Что производить? Глобальная иерархия и заблуждения Сергея Иванова

Юрий Романенко, "Хвиля"

sur39 Что определяет положение того или иного государства в мировой системе? Почему его место в глобальной иерархии такое, а не другое? Ответы на эти вопросы важны для нас, поскольку они способны облегчить или ухудшить положение миллионов людей. Впрочем, говорить мы будем сегодня не о миллионах вообще, а о нашем — украинском пути.

Внимание, чтение текста рекомендуется под эту музыку

На прошлой неделе было очень любопытное интервью главы президентской администрации России Сергея Иванова. Он пообщался сразу с четырьмя изданиями и разразился просто знаковыми заявлениями, которые лично меня привели в ужас.

Не буду разбирать все тезисы интервью: слишком много тем было охвачено. Остановлюсь на ключевом посыле, который, на мой взгляд, отражает одну из главных проблем наших элит. Под «нашими» я подразумеваю и российскую, и украинскую, поскольку они имеют общую морфологию, что привело по факту к очень похожим результатам для обеих стран.

Вот этот пассаж Сергея Иванова:

«Что такое жители Москвы? Это дворники, водители, офисный планктон, журналисты…

Чиновники, согласен. Сфера обслуживания, торговля. В крайнем случае блогеры. Есть такая специальность. Что эта 15-20-миллионная масса производит? Ровным счетом ничего. Интеллектуальную собственность? Вопрос сомнительный. Возьмите Новосибирск, там производят высокотехнологичную продукцию, самолеты, сборки для атомных реакторов, которые покупают во всем мире. Там производят продукцию, с которой платятся налоги. А что производят в Москве, я не понимаю.

Так по жизни сложилось, что я больше по заграницам ездил, а Россию не знал. Лишь когда стал министром обороны, начал ездить по России. Во всех субъектах побывал. И наряду с воинскими частями увидел настоящую Россию. Потому что Москва и Петербург — это не Россия. Там одни блогеры, журналисты и чиновники, а в другой России их нет, там другие люди, они работают, что-то делают, они проще, неприхотливее».

В этом пассаже содержится вся ограниченность, все кондовость и, как следствие, вся тупиковость ситуации в которой мы оказались. Из слов Иванова вытекает, что он просто не понимает, как функционирует современный мир, полагая, что само по себе производство чего-либо автоматически возвращается страну в ранг «продвинутых».

Между тем, это не так. Дискуссия по этому поводу, начавшаяся на моей странице в Facebook родила гениальное по своей лаконичности и краткости определение

Валерий Пекар в одном из комментариев высказал абсолютно точную мысль о том, как устроен современный мир. Эта мысль, впрочем, недоступна для понимания большинству наших «колхозников» и «производственников», которые заунывным тоном из года в год пищат, что нужно воссоздать промышленность, как в СССР или в Китае и «будет счастье». Нет, дорогие мои призраки ушедшего мира — счастья не будет.

Потому что (цитирую Валерия): «Минимальная добавленная стоимость создается на производстве сырья. Больше — на производстве товаров. Еще больше — на производстве услуг. Еще больше — на производстве впечатлений. Еще больше — на производстве трансформаций. И, наконец, самая большая добавленная стоимость создается на производстве смыслов. Неважно, что в местах производства смыслов на одного успешного производителя смыслов приходится полсотни неуспешных. Добавленная стоимость, генерируемая этим одним, с лихвой всё покрывает. А эти полсотни нужны ему для создания информационно обогащенной среды, в которой он может производить. Можно сказать, они — это его средство производства».

Валерий, гениально точно и лаконично. Браво!

Именно так, скажем, работает Facebook, когда среди нескольких тысяч друзей может быть всего десяток по-настоящему содержательных, но остальные помогают создавать смыслы, либо решение проблемы, репликой, словом, даже не понимая сути сказанного.

Чтобы создавать новое, нужно зеркало. Facebook — это зеркало для генераторов смыслов. В нём идет постоянный поток мыслей, которые с ходу выстраиваются в логичные цепочки. Я например, пишу спонтанно, не задумываясь — о чем писать и зачем. Скажем, еще 15 минут назад я спал, но, посмотрев на реплику Валерия, вдруг понимаю: мой день уже сделан, потому мозг получил пищу для размышлений. Человек становится интегрированным существом со множеством рук, глаз, умов. Только идиоты могут относиться к «сетевым хомячкам» высокомерно. Потому что настоящий сетевой хомячок — это саблезубый тигр со множеством клыков, глаз и огромной головой, где соединен интеллект тысяч людей, находящихся в динамичном взаимодействии 24 часа в сутки. Сетевой хомячок постепенно деклассирует узколобых умников индустриальной эпохи.

Однако, давайте рассмотрим схему Пекара в более широком контексте.

Как это практически работает на других примерах.

Себестоимость последнего iphone 5s 191 долларов, а продают его за тысячу и больше. Продают эту железку фактически с тем же набором функций людям, уже имеющим такие же железки с таким же набором функций. Почему такой фантастический успех? Потому что продают не железку, а целый смысловой конструкт, порождающий другие смысловые конструкты. Здесь вам и идея мобильности, и незабвенный образ Джоббса, с того света тайком поглядывающий с каждого экрана айфона. Здесь тебе и мобильные сервисы, освобождающие время для других дел (а свободное время можно с толком и пользой использовать) и прочая, прочая, прочая. Вне этого смыслового конструкта iphone никогда бы не стоил 1000 долларов при себестоимости в 191 доллар. Ведь никто же не продает зерно по 3000 долларов за тонну, несмотря на то, что без зерна человек не выживет, а без iphone может вполне? Представляете «хлеб 5s», стоимостью 200 долларов? Нет? И я с трудом представляю (если речь не идет о форс-мажоре, вроде войны или голода). Поэтому тот, кто придумывает айфоны (я не говорю, что производит: делает их Китай, получая свои 191 долларов, а реально еще меньше) забирает себе оставшиеся 800 долларов.

Конечно, здесь могут быть не учтены логистические издержки, затраты в технологии и рекламу. Пусть себестоимость айфона вырастет в два раза. Ничего не изменится принципиально, поскольку разработчик этого продукта получает огромную сверхприбыль. Не буду задавать вопрос — где в мировой иерархии будет страна, которая на внутреннем рынке имеет избыток зерна стоимостью 1000 гривен за тонну или клепает стальные чушки стоимостью в 200-300 баксов? Ответ очевиден.

Почему так происходит? Экономика смыслов не существует вне обычной экономики. Она ее надстройка. В самом развитом виде. Представьте себе восточный базар, где сотни людей продают однотипную продукцию. Персики, помидоры, ковры какие-нибудь. Кто из продавцов выигрывает,  кто продаёт больше? Тот, кто выстраивает коммуникацию с покупателем, тот, кто рисует образ. «Эй, вах, пасматри какой пэрсик, как щека дэвушки, пакюшай его, дарагой, эта витамины в чистом виде!». И вот, удачливый продавец втюхивает свой товар, выращенный на грядке по соседству с грядкой менее говорливого.

На восточном базаре добавленная стоимость «а-ля Apple» существует только для дурачков, не знающих правил игры и не желающих торговаться. Поэтому сбить цену на 500 или 1000% вполне по силам.

А вот на глобальном «восточном базаре» сбить цену на айфон нереально. Потому что это, в определенной степени, монополия, задающая ту цену, которая позволяет максимально отжать рынок. И она отжимает, ибо человек всегда готов много платить за иллюзии статуса, комфорт, или инструменты, повышающие его конкурентоспособность. Такой продукт, как iphone может выступать по отдельности в любой из ипостасей, а часто — и в нескольких. Получается, что экономика смыслов — это производство различных «образов» в условиях, когда материальное производство достигло такого уровня, когда конкурентные преимущества самой материальной вещи становятся минимальными.

Сегодня производить можно что угодно, в каких угодно количествах, поэтому норма прибыли резко падает от продажи самого товара. Чтобы поддерживать её на приемлемом уровне производитель должен постоянно вносить какие-то инновации или же делать вид, что их вносит.

Прибыль растет или достаточно высока только тогда, когда появляется новый рынок или же под тем или иным предлогом сохраняется монополия на старом. При этом работа с мотивациями людей становится определяющей. Точнее говоря, определяющим становится формирование мотиваций потребителей.

Сегодня человек не просто покупает вещь, он покупает философию своей жизни, где вещи исполняют роль маркеров образа себя, создаваемого индивидом.

Вне смыслов, которые люди придают вещам, они не имеют ценности. Поэтому те, кто создают смыслы, создают и ценности и, как следствие, цену вещам. Такие организации находятся на вершине иерархической пирамиды. Отметим, что люди гонятся не только за материальным, но и за виртуальным, поскольку там есть нечто, что поднимает им самооценку. Им создали «реальности», где они могут самореализоваться: компьютерные игры или любые другие формы активности (от исторических реконструкций до увлечения порно). Причем, когда таких «реальностей» много, то упрощается управление огромными массами, поскольку вектор их внимания смещается, кластеризуется и т.  д. Люди сегментируются в различные оболочки-статусы в которые могут меняться в той или иной последовательности. В логике Сергея Иванова работа в смысловой экономике — нечто непонятное и недостойное. Очевидно, в Кремле серьезно думают, что легко придумать, например, альтернативную реальность? Легче, чем произвести станок или, прости Господи, трактор? Ничего подобного. Чаще всего — намного дороже, но ведь и отдача выше. Именно поэтому один голливудский фильм-блокбастер приносит прибыли больше, чем, условно, все украинское производство сельскохозяйственной техники.

Поэтому тот, кто производит разнообразную философию, он и находится на вершине пищевой цепочки. И это хорошо корреспондируется не только с нашим временем, но и с мировой историей.

Мировая история — это история успеха одних организаций и поражения других.

Если мы посмотрим внимательно, то легко заметим, что очень часто успех генерировали сообщества, весьма ограниченные ресурсно. Древняя Греция, древний Рим, Британия, Израиль породили передовые формы государственной организации и культуры.

Организационный успех порождал успех военный, экономический и культурный, которые находили свое отражение в различных формах экспансии. Экспансия расширяла ресурсные возможности, укреплявшие гегемонию того или иного субъекта. И эта гегемония покоится на развитой культуре, которая генерирует институты, создающие технологии и талантливых людей.

В целом же, если расшить схему Валерия Пекара, мировая иерархия выглядит так:

1. Несчастные, которые не умеют производить что-либо и не имеют ресурсов — Гаити.

2. Минимальная добавленная стоимость создается на производстве сырья — Нигерия, Коста-Рика, Боливия, Россия, Украина.

2. Больше — на производстве товаров – Китай.

3. Еще больше — на производстве услуг – Сингапур.

4. Еще больше — на производстве впечатлений — Франция, Италия.

5. Еще больше — на производстве трансформаций — США, Британия, Израиль. При этом Израиль нужно рассматривать не как страну, а как сообщество, которое распределено глобально, в том числе в таких странах, как США и воспроизводит собственные институты и традиции.

Таким образом, передовое общество генерирует идеи. А то, в чём это выражается — производство услуг (в том числе и финансовых), впечатлений, трансформаций и т.д. — уже лишь инструментарий воплощения (реализации) идеи.

Еще одно уточнение — различные страны могут присутствовать сразу в нескольких пунктах, что повышает их устойчивость и силу. Однако, ключевым является, какую функцию они выполняют в мировой системе. Функциональность определяет место в глобальной иерархии, которая динамична и постоянно меняется.

Означает ли это, что завтра украинцы или россияне должны начать усиленно думать – как породить «новые смыслы» и оказаться на вершине пищевой цепочки?

А у них ничего не получится. Потому что люди вроде Стива Джоббса или академика Ландау — порождение социальной системы, которая позволила развить их способности конвертировать в конкретные технологии или теории.

Экономику смыслов может себе позволить только социальная система, уже организационно, технологически, экономически устойчивая. Устойчивость позволяет концентрировать ресурсы на высокозатратных проектах, даже при условии, что какая-то часть (возможно большая) прогорит. Однако, когда то или иное сообщество может позволить себе роскошь концентрироваться на «думании» как роде деятельности, оно достигает потрясающих вершин в своем развитии.

Если мы хотим выйти из того жалкого состояния, в котором оказались по своей же вине, мы, прежде всего, должны быть последовательными. Конечно же, не стоит отказываться от производства или сельского хозяйства, поскольку они и только они дают ресурсы, необходимые для выхода на новые рубежи. А продвижение к этим рубежам зависит от создания правильных алгоритмов, верного определения приоритетов и рационального распределения энергии. И цель здесь — достижение такого состояния, когда на этой территории генерируются идеи, которые создают высокую прибавочную стоимость и, как следствие, силу, комфорт, безопасность, развитие.

Изображение: alexiuss.deviantart.com




53 комментария

  1. Ну давайте говорить правду. США производят не какие-то мифические трансформации, а вполне реальные «доллары США». В этом причина их успеха. Потому, что печатать деньги — это самый выгодные бизнес.

    • Производство долларов США — это инструмент получения сверхприбыли с определённых смыслов. В том то и дело, что многие путают эмиссию доллара с целью

  2. Романенко попал в точку и к сожалению прав. Единственное что хочу уточнить и предложить к обсуждению — все уровни мирового производства: сырье-товары-услуги-смыслы(идеи) есть пирамида, отсутствие нижних этажей в которых приводит к неустойчивости и зыбкости всей конструкции. Так что имеет смысл идти снизу, или хотя бы не игнорировать нижние этажи производства. Здесь можно даже провести параллель с пирамидой потребностей Маслоу — если человек голоден(отсутствует сырье и ее переработка) он не задумывается о самореализации в музыке или поэзии.

    • +100500

      Именно о пирамиде «типа Маслоу» в контексте «смыслы-инструментарий» мы с Юрой эту тему слегка и обсуждали )))

  3. Губит людей отсутствие идей.

  4. 1. А какие такие смыслы содержатся в айфоне?
    2. Если бы производство смыслов было бы сверхприбыльным занятием, то Диоген и Ницше были бы миллиардерами. И я тоже. Но фиг.
    🙂

    И если через недельку-другую в США будет дефолт, то это как-то будет слегка контрастировать с вашей теорией. Совсем немного 🙂

    • Surok пишет:

      Саша, а если не произойдет?

    • Айфон это не телефон в общепринятом смысле, в отличие от самсунга или там нокии, это именно что идея. И идея эта проста и вульгарна: «Ты не такой как все, ты особенный» и миллионы людей на это ведутся, берут кредиты на телефон и покупают-таки его, покупая не телефон «лейбл» штамп о собственной исключительности и особенности.

      • Ну ничего себе : «ты не такой как все, ты особенный» и «миллионы ведутся…» то есть миллионы людей покупают серийную продукцию и при этои ощущают собственную исключительность? А впрочем почему бы и нет, логики в человеческих поступках не так уж много. У капризной барышни, требующей от модистки, чтобы такого платья как у нее не было ни у кого другого и того больше.

  5. На мой взгляд эта публикация является одной из самых сложных, глубоких и концептуальных работ Романенко.
    Вскрывает сокровенные методы достижения фундаментальных целей, попутно проводя их грамотную иерархическую структуризацию. Предупреждая преждевременные системные вопросы, в конце концов оказывается, что включает в себя такие основные постулаты, как: надстроечный характер высшего уровня с инфляцией, но не исчезновением низшего, философско-религиозную смысловую основу аналитических уровней декомпозиции и сохранение логики формирования экономической ренты на всех уровнях иерархии потребительских ценностей.
    Статья однозначно стоит потраченного на её внимательное прочтение времени.

  6. Alexis пишет:

    Rogers, Вы будете удивлены, но «дефолт» США — тоже один из экспортных смыслов. Точно так же он будет проталкиваться в каналы СМИ и интернета с тем, чтобы путем манипуляций сознанием (создание страха, импульсивных действий и т.д.) заставить миллионы людей и тысячи decision makers в странах периферии синхронно делать то, что нужно ядру.

    И неважно, будет ли фактически дефолт или нет, будет ли это просто пиар кампания и т.д. Важно что последствия будут вполне реальными, поскольку миллионы будут думать и делать одно и то же одновременно.

    • Вот именно: дефолт — это смысловой инструмент. Потому что деньги как таковые имеют две совершенно разные стоимости — стоимость бумаги/печати и стоимость как эквивалент товаров/услуг. Как бумага они не стоят практически ничего, потому и являются самым прибыльным продуктом. Об этом еще Хайнлайн с своем «Чужой в чужой земле» писал: деньги суть овеществленная идея. И все, кто этого не понимают, обычно являются нищими.

  7. Alexis пишет:

    По поводу реальности самого дефолта: в 1931 г. был точно такой же спектакль, разыгранный под соусом «непримиримой» борьбы, только не в американском, а в британском истеблишменте. Точно так же они обсуждали как избежать дефолта и работали на публику. И в конце концов произвели результат: 25 сентября 1931 г. Банк Англии отменил привязку фунта к золоту, кинув всех кредиторов одним махом.

    Никакое действие не может быть «продано» как естественное миллионам внешних наблюдателей без духа «непримиримой борьбы». Точно так же в 2008 г. спасали ипотечный рынок Fannie / Freddie… чтобы потом «продать» людям пакет неограниченного роста госдолга и эмиссии.

  8. У Энштейна спросили: — Чего это Вы такой умный? — Не, ребята, я просто стою на плечах гигантов от физики…
    И ещё. Рябыкин создал телевизор в Америке. А что такое телевизор. Есть отдельно известные лампы, трансформаторы, электронные трубки и другая радио мелочёвка. А он взял и всё это объединил. Вот и телевизор получился. Грубо, конечно. Но концепция Пекар-Романенко очень точно отображает смысл СМЫСЛОВ… Респект и уважуха…

  9. Довольно проницательно. Помнится, где-то читал, что Джобс, когда сотрудники яблока усомнились в том, что смогут обыграть нокиа на рынке телефонов, сказал что это неизбежно, поскольку нокиа производит оборудование, а яблоко — программное обеспечение. Успех яблока, это как раз успех продажи иллюзий: образов, желаний, статуса, кучи нужных-ненужных программ, а не чипованых экранчиков.
    Ведь реально для жизни человеку необходимо не так уж много, чтобы убедить его купить ненужную вещь, нужно придать ей смысл, продать какую-то иллюзию, желание. Нужно спекулировать на его эмоциях и опустошенности. Но это — путь в никуда, спекулятивная экономика, обреченная на крах. Собственно, такая спекуляция смыслами стала возможна только в секулярных обществах, в которых человек утратил эти самые смыслы жизни. И производитель спешит ему на помощь, говоря — вот это то, что спасет тебя от пустоты жизни, придаст твоему никчемному существованию утраченный смысл.
    Такой подход хорош для рыночной экономики, основанной на постоянном наращивании производства ненужных вещей и, следовательно, вынужденной формировать желание этого хлама у потребителей. Но хорош ли такой подход с этической точки зрения? Не ведет ли такая спекуляция пустотой к конечному краху, как идея коммунизма привела к краху СССР? А крах иллюзий имеет самые отвратительные последствия, мы это и сами видели на примере СССР и разочарования в Майдане. И ведь эти иллюзии обязательно рухнут — ведь продаются не реальные смыслы, а иллюзия смысла, не удовлетворяются не реальные потребности, а суррогаты.
    Постоянный эксцесс искусственных смыслов приводит к девальвации реальных смыслов и сглаживанию ценностей, постоянная спекуляция приводит к инфляции и обесцениванию. Создание эксцессивной гиперреальности приводит к солипсизму и шизофренирует общество. Вместо стимулирования человека к реализации настоящих ценностей, ему подсовывают дешевы суррогат, иллюзию — которой легко достичь, но которая абсолютна пуста. Это не отменяет ценности производства «смыслов», но ставит вопрос о гуманитарных последствиях такого рода экономики.

    • Да, можно стимулировать познание (через интернет) надцати способов самоубийств, а можно быстро уточнить, а кто создал прообраз современного телевизора. Читаю в Википедии …Настоящий прорыв в технике электронного телевидения произвёл ученик Б. Розинга В. К. Зворыкин (эмигрировавший после революции в Америку и работавший на RCA) — в 1923 году он подал заявку на телевидение, основанное полностью на электронном принципе…это ответ Светсову

    • Яков пишет:

      К краху СССР привела не идея коммунизма, а отказ от нее элиты.

  10. Не думаю, что Иванов заблуждался. Его интервью скорее из области психологии, чем экономики.

  11. Минимальная добавленная стоимость создается на производстве сырья. Больше — на производстве товаров. Еще больше — на производстве услуг. Еще больше — на производстве впечатлений…
    Там, по ходу к дефолту готовятся от переизбытка услуг и впечатлений.

    Сфера услуг не может существовать без сферы производства. А производстве смыслов, к сожалению не придумала пока как овоить космос, дабы капитализм жил…

    • Surok пишет:

      вы поняли вообще о чем статья или еще один «умный» производственник?

  12. Подобные теории развиваются уже довольно давно. Есть, например, уже довольно не новая «Нетократия», которая появилась на свет ещё даже до Фейсбука. Вкратце, концепция там очень проста: на высших уровнях пирамиды потребностей рулят именно люди, создающие смыслы. Люди, для которых социальный капитал важнее даже денег. Они зарабатывают социальный капитал, который конвертируется в деньги сам собой в процессе. Зарабатывают производством смыслов, идей, и созданием сетей социальных связей. В то же время низший класс, именуемый «консьюмтариатом» (по аналогии с «пролетариатом») должен быть постоянно погружён в пучину потребления производимых для него предметов, смыслов и идей, будучи сам лишён способности к их производству. Consumer «слышит звон, но не знает, где он», наблюдая отголоски каких-то игр, происходящих наверху. Рабочий 19-го века вкалывал до посинения и лежал потом на кровати бревном, а современный потребитель вкалывает меньше, но в свободное время лайкает в перерывах между шоппингом и передачей «Голос». Конечно, первое слабое место этой теории, что этот дивный новый мир в разные страны приходит в разное время, о чём в книге не говорится ни слова. Например, Китай с его мегапроизводством пока что ещё только «догоняет». Равно и не упоминается, что будет с верхушкой пирамиды, если её подрубить где-нибудь у основания, например, недопроизводством электроэнергии или корпусов для айфонов.
    Ну мне кажется, в России вообще всего два человека серьёзно относятся к подобным теориям: это Сурков и Навальный. Об Иванове речь не идёт.

  13. yury_108 пишет:

    Александр Петрачков:
    На мой взгляд эта публикация является одной из самых сложных, глубоких и концептуальных работ Романенко.

    Нет, Александр, все гораздо сложнее. Эта конкретная статья не сложная, не глубокая и не концептуальная. Если уж совсем банально, то Валерий Пекар написал свой пост в ФБ по принципу казахского акына: что вижу, о том и пою. Уж как то реальная действительность сподобила его это написать, а почему, он и сам вряд ли это знает. И дальше и под постом В.Пекаря, и под постом Ю.Романенко шли дискуссии о том, что оба плохо разбираются в добавленной стоимости.
    И все бы на этом и закончилось, как заканчиваются все дискуссии в ФБ, если бы Юрий не попытался построить зависимость между суммами получаемых доходов (и добавленной стоимости в том числе) и насыщенностью территории (страны) креативом (новыми идеями). И вышла у него «пирамида», которую для краткости можем назвать «пирамида Романенко». Вот она:

    В целом же, если расшить схему Валерия Пекара, мировая иерархия выглядит так:
    1. Несчастные, которые не умеют производить что-либо и не имеют ресурсов — Гаити.
    2. Минимальная добавленная стоимость создается на производстве сырья — Нигерия, Коста-Рика, Боливия, Россия, Украина.
    2. Больше — на производстве товаров – Китай.
    3. Еще больше — на производстве услуг – Сингапур.
    4. Еще больше — на производстве впечатлений — Франция, Италия.
    5. Еще больше — на производстве трансформаций — США, Британия, Израиль. При этом Израиль нужно рассматривать не как страну, а как сообщество, которое распределено глобально, в том числе в таких странах, как США и воспроизводит собственные институты и традиции.
    Таким образом, передовое общество генерирует идеи. А то, в чём это выражается — производство услуг (в том числе и финансовых), впечатлений, трансформаций и т.д. — уже лишь инструментарий воплощения (реализации) идеи.

    В «пирамиде Романенко» тоже пока никакой гениальной идеи не содержится, ибо имеем только все ту же констатацию факта: есть градация доходов и есть градация креатива. Все это и раньше знали и видели. А что же новое? А новое тут — сама постановка проблемы, научной проблемы или гносеологической, если хотите.
    До сих пор Юрий Романенко читал умные книжки, обсуждал полученные идеи с умными людьми и писал на этой основе свои статьи. Т.е. делал то, что делает зерноуборочный комбайн: на входе — скошенная пшеница, на выходе — обмолоченное зерно и солома (отходы). И вот тут впервые в жизни он наткнулся на проблему, по которой книжек нет. Т.е. книжек масса, но никто не знает, как в тонне песка найти грамм золота.
    Пресловутый Айфон — просто частный случай, в котором отражается закономерность. Есть некие «передовые страны», в которых в расчете на душу населения генерируется больше идей, чем в непередовых странах. Есть масса ответов на этот вопрос. При чем ответы даются самые разные, в зависимости от предмета изучаемой науки. Одни объясняют проблему высоким уровнем жизни в стране, включая и расходы на науку. Другие — национальными или социальными особенностями: у них там «свобода» во всех смыслах и ничто не сдерживает частную инициативу. Третьи объясняют еще чем-то. Но никто не построил общей теории, объясняющей как в Гаити, Папуа-Новой Гвинее или Украине создать креативное общество, которое навяжет свои смыслы Западу.
    Никто не знает механизма создания «креативного поля» в стране. Т.е. интуитивно все понимают, что нужен определенный уровень жизни, определенный уровень школьного и институтского образования, определенный уровень культуры и технологий… Все понимают, что для достижения этих уровней необходимо вложения определенных ресурсов. Но никакой серьезный ученый не возьмется гарантировать доминирование гаитянского креатива в мире, если скажем потратим в течение 20 лет по 10 млн. долларов в расчете на каждого жителя Гаити.
    Т.е. мы победим в Гаити бедность, сманим профессорско-преподавательский состав из Оксфорда и Кембриджа, построим ультрасовременные лаборатории и исследовательские центры, превратим столицу страны в один из финансовых центров Американского континента… Но будет ли страна в результате этого продуцировать идеи, которые будет перенимать весь остальной мир? Скорее всего, нет. Получим некое негритюдское подобие Эмиратов в Вест-Индии.
    Не знаю, как Юрий Романенко будет решать обозначенную им проблему и что у него из этого получиться. Лично меня волнует не Гаити, а Украина. Разумеется, я тоже пытался к этому подступиться. Проблема стара, как мир. Поэтому здесь вполне подойдет диалектический метод. Можно проблему изучить в историческом аспекте, можно в развитии.
    В свое время Ортега-и-Гассет писал, что все идеи рождались в Европе в четырехугольнике: Лондон-Париж-Вена-Берлин. Разумеется, это справедливо только по отношению к недавнему времени. Были времена, когда в Европе царила дикость, а свет разума осенял цивилизацию в странах Халифата, а также в Индии и Китае, хотя уровень тогдашней коммуникации не позволял этим идеям свободно циркулировать.
    Рим был известен достижениями инженерной мысли, как строительство акведуков и других сооружений. Но теоретическая мысль античности достигла своего пика в эпоху эллинизма, гл. образом в Египте на фундаменте греческой классической школы. Римляне ничего нового в теорию практически не внесли. Скажем Архимед работал в Александрии Египетской и в Сиракузах, у тирана Гиерона. И как тут свободу и демократию связать с научным творчеством? А вот финансирование науки через Мусейон Птолемеи широко практиковали. В Риме ничего подобного небыло. Римляне были прагматиками, поэтому денег на науку не давали.
    Не буду томить читателя. Наблюдение за кратковременным (12 лет) всплеском идей в ІІІ Рейхе натолкнуло меня на мысль, что креативное поле можно индуцировать, т.е. создать искусственно. Немцы создали массу теорий и сделали кучу технических открытий. Немецкие конструкторы создали ряд технических образцов, определивших развитие человечества на долгие годы, вроде ракетостроения или создания атомной бомбы, к которой немцы были очень близки. Непревзойденная до сих пор нацистская эстетика. В современной молодежи Монголии и Японии модно одеваться в черную форму альгемайне-СС.
    Революционной задачей было создание Вермахта, — лучшей в мире армии. Равно как революционными были идеи Хайнца Гудериана о применении танков и Карла Деница — о применении подводных лодок.
    Как и почему нацистам удалось столь многое всего за 12 лет? Гумилевская идея пассионарности труднодоказуема, но похоже нацистам удалось такую пассионарность организовать. По нашему мнению сработал синергетический эффект от внедрения с помощью пропаганды нацистских идей в немецкое общество и государство. Национальное государство становится формой существования нации. Общество и государство сливаются в одно целое. Единая идеология позволяет десяткам миллионов людей действовать автономно, но в пределах единого замысла. Нация нейтрализует миллионы индивидуальных, шкурных интересов и тем самым повышает жертвенность индивида ради общего блага, вплоть до гибели включительно. Все вместе это и дает синергетический эффект. Ну, как то так.

    • Surok пишет:

      Наблюдение за кратковременным (12 лет) всплеском идей в ІІІ Рейхе натолкнуло меня на мысль, что креативное поле можно индуцировать, т.е. создать искусственно.> Нельзя, интенсификация не была бы возможна без всего того научного бэкграунда, который был у немецкой науки. При том, что немцы проиграли технологическую гонку, поскольку выгнали евреев в Штаты. Штаты за 12 лет также резко увеличили количество открытий и самое главное внедрили их на практике.

      • yury_108 пишет:

        Бэкграунд был у всех, но идей было больше всего у немцев. Технологическую гонку немцы проиграли только по ядерному оружию, тут действительно исход решили несколько евреев. Ну и запас «тяжелой воды» в Норвегии британцы уничтожили, это тоже сказалось на сроках.
        А по ракетным технологиям, реактивным двигателям и самолетам, подводным лодкам немцы остались непревзойденными.
        Равно как и военное искусство, организация армии и многое другое. Вот принц Гарри долго извинялся, что на вечеринке оделся в форму корпуса Роммеля. Хотя Роммеля в конечном итоге разбили британцы.
        И товарищ Жуков ввел в 1958г. новую форму для солдат Советской армии — вермахтовский китель на 5 пуговиц.

        • Surok пишет:

          Не успели немцы развернуть технологии. Лодки их перетопили, самолеты перебили, ракеты летали плохо и против ковровых бомбардировок немцы ничего противопоставить не могли. Систему ПВО их американцы в конце концов взломали. И проиграли немцы не случайно, а на уровне системы. Потому американцы и рулят до сих пор.

          • yury_108 пишет:

            Да, им бы еще пару лет продержаться… Но объединенные ресурсы США, Британии и СССР были больше, потому Дритте Райх и проиграл. А вот если бы ресурсы были сопоставимы…

          • Surok пишет:

            Если бы да кабы в лесу выросли грибы

          • Там много факторов. Военная экономика несколько отличается от нынешней «потребительской».
            Что касается немцев во время 2-й мировой, то основной упор был сделан на производстве «элитного вооружения». Т.е. качество против количества. В СССР было наоборот. В США — серединка на половинку. Но тоже ближе к количеству.
            Плюс у Германии банально не хватило ресурсов на войну с половиной мира. Вообще удивляюсь, что столько продержались

    • Юрий 108, вы несомненно достаточно образованы, чтобы помнить, что эллинизм светил прекрасным, но отраженным светом классической Эллады свободных полисов. Это был красивый закат эллинской культуры. Также вы знаете, что синергия 3-го Рейха носила мобилизационный характер, и потому по определению имела очень короткий жизненный цикл. Что непревзойдённый дизайн нацистской униформы и военного флота был разработан итальянскими дизайнерами союзной Италии, исторически и до сих пор являющейся неиссякаемым источником эстетического творчества. Что «битву за Британию» и вообще превосходство в воздухе, определившее военное превосходство в обозримом будущем, Германия уступила Британии и США по причине разработок последними авиационных радиолокационных систем обнаружения и автоматизированных зенитных систем наведения. И что да, 3-й Рейх опирался на обширную научно-техническую базу германии Бисмарка (и до-Бисмарка), «въехавшей в 20-век в сверкающей броне», которую к сожалению, ввиду своей интеллектуальной узости и ограниченности, настолько «утилизировал», что растерял почти всю её воспроизводящую основу.
      Но дело не только в этом. Побеждающий в экспансии смысл не может не носить универсальный характер и успешно произрасти может лишь на плодородной почве, обильно удобренной предшествующими цивилизационными достижениями, к тому же в условиях разнообразия и конкурентного отбора. Это не может быть «бочка» Диогена и «сверхчеловек» Ницше. Героизм бесплатного дармового труда на благо чужих целей также сейчас не ходовой товар.
      Насчет самой статьи я не стану спорить. Да, Пекар компилятор, но сделал очень приличный «рифреш». А Романенко его популяризировал в виде интересного и оригинального синтеза. Но главное, так своевременно представил концептуальный материал, удачно актуализировав глубокое понимание происходящих общественных процессов в динамике. Сделанные выводы во многом «разрубают Гордиев узел» накопившихся вопросов и противоречий в оценках нашей действительности, помогают правильной расстановке акцентов.
      А что касается методологии научного обоснования управляемой направленной генерации творческих процессов, этот вопрос по видимому будет разрешен с получением удовлетворительных ответов на более широкие вопросы стабилизации и управления неопределёнными состояниями. Как например, исследования за которые в 2012 г. была присуждена Нобелевская Премия по физике Сержу Арошу и Дэвиду Уайнленду за — «прорывные технологии манипулирования квантовыми системами» — в ходе которых учёные из Франции и США показали возможность определения квантового состояния отдельных частиц без разрушения этого состояния (http://podrobnosti.ua/society/2013/10/08/934803.html).
      К сожалению, скорее всего маловероятно, что концептуально ограниченные рамки например Украинской национальной идеи способны породить смыслы универсального масштаба, конкурентно превосходящие доминирующие смыслы современности. Почему монотеизм зародился в Иудее, а промышленный капитализм в Англии? Закономерность, или случайность, ставшая закономерностью, победив в конкурентном отборе? Но закономерно то, что оба феномена обрели мировой масштаб на почве универсализма: «Римский Мир» и «Американская Мечта».

      • yury_108 пишет:

        Александр, написанный Вами пост немножко не по теме. Вы пишите о частностях, вроде РЛС, не затрагивая сути. Поэтому даю набросок вопросов:
        1. Существует ли «креативное поле»?
        2. Можно ли искусственно его индуцировать?
        3. Вызывает ли пассионарность появление креативного поля?
        4. Можно ли вызвать всплеск пассионарности средствами пропаганды с одновременными институциональными преобразованиями общества?
        5. Факторы, вызывающие ускорение научно-технического прогресса. Управление НТП.

        Что же касается Украинской национальной идеи, понимаемой классически, т.е. в пределах госграниц Украины, то она и не ставит своей целью появление универсальных (общепланетных) смыслов. Это инструмент консолидации нашей нации для борьбы с такими же нациями-государствами, как и мы.
        А вот создание Украинской империи или если угодно унии или конфедерации от Закарпатья до Иртыша, название не столь важно, я это называю Улус Джучи, требует универсальных смыслов хотя бы в границах этого Улуса. В идеале и за его пределы. Но я бы предпочел изоляционизм на китайский манер, когда наши смыслы проникают за пределы наших границ, а чужие — останавливаются нашими границами. Идеология будет называться кипчакизм и позволит связать тюркские национализмы так же, как ислам связывает национализмы арабские. Москаликов в моем проекте нет. Т.е. они есть, но мы перепрограммируем их идентичность с русских на русскоязычных украинцев. Тем более, что любой житель Юга России без труда найдет в себе украинские корни. Коварный план? Конечно. Но и задача архисложная — превзойти Бату-хана.

        • Юрий, признаю, что заинтересован вашей логикой, но озадачен непростой постановкой вопроса. Вы знакомы с книгой Тацуно Шеридана «Стратегия Технополисов»? По прочтении этой книги ещё в 90-е я помню, как пребывал в юношеской эйфории ожидания рукотворного чуда управляемой массовой селекции «Силиконовых Долин»… Сегодня вы знаете много успешно реализованных проектов искусственных «Технополисов»? История разочаровала нас, показав, что воссоздать эффект «Силиконовой Долины» механическим инжинирингом довольно проблематично. Признаюсь честно, что после знакомства с работами например Хакена и Пригожина по самоорганизации сложных систем, я не вполне представляю, как реально возможно подвергнуть управляемому инжинирингу такой непостижимый феномен, как творческая пассионарность. Единственное, что приходит на ум в таком случае, так это выражение «создай мне рай и я буду ангелом». То есть скорее всего не индукция процессов, а формирование условий для их самоиндукции. И прежде всего базовые условия: разнообразие, концентрация, асимметрия и защитные барьеры. И динамически изменчивое воздействие внешней среды. Жизнь, интеллект, творчество, эти казалось бы такие простые и распространённые явления, мы к сожалению пока не научились синтезировать искусственно, видимо ещё не доросли до Бога! А что касается конкретно Украины, вы конечно простите, если я заблуждаюсь, но всегда столь возмутительные для моего воспитания идеи отрицательной Евгеники с некоторых пор мне не стали казаться такими уж беспочвенными.

          • yury_108 пишет:

            Шеридана не читал. И насколько я понял, в его книге нет ответов на мои вопросы.

        • Юрий, сколько наших соотечественников-эмигрантов смогли реализовать себя в условиях либеральной свободы на Западе?! Совершили открытия, внедрили изобретения. А сколько нереализованных талантов погибло в тисках нашей несвободы?! Представьте, что произошло бы с Украиной, помести её жителей в условия защищённой законом и традициями личной свободы. И насколько эффективно например стало бы работать любое их наших загибающихся в конвульсиях кризиса предприятие, если бы решения в них принимались не кулуарно, а более демократично, реализовав скрытый потенциал сотрудников, их творческую инициативу! Вот вам и ответ на ваш вопрос. Эти ответы как раз содержатся в ваших же собственных замечаниях в вашем первом развёрнутом комментарии: свободная и образованная среда (социальные условия), высокий уровень жизни (богатое общество с инвестиционными возможностями и платежеспособным спросом на инновации), грамотная государственная политика (кое-что другое). А точнее, очень тонкое сочетание их в правильной пропорции рисков/выгод. Быть может и Гаити с Папуа блеснули бы, будь у них эти условия, так ведь их же там нет! А ваши намёки на концентрированную национально-государственную конденсацию, например, в Европейском анклаве, я понял. И задумывался об этом так же, ка вы. Но ведь существует множество исторически и географически достаточно концентрированных и конденсированных наций-государств, но ведь далеко не все они достигли успеха в благополучии, развитии и творчестве. Вот Англия и США, бывший и настоящий авангард генерации творческих идей. Здесь явно наличие исторических корней духа свободы, удачная диспозиция и хорошие защитные барьеры. Украине так не повезло. В этом контексте всплывают в памяти слова Вернадского в его «Истории Руси»: потому с такой благодарностью вспоминали потомки в «былинах» и «сказаниях» варяжскую Киевскую Русь, что в их исторической памяти сохранились воспоминания о небывалой свободе, в которой жил русский человек в то время, и которая была утрачена навсегда. Земля была разорена «в ноль», заселена азиатами и позднее беглым сбродом недобитых славян. И стала варяжская Русь — монгольским Улусом с «Ясой», по которой за любое независимое действие одно наказание — смерть! И остаётся по сути таковой до сих пор…

    • Яков пишет:

      Самое гениальное изобретение немцев во время Второй Мировой Войны, позволившее им завоевывать страны Европы за 2 недели и чуть не победить СССР (и почему его не победили летом-осенью 41-го, не совсем понятно) — это блицкриг. Это было сверхоружие Третьего Рейха. Его идея состояла в том, что главное не наличие современной военной техники (она была и у противников Германии), а ее правильное использование, дающее совсем другое качество войны. Вместо того, чтобы воевать с вражеским войском, нужно всего лишь разрезать его танковыми клиньями и отрезать от снабжения и коммуникаций образовавшиеся «котлы» — тогда окруженные войска врага сами пойдут сдаваться в плен. В этом был секрет фантастических успехов немцев.

      • Surok пишет:

        Это не изобретение времен второй мировой войны, это придумал еще Шлиффен до Первой мировой войны. Дальше они модернизировали эту тактику под новые реалии.

      • Блицкриг применялся ещё кочевниками древнего мира и Александром Македонским и многими последующими великими завоевателями прошлого. В действительности, это очень рискованный приём и зависит от гениальности и смелости стратега и удачи. Гитлер был недостаточно смел и довольно ограничен, поэтому паническими приказами остановил дальнейшее продвижение немецких танковых колонн вглубь СССР. А нереализованные возможности в рискованных играх как правило, оборачиваются крахом. Но конечно огромную роль сыграли бескрайние просторы и природные условия. Как о войне 1812 г. некоторые зарубежные (в частности, английские) историки писали, что не ударь морозы раньше положенного срока, Россию бы «поминай как звали»…

  14. Щось мені це нагадує… Пригадую, як у науково-фантастичному циклі «Полудень, ХХІІ сторіччя» брати Стругацькі обговорювали таку проблему — що робитиме людство у гіпотетичному комуністичному (не бийте ногами) майбутньому, коли будь-які матеріальні потреби — завдяки високотехнологічному АПК, всесильній медицині, повністю кібернетизованому виробництву — будуть негайно задовольнятися? Чи не втратять сапієнси — разом із турботами про хліб насущний — сенс життя? Відповіддю став концепт «вертикального прогресу» — ситуація, коли диктат тваринних інстинктів над людською мотивацією все слабшатиме, й дедалі більшого значення набуватимуть «штучні», немотивовані (принаймні з біологічної точки зору) орієнтири. Щоправда, що це за орієнтири й звідкіля їх брати, великі фантасти не відповіли… Та чи не є навіть сучасна «економіка смислів» першою ластівкою саме такого майбутнього? Майбутнього, у якому статус товару набудуть… цілі й виклики? Дуже схоже на те, тим паче що основним ринком для нинішньої «смислономіки» є найрозвиненіші суспільства, Ойкумена в термінології Сергія Переслегіна, з найвищим рівнем задоволення «матпотреб» — й найбільшим запитом на «духпотреби».

  15. Спич Иванова напоминает ответ Сталина во время войны на тезис о том, что «Ватикан — это сильное государство»:
    — «Ватикан — это сильное государство? А сколько у Ватикана дивизий?»
    Точно также Сталин не понимал того же, что и не понимает Иванов

  16. Яков пишет:

    Первый вывод: большую часть пирога получает не тот, кто создает материальные блага, а тот, кто имеет право распределять доход от него в Системе. Чем важней твоя позиция в Системе, тем больше ты получаешь доход.

    Но все-таки смыслы сами по себе не способны принести материальные блага. Доходы от Айфона, хай-тека и использования доллара прежде всего обеспечиваются силой американской армии. Иначе идеи будут украдены и использованы тем, кто сильней в военном плане.

    • Surok пишет:

      Смыслы приносят ощутимые материальные блага. Ибо они позволяют создавать мотивации. Зачем завоевывать врага, если он он соглашается с предлагаемой моделью? Это высший пилотаж о котором говорил еще Сюн Цзы. Точно также работала Византия, которая ослепляла варваров блеском культуры, прививая на уровне мировоззрения бесполезность сопротивления, а дальше в ход шли деньги и варвары воевали друг с другом. Ничего не изменилось

  17. Вот оно как…
    На сырье — копейки…на производстве — гривенники, а только на «впечатлениях и трансформациях» люди рубли лопатой загребают…
    И все были б в неведении если бы Велерий Пекар схемку не набросал..
    Одно непонятно…
    Почему все эти «сверхрентабельные трансформаторные и впечатлительные сша,франции,италии,англии» так плачут о бегстве в Китай своего «малорентабельного» производства да и на «убыточную» добычу сырья заглядываются..какие то сланцевые газы ищут???
    Плюнули б на них..копейки ж..и загребали бешеные бабки на «трансформациях и впечатлениях»???
    Ими тоже правят темные ивановы??…
    Видимо они в неведении о существовании гениальной схемы Валерия Пекара..

    P.S.Слышал я эти песни в 90-х от друзей-прибалтов о том что заводы им — передовым не нужны..индустриальное общество — отстой… и они сразу сиганут в постиндустриальное..
    Теперича они в основном работают чернорабочими на заводах тех «отстало-индустриальных стран» которые их сохранили.
    Ну-ну..старые песни о главном..

  18. Юрий, пример с iphon яркий, но не корректный. По крайней мере до того момента, как у Станислава Лема, роботы полностью не заменят человека в обеспечении его потребностей, основой на несколько столетий вперёд будет товаропроизводство. Да, социально-экономическая модель либерализма позволяет присваивать «халявную» добавочную стоимость. Но Вы уверены, что этому товаропроизводители в обозримом будущем не положат край?
    Ведь Кронос пожирал своих детей, боясь что кто-то из них его низвергнет, а социально-экономический либерализм пытается сожрать товаропроизводителей, справедливо полагая, что именно они будут его могильщиком. Не сможет человечество выжить без товаропроизводства — надо кушать, одеваться, передвигаться и пр.
    Ваша статья отсылает читателя к идее постиндустриальной экономики. А ведь она, как забежавшая без ума и расчёта далеко вперёд рушится кризисом, который сама же спровоцировала в недрах либерализма.
    По крайней мере Вам и Вашим детям жить ещё придётся в товаропроизводящем обществе.

    • Surok пишет:

      А как мой пример отменяет товароопроизводство? Вообще никак