ХХ съезд Коммунистической партии Китая, который состоялся 16-22 октября 2022 года, не обозначил коренных изменений в политике развития Китая: была подтверждена приверженность курсу, проводившемуся последние десять лет. Вместе с тем съезд знаменовал цементирование единоличной власти Си Цзиньпина и эпилог десятилетнего переформатирования политической системы Китая.

Результатом съезда 2022 года стал новый состав Постоянного комитета Политбюро КПК, куда вошли партийные функционеры, лояльные Си. ПКПБ, который прежде представлял собой нечто вроде совета директоров КНР, где существует плюрализм мнений и право вето, превратился в группу советников, безоговорочно преданных лидеру. Внутрипартийная демократия оказалась под угрозой.

Ситуацию ухудшает тот факт, что личная лояльность стала ключевым критерием при отборе кандидатов на высшие должности оказалась важнее профессиональной компетентности. Си Цзиньпин сформировал Политбюро и ПКПБ полностью из соратников/клиентов, в основном из людей, с которыми работал в провинциях Фуцзянь и Чжэцзян, либо из давних знакомых. Чжуннаньхай[1] превращается в новый императорский двор, а политическая система КНР стала «Си-центричной». Новая система будет характеризоваться жёсткой консолидацией власти и гиперцентрализацией. Не только ключевые, но и тактические политические решения теперь будут замыкаться на Си Цзиньпине.

Каких же решений во внешней политике можно ожидать в грядущей, третьей пятилетке «Императора»? Важно обозначить, что в силу закрытости китайской политической системы, прогноз сценариев развития событий основывается в большей степени на контент-анализе докладов, публичных выступлений и общей риторике высокопоставленных лиц. Доступ к инсайдерской информации для стороннего наблюдателя почти полностью закрыт.

Итак, в своём докладе на открытии съезда Си Цзиньпин говорил о грядущем «шторме», который ожидает Китай, имея в виду внешние кризисы, которые, безусловно окажут влияние на внутреннюю обстановку в стране. «В любое время может произойти эскалация давления и сдерживания извне. Китай вступает в период развития, когда одновременно существуют стратегические шансы, риски и вызовы, возрастают неопределенные и труднопредсказуемые факторы, в любое время могут произойти такие события, как «черный лебедь» и «серый носорог». Мы обязаны повышать бдительность, всегда быть готовыми к худшему сценарию, думать о потенциальных опасностях, быть готовыми выдержать суровые испытания».

Использование западных концепций, кстати, довольно примечательно. Очевидно, что имея собственное видение того, как справиться со штормом, Си и приложил усилия к тому, чтобы исключить возможных оппонентов, которые бы препятствовали процессу реализации плана по развитию государства в условиях глобальной нестабильности.

Грядущая пятилетка будет посвящена реализации следующих основных целей:

1. партийное строительство, ужесточение партийной дисциплины, что нацелено на упрочение позиций партии в стране и авторитета среди народа.

2. идеологизация, дальнейшая реализация идей Си Цзиньпина о «социализме с китайской спецификой новой эпохи», китаизация марксизма, что должно в конечном итоге привести к воплощению «китайской мечты» о возрождении величия китайской нации. Намерение усилить партийную дисциплину можно рассматривать как попытку отреагировать на существующие и грядущие вызовы (замедление экономики, соперничество с США и др.). Объединение народа с партией под руководством КПК, партийная идеология, борьба с коррупцией – идейно-социально-политические задачи, призванные мобилизовать как партию под руководством Си Цзиньпина, так и общество под руководством партии.

3. всестороннее развитие и модернизация государства по схеме «пять в одном» и в соответствии с «четырьмя всесторонними аспектами»: при сохранении первостепенного фокуса внимания на экономическом строительстве, стимулировать развитие политического, научно-технического, образовательно-культурного, социального, экоцивилизационного общества; развивать строительство общества «сяокан» (小康社会), общества средней зажиточности при углублении всесторонних реформ.

Таким образом, третья пятилетка Си будет направлена на решение внутренних проблем и сохранение контроля над внутригосударственной обстановкой на фоне развивающихся внешних кризисов. Социальные вопросы такие, как неравномерное распределение доходов, будут наиболее актуальными, политика будет более «социально-ориентированной». Краеугольными останутся вопросы экономической стабилизации, развитие внутреннего рынка, а также развитие собственного научно-технического потенциала в том числе и с целью снижения взаимозависимости с США, «импортозамещение» в сфере технологий, дальнейшее вливание инвестиций в развитие инноваций для снижения зависимости от поставок тех или иных комплектующих. Крайне важными остаются вопросы безопасности такие, как контроль ситуации в регионах, где потенциально может вспыхнуть пламя сепаратизма (Синьцзян-Уйгурский автономный район, Тибет).

Общий план по построению модернизированного социалистического государства состоит из двух этапов, а именно: с 2020 по 2035 год осуществить социалистическую модернизацию; с 2035 по 2050 год превратить Китай в богатое и могучее, демократическое и цивилизованное, гармоничное и модернизированное социалистическое государство. Будущее пятилетие определяется ключевым периодом, который положит начало этому процессу.

Одной из важнейших задач, которые Си призвал обозначить в качестве цели КПК – модернизация вооружённых сил к 2027 року – столетнему юбилею основания НОАК, которая предполагает не только качественный аспект, но и реконструкцию системы руководства и командования с тем, чтобы превратить НОАК в армию мирового уровня и свершить построение «Спокойного Китая». По мнению ряда экспертов, именно к этой дате КНР планирует осуществить захват Тайваня под контроль. Однако, ни доклад Си Цзиньпина, ни другие материалы съезда этот вывод не подтверждают. Говорится лишь, что к столетию НОАК необходимо «ускорение темпов превращения народной армии Китая в вооруженные силы передового мирового уровня» при обязательном сохранении «абсолютного руководства со стороны партии». Такая задача не свидетельствует о том, что Китай готовится к войне, будь то за Тайвань либо против США. Скорее, осознавая несовершенство вооружённых сил, Пекин стремится достичь паритета со Штатами, при чём не только в конвенциональных вооружениях, но и в ядерных силах сдерживания. Это уже происходит: в недавнем докладе Пентагон сделал прогноз, что к 2035 году Пекин планирует увеличить ядерный арсенал до 1,5 тысяч. На конец 2021 года количество ядерных боеголовок, имеющихся у Китая в наличии, оценивалось в 400 штук. Для сравнения, у Штатов - 5428, у России - 5977.

Популярні новини зараз

ЄС встановив граничну ціну на російський бензин та дизель

Одеса залишається без світла: Шмигаль доручив завезти до міста потужні генератори

"3 шари паразитів": Себастьянович розповів, кого привели до влади Янукович, Порошенко та Зеленський

Тарифи на електроенергію з 1 лютого: скільки доведеться платити українцям за світло

Показати ще

На данном этапе КНР не готова к агрессии и каким бы то ни было наступательным манёврам. К тому же, Си Цзиньпин заявил, что военный сценарий решения «тайваньского» вопроса рассматривается в качестве крайней меры, то есть остаётся актуальным. Можно предположить, что военная сила будет применена Китаем в случае, например, объявления Тайванем независимости то ли в качестве Китайской Республики, то ли в качестве Республики Тайвань, в случае поддержки этой инициативы признания со стороны США либо одного из американских союзников. Триггером к возможной военной агрессии может послужить внутренние беспорядки на острове и иностранное военное вмешательство. Однако, на фоне дестабилизации мировой обстановки в результате вторжения России в Украину, такой сценарий видится неприемлемым.

Перспектива вторжения на Тайвань в следующие пять лет кажется маловероятной также и из-за уже упомянутых внутренних проблем. Фокус внимание Чжуннаньхая будет сосредоточен именно на внутригосударственных вопросах.

Внешней политикой Китая управляет Центральная комиссия ЦК по международным вопросам. Этот партийный орган, включающий в себя руководителей всех ключевых структур, занимающихся международной политикой (в том числе глав ведомств, отвечающих за отношения с Тайванем, Гонконгом и Макао), определяет внешнюю политику. Потому глава канцелярии Комисси является ключевой фигурой в определении внешнеполитического курса Китая (после генерального секретаря партии, разумеется). Министр иностранных дел - лишь один из членов, подчиняющийся по партийной вертикали председателю комиссии, которым является Си Цзиньпин и руководителю канцелярии - на данный момент Ян Цзечи. Но ему 72 года и вскоре он отойдёт от дел, ведь не вошёл в состав ЦК партии. Этот пост и займёт 69-летний Ван И, известный, опытный и авторитетный дипломат, японист по образованию. От Ван И можно ожидать продолжения того курса, который сформировался за последние годы. То есть кардинальные изменения вряд ли произойдут, конечно, при условии отсутствия «чёрных лебедей» и едва ли можно ожидать кардинальных изменений, как и жёстких, агрессивных действий в качестве инициирующих.

В рамках геополитической конфронтации с США Китай активизирует работу по наращиваю и укреплению пула союзников. В этом контексте интересен факт, что в речи Си Цзиньпина китайский гранд-проект «Один пояс, один путь» был упомянут не в разделе о международных отношениях, а в части, посвящённой региональному развитию Китая. Это может сигнализировать о концентрации внимания Пекина на ближайшем окружении, в частности, регионах Центральной и Юго-Восточной Азии. При этом, возможно, Китай будет интенсивнее развивать отношения со странами Глобального Юга особенно в многосторонних форматах по типу БРИКС. В своей внешней политике Пекин будет использовать прежнюю концепцию «сообщества единой судьбы человечества» (人类命运共同体), которая предполагает гармоничное сосуществование разных цивилизаций при отсутствии однозначного мирового гегемона.

Спустя месяц после съезда эти предположения нашли подтверждение. В частности на саммитах АСЕАН, G20 и АТЭС.

Находясь в Бангкоке, где проходил саммит АТЭС, Си Цзиньпин провёл переговоры с премьер-министром Таиланда Прают Чан-Оча. Си Цзиньпин подчеркнул, что «дружба между Китаем и Таиландом длится уже много веков, а народы двух стран подобны братьям». В результате встречи стороны договорились создать «таиландско-китайское сообщество единой судьбы» для повышения стабильности, процветания и устойчивости и пришли к выводу о необходимости ускорять трехстороннее сотрудничество в железнодорожной сфере между Китаем, Таиландом и Лаосом, продвигать «Концепцию развития взаимосвязанности Китая, Лаоса и Таиланда», делая упор на укреплении физической взаимосвязанности инфраструктуры как ключевом направлении, улучшая институциональные связи в области логистики и таможенных процедур. Переговоры с таиландским премьером можно расценивать как подтверждение вывода о том, что Пекин гораздо больше усилий в ближайшее время будет прилагать для развития дружественных отношений со странами региона. Что также будет обусловлено желанием восстановить, укрепить отношения с региональными игроками в противовес Штатам.



[1] Чжуннаньхай (кит. 中南海, «Центральное и Южное моря») — рукотворное озеро в Пекине, расположенное непосредственно к западу от Запретного города и занимающее примерно такую же площадь. Этот квартал называют «новым запретным городом», так как по берегам озера расположены резиденции высших органов управления КНР. «Чжуннаньхай» употребляется для обозначения высшего руководства КНР (аналогично «Белый дом», «Елисейский дворец», «Кремль»).