Что украинцам нужно знать о четвертой промышленной революции

Александр Петрачков, "Хвиля"

 

Четвертая промышленная революция роботы

Читая экономические новости в украинских СМИ,  испытываем смесь тревоги и надежды.  Агенство Блумберг назвало украинскую экономику в списке 50 самых инновационных экономик мира. Несомненно, что по инновационности «схем» по воровству и отмыванию денег украинская экономика впереди планеты всей. Глава Dragon Capital вслед за МВФ и Мировым банком прочит украинской экономике «стабилизацию» и даже рост 2% в 2016 г. Им вторят связанные с властью отечественные, и связанные с международными финансовыми структурами, обслуживающими украинскую власть, зарубежные «аналитики». Выход из кризиса близок, вот он, рукой подать:

— украинская экономика выздоравливает;

— обесценивание гривны ведет к росту конкурентных преимуществ;

— Украине все еще мешают коррупция и зарегулированность бизнеса, но Правительство идет по пути «реформ»;

— как только Украина получит очередной транш МВФ, все будет хорошо, и гривна опять будет по 24, согласно бюджету.

Резюмируют всю эту вакханалию слова «экономиста» Андрея Новака: «Да, украинская экономика технологически отстала от развитых стран. Но если мы сумеем проскочить долгий путь накопления капитала, и сразу построим у себя высокотехнологичную экономику 21 века, то Украина станет самой развитой страной в мире! А для этого отечественные и зарубежные инвесторы должны не жадничать и бояться, а просто дать денег украинскому правительству на модернизацию…». Во как!

В Украине много говорят о модернизации, но практически не упоминают о стремительно изменяющихся условиях, которые ставят на повестку дня вопрос относительно приоритетов, необходимых для достижения высоких позиций.

Когда я слушаю курс лекций Йельского университета США «Капитализм: успех, кризис и реформы», то обращаю внимание, что теория политэкономии начинается с определения капитала, как аккумулированных ресурсов и продуктов человеческого труда, которые, будучи отчужденные от него, уже сами способны создавать новую стоимость, и лежат в основе капиталистической и вообще любой экономики.

Экономическое развитие невозможно без наличия капитала, причем не только финансового и производственного, но гораздо шире: трудового, социального, технологического, научного, инфраструктурного, институционального, культурного, и т. д. Для накопления капитала нужны ресурсы, труд и время, институты и ценности, организация и системный подход, идея и план действий, стратегия. Если мы попытаемся проанализировать нынешнее состояние всех видов капитала в Украине, также как и состояние идей, институтов, ценностей, планов, стратегий, а также системного мышления и действий, то нам очень сложно делать прогнозы относительно перспектив экономического развития нашей страны в ближайшее время. Или наоборот, очень легко…

Однако говорят, что надежда все же есть, ведь Порошенко встретился в Давосе с лидерами самых развитых экономик мира, а Яреско по ее словам, во время этой встречи поставила акценты так, что капитаны мирового бизнеса выделили помощь Украине в качестве приоритета своего внимания, и сделали тему экономического выживания Украины едва ли не главной во время встречи на 24 Всемирном экономическом форуме в Швейцарии.

Однако, когда я заглянул на официальный сайт ВЭФ, то в официальной повестки не нашел ни слова об Украине. Зато сразу обнаружил, что главной темой встречи была тема: » Четвертая промышленная революция, ее последствия, вызовы и наши ответы» . На форуме председательствовал его основатель и исполнительный директор Клаус Шваб, который представил программу действий мирового сообщества в связи с четвертой промышленной революцией, и презентовал свою новую книгу на эту тему: «Shaping the Fourth Industrial Revolution to Benefit All».

Очередная 24 встреча на всемирном экономическом форуме в Давосе на этот раз была посвящена вовсе не экономическим проблемам бедных сырьевых стран, а глобализации и цивилизационным вызовам в развитых странах после их полноценного вхождения в фазу «четвертой промышленной революции» Это целый ряд вызовов в технологической, социальной, политической, гуманитарной, политической, культурной сферах, и план действий для формирования достойного ответа на них.

Вот краткий перечень проблем и возможностей, ожидаемых от четвертой промышленной революции, если адекватно реагировать на первые, и гибко воспользоваться вторыми:

— искусственный интеллект, риски и возможности;

— глобальные социальные сети и их влияние на социальную структуру и политические институты;

— развитие технологий замкнутого цикла производства и повторной переработки сырья и возобновляемых источников энергии, как это скажется на рынках сырья;

— увеличение продолжительности жизни людей всвязи с развитием биомедицинских технологий, возможно до 120-150 лет, как это отразится на системе социального страхования, рынке труда и на потребительских предпочтениях;

— «интернет вещей» превращается из футуристического дискурса в реальность и начинает оказывать существенное влияние на нашу жизнь;

— и главная тема — как повсеместная роботизация производства и услуг скажется на занятости людей?

Тема занятости одна из самых важных в современном мире, и она непосредственно связана с темой образования, мотивации и социальных отношений. Например еще в 2012 г. американский финансовый консультант и блоггер James H. Lee в своей статье «Hard at Work in the Jobless Future» описал вызовы, с которым уже сегодня сталкиваются развитые страны в процессе роботизации производства и фрагментации устойчивых корпоративных структур. Скажем, когда труд становится все более творческим и свободным, какое будущее ожидает долгосрочное ипотечное кредитование, рассчитанное на длинные трудовые контракты в корпоративном секторе формата конца 20 века, и связанные с ним финансовые структуры?

Ему вторит автор статьи на аналогичную тему «What happens when robots take our jobs?» Xavier Mesnard , в которой приводятся статистические данные, согласно которым число занятых в производстве в США с 70-годов сократилось с 25% до 10% сегодня. И эта тенденция затрагивает не только высокоразвитые, но и развивающиеся страны, такие как Китай. Даже в США сегодня 47% рабочих мест находятся под угрозой роботизации. И в приведенной инфографике видно, что в повышенной зоне риска потери существующих рабочих мест находятся южные и восточные страны Европы, тогда как страны Севера и Северо-Запада уже практически адаптировались к этим процессам. (К слову, Украина и другие страны бывшего СССР вообще не включены в подобные исследования, находясь в зоне «темной территории»).

Но тем не менее Джеймс Ли не теряет надежды и считает, что благодаря накопленному капиталу, развитию системы образования, открытости, и эмансипации, западное сообщество сумеет приспособиться к грядущим переменам и извлечь из них выгоду, как это не раз было в истории. И по крайней мере существует колоссальная емкость востребованных специалистов с навыками по обучению тех же роботов своим рабочим функциям. У нас же на сегодня гораздо меньше поводов для оптимизма. Но тем не менее, наблюдая за падением цен на сырье и курса национальной валюты, мы должны понимать, что причины этого не в «сезонных колебаниях, панических настроениях и спекулятивных заговорах», а в процессах глубокой трансформации мировой экономической, технологической, социальной и политической системы.

И в смене культурной парадигмы. Когда я недавно рассказал одной своей юной знакомой, у которой постоянно заказываю кофе во время рабочего перерыва, о том, что уже сегодня в Японии человекоподобные роботы стали заменять людей в розничной торговле и сфере услуг, а запуск компанией Гугл проекта автопилота на наземном транспорте делает эфемерным будущее водителей и таксистов, она непонимающе воскликнула: а чем же будут заниматься люди, и не придем ли мы к трудовому коллапсу?

Но когда я вижу ее же, беззаботно болтающей с подружкой из соседнего ларька, или проводящей время в смартфоне, не обращая внимание на клиентов, я понимаю, что роботизация нынешних рабочих мест это лишь вопрос времени. Ну не хочет современный человек в 21 веке тратить драгоценное время своей жизни на бессмысленную и бесцельную неинтересную работу, нужную другим, но не ему.

А ведь как было бы прекрасно, если бы каждый свободный человек в нашем мире мог реализовать себя и занимать тем, что его душе угодно: писать картины, сочинять стихи, мыслить и рождать идеи, заниматься благотворительностью и волонтерством! Ведь именно свободный от необходимости бороться за кусок хлеба эмансипированный труд, делает человека по настоящему свободным и действительно человеком, о чем писал еще Аристотель в IV веке д. н. э. И именно плоды такого труда бесценны и только в таком деле человек может достичь истинного успеха.

«Arbeit macht frei» было написано на воротах нацистского концлагеря, словно издевательская насмешка над средневековым обычаем «городской дух освобождает» (когда крепостные крестьяне, прожившие достаточно долго в городе, становились свободными, причем не только в правовом смысле, но и ментальном), и евангельским изречением «Истина делает нас свободными». Но сегодня продукты четвертой промышленной революции действительно освобождают человека от индустриального рабства, позволяя ему заниматься творческим свободным трудом.

И это вселяет в нас надежду, в том числе и в Украине. Ведь если мы даже не в состоянии генерировать ее изобретения, то воспользоваться плодами я уверен сумеем. Автоматизация производства и освобождение труда меняют всю систему социальных отношений и создают экономику взаимного участия, социально ориентированную, идейно мотивированную и экономически эффективную как никогда. Об этом кстати также было сказано в Давосе «The future of business will be defined by collaboration». И эти темы движущей силы идей и свободного труда будут темой моих следующих рассуждений.




Комментирование закрыто.