Украинец из Черновцов, который первый переболел коронавирусной инфекцией рассказал о том, как его лечили.

Как передает Хвиля, об этом Александр рассказал ВВС News Украина.

Отмечается, что на данный момент переболевший коронавирусом украинец вместе с женой находится в самоизоляции, а через неделю он должен сдать еще один анализ. После этого можно будет говорить о том, что он полностью выздоровел.

Мужчина рассказал, что свое февральское путешествие с женой в Италию планировали задолго до вспышки коронавируса. 21 февраля они полетели из румынской Сучавы в Бергамо. Не смотря на то, что уже слышали о первых вспышках болезни, путешествие не отменили. Были в Бергамо, Комо и Милане.

По его словам, в Милане было относительно спокойно, однако супруги усилили меры безопасности и пытались избегать скоплений людей, просто гуляли вдвоем. «Так и провели весь отдых. Знаете, в Милане ощущались такие панические настроения, потому что там много туристов. Чувствовалось, что там люди уже обеспокоены. Но когда мы вернулись в последний день в Бергамо, нас встретил абсолютный тотальный пофигизм. Люди не осознавали опасности».

К тому же, мужчина вспоминает, что люди в аэропорту покашливали, а некоторые из них были уже в масках. Однако больше всего его поразил аэропорт в Сучаве, где пассажиров надолго оставили в одном помещении. Супругам много раз проверяли температуру, все было в пределах нормы.

Александр рассказывает, что после возвращения, они решили несколько дней побыть дома и не идти на работу. И уже 28 февраля у него начала повышаться температура. Сначала он почувствовал слабость. «Померил температуру — 37,1. В обед — 37,4. Слабость оставалась. Я подумал, что это акклиматизация. К вечеру ситуация ухудшилась — температура поднялась до 37,9. Попробовал выпить парацетамол. Уже пришло понимание, что какая-то опасность есть».

Он отмечает, что 29 февраля, когда температура выросла еще, то позвонил семейному врачу и предупредил, что был в Италии. «Что дальше делать? Звоним «103». Через полчаса уже была машина скорой. Все — в защитной одежде. Меня госпитализировали. Поместили в инфекционное отделение. Взяли мазки на анализы. Третьего марта у меня день рождения. Я этот день никогда не забуду. Очень странный. И странный он показался разнообразными эмоциями. От очень ярких и приятных до очень негативных».

По словам Александра, а этот день пришли результаты анализов из Киева, которые тогда делали лишь в столице. «Когда тебе говорят: у тебя — вирус… Ты не понимаешь, что дальше. Понятно, что дальше-то будет. Но как оно будет? Я знал, что что-то начнется, но что именно — не представлял. Не было страшно. Только непонимание. Непонимание того, что вообще происходит. Страшно, что я один из тех, кому не повезло. Почему я первый».

Он также подчеркивает, что тот день ему еще запомнился переживаниями из-за жены, которую врачи оставили дома. Более того, он сразу настаивал на том, чтобы женщину проверили. Но врачи отказали, отговорившись инструкцией. Уже вечером к ней приехали «активисты».

По его словам, люди очень испугались, ведь все, кто был «назовем это бунтом», были уверены, что она также является носителем возбудителя. Таким образом, они очень переживали за свою безопасность. «С одной стороны, я их понимаю. Эмоции людей на тот момент. Когда вы понимаете, что опасность не где-то в Китае или в Италии, а здесь — у ваших дверей. И, инстинктивно, вы хотите эту опасность уничтожить. Я это понимаю. Поэтому зла на людей я не держу. Я десятки раз моделировал эту ситуацию, ставил себя на место этих людей. И с моей стороны это выглядит так: есть, все-таки есть компетентные люди, которые должны объяснить, как действовать в той или иной ситуации. Эти компетентные люди в тот момент там были. Они объясняли: пока у человека нет симптомов, его нельзя считать заболевшим. Что нужно взять мазки. И если подтвердится положительный результат, то тогда стоит госпитализировать. Это было правильно по всем нормам, по всем протоколам медицинским, по всем нормам. Но под натиском и влиянием паники люди добились своего — жену мою таки госпитализировали».

Александр также рассказал, что лечение идет симптоматично. Он вспоминает, что в больнице читал все о коронавирусе. А также читал комментарии наших лиц, которые ответственные за медицину и отчитывались, что у нас все абсолютно готово. «Если 29 февраля, когда меня госпитализировали, у меня была просто температура и першение в горле, то когда у меня уже был результат моего теста — 3 марта — у меня уже тогда была пневмония. И мое состояние ухудшилось».

Мужчина также признался, что его положили самого и при этом в не очень подготовленное место. Более того, ему пришлось спать в куртке. По его словам, он думал, что это временно и он не представлял, что в таких условиях можно провести долгое время. «Я говорил врачам: «Давайте что-то делать!» Мне ответили: «Попросите, чтобы кто-то принес вам обогреватель». А я смотрю — в боксе одном только две розетки, куда можно включить этот обогреватель, и они оплавлены. Видно, что туда уже включали обогреватели и те розетки поплавленные не просто так. На следующий день вызвали электрика. Он что-то покрутил и сказал, что все безопасно. За собственные средства мне отец купил не самый мощный, на 800 Ватт, обогреватель».

Популярные статьи сейчас

Илларионов прокомментировал слухи о жестком конфликте Путина и Суркова

Украинский дипломат предупредил Европу о ловушке Путина

Комаровский озвучил неожиданную версию, что спасает Украину от массовых заражений COVID-19

Комаровский рассказал о версии, почему в Украине нет массовых заражений COVID-19

Показать еще

Однако, мужчина рассказывает, что его условия пребывания в больнице постепенно улучшились. «Надо было кричать, надо было говорить, надо было постоянно прессовать — и эти вопросы постепенно решались. Люди с пониманием подходили, за что я очень благодарен. Но на самом деле с самого начала там ничего не было готово для приема».

Питание при этом было неплохое: «Скажем так, гастрономическое удовольствие вы там не получите, но не будете голодны. Один раз в день мне мои родные приносили еду домашнюю. Одним словом, с питанием было нормально».

Александр также поделился, что очень переживал за своих родителей и постоянно следил за новостями. По его словам, он больше всего мечтал о душе, ведь возможности помыться в больнице не было. «70% всех медикаментов мы покупали за свой счет. Ситуация улучшилась примерно через неделю моего пребывания. Постепенно лекарствами обеспечивала клиника. К концу мы просто покупали какие-то мелочи… Знаете, я бесконечно благодарен врачам и всему медперсоналу. За их работу и заботу. За то, что они делали каждый день».

Он также рассказал, что когда его выписали и он попал домой, что встретил лишь одну соседку, которая искренне извинилась. «Хотя на видео я ее даже не видел. Мне было приятно. Но не передо мной надо извиняться. Все-таки основной удар получила жена. Очень неприятно было наблюдать, как ее выводят… Просто как-то вора. Просто неприятно. Так, чтобы кто-то к нам зашел, — такого не было. Возможно, люди опасаются. Думают, что мы можем опасность составлять для них… Кто нас действительно поддерживает — это родственники и друзья… Быть первым — всегда страшно. Но я рад, что уже все позади».

Мы советуем прочитать статью Юрия Романенко «Украинцы, поймите, это не вирус — это война»

 Кроме того, настоятельно рекомендуем прочитать статью Натали Безмен «Коронавирус — это не грипп, самое время испугаться»

Также рекомендуем к просмотру беседу шеф-редактора портала «Хвиля» Юрия Романенко с украинским философом Сергеем Дацюком о том, как глобальный кризис изменит Украину и мир:


Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram