже снижению уровня безопасности. (Проход террористов за взятки, техногенные катастрофы, вызванные коррупцией и порожденной ею безответственностью и бессовестностью).

4.7. Партийно-политическая система выполняет во многом формальную функцию. Партии не имеют идеологии. Они не являются настоящими механизмами социального лифта.

4.7.1. Впрочем, ослабление партийных систем — всемирный феномен, хотя замены партийной или даже квазипартийной системе пока нет. В России же ради обеспечения стабильности и управляемости развитие парламентских партий искусственно замедлено и деформировано.

4.7.2. В результате без собственного представительства во власти остается не только «поколение свободы», но и значительная часть интеллектуальной элиты, новая, особенно средняя и мелкая, буржуазия, т.е. практически все активные группы развития.

4.8. Массовое распространение Интернета, социальных сетей делает контроль над телевидением все менее эффективным. В стране образовалось две «партии» — Интернета и телевидения. Первая пока не ходит на выборы или «проигрывает» их. Но именно она определяет развитие и будущее страны. Ситуация, когда общенациональное телевидение практически не смотрит активная часть населения, ненормальна.

4.9. Сочетание усталости народа после 100 лет революций и лишений с относительно эффективной и изощренной пропагандой, повысившимся жизненным уровнем делает страну относительно малоуязвимой для вирусов «цветочных революций» или «арабской весны». Но ситуация зримо становится более хрупкой.

 

.

 

4.10. Описанное соотношение власти и общества не стимулирует быстрых и решительных перемен, повышает вероятность стагнационного пути развития, чреватого угасанием перспектив. С другой стороны, эта конфигурация все же открывает власти окно возможностей для того, чтобы инициировать сверху долгосрочные реформы.

5. Экономические тенденции

5.1. Экономический контекст при продолжении существующих тенденций выглядит следующим образом.

5.1.1. Затухающий рост ВВП — скорее всего от 4% вниз, несмотря на благоприятную внешнюю конъюнктуру (частично как раз из-за нее, поскольку она расслабляет и парализует волю к реформам).

Изменение настроений вероятно только после резкого и длительного падения цены на нефть в результате либо нового циклического мирового экономического кризиса (где-нибудь во второй половине 2010-х годов), либо мощной повторной волны нынешнего кризиса, либо какого-то непредсказуемого развития событий.

5.1.2. Есть немало причин, по которым вероятно продолжение инерционного пути. Это системная коррупция, крайне неблагоприятный предпринимательский климат (рейдерство, десятки тысяч дел по экономическим преступлениям). Влияние на выработку курса экспортеров с их потребностью не в модернизации, а в дешевом рубле и инвестировании за рубежом. Государство село и на эту «иглу»: много дешевых рублей — много налогов.

5.1.2.1. Из-за ухудшения ситуации с законностью, массовой коррупцией и рейдерством так и не решена проблема легитимности собственности. В результате имущие либо просто уезжают, либо держат значительную часть активов за границей, субсидируя внешний мир, либо не инвестируют. У страны низкая инвестиционная привлекательность, особенно для самих россиян.

5.1.2.2. Отсутствие ответа на вопрос, связанный с легитимностью собственности, — пожалуй, главная экономико-политическая проблема России. Если она не будет решена тем или иным способом, страна обречена на стагнационное развитие.

5.1.2.3. Ухудшающаяся демографическая ситуация, неэффективное использование наличной рабочей силы — в стране насчитывается более миллиона частных охранников, раздута численность силовых структур (кроме армии). «Мозги» же утекают за границу или в бюрократию за административной рентой.

5.1.2.4. Имеет место огромная недокапитализация стремительно ветшающей инфраструктуры, особенно транспортной.

5.1.2.5. Разрыв в уровне жизни регионов практически воспроизводит неравномерность развития среди членов ООН. В результате требуются огромные трансферты для погашения недовольства. Уровнем и качеством своей жизни удовлетворена примерно четверть населения, и эта цифра не растет.

5.2. Отсюда — крайне низкая доля накопления в ВВП — около 20%. С коррупцией и рентой выйти на вожделенные и необходимые 25-30% пока невозможно.

5.3. Отрасли высокого передела выдавливаются конкуренцией и по качеству (например, Германия), и по цене (Китай, при этом там растет и качество). Примитивизация российской экономики усугубляется. Обратить вспять эту тенденцию можно только коренным поворотом экономической политики, улучшением инвестиционного климата, разумным перераспределением нефтяной ренты, глубокими альянсами с ведущими мировыми компаниями. Но и при самом благоприятном ходе событий изменения к лучшему начнутся не раньше, чем через четыре-пять лет.

 

.
{advert=1}

 

5.4. Среди других тенденций:

5.4.1. Жизнь становится современнее и комфортнее благодаря технологической модернизации. Однако практически вся она импортируется.

5.4.2. Страна все более зависима от внешнего мира, становится его частью в экономическом, технологическом, продовольственном отношении. Этот процесс неостановим.

5.5. Продолжение заложенных ныне тенденций означает сохранение страны в качестве относительно сильного (из-за геополитических факторов), но сокращающего свое влияние (из-за экономических тенденций) мирового игрока. Ведущие отрасли — добыча и транспортировка сырья и продуктов первичной переработки. Главные ведомства — МИД, Министерство обороны, обеспечивающие защиту ресурсов, МЧС. Существенную роль играют отдельные отрасли: атомная, часть ВПК, химическая, космос, фармакология. Все они имеют потенциал для создания и развития международных цепочек.

5.6. В целом экономический контекст более мрачен, чем политический или общественный. В принципе, жить так можно еще годы. Но чем дальше, тем труднее бороться за место среди передовых держав и реагировать на все более непредсказуемый внешний мир.

6. Сценарии политического развития России

6.1. Эти сценарии отражают возможные варианты развития России. Они условны, инструментальны. Оценки даются, в том числе, исходя из описания экономических и социальных тенденций, которые будут формировать рамки для политического развития.Временной горизонт — 5-8 лет.

6.2. Кратко описываем семь сценариев возможного развития. Первые шесть:

  • Инерционный негативный — наиболее вероятный в краткосрочной перспективе (подробнее см. п.6.3.1.)
  • Инерционный позитивный (6.3.2.)

Четыре следующих сценария пока в разной степени менее вероятны

  • Авторитарная модернизация (6.3.3.)
  • Либерально-демократические реформы (6.3.4.)
  • Демократическая революция (6.3.5.)
  • Жесткий авторитаризм (6.3.6.)

Наконец, в заключение рассматривается седьмой, оптимальный вариант развития, который является субъективным представлением авторов о сочетании желательного и возможного в реальных условиях (см. раздел 8).

6.3.1. Сценарий №1. Инерционный негативный (сохранение статус-кво)

6.3.1.1. Вероятность пока настолько высока, что мы, к сожалению, считаем этот сценарий основным. Как говорилось выше, статус-кво устраивает правящую прослойку, давление снизу невелико, ощущение неблагополучия и тупиковости нынешнего пути развития политически не оформлено, внешние вызовы не толкают к немедленным действиям. Внешняя среда обманчиво «расслабляет». Данный сценарий уже во многом описан в разделах 1-5.

6.3.1.2. Продолжение роста экономики, но замедляющегося и хрупкого, зависящего от конъюнктуры на сырьевых рынках.

6.3.1.3. Усугубление тенденции к примитивизации экономики, ее частичная модернизация почти исключительно за счет импортных технологий. Страна все больше зависит от внешнего мира. Россия становится частью мирового хозяйства, но не активной, а периферийной, не создающей новые правила, а принимающей их. Не субъектом, а объектом.

6.3.1.4. Продолжение тенденции к сокращению и ухудшению качества социальных услуг государства, здравоохранения, образования.

6.3.1.5. Стагнация или снижение жизненного уровня большинства групп населения, усугубление социального неравенства. Численность среднего класса растет медленно. Как результат — постепенное нарастание социального недовольства. Оно гасится точечными подачками власти, и все чаще — силовыми методами.

6.3.1.6. Ухудшение качества человеческого капитала в первую очередь за счет эмиграции.

6.3.1.7. Продолжение оттока капитала, при этом уже не только на Запад, но и на Восток.

 

.

 

6.3.1.8. Пессимизм в отношении будущего, испытываемый большей частью российской элиты, перенимается внешним миром. Россия начинает терять способность эффективно защищать интересы на мировых площадках, становится «сокращающейся величиной», какой она была в 1980-1990-е годы.

6.3.1.9. Начинают сокращаться и ее возможности реинтегрировать часть постсоветского пространства.

6.3.1.10. Нарастает отчуждение народа от власти. Общество охвачено аморализмом, правовым нигилизмом, цинизмом.

6.3.1.11. Среди позитивных сдвигов — рост городского среднего класса с его потребностью в представительстве своих интересов и готовностью к самоорганизации вне власти. Этому же будет способствовать и дальнейшее распространение Интернета.

6.3.1.12. К активной жизни будет приходить « поколение свободы» — люди, рожденные в 1980-е — 1990-е годы, не жившие и не воспитывавшиеся при коммунизме.

6.3.1.13. Усиливаются настроения в поддержку модернизации, ослабевают патерналистские инстинкты. Власть и государство будут прогрессирующе терять способность к поддержанию патерналистских тенденций. Вкупе с ростом протестного потенциала и приходом в активную жизнь «поколения свободы» все это создаст условия для роста давления на власть снизу. Но пока у власти остаются существенные возможности для купирования этих настроений с помощью PR-технологий или мягких репрессий.

6.3.1.14. Национальные герои: и Петр I, и Александр II, и Александр III, и Столыпин — чтобы потрафить всем группам и обеспечить сохранение статус-кво.

6.3.1.15. Самая большая опасность инерционного сценария в том, что страна будет деградировать с точки зрения и внутренней стабильности (поддержка власти обществом) и способности эффективной реакции на все более грозные вызовы внешнего мира.

6.3.2. Сценарий №2. Инерционный позитивный

6.3.2.1. Эксперты Валдайского клуба не исключили, что при крайне благоприятном сочетании внешних факторов (рост цен на товары традиционного экспорта) с относительно разумной экономической политикой и хотя бы частично эффективной борьбой с коррупцией, Россия может медленно, инерционно набрать силы для движения вперед и вверх. (Подобно тому, как из вековой стагнации начала выходить Бразилия).

6.3.2.2. Такому сценарию будет способствовать расширение среднего класса, импортируемая модернизация экономики, расширение самоорганизации общества, некоторая либерализация политической жизни (развитие демократии на муниципальном уровне, возвращение выборности сенаторов и губернаторов). Возможности чего не отрицается и нынешней властью.

6.3.2.3. При этом государство начинает несколько масштабных экономических проектов, например, по развитию инфраструктуры.

6.3.2.4. То есть по сути дела — это охранительная, консервативная модернизация.

6.3.2.5. Ее символ — Александр III.

6.3.2.6. Попытка нынешнего руководства пойти по этому пути достаточно вероятна. Но успех такой «инерционной» модернизации представляется экспертам маловероятным.Нынешний динамичный мир не предоставляет необходимых нескольких десятилетий для такого проекта. С середины 2010-х гг. начнет быстро меняться и социальная структура населения, и его ожидания.

6.3.3. Сценарий №3. Авторитарная модернизация

6.3.3.1. Авторитарная модернизация, вероятно, была возможна в позднем СССР, если бы тогдашнее руководство решилось на номенклатурную приватизацию и отдало собственность и власть модернистскому крылу КПСС. Но этот теоретический шанс был упущен. Определенный уровень доверия к авторитарным методам присутствовал в первой половине и середине 2000-х годов.

 

.

 

Авторитарные реформы крайне затруднены из-за высокой степени разложения и коррумпированности правящей бюрократии. По сути, инструмент для подобной модернизации нужно создавать заново.

6.3.3.2. Этот путь мог бы включать в себя:

  • В политической сфере сценарий потребует решительной борьбы с коррупцией, обновления госаппарата, в том числе призыва во власть и управление поколения 1990-х.
  • В экономике: формирование долгосрочного стратегического плана развития, основанного на реальных конкурентных преимуществах России, а не умозрительных рассуждениях о модернизации.
  • Государство начинает долгосрочную инвестиционную политику, нацеленную на развитие группы отраслей и территориальных экономических кластеров с глубоким вовлечением международного капитала и иностранных технологий: добыча и глубокая переработка нефти и газа, другого минерального сырья, нефтехимия, металлургия.
  • Создание современного экспортно-ориентированного сельского хозяйства, в частности, для рынков Азии.

6.3.3.3. Двигателем роста могло бы стать массовое инфраструктурное строительство, а также новое освоение Сибири и Дальнего Востока с упором на развитие с помощью иностранного капитала инфраструктуры, а также ряда отраслей, работающих на азиатский рынок (глубокая переработка сырья, современное сельское хозяйство, строительство ЦБК, производство энергии на экспорт).

6.3.3.4. Инновационная высокотехнологическая составляющая экономики развивается анклавно в тесном взаимодействии с внешними источниками технологий и знаний.

6.3.3.5. Коренная реформа высшего образования с радикальным сокращением числа вузов и резким повышением финансирования оставшихся.

6.3.3.6. Быстрый переход всех вооруженных сил на контрактную основу.

6.3.3.7. Зажим оппозиции, особенно левой.

6.3.3.8. Хотя бы демонстративное самоочищение власти. Переформатирование и омоложение правящей партии, избавление от очевидного балласта.

6.3.3.9. Самоочищение правоохранительных и силовых или хотя бы их части органов, сокращение их численности при повышении зарплаты и других социальных благ (пенсии, медобслуживание). (Создание современной « опричнины»).

6.3.3.10. Активное внедрение через СМИ идеологии патриотизма, консервативных ценностей, в т.ч. национальной культуры, противодействие аморализму.

6.3.3.11. Национальные герои — Столыпин и Петр I. Лучшее время России — конец XIX — начало XX века.

6.3.3.12. Этот сценарий в принципе возможен при нынешней структуре власти, общества и экономики. Но для его осуществления нужна незаурядная политическая воля и ощущение опасности внешней или внутренней. Пока решимости не просматривается. Решимость может появиться через год-два, когда тупиковость развития по инерционному сценарию станет еще более очевидной.

6.3.3.13. Эксперты Валдайского клуба неожиданно для авторов доклада сочли вероятность претворения в жизнь этого сценария относительно более высокой, чем любого из иных сценариев за исключением Сценария №1. Его вероятность будет возрастать по мере окончательной выработки инерционного сценария.

6.3.4. Сценарий №4. Либерально-демократические реформы

6.3.4.1. Этот вариант развития предлагается группами элиты, ориентирующимися на лозунг «модернизации». Смысл сценария: рентной, ресурсной экономике необходима не только технологическая, но и комплексная общественная и политическая модернизация, развязывающая творческую энергию людей. Этот тип модернизации закреплен и в концепции «Партнерство для модернизации» России и ЕС.

 

.
{advert=2}

 

Конкретно различные сценарии либерально-демократической модернизации предполагают, в частности:

  • эволюционную демократизацию или плюрализацию политической системы;
  • перезапуск хотя бы ограниченной, но реальной партийной конкуренции на всех уровнях;
  • ликвидацию политической цензуры на федеральных телеканалах;
  • снижение уровня контроля исполнительной власти над представительной властью;
  • воссоздание независимости судебной системы, серьезно деградировавшей за последние годы;
  • активное преодоление наследия тоталитарного коммунистического режима; обеспечение максимальной гарантии прав собственности — для начала — модернизация уголовного законодательства в экономической сфере; снижение государственного контроля над НКО и увеличение их финансовой поддержки;
  • частичное обратное перераспределение ресурсов и властных прерогатив от центра к субъектам Федерации и от них — к муниципалитетам; восстановление выборности губернаторов, членов Совета Федерации, мэров крупных городов.

6.3.4.2. На словах элементы сценария №4 даже претворяются в жизнь, правда на практике наблюдается и попятное движение. Этот сценарий предполагает кардинальное изменение взгляда власти на будущее страны и на свое место в ней.

Его слабость — нерусская системность и сложность. Потребуются целенаправленные изменения системы, которая более чем устраивает правящую прослойку, и пока не вызывает жесткого отторжения в широких слоях населения.

6.3.4.3. Для реализации такого сценария необходимо и такое уникальное явление, как сильный авторитарный лидер, который сознательно вел бы страну и народ от авторитаризма к свободе. У него должна быть мощная опора в правящем классе. Примеров в мире почти нет, в России — царь Александр II.

6.3.4.4. Именно Александр II, а также Б.Ельцин становятся при таком сценарии национальными символами.

6.3.4.5. Дополнительным препятствием является тот факт, что Запад, в особенности Европа, которая всегда служила источником импульсов для реализации подобного сценария, находится в состоянии системного кризиса. Привлекательность западной модели под сомнением.

6.3.4.6. Считаем частичное движение по этому пути возможным, но маловероятным, особенно в комплексном варианте. Его вероятность может возрасти через два-три года, когда станет более очевидной бесперспективность движения по инерционному сценарию.

6.3.5. Сценарий №5. Демократическая революция

6.3.5.1. То есть быстрое падение или уход нынешнего режима под давлением кризиса и/или активного широкого общественного недовольства, с которым власти не смогут или не захотят справиться. Появление у протестующих харизматических лидеров с радикально демократическими убеждениями и риторикой. Стоит иметь в виду, что демократическая риторика не обязательно означает, что ее носители будут разделять либеральные взгляды.

6.3.5.2. Несмотря на малую поддержку в обществе в целом, этот сценарий пользуется растущей популярностью в «говорящем классе», у интеллигенции, у оттесненных от власти и ресурсов элит, части общества, раздраженной тотальной коррупцией, бюрократическим и политическим произволом, чувствующей растущее отчуждение власти.

6.3.5.3. Такой сценарий мог бы включать в себя следующие элементы:

  • длительная политическая нестабильность;
  • правительственный кризис;
  • создание правительства национального спасения;
  • объявление новых парламентских выборов по мажоритарной системе;
  • объявление досрочных президентских выборов;
  • нарастание экономических проблем, усугубление бегства капитала;
  • новая волна передела собственности.

6.3.5.4. Если изначально власть запаникует, то такая революция может быть на первых порах относительно успешной.

6.3.5.5. Но уже в краткосрочной перспективе — 1 год — выявятся слабости революционно-демократической модели в условиях неуважения к собственности и праву, отсутствия сильных институтов, структур и традиций гражданского общества.

6.3.5.6. Начнется борьба всех против всех, новое перераспределение собственности.

6.3.5.7. Во власть придут не только интеллигенция и оттесненная часть элиты, но и несистемный криминал. Весьма возможно и ультранационалистические популисты.

6.3.5.8. Результат: в лучшем случае — украинский вариант — стагнационная анархия, приятная лишь части политической и интеллектуальной элиты, с медленным вызреванием более зрелого общества на фоне экономической стагнации. В худшем — скольжение к режиму твердой руки с открыто криминальным оттенком (Латинская Америка). Либерально-демократические идеи вновь окажутся серьезно дискредитированными.

6.3.5.9. Однако ничего подобного обвалу 1991-1992 гг. не произойдет. Страна уже перешла на новые экономические и социальные рельсы. Население гораздо более независимо, чем после коммунизма. Революция произойдет только в политике и медийной сфере. Внешний мир вряд ли сможет и захочет воспользоваться новой «русской смутой light». Ему не до того.

6.3.5.10. Символами такого развития страны были бы М.Горбачев и Е.Гайдар. (Ксенофобски настроенного демократического лидера у страны, к счастью, еще не было. Будем надеяться, что и не будет).

6.3.5.11. Вероятность такого сценария в ближайшие годы была сочтена очень низкой. В обществе нет острого запроса на демократию. Сильна память о лишениях 1990-х гг., ассоциируемых с демократической риторикой. Протестные настроения нарастают, но пока невелики.

И главное — народ, несмотря на все лишения и неравенство, в основном сыт. У него налаживается быт. Большинству есть что терять, в т. ч. и в больших городах. Наиболее активная часть народа — в отличие от интеллигенции 1980-х гг. — пристроилась: в бизнес, в профессиональную деятельность, приносящую достойный доход, или уехала за границу.

Раздражение властью, чиновничьим беспределом и коррупцией пока не достигло критической черты. Но ощущение нелегитимности и несправедливости существующих порядков будет нарастать.

Вероятно, выборы 2012 г. лишь усилят это ощущение. И данный сценарий, как и сценарий №6, может оказаться гораздо более вероятным в случае сохранения статус-кво, инерционного сценария.

6.3.6. Сценарий №6. Жесткий авторитарный режим

6.3.6.1. Этот сценарий теоретически возможен в результате деградации экономики и общества, резкого падения популярности и поддержки лидеров, усиления жесткого сопротивления снизу правящему режиму, с которым он неспособен справиться. Возможна и реакция на серию катастроф вкупе с волной недовольства. Пока в обществе не просматривается потенциальных носителей подобного сценария (кроме нескольких публицистов реакционного толка и маргинального, в основном, левацкого полуподполья).

6.3.6.2. Этот сценарий мог бы включать в себя:

  • полицейское преследование всех выступающих против режима, вплоть до массовых арестов, политических убийств;
  • закрытие оставшихся оппозиционных или свободных СМИ;
  • попытки жесткого ограничения Интернета;
  • дальнейшее резкое свертывание социальных программ при проведении точечной политики популистской раздачи средств;
  • тотальную массовую пропаганду советского типа;
  • попытки создания «образа врага», то со стороны «Запада», то со стороны Китая (осторожнее), то со стороны мусульманского мира;
  • неизбежная ставка на русский национализм;
  • попытка закрытия границ.

6.3.6.3. Национальные символы — Петр I и Сталин.

6.3.6.4. Эксперты Валдайского клуба сочли такой сценарий крайне маловероятным и трудноосуществимым.

6.3.6.5. У режима нет достаточной политической легитимности, страна и особенно ее элита критически зависят от внешнего мира; последняя держит там свои авуары и рассчитывает на возможность жизни на Западе. В стране со столь высоким уровнем коррупции нет эффективного репрессивного аппарата для проведения такого курса. Отсутствует внешняя угроза, которой можно было бы попытаться объяснить такие меры. Создать «угрозу» при нынешнем уровне информированности населения трудно.

6.3.6.6. Тем не менее, мы не можем полностью сбросить со счета такой сценарий. Вероятность его осуществления повысится в случае длительного развития по стагнационно-инерционному варианту с нарастанием присущих ему противоречий или резкого и долговременного — не меньше чем 2-3 года — снижения цен на энергоносители.

6.3.6.7. В нынешней России этот сценарий ведет либо к ее распаду, либо к «демократической революции» (см. сценарий №5).

7. Внешняя политика 
при шести первых сценариях

7.1. Российская внешняя политика ближайших 5-8 лет относительно мало зависит от сценариев внутреннего развития.

7.2. Она в целом отвечает национальным интересам и интересам правящей элиты. Но даже если нынешняя элита вдруг потеряет власть (демократическая революция), внешняя политика кардинально не изменится. Прозападный курс в духе начала 1990-х невозможен из-за тогдашнего широкого общественного разочарования в нем и нынешней слабости Запада, утратившего ауру всемогущества и неспособного ни убедительно обещать «пряники», ни угрожать по-настоящему жесткими мерами.

7.3. У России в силу ее качественно возросшей международной вовлеченности и зависимости отсутствует (как и у других ведущих стран) опция сколько-нибудь долговременного возвращения к изоляционизму и враждебной политике в отношении основных центров внешнего мира. Такой политике будут мешать, кроме всего прочего, массированный вывоз на Запад капитала и детей элитой, в т.ч. нынешней коррупционной бюрократией, а также растущая мощь Китая, не дающая возможности превратить его во внешнего врага — слишком опасно.

7.4. В силу продолжающейся технологической деградации без участия внешнего мира — Запада и, в растущей степени Азии — невозможны даже минимальная технологическая модернизация, строительство современных вооруженных сил. Т. е. от конструктивных отношений с основными мировыми центрами зависит сохранение Россией статуса великой державы. А этот статус — часть национальной идентичности, от которого невозможно отказаться.

К тому же российское общество открыто и предельно коммерциализировано. Все это повышает цену плохих отношений с ведущими странами, делает более или менее конструктивную политику почти безальтернативной. Если, разумеется, не появятся явные жизненно важные угрозы безопасности (пока это только новые попытки втянуть Украину в НАТО, от которых Запад, будем надеяться, пока отказался). Или если в США временно не придут к власти откровенные ультрареакционеры. Но и в этом случае отношений ухудшатся только с Соединенными Штатами. Весь комплекс отношений с внешним миром — и даже с Западом — будет затронут минимально.

7.5. Константой является и то обстоятельство, что рост мощи Китая объективно толкает Россию к сближению с Европой, с США. Для либерально настроенных слоев элиты такое сближение привлекательно еще и возможностью укрепления «европейских» элементов в российской политике — верховенства права, уважения прав человека, политической демократии. Но тяга к сближению беспартийна. Не случайно наиболее далеко идущие планы сближения и интеграции с ЕС с созданием единого экономического и человеческого пространства, единого энергетического комплекса, своего рода «Союза Европы», выдвинуты нынешним российским премьер-министром, считающимся жестким политиком.

7.6. Немного больше пространства у России в отношениях с Америкой. Россия меньше от нее зависит, США уже не могут диктовать политику всему Западу, а по ряду параметров находятся в высокой зависимости от России. К тому же, в России традиционно сильны антиамериканские комплексы. Но и здесь поле для маневра весьма ограничено.

7.7. Гораздо меньше такое поле в отношениях с Китаем. Россия будет просто вынуждена проводить в его отношении дружественную политику («финляндизация»). Тем более что и Китай сам проводит и, по-видимому, будет проводить в отношении России прагматичную и подчеркнуто дружественную политику.

7.8. Впрочем, срединное положение России дает ей и значительные преимущества и возможности для маневра.

7.9. Складывающиеся реалии, в том числе падающая дееспособность Европы, делают быстрое сближение с ней маловероятным, даже при наличии растущего стремления к этому российских элит и объективной (геополитической) пользе такого сближения для обеих сторон.

7.10. Стремясь сблизиться с Европой, экономически страна неизбежно будет дрейфовать к более перспективным рынкам Азии. Вопрос в том, будет ли этот дрейф полустихийным, ведущим лишь к увеличению зависимости теперь уже или от Азии, или управляемым и более выгодным для страны.

7.11. Политика в отношении стран бывшего СССР на ближайшие годы также зависит от вектора ее внутреннего развития. При продолжении тенденции к деградации экономической привлекательности России, дезинтеграционные тенденции продолжатся.

В Центральной Азии Россию будет постепенно замещать Китай. Имеющие еще меньше, чем Россия, шансов на интеграцию с Европой Казахстан, Белоруссия и Украина будут дрейфовать, маневрируя к России. Россия продолжит создавать Таможенный Союз плюс Украина, Армения. Но жертвовать ресурсами ради этого будет лишь до тех пор, пока может себе это позволить и пока у руля находится последнее советское поколение. Ужесточение политики реинтеграции возможно только при возобновлении (маловероятной) тенденции движения НАТО на Восток.

7.11.1. Осуществимость идей типа «Евразийского союза» зависит от того, сможет ли Россия преодолеть стагнационные тенденции, в экономике и обществе. Но и в этом случае вызывает вопросы стремление включить в интеграционное объединение откровенно отсталые государства Центральной Азии.

Можно надеяться, что с дальнейшим ослаблением ностальгии, Россия не повторит ошибки царей, присоединивших Центральную Азию, которая стоила Российской Империи и СССР гигантских средств, почти ничего не принося взамен.

7.12. С точки зрения геополитического влияния Россия остается там, где она есть. Мощная по геополитическим параметрам традиционалистская держава, которая ведет игру, используя жесткие факторы силы — там, где она пока конкурентоспособна, и традиционную дипломатию баланса сил. К счастью для нее, на новом витке мир возвращается к такой дипломатии. Однако надо отдавать себе отчет в том, что российский экономический ресурс пока имеет тенденцию к сокращению.

7.13. Резкая попытка поворота к Западу или к Китаю может произойти только при жестко авторитарном сценарии. Что- бы защититься от давления снаружи и сдать активы страны в обмен на сохранение собственности за рубежом. Но такой сценарий (латиноамериканский 30-х — 70-х годов прошлого века или североафриканский 1970-х — 2000-х) сейчас уже не работает.

7.14. При инерционном развитии страна, стараясь сблизиться с Западом, будет де-факто все больше становиться сырьевым придатком, а с годами и политическим полувассалом Китая, теряя субъектность в мировых делах. Эта неприятная тенденция начнет проявляться через несколько лет.

Чтобы использовать благоприятные условия, нужно преодолеть в себе традиционное желание ничего не делать и оставить все как есть. Именно на это нацелен предлагаемый для обсуждения оптимальный сценарий. Он сочетает желаемое и, считаем, возможное.

8. Оптимальный сценарий

8.1. Он предполагает систему мер по повышению управляемости и включению в развитие самых широких общественных сил, чтобы сделать возможным усиление модернизации и реформирование России. Он нацелен на преодоление, видимо, губительной стагнации, но эволюционным путем.

8.1.1. Главный смысл оптимального варианта — подготовка к модернизационному рывку через создание действенных государственных и общественных институтов помимо «вертикали власти».

1990-е годы были периодом революционного выхода из коммунизма и милитаризма. 2000-е годы — контрреволюционного восстановления управляемости. Но двадцать лет были потеряны для создания эффективных институтов, без которых невозможно современное развитие. Это — парламент хотя бы с законодательными и особенно контрольными функциями, даже без возможности формирования правительства. Это — судебная система, защищающая права граждан, прежде всего — права собственности. Это — комплекс мер по легитимации частной собственности (как бы она ни была приобретена). Она должна быть объявлена священной, а рейдерство — святотатством. Это, наконец, — муниципальное самоуправление.

8.1.2. 2010-е годы, в первую очередь их первая половина, должны стать десятилетием формирования эффективных институтов государственного и общественного управления и развития.

8.1.3. Исторический аналог — комплексные институциональные реформы Александра II, давшие России возможность совершить мощный рывок в конце XIX — начале XX веков. Важно попытаться обеспечить его до неизбежного при инерционном сценарии «поражения в Крымской войне», которое в XXI веке в отличие от века XIX может оказаться фатальным.

8.1.4. Национальные герои и символы — Александр II и Столыпин.

8.2. Основная цель политической модернизации — начало системной борьбы с коррупцией, которая помогала революции, потом — восстановлению управляемости. Но теперь превратилась в главный фактор замедления и деформации развития, деградации и разрушения общественной морали. Для этого можно было бы предположить следующие, в частности, меры в политической сфере:

8.2.1. Поэтапное, но быстрое введение реальной партийной конкуренции, появление двух-трех «правящих партий». Модель одной правящей партии на период модернизации России не подходит, по-видимому, из-за тоталитарного наследия. Получается бледный слепок КПСС времени застоя. КПСС не раскололась и погибла. ЕР должна эволюционировать к разделению на левоцентристскую и правоцентристскую партии, справа от которой будет не очередная созданная правая партия, а реальная право-демократическая оппозиция, слева — коммунисты.

8.2.2. Допуск к власти в Думу хотя бы на правах «заднескамеечников» представителей относительно радикальной, но системной оппозиции, которую искусственно делают внесистемной. С тем, чтобы обеспечить минимально необходимый плюрализм мнений, весомость аргументов власти в борьбе с коррупцией.

8.2.3. Продажа в относительно независимые иностранные руки одного из федеральных телеканалов.

8.2.4. Судебное преследование нескольких по-настоящему высокопоставленных коррупционеров.

8.2.5. Обновление исполнительной власти, например, через призыв «поколения свободы» до того, как оно уедет, или разложится. Этот, путинский, призыв может оказаться помимо создания институтов решающим рычагом бескровного реформирования и модернизации.

Для обновления могут быть даже приняты чрезвычайные меры типа возрастного ценза для высших чиновников.

8.2.6. Действительная реформа и очищение от коррупции правоохранительных институтов или хотя бы их части, ликвидация нереформируемых правоохранительных институтов или создание их заново, чтобы создать эффективную «дубинку» в руках власти, для борьбы с коррупцией бюрократии.

8.2.7. Всемерная поддержка НКО, общественных инициатив, в т. ч. финансовая, через прямое госфинансирование, создание фондов партий, через политическое и налоговое поощрение частных пожертвований.

8.2.8. Сохранение на ближайшую перспективу персоналистского характера власти. Это рискованно. Но другого стране и обществу пока не дано, да они и «не заработали» пока настоящей демократии и свободы. Получив их сверху в начале 1990-х гг., соотечественники развалили государство — СССР, бывшую Российскую Империю, а к концу десятилетия чуть не развалили то, что осталось — Российскую Федерацию. Но необходим постепенный отход от излишне персонифицированной системы в сторону большей опоры на институты. В перспективе — отказ через конституционные изменения от двухсрокового президентства — в пользу одного на 6-7 летний срок.

8.3. В политико-идеологической сфере:

8.3.1. Декоммерциализация центрального телевидения, превращение по крайней мере одного из ведущих телеканалов в общественный (в дополнение к «Культуре»).

8.3.2. Активная пропаганда ценностей национальной культуры, консервативной морали, нравственности. Мобилизация и поощрение для этого мощных еще остатков отечественной интеллигенции, а также лидеров Интернет-сообществ.

8.3.3. Активная пропаганда многонациональности России, ее культуры, истории во всей ее сложности. Максимальное вовлечение представителей национальных меньшинств в правящий слой. Но при этом жесткое настаивание на обязательности для всех жителей знания русского языка, культуры, истории, уважения превалирующих в русском обществе обычаев.

8.3.4. Восстановление через СМИ, особенно Интернет и учебные программы, идентичности общества, его связи с многовековой историей России, особенно ее «блистательным» XIX веком. Эта связь остается во многом прерванной 70 годами коммунистической пропаганды.

8.3.5. Завершение при помощи серии мер культурно-просветительского характера «десталинизации» страны, начатой ХХ съездом, продолженной демократизацией начала 1990-х, но так и не доведенной до конца. Не перечеркивая лучшего, что было, и лучших, кто трудился и служил во имя России, в ХХ веке.

8.3.6. Решительная модернизация и увеличение расходов на все типы образования, особенно на элитарное высшее, в т.ч. через его ускоренную интернационализацию. (Опасения, что это поощрит отток молодежи, беспочвенны: если не изменится атмосфера, значительная часть лучших все равно уедет). Сейчас ассигнования на образование начали сокращаться. Что вызывает изумление.

8.3.7. Предложение обществу идеологии оптимизма, моральных ценностей, веры в Бога, общественного успеха. Сегодня, по сути, навязывается аморализм, цинизм и стяжательство. Персонализация истории, возвращение обществу лучших людей прошлого.

Предложение через электронные СМИ позитивных образцов — честного полицейского, добропорядочного бизнесмена, принципиального судьи, успешного квалифицированного рабочего, фермера, инженера разных национальностей, живущих в России, любящих друг друга супругов. Все эти герои почти полностью исчезли из общественного оборота, будучи вытеснены образами бандита, сомнительного олигарха, продажного полицейского, выставляющих себя на продажу женщин, криминальных этнических сообществ, бесконечно смеющихся надо всем шоуменов. Предлагается, по сути, позитивный социальный инжиниринг по типу лучших советских или американских образцов.

8.3.8. Цель активной деятельности государства в политико-идеологической сфере — взращивание в России гражданина и гражданского общества, самоуважения народа, пусть и через понимание ошибок и преступлений прошлого, уважения к человеку. Сохранение и развитие народа — высшая задача.

8.4. В экономической сфере:

8.4.1. Основной задачей должно стать завершение процесса приватизации собственности в России. Главное — узаконить ее и сам институт частной собственности. Иначе вся политическая борьба будет по-прежнему вестись вокруг возможности передела собственности, страна так и продолжит двигаться по замкнутому кругу постсоциалистического перехода.

8.4.2. Для этого в нынешних условиях придется прибегать к массированному привлечению иностранного капитала, либо русского в виде иностранного. Иностранный капитал пока лучше защищен в России, нежели отечественный. Иными словами необходима массированная легализация капиталов — как угодно нажитых. Как ни неприятно это звучит.

8.4.3. Другая связанная задача — скорейшее улучшение всеми возможными способами удручающего инвестиционного климата вплоть до создания специальных президентских комиссаров, уполномоченных по защите инвестиций, особенно на первых порах иностранных. Придется, видимо, возвращаться к идее создания специальных экономических зон. Что-то в этой сфере начало сдвигаться уже в 2011 г.

8.4.4. Еще одна связанная задача — решительная борьба против рейдерства властных и особенно силовых структур.

8.4.5. Необходим запуск одной-двух действительно мощных экономических программ, вместо во многом имитационных «нацпроектов».

Очевидна необходимость программы нового освоения Сибири и Дальнего Востока через развитие инфраструктуры, производств по глубокой обработке сырья, леса, создание ориентированного на бездонные рынки Азии сельского хозяйства, других «водоемких» производств. Мы называем это — «проект Сибирь» с массированным максимально широким привлечением иностранного капитала, из США, ЕС, Китая, Японии, других стран Азии, предоставлением ему максимальных льгот и гарантий. Рабочая сила должна привлекаться из разных стран. Управляющие кадры — талантливая молодежь России, для которой «особая экономическая зона Сибирь» должна стать альтернативой отъезду на Запад или попаданию в разлагающие путы современной бюрократии. Через несколько лет часть молодежи — с капиталом и опытом предпринимательства и управления — может вернуться на командные высоты в Москве.

8.4.5.1. Новое освоение Сибири является столь очевидно настоятельным с экономической и геополитической точек зрения, что мы предлагаем перенести столицу или хотя бы часть столичных функций и федеральных ведомств в города Сибири и Дальнего Востока(Красноярск, Иркутск, Владивосток). Для экономического поворота России к поднимающейся Азии нужно что-то похожее на совершенное Петром I с соратниками, прорубленное «окно в Европу» через Санкт-Петербург.

8.4.6. Помимо развития отраслей, названных «в проекте Сибирь», общего улучшения инвестиционного климата, государство должно сосредоточить поддержку на очень узкой их группе — атом, космос, часть вооружений, химия, газо- и нефтепереработка, может быть, фармацевтика. Именно здесь, а не «вообще», должны формироваться инновационные кластеры, практически везде с активным привлечением иностранного капитала и технологий.

Пора расстаться с иллюзиями новой всеобъемлющей индустриализации / постиндустриализации в стране, которая не может конкурировать по качеству с Германией, а по цене/качеству — с Китаем.

8.5. Во внешнеполитической сфере сценарий представляется наиболее очевидным.

8.5.1. Скорейший, в течение 2-3 лет, переход на контрактные Вооруженные силы плюс мобилизационный резерв по принципу национальной гвардии. Продолжение опоры на модернизирующиеся силы ядерного сдерживания плюс современные высокомобильные силы общего назначения. Вооруженные силы должны быть нацелены не на сдерживание конкретного противника, а на возможность реагирования на любые угрозы.

8.5.2. В условиях нарастающего хаоса возможность и желательность вхождения в союзы, видимо, упущена.

8.5.3. В то же время, учитывая культурно-исторические корни России и общие со странами Европы геополитические вызовы, желательно максимально возможное и структурированное сближение с ЕС (см. доклад российской группы Валдайского клуба «К Союзу Европы» //http:// valdaiclub.com/publication/22l28.html).

8.5.4. В отношениях с США нужно стремиться к максимально конструктивным отношениям по широкому кругу вопросов, прежде всего военно-стратегических. Имея в виду в конечном итоге установление тесного партнерства с элементами союза в этой сфере. (См. доклад российской группы Валдайского клуба «Отношения Россия-США после «перезагрузки»: На пути к новой повестке дня. Взгляд из России» //http://valdaiclub.com/ publication/22285.html).

8.5.5. Необходима коренная экономическая переориентация на рынки Китая и поднимающейся Азии, прежде всего через новое освоение Сибири и Дальнего Востока («проект Сибирь»). (См. тезисы российско-китайской секции Валдайского клуба «Через гармоничное развитие к региональной стабильности. Россия и Китай в новой мировой архитектуре». Опубликованы в сборнике докладов «Россия: Стратегия для нового мира» //http:// valdaiclub.com/publication/28280.html). (« Валдай» готовит специальный доклад о России в Азии).

8.5.6. Одновременно Россия совместно в первую очередь с Китаем, а также с Японией, США, Южной Кореей, странами АСЕАН, Австралией и другими должна инициировать быстрейшее создание системы безопасности и сотрудничества для Тихого океана. На первых порах — хотя бы для Восточной Азии. Важнейшая цель — упреждающее заполнение создающегося в регионе вакуума безопасности, предотвращение перерастания неизбежного соперничества между КНР и США в военно-политическую конфронтацию.

8.5.7. Содействие налаживанию трехсторонних диалогов в формате Россия-США-КНР и Россия-США-ЕС.

8.5.8. В целом активная дипломатия при минимизации прямого вовлечения, особенно в конфликтные зоны. 2000-е годы убедительно показали: кто влезает — тот почти всегда проигрывает.

8.6. По этому сценарию Россия должна войти во вторую половину 2010-х гг. все еще мощным геополитическим игроком (по совокупным возможностям — третьим в мире) приблизительно на нынешнем уровне экономического развития. Но обладающим институциональным и человеческим потенциалом для модернизационного рывка, без которого даже при благоприятных обстоятельствах страна обречена на третье-сортность и утрату реального суверенитета.

8.7. Если этот или сходный сценарий осуществлен не будет, то, боимся, от России отвернется удача.

Р.S. Понятно, что этот, оптимальный, сценарий полностью не осуществим и в нем невозможно предложить исчерпывающие рецепты позитивного, но возможного развития. Но и эти предложения могут быть использованы при движении по какому-либо иному из относительно разумных сценариев.

Источник: Большая Ялта




Комментирование закрыто.