Почему Фонд госимущества перенёс дату обнародования результатов оценки Одесского припортового завода

Владимир Ларцев – экс-советник председателя Фонда госимущества, директор «Центра антиолигархической политики», для "Хвилі"

ОПЗ_Одесский припортовый завод

Согласно информации интернет-издания «Бизнес Цензор» председатель Фонда государственного имущества Игорь Билоус должен был 29 апреля огласить стартовую цену ПАО «Одесский припортовый завод», которую определила по заказу ФДМУ СП «Увекон». Однако в указанный день появилось сообщение «Украинских новин», что приватизационное ведомство перенесло её обнародование на май.

Ничем не обоснованная задержка оценочных процедур

Спрашивается: что же произошло? Ведь конкурс, на котором Фонд госимущества определил победителем по оценке ОПЗ «Совместное Украинско-Венгерское предприятие «Увекон» (руководитель и собственник Владимир Шалаев), прошёл 19 февраля 2016 года. Ну пускай одна неделя потребовалась на заключение договора. Тогда 35 календарных дней, предусмотренные конкурсным предложением для выполнения работы СП «Увекон», истекли 31 марта. И насколько нам известно, специалисты компании Шалаева уложились в срок. Да и что тут сложного, если на ОПЗ ещё с осени прошлого года работает за 1 $млн. (оплачивает завод) привлечённый Игорем Билоусом швейцарский инвестиционный банк UBS, в котором он трудился с 2005 по 2011 годы в должности исполнительного директора.

Две недели сотрудникам Фонда госимущества потребовалось (если брать по максимуму) на проверку, уточнение, исправление замечаний и чиновничью бюрократию утверждения отчёта «Увекона». Согласно инсайдерской информации от сотрудников ФДМУ фирма Шалаева первоначально её определила в 500 $млн.

Почему же тогда руководство ФДМУ ещё в середине апреля не огласило стартовую стоимость 94,567% пакета акций «Одесского припортового завода»? Ведь оплата работы проводится за счёт государственных денег, то есть денег налогоплательщиков. И народ вправе знать, каков результат использования 185 тыс. гривен.

Перенос же анонсированного на 29 апреля брифинга по оглашению стартовой стоимости ОПЗ ещё больше утвердил автора статьи в мысли, что оценка «Одесского припортового завода» изначально носила заказной и коррупционный характер, и что она вообще была не нужна, так как есть цифра в $650 млн., по которой компания Коломойского «Нортима» выиграла конкурс по ОПЗ осенью 2009 года.

Сокрытие результатов оценки становится традицией

Чтобы лучше понять причины этого сделаем небольшой экскурс в недавнее прошлое. Вспомним, что в конце марта 2012 года «Нефтегаз» на тендере выбрал для оценки стоимости активов ГТС Украины компанию ООО «Бейкер Тилли Украина ЭК». Цена конкурсного предложения этой компании составила 4,1 млн гривен. Эксперты (в том числе автор этой статьи) связывали проведение такой оценки с желанием президента Украины Виктора Януковича договориться о передаче России контроля над украинской ГТС на выгодных для «Семьи» условиях.

«Бейкер Тилли Украина ЭК» должна была провести оценку системы магистрального трубопроводного транспорта газа, в том числе подземных хранилищ голубого топлива и объектов инфраструктуры, в срок до 1 августа 2012 года. Но спустя несколько месяцев после названной даты украинские высокопоставленные чиновники заявили о переносе сроков завершения оценки и пообещали обнародовать результаты до конца ноября 2012 года. Однако результаты оценки «Бейкер Тилли Украина ЭК» так и не были оглашены во времена президентства Януковича.

Спрашивается: почему? Шли торги между представителем Януковича тогдашним министром топлива и энергетики Юрием Бойко и российской стороной за сколько отдать украинскую ГТС, и что за это может получить «Семья» и Ко. Задачей же оценщика («Бейкер Тилли Украина ЭК») было лишь покрасивее подогнать свои расчёты под согласованную цифру. Однако планы Януковичей и Путина были сорваны Революцией Достоинства.

Но самое удивительное в этой истории следующее. Во-первых, ни Генеральная прокуратура, ни СБУ, ни соответствующие структуры МВД, расследуя в послереволюционный период деятельность руководства «Нефтегаза» (Евгения Бакулина и Ко) и министра топлива и энергетики Юрия Бойко в 2010-2014 годах так и не подняли вопрос о результатах использования 4,1 млн гривен на оценку ГТС (подробнее остановимся на этом ниже). Народу Украины было бы очень интересно узнать: за сколько «Семья» Януковича сторговалась в Путиным сдать Газотранспортную систему страны. До сих пор нам это не известно.

Поскольку НАК «Нефтегаз Украины» и ее «производственные» мощности, на которых осуществляется деятельность компании (в частности ГТС и подземные хранилища) находятся в государственной собственности и принадлежат всем гражданам Украины, её руководство обязано обнародовать эти данные. Нынешний министр Игорь Насалик не имеет права скрывать какую-либо информацию об активах и хозяйственной деятельности НАКа (в том числе о результатах траты 4,1 млн. гривен на заказную оценку его предшественниками), поскольку за нее расплачивались и расплачиваются все украинцы.

Оценщики становятся принципиальными только тогда, когда им это выгодно

Во-вторых, во время всего описанного выше «действа» с оценкой «Бейкер Тилли Украина ЭК» Газотранспортной системой Украины в интересах России наиболее активные представители оценочного сообщества всячески предостерегали наших тогдашних правителей от дешёвой продажи ГТС. Так, например, один из основоположников оценочной профессии в Украине Людмила Симонова (член Американского общества оценщиков, член Института оценки США, и одновременно аудитор), комментируя «приватизационные» планы Кабмина относительно «Нефтегаза» и ГТС опубликовала несколько статей по этому поводу в газете «Зеркало недели» и «Экономической правде». В одной из них она даже путём экстраполяции имеющейся в открытых источниках информации просчитала приблизительную стоимость украинской ГТС (в $61 млрд). И, по мнению автора статьи, имеющего большой менеджерский опыт в данной сфере, это была самая объективная и достоверная оценка данного объекта.

Причём тогда Людмила Симонова не боялась высказывать свою точку зрения даже несмотря на то, что компания её близкого соратника по Украинскому обществу оценщиков Владимира Шалаева «Увекон» ранее определила стоимость ГТС всего за 9,9 $млрд.

Почему же сегодня патриот Людмила Симонова, которая на своей страничке в Фейсбуке сообщает о своём участии в проукраинской акции в Кембридже в Англии экстраполяцийно не просчитывает стоимость «Одесского припортового завода» (который имеет не намного меньшее стратегическое значение для Украины, чем ГТС), как раньше публично не выступает за объективность его оценки и не возмущается сокрытием Фондом госимущества цены данного предприятия.

Ответ лежит на поверхности. В 2012 году Симонова рассчитывала, что её компания «Thomas & Simonova» имела все шансы выиграть конкурс по оценке ГТС. На сегодня (как и тогда) она действительно является самым опытным и высококлассным профессионалом в этой сфере. Написанием же статей и демонстрацией в «Зеркале недели» своих расчётов Людмила Симонова стремилась повысить шансы своей компании (в которой, кстати, работает её муж американец ) выиграть тендер. То есть ею всё же в первую очередь двигал «шкурный» интерес. Это, с одной стороны.

А с другой стороны, в 2012 году Украинское общество оценщиков (УТО), членом руководства которого являлась (и на сегодня является) Людмила Симонова было в оппозиции к режиму Януковича-Азарова. Но не по политическим причинам, а из-за того, что сын президента Александр с помощью прораба «тендерной мафии» Антона Яценко ввели так называемую стандартизованную «Налоговую оценку», которая фактически отстраняла руководство и «авторитетов» УТО от оценки наиболее привлекательных с точки зрения заработка объектов, и ставило её под контроль «Семьи». Иными словами, это была фронда по причине ущемления их «шкурных» интересов.

Кроме того, зачем сегодня Людмиле Симоновой ругаться с председателем УТО Владимиром Шалаевым, компания которого оценила «Одесский припортовый завод». Ведь он 8 апреля избран на съезде председателем УТО и с помощью своего сотоварища зам председателя ФДМУ Натальи Лебедь может помешать фирмам Людмилы Николаевны («Промышленной недвижимости» и «Thomas & Simonova») выигрывать на конкурсах Фонда госимущества лакомые заказы.

Пример с поведением тогда и сегодня (в отношение ОПЗ) авторитетного профессионала Симоновой подробно описан для того, чтобы оценщики поняли: в нынешних условиях для них подлинный патриотизм заключается не только в пении национального гимна, не только в персональном участии в волонтёрском движении, не только в посильной материальной помощи украинской армии и беженцам, и даже не в участии некоторых мужчин-оценщиков в вооружённой защите Украины от российской агрессии, но и в отказе от прихлебательства перед олигархами и высокопоставленными чиновниками, в отказе получать от них немалые «левые» заработки за занижение стоимости объектов.

Главные военные сражения за независимость и будущее Украины переместились сегодня с фронтов в Донецкой и Луганской областях на «поля» гражданской и профессиональной борьбы за слом олигархической системы угнетения нашего народа.

Независимой и объективной оценки в Украине не предвидится

К сожалению, проституированность профессиональной деятельности присуща большинству оценщиков. В качестве ещё одного показательного факта в этом плане можно привести пример с председателем «Ассоциации специалистов оценки» Степана Максимова. В 2010 году он дал положительную рецензию на отчет по оценке компанией «Остров» ОАО «Укртелеком». А в декабре 2014 года, после того, как СБУ прислало в Фонд госимущества письмо с серьёзными замечаниями на данную оценку, он написал уже отрицательную рецензию.

Причём самое поразительное, что Максимов под надуманным предлогом не пришёл на заседание Экзаменационной комиссии Фонда госимущества 31 марта, которая согласно существующим законодательно-нормативным документам рассматривала и недостатки ошибки в отчёте компании «Остров» по «Укртелекому», и его противоположные по содержанию рецензии. То есть, откровенно говоря, струсил.

Поэтому сегодня жизненно важно, чтобы оценочная деятельность стала ремеслом, а не высокоприбыльным коррупционным бизнесом, в который её превратили за 25 лет независимости Украины руководство и «авторитеты» УТО. Это позволит преобразовать профессию оценщика из своеобразного вида проституции в нормальную цивилизованную специальность рыночной экономики.

Проводя параллели проведения оценок ГТС и «Одесского припортового завода», да и в целом анализируя положение дел в данном спектре рыночной экономики, мы должны признать: «независимой» оценки, как таковой, на сегодня в Украине не существует. Есть жёстко регламентированная нормативно-законодательными документами и замаскированная под объективность подгонка результатов под нужную цифру, которую по крупным объектам предварительно согласовывают, а затем «спускают» сверху, олигархи и высокопоставленные чиновники.

К сожалению, и зампредседателя ФДМУ Наталья Лебедь, как главный в государстве по этому «цеху», и руководство приватизационного ведомства в целом, изменять сложившуюся ситуацию не собираются. Наоборот, как автор уже писал в предыдущих статьях, они консервируют механизмы лакейства и прислужничества оценщиков перед властью и бизнесом, а так же совершенствуют систему безнаказанности руководства Фонда госимущества и исполнителей за коррупционные действия.

Все тёмные дела в приватизации и оценке делаются под грифом «секретно»

Говоря о сокрытии результатов оценки украинской Газотранспортной системы, проведённой в 2012 году компанией «Бейкер Тилли Украина ЭК», нельзя не остановиться на вопросе засекреченности (как тогда, так и сегодня) работы приватизационного ведомства.

До 2009 года все председатели Фонда госимущества (Прядко, Ехануров, Лановой, Бондарь, Чечетов и Семенюк) старались демонстрировать прозрачность, открытость и публичность руководимого ими ведомства. Они рассматривали это как средство повышения доверия общества к проводимой в стране приватизации.

Помимо регулярной внешней коммуникации (брифингов, круглых столов, индивидуальных интервью с журналистами, встреч с депутатами, простыми гражданами и т.д.) раз в неделю в центральном аппарате ФДМУ на ул. Кутузова 18/9 проводились совещания с замами главы Фонда и директорами департаментов, на которых каждый из присутствовавших докладывал председателю и своим коллегам о задачах и проблемах, решаемых на текущей момент.

Конечно, всегда существовала и большая «теневая» составляющая отношений руководства приватизационного ведомства с Президентом, главой правительства, министрами, депутатами, олигархами, о которой не сообщали ни среднему «командному составу» Фонда, ни тем более рядовым работникам. Но в принципе внутренняя и внешняя информированность общества о деятельности приватизационного ведомства была довольно таки высокой.

Однако весной 2009 года тогдашний премьер-министр Тимошенко, недовольная критическим освещением СМИ результатов деятельности её правительства, дала указание закрыть от общественности статистическую информацию всех министерств и ведомств. Воспользовавшись этим и.о председателя Фонда госимущества Дмитрий Парфененко отменил ставшие традиционными за 18 лет еженедельные совещания руководящего состава в центральном аппарате ФДМУ, до минимума сократил контакты с представителями СМИ, запретил контакты работников Фонда с общественностью «через его голову». Иными словами, практически полностью постарался засекретить деятельность приватизационного ведомства.

Сменивший его на посту председателя ФДМУ Александр Рябченко несколько ослабил информационный «ошейник». После повторного возращения Парфененко с помощью олигархов на «трон» и.о. главы приватизационного ведомства в июне 2014 года он ещё больше, чем раньше ужесточил внутреннюю и внешнюю «цензуру». Не изменило ситуацию и утверждение на пост главы Фонда госимущества летом 2015 года Игоря Билоуса. Да это и неудивительно, ведь последний является лишь «номинально-декоративным» председателем. Всей практической деятельностью по-прежнему заправляет лучший друг Ахметова, Новинского, Фирташа, Пинчука, Жеваго, Хмельницкого, Деркача и Ко – Дмитрий Парфененко.

Заказная публичность приватизационного ведомства

Нет, Игорь Билоус и его замы периодически дают интервью журналистам, Фонд госимущества обновил свой сайт, на котором информирует о своей структуре, новых принятых им нормативных документах, проводимых мероприятиях и конкурсах, но вся она носит формально –бюрократический характер. Чтобы в этом убедиться достаточно посмотреть разделы сайта «Очищення влади», «Антикорупційна діяльність», «План заходів щодо запобігання і протидії корупції у Фонді державного майна України, «Інформація за IV квартал 2015 року щодо участі ФДМУ та його регіональних відділень у соціальному діалозі», «Громадські слухання».

Информацию же, например, о том, сколько и какие фирмы, и с какими стоимостными предложениями участвовали в конкурсах по отбору оценщика для того же «Одесского припортового завода», 4-х выставляемых на продажу облэнерго, и остальных лакомых объектов, каковы результаты проведённых оценок ни на сайте ФДМУ (об этом статья), ни в его печатном издании «Ведомости приватизации», ни в комментариях зам главы Фонда Натальи Лебедь найти нельзя.

А ведь она в феврале 2016 года в своём интервью изданию «Новый час» заявляла: «Мы начнем вводить открытые публичные слушания проектов-отчетов об оценке крупных предприятий. В них смогут участвовать специалисты, экспертные советы организаций-оценщиков, журналисты, представители предприятий. Эта оценка вместе с предложениями комиссии, которая будет продавать предприятие, будет подаваться на рабочую группу, в состав которой входят, кроме представителей ФГИ, представители МЭРТ, Мининфраструктуры, АМКУ, наших доноров ЕБРР, МВФ, IFC, USAID. Эта группа сможет увеличить цену — не уменьшить, а увеличить!». А-у-у-у, Наталья Петровна. Что-то не слышно об организации вами публичной защиты отчёта по оценке «Одесского припортового завода».

Правда закрытость Фонда госимущества его руководство пытается компенсировать заказными статьями и интервью в раскрученных СМИ. К сожалению, такие авторитетные издания, как «Украинская правда» и «Экономическая правда» в последние 8-мь месяцев размещают лишь повествовательно-слащавые материалы (за исключением статей, профинансированных Международным фондом «Возрождение») о начатом нынешней властью очередном этапе приватизации в интересах олигархов госсобственности, и отказываются публиковать критические статьи.

Видно Олёну Притулу очаровали метросексуалы Игорь Билоус и Дмитрий Парфененко. Да и «левый» финансовый ресурс у руководства Фонда госимущества для отмывания имиджа приватизационного ведомства и его планов, как всегда, имеется в достаточном количестве.

Причины переноса даты обнародования результатов оценки ОПЗ

Но возвратимся к главному вопросу нашей статьи – анализу причин сокрытия руководством Фонда госимущества результатов оценки ОПЗ компанией «Увекон». Во-первых, Игорь Билоус (в недавнем прошлом инвестиционный банкир), действующий в интересах Президента, ещё не закончил кулуарные переговоры с иностранной компанией, которая должна выиграть конкурс по ОПЗ. До конца не утрясён вопрос обеспечения как можно меньшей цены для покупателя (в сегодняшних условиях это очень стрёмно) и как можно большего «лаве» для лоббистов и технических посредников организации нужного результата приватизационного тендера.

Во-вторых, продолжаются переговоры власти с Игорем Коломойским, чтобы он участием своих фирм в конкурсе не задрал цену продажи ОПЗ, а после определения нужного победителя – его компания «Нортима» не подала в суд на обжалование результатов приватизационного тендера, как выигравшая его в 2009 году. Если судить по голосованию подконтрольной Коломойскому депутатской группы «Возрождение» за нового премьер-министра Гройсмана и нового Генпрокурора Луценко, переговоры с Игорем Валентиновичем идут успешно. И 5 млрд. гривен, которые должна заплатить в качестве дивидендов контролируемая менеджментом Коломойского «Укрнафта», наше государство не дождётся. И в отношение приватизации ОПЗ Президент договорится с Игорем Валентиновичем на «вась-вась».

В-третьих, пока остаётся не решённым вопрос с погашением «Одесским припортовым заводом» $193 млн. за поставленный в 2013 году компанией Дмитрия Фирташа Оstchem Holding Limited газ, и, соответственно, снятием запрета Стокгольмского арбитража об отчуждении необоротных активов ОПЗ. Это важнейшее условие, которое выдвинул уже определённый нашим президентом победитель конкурса.

В-четвёртых, руководство Фонда госимущества оттягивает оглашение результатов оценки ОПЗ фирмой «Увекон», и, соответственно, начало проведения конкурса с целью, чтобы провести его в июле-августе, когда и Верховная Рада будет на «каникулах», и большая часть народа разъедется по летним отпускам. Тогда «открытая, конкурентная и честная» продажа завода, которую затеяла нынешняя власть не вызовет большого шума в политикуме и обществе.

В-пятых, зампредседателя ФДМУ Наталья Лебедь, ответственная за оценку в Фонде и нашем государстве, сейчас интенсивно организовывает положительные рецензии ведущих отечественных специалистов и иностранных экспертных компаний на отчёт компании Шалаева «Увекон». Ей это нужно, чтобы подстраховаться от неизбежных претензий правоохранительных органов и общественности. Как опытный чиновник Лебедь прекрасно понимает: от выполнения приказов начальства, конечно же, никуда не денешься (назначение на должность зама надо отрабатывать), но и «прикрыть свой зад» тоже важно. Тем более, что фирмы Владимира Шалаева уже «прославились» своими скандальными оценками Никопольского ферросплавного завода, «Днепроавиа», Газотранспортной системы Украины, ЗАО «Лукор», шахты им. Засядько и ещё не менее десятка других крупных госпредприятий.

СБУ и Генпрокуратура по прежнему на страже интересов олигархов

Но самое симптоматичное и грустное в ситуации с затягиванием оглашения результатов оценки ОПЗ то, что в приватных разговорах сотрудники СБУ сообщили, что им дано указание сверху не трогать Шалаева и его компанию «Увекон», так как это дискредитирует проведённую ею оценку «Одесского припортового завода», и, соответственно, поставит под удар весь конкурс. А ведь совсем недавно в СМИ прозвучали сообщения, что Генеральная прокуратура начала проверять законность приватизации «Днеправиа», в том числе оценку этого предприятия. Одним словом, олигархическая система правления, при которой правоохранительные органы являются лишь инструментом защиты интересов и выполнения заказов властьпридержащих и властьимущих продолжает здравствовать.




Комментирование закрыто.