Многие, кто рассуждает на тему гипотетических наступлений/оккупаций россиянами чего-либо, рассматривают отдельные эпизоды вне контекста. Попробуем чуть по-другому. В виде гадания сразу на нескольких коврах.

Ибо возможности России давить – это сообщающиеся сосуды с ограниченным ресурсом. Если они куда-то наступают, значит, куда-то они наступать не смогут.

Сразу оговорюсь: речь пойдёт об инерционно-негативном сценарии, который мы можем (и должны) своими действиями улучшить.

1.Какие пути выхода из войны есть?

Не существует какой-то части территории Украины, ради которой Путин начал полномасштабное вторжение. Поэтому любые предложения доброжелателей на тему «отдайте ему что-то, чтоб он угомонился» априори бессмысленны.

Явные цели Кремля:

• подорвать ЕС и НАТО, чтобы взять реванш за поражение в «холодной войне» и перебалансировать отношения с западом;

• чтоб Украины не было как демократической альтернативы, где всем, в т.ч. – русским, живётся лучше, чем в РФ. Ибо это приговор российской империи и её «русскому миру».

Ни одна из этих целей не достигнута. Но и не провалена. Пока Путин не утратил способность воевать – он окончательно не проиграл.

Отсюда вытекает тезис: приоритет – не переговоры и не «сдерживание», а проактивное лишение Путина способности вести войну. Тогда он проиграет. Вот тогда будут настоящие переговоры и справедливый мир. «Переговоры» как средство потянуть время вполне допустимы как элемент тактики.

2. Что со временем?

Кремль в данный момент наверняка рассматривает ситуацию как «окно возможностей», что (при)закроется в январе 2025 г.

Предпосылки для такой оценки:

Популярні новини зараз

Усі рішення Заходу щодо допомоги Україні спізнюються приблизно на рік, – Зеленський

"Київстар" підняв тарифи: що зміниться для абонентів

США потрібна тривала війна в Україні Польський експерт Марек Буджиш про логіку протистояння Заходу та Сходу

Літні канікули у школах 2024: коли почнуться і скільки триватимуть у різних областях

Показати ще

• закончены формальности, Путин «продлён», а на западе как раз неустойчивая ситуация - набирают ход выборы,

• проблемы внутри РФ (экономика, социалка и т.д.) накапливаются, но их частично купируют, проседание идёт небыстро,

• на фронте обстановка для Украины сложная, россияне очень медленно и с огромными потерями, но ползут вперёд. (Поэтому до полной стабилизации фронта нас ещё ждут новости об оставлении ряда небольших населённых пунктов).

Следствие: в этом году РФ будет тужиться изо всех сил. О чем уже говорили, в т.ч., украинские официальные лица.

Важный вопрос, который будет решать РФ до конца года – вопрос о власти. Сменить политику и пересмотреть решения может только власть.

Война против Украины и сопровождение войны (политическое, дипломатическое, информационное…) путём влияния на общественное мнение будут использованы для формирования максимально выгодных России конструкций власти в ключевых точках. Эти точки каждый может записать в столбик.

Наиболее очевидные:

• выборы в Европарламент (июнь, пик кампании – май) с последующим дизайном Еврокомиссии;

• выборы президента США (ноябрь, пик кампании – с сентября).

Фоном идут выборы в Молдове, Румынии и других странах.

Юбилейный саммит НАТО (июль) пока выглядит как декоративное событие, решения которого будут верифицированы (или нет) не раньше ноября. Т.е., испортить «сатанистам» праздник – это святое, но не сверхцель.

Позитивный для РФ результат в Европе – крен вправо и чтоб все переругались до открытого евроскептицизма. Значимость этой цели растёт по мере оживания и кооперации Европы в сфере обороны.

Позитивный результат в США: принято считать, что победа Трампа. Но мне кажется, другое – углубление раскола и чтоб к власти пришёл максимально ослабленный президент, любой. Такой сценарий выгоден всем друзьям Путина, ибо случится то, о чём сказал представитель Тайваня – США перестанут быть надёжным партнёром.

Итого. Путину в идеале надо разыграть что-то большое и успешное через 2 месяца, дабы впечатлить европейцев. А затем повысить градус в начале осени и давить несколько месяцев для получения оптимального результата в США.

Сил понадобится много. Времени нет. Игра сразу на счёт.

3. Где тут Харьков?

Город остаётся запредельно лакомым призом для Путина. Он получил здесь по носу и до ужаса хочет реванша. И песня о нём громко прозвучала, до сих пор эхо. Ввиду чего исключать попытку наступления на Харьков – при благоприятных условиях КОГДА-НИБУДЬ В БУДУЩЕМ - нельзя.

Сейчас все адекватные военные специалисты говорят одно и то же. Для атаки на Харьков нужно а) сохранить давление по существующему фронту и б) сконцентрировать отдельную большую группировку (от 150 тыс.). Что само по себе сложнейшая задача, которую невозможно решить скрытно и быстро.

Чтобы накопить такие силы для похода на Харьков за искомые два месяца, Кремлю пришлось бы значительно ослабить войска на других направлениях и втянуть всех новобранцев.

Т.е., 1) технически на пределе возможностей; 2) риски на других участках резко возрастают; 3) при мизерных шансах на успех.

Наши военные готовятся. Оборона на земле совершенствуется. Цена гипотетической попытки лезть на Харьков для врага растёт каждый день. Россияне это видят. Это реальный сдерживающий фактор.

Поэтому гораздо прагматичнее для РФ сейчас наращивать группировки на юге и в Донецкой области, чтобы попытаться развить успех там. Технически на порядок проще, можно накопиться в срок. Рисков меньше. Если не будет адекватной помощи для нас – то и шансы на какие-то успехи у росвойск появятся.

Поэтому атака на Харьков (сюда входят все опции – обход западнее, десанты и т.д.) в ближайшие несколько месяцев выглядела бы крайне противоестественной. По земле они не полезут. Максимум - в формате беспокоящей, оттягивающий активности.

4. Что может повлиять на ситуацию в ближайшие месяцы и таки спровоцировать попытку оккупации Харькова?

Вижу только один вариант - политическая дестабилизация в Киеве.

Может запустить катастрофический сценарий. Оборона распадется на очаги и будет максимально затруднена (именно этого россияне пытались достичь в 2022 г., ничего не изменилось). Тут уже речь пойдёт о судьбе не только Харькова. Поэтому рассматривать военную ситуацию без общеполитической нельзя.

Каждый может самостоятельно оценить: какова вероятность дестабилизации центральной власти (на мой взгляд, пока – низкая) и какие факторы работают на это.

Разные эксперты уже отметили, что в сети началась лавина публикаций на тему «после 21 мая власти в Киеве нет». Её гонят российские и примкнувшие к врагу ресурсы.

Т.е., выглядит так, что на конец мая (совпадет с финишем кампании в Европе) будут организованы попытки дестабилизации изнутри с одновременным усилением давления извне (на фронте, удары с воздуха и т.д.). До этого два месяца будет прогреваться медийное пространство.

Но даже в таком случае крупную группировку за миг переместить нельзя. Т.е., вероятность атаки по земле на Харьков всё равно ускользающе мала.

Итого. На мой взгляд, в ближайшие месяцы РФ отводит в своих планах Харькову иную роль. А именно – катализатора гуманитарного кризиса. Чтоб оттянуть дефицитные ресурсы, забить коммуникации, наиграть дополнительно для дестабилизации. Вот это как раз поможет российским войскам на Востоке. Тезис Путина о «санитарной зоне» будет объяснением зверств для запада.

Это означает, что удары по Харькову будут продолжаться, даже если в ближайшие месяцы наступление с целью оккупации не планируется.

5. Что к концу лета?

Путин объявил призыв срочников. Призывной возраст повышен с 27 до 30 лет. Также в РФ начали тестировать электронные повестки.

Российская власть сделала выводы и пробует избежать новой публичной волны массовой мобилизации. Вместо этого будут понуждать срочников заключать контракт через 3 месяца, а также выдёргивать людей с помощью массового применения электронных повесток, но без выпячивания этого процесса.

В таких условиях можно накопить значительную группировку через 4-6 месяцев (правда, чем её вооружать, не очень понятно). Т.е., на искомую осень.

А вот где её применить – дилемма.

Органичнее всего: если будет активизация на Донбассе к июню, то и продолжать давить там же, декларируя цель выхода минимум на границы Донецкой области.

Более дерзкий план с потенциально более высокими бонусами – атака одной из стран НАТО в гибридном формате. Вероятность вырастет, если в Украине будут достигнуты позитивные для врага результаты.

Примерно такой же по дерзости и уровню ставок вариант – новый поход на Киев.

Ни Харьков, ни Киев взять не получится. Но из-за Киева резонанс будет выше. И в формат «священной войны» красивее ложится. Для политических задач и выхода в сильную переговорную позицию эффектнее.

Итого. До начала лета атака на Харьков была бы противоестественной, её не будет. С осени вероятность выше, но есть более органичные и выгодные варианты для Москвы.

Поэтому роль Харькова в планах россиян скорее всего такова:

• катализатор гуманитарного кризиса вследствие атак на гражданскую инфраструктуру и

• «негодный объект» для отвлечения внимания в период подготовки и реализации основного замысла.

Отсюда: независимо от того, собирается Путин атаковать Харьков или нет – информационное давление на эту тему будет в любом случае. Потому что этот бубнёж помогает решить сразу несколько задач.

Получится у россиян выжать что-то большее (например, из-за политического кризиса в Украине) – они будут пытаться.

Базово – где-то так.

6. Что можно сделать?

Пока опустим гипотезы о том, что должна делать власть и иностранные партнеры. Оставим за кадром, что мы ожидаем от военных. Глянем, что могут сделать граждане.

Надо мысленно прикинуть варианты де-факто на год.

У каждого адекватного человека в Харькове на этот период две роли:

• Помогать обороне;

• Мешать россиянам организовать гуманитарный кризис.

Помогать обороне – значит уменьшать вероятность того, что наступление в принципе будет. На злую монолитную цитадель-миллионник россияне не полезут.

Как участвовать/помогать обороне – каждый сам решит, исходя из своей индивидуальной ситуации. Масса вариантов.

А вот как сорвать планы по организации гуманитарного кризиса – всего две принципиальных опции:

• Не истерить, быть самодостаточным в плане обеспечения и чуть-чуть опорой для других;

• Не истерить, быть готовым планово выехать (морально, заблаговременно проработать варианты).

Это самая тяжёлая часть.

Потому что нужны честные ответы самим себе. А они не всем понравятся.

7. Что мы уже знаем по опыту?

Мы невероятно живучие и стойкие в лучшем понимании этого слова. Хотя многие реально устали.

УЗ всех вывезет.

Энергетики и коммунальщики сотворят чудеса.

Спасатели отработают как надо.

Новая почта всё доставит.

Разные добрые силы натащат в город старлинки, генераторы, воду и другие предметы критической необходимости.

Свежий хлеб испекут. Кофе сварят.

Но в ухудшающейся обстановке огромным взносом в оборону города будет – не перегружать собой без надобности.

Пока есть время, каждый должен наморщить лоб и решить: если ситуация ухудшается, до какого момента остаюсь? Как минимизирую риски, где укрываюсь? Когда/если придёт время (например, жильё будет разрушено во время обстрела), куда и как выбираюсь, куда стучусь за помощью? И т.д.

Главное – себя не обманывать.

Например, злободневный вопрос: а должны ли в Харькове шастать сто тысяч детей? И как оптимально обезопасить своих? Когда/куда вывозить? А собак/котов/попугаев? В какую школу пойдут дети в сентябре, если начнётся обострение?

В общем, оценка того, что может понадобиться, с поправкой на ухудшение обстановки - важна.

Россия будет пытаться, чтоб максимальное число харьковчан резко провалилось в кризис и поддалось панике. Дабы вызвать коллапс властных и поддерживающих структур.

В городе полно людей на грани, без внятных доходов, у которых один ресурс – жильё. Узкое место для многих – медицина, лекарства.

Часто оформится непростой ответ: не уедем, пока будет где жить, как бы опасно не было. По разным причинам. Не бросим маломобильных родственников. Помогаем тем, кто воюет. Некуда. Не за что. И др. Нужны минимальные прикидки, как выживать при нарастающем давлении.

Власть где-то посодействует, а где-то не успеет. Кого-то подхватят волонтёры или гуманитарные миссии. Если вы точно не уезжаете, пока не разрушат ваше жильё - их стоит выявить на упреждение.

В городе есть ждуны (враги) и адепты мира любой ценой (не всегда враги, часто – просто измождённые вконец сограждане). Чем более самодостаточной, трезвой в оценках и стойкой будет проукраинская (даже не так – антипутинская) часть Харькова, тем меньше шансов у России обрушить город и превратить его в проблему. А затем – и в добычу.

Если удары будут нарастать (а вероятность этого высока), какая-то часть населения неизбежно должна будет эвакуироваться. В идеале – максимально к этому подготовиться.

8. Армия не дрогнет, это мы знаем. И Россия знает.

Мотивированные и подготовленные гражданские не добавят проблем. Будут фактором усиления, а не ослабления.

В сумме – это поможет исключить попытку захвата города в обозримом будущем и снизить давление. Ибо в подготовленном городе на порядок сложнее устроить кризис. А нет кризиса – мало смысла тратить ресурсы.

Когда летом РФ увидит, что с Харьковом ловить нечего, он не шатается, не паникует, будет мотивация переключить ресурсы на другие цели.

9. Часто жители других областей спрашивают – как помочь?

Самое-самое – крыша над головой. Если жители условно более безопасных регионов маякнут своим друзьям-знакомым в Харькове, что, когда станет совсем туго, мы примем/организуем – это уже сейчас добавит прочности. У многих, кто выезжал в 2022, а потом вернулся, такие связи есть. Но не у всех.

Далее – помощь в сохранении рабочих мест. В Харькове даже сейчас много чего хорошего делают. При прочих равных условиях (и даже при слегка неравных) покупайте в Харькове.

Это позволит сохранить в городе активную часть населения, которая и о себе позаботится, и кого-то ещё поддержит.

Из того, что не особо требует денег – важна оргподдержка.

Сейчас в Харькове всё есть и всё можно привезти. Если давление усилится (начнёт падать не только свет, но и вода/газ, связь, безвозвратно станет транспорт и др.), то обычный поиск необходимого будет отнимать кучу времени и сил, даже когда есть деньги.

Если вы в условно более безопасном регионе, заведите себе подшефного харьковчанина. Собрать из 5 посылок одну в условной Виннице и отправить в Харьков – это реальная помощь. Если получится создать такой «облачный бэк-офис» вне города, это +100 к устойчивости.

Указанные меры помогут не упасть тем, кто в принципе вывозит. А они сохранят в городе жизнь.

И будьте готовы, что харьковчане даже благодарность выражают в хамской форме. Это от избытка чувств

10. Что касается государства и иностранцев. Общие места типа ПВО и т.д. много раз проговорены.

Я убеждён, чтобы снизить риски для Харькова, необходимо всеми возможными способами интегрировать его в международную повестку. Просто чтоб звучало название города и возникали ассоциации.

Чем сложнее будет обстановка – тем меньше будет официальных визитов (которых и так было сильно меньше, чем в той же Одессе). Поэтому надо тащить в город разных депутатов (национальных, местных) из дружественных стран. Их много, их никому не жалко, а они сами получат героическую запись в резюме. У многих приличных харьковчан есть собутыльники из числа иностранных депутатов. Это повод.

Международный трибунал, санкции и конфискация российских активов – как минимум эти темы должны быть институционально закреплены в Харькове. Чтобы бомбы падали, условно, не просто «в центральной части», а в 500 м от офиса международного трибунала. Тогда будет хоть какой-то информационный повод. Иначе мы не выдержим конкуренцию за внимание.

И нужна визуализация – что такое Харьков, чем он отличается от Авдеевки и Бахмута. На слух – это ещё один город, чуть побольше, которому тоже много всего надо для обороны. Плохо работает. Я бы тут просил совета у тех, кто чувствует иностранные аудитории. Потому что Госпром мы любим и гордимся им. Но гольф-клуб для текущей задачи может больше помочь. И даже уродские обезьяны сгодятся…

Итого. Ситуация может ухудшиться, а может улучшиться (две эскадрильи Ф-16 - и будет другое кино).

Если не готовиться и запаниковать – всё пойдёт по худшему сценарию.

Если помнить, что харьковчан больше, чем чеченцев. Что мы гораздо неприятнее как противник. Потому что диапазон ресурсов – от наших людей в Израиле до предельно мотивированных «новых харьковчан» - донецких и луганских.

Вот если всё это и ещё многое собрать и показать, что город серьёзно настроен встретить непрошенных гостей, то и помощи больше придёт. И триста раз подумают, а стоит ли сюда лезть.

Помним: цель – не отразить нападение, а исключить его и максимально убрать мотивацию кошмарить город.

Не всё, но многое по-прежнему в наших руках.

--------------------------------------------------------------

Рекомендуем ряд эфиров Юрия Романенко, которые касались темы обороны Харькова.

Эфир с Андреем Закревским

Эфир с Олегом Попенко

Эфир с Дмитрием Пастернаком-Тарнушенко