Северная Африка заполыхала и задымилась восстаниями. Режимы, державшиеся десятилетиями начали дрожать и падать. Говоря об арабском мире Запад склонен разделять его на «радикальных элементов», террористов и на «мирных жителей». Это разделение смешно – на самом деле едва ли не единственное разделение, которое существует в арабском мире столь же универсально, как и у нас: на бедных и богатых. Но особенностью арабских бедных является то, что они голодные, а не просто бедные. То, что происходит сейчас по всей арабской Африке – не что иное, как голодные бунты, пусть и прикрытые лозунгами демократии и свободы. И это делает их крайне серьезными.

Восстание в Тунисе, ширме туристического рая и голодного ада началось с самоубийства бедного рыночного торговца Мохамеда Бузази (Mohamed Bouazizi) из мелкого города Сиди Бузид. Это был молодой человек, который кормил свою семью простым и незамысловатым ремеслом. Продавал овощи и фрукты, которые покупал в маркете на улице своего города. Доход от этого «бизнеса» едва позволял жить ему и кормить пять братьев и сестер. В злополучный день 17 декабря его передвижная лавка на базаре подверглась досмотру полиции. Начался спор, женщина-полицейский ударила его по лицу. При всем базаре! Были конфискованы весы и право на торговлю. Униженный Мохамед пошел в местную мерию разбираться. Но там ему сказали, что начальника он увидеть не может, что тот на совещании. На утренний выторг Мохамед купил растворителя для краски, облился и сжег себя перед местной администрацией. Он не кричал о демократии, плюрализме и гласности. Он просто сделал то, что сделал. Говорят, он был хорошим человеком. Коллеги по базару помнили, как он сам, будучи почти нищим помогал тем, кто был еще беднее, чем он.

Так началось восстание, которое быстро захватило город, соседние города, столицу. Мохамед умер далеко не сразу – он промучался еще две недели. К нему даже приходил президент – но было уже поздно, как для Мохамеда, так и для президента. У одного кончалась жизнь, у другого – правление.

Самый простой побудительный мотив для восстания – голод. И рядом с изумрудными водами бассейнов и пальмами отелей этот древний спутник человечества чувствует себя прекрасно. Иностранные инвестиции, кстати говоря, всегда приводят к поляризации общества. Деньги пришедшие извне страны всегда вызывают богатство немногих и разорение всех. Поэтому туристическая индустрия Туниса не спасла стану от голода: ВВП конечно росло, но вместе с ним росли и цены.

Аналогичная ситуация развивается в соседнем – и намного большем – Египте. С населением в восемьдесят с лишним миллионов человек уже тридцать лет справляется бессменный президент Мубарак. Его портреты вы видели, когда приезжали в Египет погреть северный радикулит. В принципе, вероятно у него есть заслуги перед страной. Бензин там очень дешевый – около гривны за литр. Хоть залейся. Проблема в том, что большинство жителей страны не имеют автомобилей и даже мопедов. Единственное на что они могут потратить бензин – это на бутылки с зажигательной смесью.

А вот хлеб, сахар и чай (это почти полностью описывает арабскую диету) начали ощутимо дорожать. Как вы знаете, цены на зерно в 2010 году поднялись на 70%. Египет пострадал от неурожаев в России и на Украине – традиционных партнеров по закупке зерна. Еда, а это единственное, что покупают очень многие египтяне – стала не по карману жителям. Еда, как я уже сказал, самая примитивная и простая: хлебные лепешки, чай или каркаде (он растет в Египте, надо только знать где), сахар, который арабы очень любят. Мяса, которое стремительно дорожает, многие не видели по полгода, год.

Более сорока миллионов жителей Египта живут на сумму в районе двух долларов (12 фунтов) в день. Безработица, бедность, грязь. Счастливы те, кто пристроился работать в отель и обслуживает туристов. Но вообще-то служащий отеля получает пятьдесят долларов в месяц – так что не забывайте давать им чаевые.

Общество постепенно теряло стабильность. Первым знаком стали участившиеся террористические акты и религиозная неприязнь, например взрывы церквей и домов христиан. Это уже было сигналом для того, что надо действовать. Но Мубарак, судя по всему, на склоне лет стал смотреть только на цифры статистики. А она для Египта довольно благоприятная – растет ВВП, еще какие-то там цифры. Туристов много. Но это ничего не дает конкретному жителю Каира, зато приводит к росту цен на продукты, росту прослойки нуворишей, которые стоят у истоков индустрии.

И вот вчера Каир вспыхнул демонстрациями, которые не закончились с ночью. Убито три человека – два демонстранта, один полицейский. Вероятней всего завтра демонстрации перерастут в восстание. Старик Мубарак может и не сохранить власть, несмотря на обилие полиции и армии. Демонстранты требуют, чтобы все было «как в Тунисе». Один демонстрант в интервью Associated Press говорит:

«Полиция не может нас убить…. Во многих отношениях… мы уже давно мертвые…»

Водометы, резиновые дубины, слезоточивый газ разогнали демонстрантов с центральной площади (иронично – площадь Независимости) в боковые улицы. Но многие остались на ночь, многие арестованы. И очень вероятен сценарий, что завтра к прогрессивному и организованному через Facebook сообществу, которое удалось собрать сегодня присоединятся жители городских трущоб. Тогда будет «как в Тунисе».

Популярні новини зараз

Зеленський став найвпливовішою людиною в Європі, Путін отримав титул "невдахи"

Супермаркети знизили ціни на гречку, яйця та олію: як змінилася вартість

Доплата 150 гривень до пенсії: пенсіонерам підказали, як оформити надбавку

2000 гривен від ПриватБанка: як отримати гроші "під ялинку"

Показати ще

Но «как в Тунисе», в более широком смысле не будет. Хотя бы потому, что страна в десять раз больше и структура у нее совершенно иная. Будут гораздо более масштабные процессы, связанные с демонтажем наследия Мубарака, а тридцать лет при нем делают все страну его наследием. Возможны самые радикальные и неблагоприятные русла развития ситуации. Туристический бизнес падет сразу. Даст Бог, еще, не дойдет дела до мародерства. И только через некоторое время начнет хоть как-то восстанавливаться страна, причем, надеюсь на совершенно других основах, чем была построена раньше.

Арабский мир очевидным образом стоит на пороге… социалистической революции. Только вот найдутся ли социалисты, или их место займут какие-нибудь радикалы из зеленого братства – никто не знает.

Павел Нурминен, Глобалист

Фотографии Aljazeera

2011-01-26 03:17:47