Пособие для «красных» директоров. От футурологии к повседневной реальности.

Александр Кравченко, для "Хвилі"

Ключевая роль вычислительной техники в развитии Человечества, давно уже была осознана специалистами. Но, наряду с пониманием важности этого универсального инструмента, специалисты давно уже осознают и серьезные недостатки, органически присущие существующим вычислительным технологиям. Эти недостатки заложены в самый фундамент современной вычислительной техники. Они от того, что изначально вычислительные машины зарождались не для помощи человеку в его информационной деятельности, а для разрешения внутренних проблем математики: определения понятий алгоритма, сложности вычислений, функциональной полноты и пр..

Технологии, предложенные Билами Гейтсами — это технологии не выдерживающие  критики, нельзя решать нелинейные задачи тривиальным наращиванием неинтеллектуальных ресурсов, эффективность и коэффициент полезного действия которых, даже по данным западных специалистов, составляет сотые и тысячные доли процента. Даже если мы каждый год будем удваивать число вычислительных ресурсов и программистов, выкладывая все новые деньги, в стремлении догнать жалкие доли процента прироста полезной производительности вновь созданных суперкомпьютеров их  всегда будет недостаточно для решения текущих проблем. Правда, японцы обнародовали, на наш взгляд, правильное решение под названием «семантический разрыв», но далее растраты многомиллиардных сумм, во всем мире, дело не пошло. Одно дело использовать биты и байты и совсем другое — оперировать непосредственно «понятиями». Ясно, что при этом и само «программирование» приобретает совсем иной смысл. Оно существенно упрощается, приближается к человеку-пользователю, и программистом, в таких условиях, не сможет стать лишь только ленивый. Вычислительная техника «пятого поколения» (так эту новую технологию назвали японцы, а осуществили украинцы) отличается компетентностью (поскольку оперирует непосредственно со знаниями накопленными Человечеством) и понятливостью (поскольку способна естественно воспринимать и запоминать новые знания — учится). Работа с таким компьютером напоминает работу с помощником-человеком. Только, такой «помощник» никогда не устает и отличается предельным терпением, настойчивостью и благожелательностью

Чтобы реализовать подобный проект в национальных масштабах, нам кажется более привлекательной целью, создание среды, где наука и образование не будут конкурировать за ресурсы, а будут сосуществовать, как им и надлежит, в полной гармонии, поддерживая и дополняя друг друга. Только в этом случае они совместно смогут предложить в массовых количествах, каждому гражданину, независимо от возраста и места проживания, возможность получать дешевое, индивидуальное, качественное, а с учетом предложенных новых технологий и опережающее пожизненное образование.

Развивая предложенную для обсуждения тему, постараемся дополнить некоторые идеи предложенные Петром Ивановичем Костенко в презентации: «Киев — стратегия,тактика ,избирательный процесс», которые на первый взгляд кажутся футурологическими, но как свидетельствует практика, их реализация  вопрос уже не будущего. А где то и реализованного прошлого.  Принципиальная важность данного подхода — возможность преобразовать наше общество без революций и эволюций, а исключительно средствами и технологиями ставшими данностью «цифрового» мира, которые мы с вами еще не разглядели и к которому еще не адаптировались.

Чтобы не утомлять читателя поветвовательным изложением продолжим обсуждение в форме возможных вопросов и ответов.

Можно ли управлять государственной машиной, где коррупция процветает не только в высших эшелонах власти, а носит повсеместный, тотальный характер, когда в коррупционную деятельность вовлечены не только чиновники, но и слесари – водопроводчики?

Повсеместное введение национальной «интеллектуальной валюты» по началу в «одной отдельно взятой стране»  заставит всех ее граждан выполнять одну из заповедей, а именно («не укради!»).  Эта валюта, обладающая памятью, способна в отличие от традиционных национальных валют отличить «платежные» средства от «кредитных», «длинные» деньги от «коротких», «амортизационные» от «оборотных» и т.д., располагает еще и достаточным «интеллектом», чтобы избавить своих владельцев от вторжения фискальных структур, при этом сохраняет полную конфиденциальность о сбережениях. Введение подобной валюты во всех странах дело ближайшего времени, поскольку иного способа «нейтрализовать» триллионы «виртуальных» инвестиций вложенных в «длинные» деньги и «отмытых» через «короткие», пожалуй и не придумать.

Можно ли повысить управляемость в системах государственной власти, которая неизменна по своей архитектуре со сталинских времен и не способна принимать решения с результативностью более 1 %?

В чем – то и сталинская архитектура принятия решений была  эффективной, бесконечный спор о том что лучше глобализация, централизация, нонцентрализация, субордиарность, девалюция,  в наш цифровой век, на наш взгляд, теряет свою актуальность ибо «оцифровав» государство Вы все или можете заменить на и, во – первых потому что  диалектику еще никто не отменял, во — вторых можно предложенные новые интеллектуальные технологии встроить в систему управления, что также позволит в зависимости от угроз национальному суверенитету стратегическое управление в каком-то смысле сделать и оперативным, т.е. изменять, «перепрограммировать», архитектуру управления, адекватно изменившимся обстоятельствам. И не бояться того факта, что не Вы управляете событиями, а события, претерпев структурные изменения, будут управлять Вами. Новая эпоха, это эпоха сверхбыстрых нелинейных обратных связей, эпоха управления в условиях реального времени в темпе структурных изменений

Можно ли «легализовать» инфляцию и при этом не прибегать к печатному станку, чтобы решать проблемы девальвации и деноминации?

Не только можно, но Вы лучше нас знаете как это необходимо, если мы собираемся не созерцать, а управлять   экономическими процессами и иметь возможность осязать результаты своих принципиально не моделируемых экспериментов. Ответ прост, «оцифровав» валюту мы сможем, если потребуется, даже ежесекундно добавлять и уничтожать любое количество нулей, более того, можно будет в реальном масштабе времени знать  «сколько на самом деле стоит наша валюта».

Можно ли повысить качество непрерывного обучения всего населения, не увеличивая преподавательский корпус и не бояться «утечки мозгов»?

Известные в мире предложения «дистанционного» образования, широко представленные многими крупнейшими университетами мира, в частности, российскими, свидетельствуют как о насущности проблемы массового образования, так и о беспомощности педагогики при решении этой проблемы. Очевидно, что предлагаемые курсы являются простой публикацией давно имеющихся учебных методических материалов средствами Интернет. Достигнутые тут вершины — изредка используемые гиперссылки, анимация (иногда!), моделирование отдельных иллюстрирующих экспериментов. Согласитесь, что о индивидуально-массовом обучении, в таких условиях, речь идти не может!  В Украине давно ведутся работы по созданию новых технологий образования, основанных на представлении информации в виде знаний. Такой подход позволяет автоматически, перманентно учитывать личные особенностей обучаемого, состояние обучающего процесса и другие важные факторы и может удовлетворить потребности в массовой подготовке и переподготовке специалистов по индивидуальным запросам для новых социальных структур

Можно ли, используя только технократические технологии в одночасье удвоить бюджет государства?

В некотором смысле даже утроить, поскольку «цифровые деньги» функционирующие «виртуально», чем-то напоминают технологию взаимозачетов и поэтому их «масса» не уменьшается, а увеличивается точно на «добавленную стоимость». Скорость обращения прежней и перенесенной «добавленной стоимости» на много порядков увеличивается («электронная» денежная масса перемещается практически мгновенно, для всей страны, а не только для обладателей магнитных карточек). Они не требуют гигантских непрерывных затрат на обеспечивающую их функционирование инфраструктуру, а только разовые и в процентном отношении не значительные. «Львиная доля» никуда не исчезающего бюджета может быть использована на инвестирование, хотя это больше похоже на реинвестирование.

Можно ли, «… сегодня правительство распустить и вместо него поставить компьютер, который будет просто вести текущее исполнение законов, что, собственно, и должно делать правительство» (вопрос заданный экономистом Глазьевым)?

Первая же попытка оказалась весьма успешной, правда не с помощью одного компьютера а двух и без телекоммуникационной связи, а имеющейся на то время телексной, понятно, что речь идет о Чили и о не потерявших со временем своей актуальности алгоритмах локально-глобального менеджмента изобретенных Стаффордом Биром. Человечеству не нужно придумывать новые системы управления, лучшие из них генетически встроены в нас самих. Их нужно только интеллектуально «отчуждать» и адаптировать к окружающей среде, используя озвученные ранее технологи.

Можно ли, исключить любую возможность генерировать виртуальные деньги в масштабах государства, в том числе и со стороны банковских структур?

Для этого достаточно отделить платежные средства от кредитных, чтобы исключить самую возможность построения «виртуальных финансовых  пирамид», на которых так «поднаторели»  США,  а теперь и различные телекоммуникационные глобальные корпорации,  тем самым, спасая от «перегрева» доминирующую валюту.

 Можно ли,  управлять государством при отсутствии достоверных данных?

Безусловно, нет, но даже если они и есть, то все равно нельзя. Без кардинальной смены технологий, управление все равно будет носить разовый, дискретный характер, не более чем раз в квартал.

Во-первых, потому, что нужно время для обобщения полученных из, разных мест, данных, причем, качество этих данных — весьма сомнительно (приблизительно такая схема управления доминирует в США, управление между начислением дивидендов). Во-вторых, в экономике, на наш взгляд, лучше денежные эквиваленты, заменить временными, тогда все можно измерять, как того требует новая эпоха, в производительностях, но еще лучше в «IQ».Если использовать уже существующие технологии, то можно будет  не только управлять системой в реальном масштабе времени, но и, используя «интеллектуальные фильтры», осуществлять превентивное управление до момента наступления фатальных структурных изменений.

«Можно ли управлять государством, когда у него одних только сыров выпускается более 2 000 наименований» (Де Голль), добавим к этому, что по утверждению, «классиков», экономику обслуживают не менее 400 отраслей?

Все страны поголовно увлеклись концепцией «электронного правительства», но при этом непременно обнаруживают, что количество бумажных копий документов не уменьшается, и даже наоборот, существенно возрастает. Безусловно, это огромная глупость — заставлять налогоплательщика платить 400 раз за одну и ту же систему, да еще и решать непростую проблему совместимости различных компьютерных платформ. И какой ценой? Предлагаемые «интеллектуальные» смарт — карты встроенные в соответствующую интеллектуальную инфраструктуру, например, избавят суды от хранения огромного числа томов, а следователей от необходимости этапировать заключенного к месту допроса. Другими словами, можно будет повсеместно исключить бумажные носители, как таковые. Более того, минуя суперзатратный этап примитивной   электронизации и интернетизации правительства, непосредственно приступить к реализации концепции «компетентного» правительства, где даже самый заурядный чиновник не сможет принять неприемлемого решения.

Интеллектуальная экономика, с помощью «интеллектуальных» денежных носителей заставит всех, в том числе и национальную экономику, жить, что называется, по средствам и функционировать, полностью  исключая возможность «некорректных» (не предусмотренных законодательством и распоряжениями местных, региональных и национальных институтов исполнительной власти) накоплений. С момента ввода в обиход национальной цифровой валюты,   «оборотные»,  т.е. безналичные деньги уже больше не смогут превращаться в наличные деньги, используемые для закупки потребительских товаров, хотя именно оборотные деньги и составляют основной капитал банков.

В стране, таким образом, будет наведен должный экономический порядок, и товарный кредит будет отличаться от финансового, торговля будет отделена от производства и перестанут плодиться виртуальные (обесцененные) деньги. Оборотные деньги  будут всегда оставаться безналичными деньгами и ни при каких обстоятельствах не будут «превращаться» в наличные деньги, во всяком случае до того момента, пока экономика и население не решат самую острую проблему, а именно — не станут самодостаточными. Апеллируя к опыту других стран, можно констатировать, что успехи китайской реформы стали возможны, также и благодаря, наведению подобного элементарного порядка. Любой китаец, мог участвовать в реализации любой продукции, но только на условиях получения товарного кредита (уточним, товарный кредит  — это кредит,  который выплачивается готовым или  изготавливаемым товаром,  и  потребитель не получает денег, а получает  либо товар,  либо обязательство производителя по поставке товара в установленый срок). Известно, что, выдавая кредит и потребителю и производителю банк как бы удваивает оборотные средства, а это прямой путь к инфляции, то есть обесценивания национальной валюты и, в конечном итоге, к увеличению безработицы. Таким образом, в рамках «корректной экономики» никто не сможет использовать кредитные ресурсы для личного обогащения или другого нецелевого его использования. Особенно важно разграничить торговлю и производителя,  для того, чтобы объем денежной массы платежных средств не нарушал товарного баланса в экономике, т.е. количество заработной платы  населения, выраженное  в деньгах,  не должно превышать суммарную стоимость ВВП  в деньгах в одном и том же временном интервале. Устранить этот недостаток функционирования в  системе  управления  экономикой можно только путем автоматического электронного мониторинга за деятельностью финансовых институтов рынка.

Деньги это не что иное, как информация и как любая информация она может  «перекодироваться» на  любые  носители с одновременной привязкой различных признаков, определяющих как владельцев денег, так и особенности их использования при  платеже.   В частности, при наступлении кризиса в экономике, технология предложенная Костенко П.И. позволяет автоматически предприятиям, да и всей экономике в целом, автоматически осуществить переход на бартерные схемы («электронный бартер») и таким образом на время пока банки «не восстановят свою прежнюю функциональную способность», обходиться без их услуг.

 

Ранее в серии: 

Пособие для «красных» директоров

Пособие для «красных» директоров. Часть вторая. Антикризисная политика

Пособие для «красных» директоров. Новый тип мышления – «проектный»

Пособие для «красных» директоров. Деловая разведка

Пособие для «красных» директоров. Виртуализация как новый путь управления развитием

Пособие для «красных» директоров. «Интеллектуальная» логистика




Комментирование закрыто.