Путину трудно найти методы вывода России из экономической стагнации — The Economist

Путину трудно найти методы вывода России из экономической стагнации — The Economist

После двух тяжелых лет экономика России наконец зафиксирует небольшой рост по итогам 2017 года. Москва смогла стабилизировать ситуацию, ответив на двойной удар, который нанесли обвал цен на нефть и западные санкции.

Об этом пишет The Economist, сообщает ZN.UA

Российский Центробанк смог опустить инфляцию ниже 4% после того, как она подскочила выше 16% в 2015-ом. Дефицит бюджета остается на умеренном уровне. А экономический рост за счет доходов от продажи нефти исчезло еще до последних кризисов. В 2013-м году баррель стоил 100 долларов, но ВВП России росло лишь на 1,3%. В этом году оно тоже не превысит 2%.

Впрочем, Всемирный банк предупреждает, что без реформ показатель не поднимется выше 1,8% в течение ближайших лет.

Экономические проблемы бросают большой вызов Кремлю, который готовится к уже четвертому президентскому сроку Владимира Путина. Эксперт по макроэкономике Крис Уифер уверен, что очень скоро такой слабый рост начнет ощущаться как стагнация.

«Администрация хорошо понимает и боится этого», — сказал он.

Издание напоминает, как в первых два президентских срока Путина российская экономика росла на 7% благодаря нефти. Это позволило повышать зарплаты, что заложило основу его популярности. Но с тех пор как Путин вернулся в президентское кресло в 2012 году, его агрессивная внешняя политика в глазах россиян заменила экономический прогресс в роли его главного достижения. Не случайно очередные президентские выборы в России пройдут 18 марта, в годовщину оккупации украинского Крыма. Хотя в победе Путина никто не сомневается, он не может больше перекрывать аннексией украинской территории внутренние проблемы.

«У нас очень терпеливое население, но оно не будет терпеть вечно», — сказал изданию неназванный российский чиновник.

Многое зависит от того, что Путин сделает после выборов.

«Каждый раз, когда Путин начинает новый срок, он дает старт новому пакету реформ», — сказал эксперт EY Александр Ивлев.

Главный экономист «Альфа-Банка» Наталья Орлова сказала The Economist, что российские политики соглашаются с необходимостью проведения изменений, но среди них есть «стратеги и тактики».

«Есть те, кто говорит, что мы начнем двигаться вперед только после структурных реформ, а те, кто знает, что структурные реформы в этой системе маловероятны, советуют ставить маленькие цели и делать небольшие шаги вперед», — сказала она.

Первый подход поддерживает экс-министр финансов Алексей Кудрин, который сейчас возглавляет Центр стратегических исследований РФ. Второй лагерь сосредоточен вокруг министерства экономического развития и его 35-летнего главы Максима Орешкина. Несмотря на то, что обе группы тесно сотрудничают, их приоритеты очень разные. Стратеги добиваются глубоких институциональных изменений, которые жизненно важны для оживления экономики. Они говорят о прекращении преследований со стороны правоохранительных органов, повышении пенсионного возраста и сокращении государственной доли в экономике.

«Главные проблемы внутри России. Эти проблемы структурные и институциональные», — сказал Кудрин.

Тактики же предлагают добиваться изменений в том, как институты работают без радикальных изменений, которые бы улучшили качество их сотрудников, повысили бы эффективность. Они не хотят устанавливать предсказуемые правила для бизнеса и искать лучшие пути для привлечения прямых инвестиций.

«Крупного плана не будет, потому что такие подходы сегодня не работают», — сказал Орешкин.

Российское правительство надеется, что постепенные изменения создадут условия для диверсифицированного развития. Новые правила налогообложения, которые имитируют норвежские, призванные изолировать экономику от неустойчивости нефтяных цен. Когда баррель будет стоить больше 40 долларов, дополнительные доходы будут использоваться для восстановления резервных фондов, которые опустели за последние годы.

Но этого не хватит для того, чтобы начать новое стремительный рост. Даже небольшие достижения трудно закрепить: после улучшения показателей во втором квартале российский рост снова замедлился в третьем. Также вопрос о том, как США будут выполнять свои новые санкции против России, тоже заставляет инвесторов сомневаться. Внутренние же инвестиции остаются жестко зависимыми от государства. По словам Орловой, 90% инвестиций за 2017 год приходятся на три государственных инфраструктурных проекта: на строительство ГТС из Сибири в Китай, на ремонты в Москве и построение пресловутого моста в оккупированный Крым. Путину нужны новые методы ускорения экономики. Но их все тяжелее найти.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook