После того, как Тегеран официально признал, что непреднамеренно сбил пассажирский украинский авиалайнер, Иран, вероятно, переживает свой «момент Чернобыля».

Об этом сообщает CNN, напоминая, что улицы иранских городов в выходные заполнили протестующие.

И хоть в понедельник демонстрантов было уже меньше, а полиции значительно больше, некоторые обозреватели уже начали предполагать, что это, возможно, начало конца правящего режима в Тегеране. Иранцы, собравшись в субботу в Тегеране для чествования памяти жертв авиакатастрофы, призывали к отставке верховного лидера аятоллы Али Хаменеи. На смену предыдущим лозунгам «Смерть Америке» пришли антиправительские «Смерть диктатору» и «Смерть лжецу». На одном из видео демонстранты даже кричали: «Хаменеи, имей совесть. Оставь страну».

Этот гнев эксперты уже называют иранским «моментом Чернобыля», аналогом того, как в 1986 году в советской Украине ядерная катастрофа «разоблачила всю некомпетентность, государственный обман и гнилость режима». Такое мнение о ситуации высказал сайт иранской диаспоры IranWire. Но трудно сказать, приведут ли горе и злость иранцев к революции.

«Через западную призму мы всегда ищем революционный момент в Иране», — отметила старший научный сотрудник Иранского форума в Chatham House Санам Вакил.

Она считает, что есть некоторое сходство между тем, как власть СССР разбиралась с катастрофой в Чернобыле, и реакцией иранского правительства на уничтожение самолета рейса PS752. И Москва, и Тегеран одинаково возражали, пытались всячески скрыть правду в то время, как иностранные правительства находили все новые доказательства.

Впрочем, параллели на этом моменте и заканчиваются.

«Это может быть иранским моментом Чернобыля. Но вопрос в том, как иранские лидеры собираются с ним разобраться. После Чернобыля все зависело от того, решит ли один политический лидер взять на себя ответственность и изменить политическую динамику», — подчеркнула эксперт.

«Единственное лицо, которое действительно может сделать существенные изменения в иранской политической системе – это верховный лидер», — добавила она.

Однако, чтобы протесты превратились в революцию, оппозиции нужно иметь своих лидеров и общую идеологию.

«Но у иранских демонстрантов нет ничего из этого», — пояснил лектор кафедры оборонных исследований Королевского колледжа в Лондоне Эммануэль Карагианис.

Также он, назвав последние акции протеста в Иране «спонтанными» и имеющими широкую смесь интересов. В них принимают участие профессионалы, студенты, профсоюзы и этнические меньшинства.

Иранский режим правит уже больше 40 лет. Он может, конечно, упасть.

Популярные статьи сейчас

В море взорвалось судно с мигрантами, больше сотни погибших

Командующий ВСУ подсчитал преступления Путина в Крыму

Запад спрогнозировал скорый уход Путина

В Украину возвращается обязательный техосмотр: кто попадет под удар

Показать еще

«Но трудно это представить без ключевых элементов, которые должны быть на месте. А также без организованной и объединенной оппозиции», — резюмировала Вакил.

Шеф-редактор «Хвилі» Юрий Романенко в беседе с руководителем Центра исследований проблем гражданского общества Виталием Куликом обсуждают, как катастрофа Боинга повлияла на внутренний расклад в Иране.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram