Экс-генпрокурор Украины Юрий Луценко заявил, что президент Владимир Зеленский никогда не давал ему указаний зарегистрировать какие-то уголовные производства.

Как передает Хвиля, об этом он рассказал в интервью «Буквам».

По словам Луценко, единственный конфликт между ним и Зеленским касался выдачи России фигуранта дела о крушении малайзийского самолета Boeing 777, экс-начальника «бригады противовоздушной обороны ДНР» Владимира Цемаха.

«Зеленский никогда мне не звонил по поводу какого-то уголовного дела. Единственный разговор, который был на повышенных тонах, сильно на повышенных тонах, был связан с моим несогласием с выдачей Цемаха РФ. Тогда я услышал слова: «Значит, тебе недолго осталось», и я сказал: «Сколько не осталось – все мое». Но это принципиальный вопрос по делу номер один для Украины, потому что дело MH17 в нидерландском суде  – это не дело сепаратистов, это дело [президента РФ Владимира] Путина», – отметил генпрокурор.

При этом он подчеркнул, что прекрасно понимает чувства родственников украинских заложников, на которых обменяли Цемаха, однако это дело связано со стратегическими интересами Украины в войне против РФ.

Луценко также рассказал, что в деле, которое рассматривается в нидерландском суде, ключевыми являются не первые четыре подозреваемых. «Конечно, было бы очень желательно, чтобы один из них был на скамье подсудимых. Я имею в виду Цемаха. Дело в том, что дальше стоит вопрос, кто координировал деятельность военнослужащих РФ, которые сбили гражданский самолет, и этот человек установлен украинским следствием и прокурорским надзором. И для того, чтобы его отдать под суд, необходимо сделать несколько очень важных оперативных действий, и не только на территории Украины».

Вдобавок к этому он заявил, что Цемах был доставлен с оккупированных территорий в Киев очень дорогой ценой. «То, что  Цемах, с таким трудом доставленный в Киев – ценой одного погибшего и одного раненого украинского бойца, – был отпущен, подрывает доверие к нашим оперативникам и на оккупированной территории, и на территории другого государства. Ну, поставь себя на место человека, который помогает украинским силовикам на Донбассе (на оккупированной части) или, например, на территории российской военной части. После выдачи Цемаха готовы ли они будут сделать некоторые очень жизненно необходимые вещи и жизненно опасные вещи? Вот почему я был категорически против выдачи Цемаха, и сегодня считаю, что это был огромный удар по делу номер один в Украине – делу MH17».

Смотрите также беседу шеф-редактора портала "Хвиля" Юрия Романенко с политологом Дмитрием Некрасовым о патриотизме как светской религии. Эксперты на примере России разобрали классический пример, где патриотизм превращается в религиозный культ со всеми атрибутами веры:

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram