Юрий Гаврилечко: «Украинский» велосипед придумывается всегда, когда надо украсть деньги

О необходимости его создания, а также об обоснованности роста тарифов, о том, кто их на самом деле формирует и почему, а главное, как это отражается на населении, корреспондент «Полiт.ua» поговорила с экспертом Фонда общественной безопасности Юрием Гаврилечко.

Национальная комиссия регулирования электроэнергетики повысила тарифы для населения. Имеет ли право эта комиссия на подобные действия? Какие права в таком случае у нас, потребителей: можно ли опротестовать, не платить?

Да, НКРЭ может санкционировать повышение тарифов, так что с формальной стороны все верно. А вот прав у потребителей, де-факто, нет никаких. Безусловно, можно, конечно, обратиться в суд и обжаловать решение НКРЭ, но не уверен, что будет хоть какой-то толк из подобного действия. Относительно желания «не платить», то сегодня это невозможно, поскольку в стране существует монополия на продажу электроэнергии. Да, энергораспределяющие компании у нас, вроде как, частные, но именно «вроде как». Рынка электроэнергии нет. Конкуренции тоже нет. Даже счетчики электроэнергии, которые в большинстве домов находятся на лестничной площадке, являются собственностью компаний-продавцов (то есть потребителю могут насчитать какой угодно объем потребленной электроэнергии, а проверить правильность насчитанного можно, опять-таки, в индивидуальном порядке — через суд).

Кроме того, если вы посмотрите на свой счетчик, то увидите интересную вещь: кроме подсчета потребляемой мощности в кВт/ч, никакие иные параметры тока не учитываются — ни частота, ни его сила. Следовательно, вообще непонятно, за что именно мы платим, ведь все электроприборы рассчитаны на потребление тока в строго определенном диапазоне частот и силы.

Но самое веселое заключается в том, что украинцы полностью оплачивают производство электроэнергии! Ведь все электростанции в Украине — государственные, зарплата в государственных компаниях гарантируется бюджетом, закупка сырья — также, покрытие убытков — тоже за счет бюджета, не вспоминая уже о строительстве самих станций.

Сейчас просто необходимо ввести четкий учет тарифов и взаимных обязательств сторон. Если тепло и газ стоят столько-то, то нужно четко сказать, что мы не будем повышать тарифы. Когда будет четкая себестоимость услуг, ее нельзя будет политизировать. Тогда государство скажет: богатые платят за себя, а бедным мы помогаем, если есть на то возможности. Во всем мире делается так, и не нужно выдумывать «украинский» велосипед. Это возможно?

Украинский велосипед придумывается всегда, когда надо украсть деньги. Это непреложный закон, который никто не может обойти. Про взаимные обязательства и говорить не приходится. Со стороны поставщиков услуг никаких обязательств нет вообще. Почему? Да потому, что они ни за что не отвечают. За Алчевск ответила хоть одна компания? Нет. А за взрывы газа в Днепропетровске? Тоже нет. Ну а о более мелких случаях и говорить не приходится.

Когда наши чиновники говорят об очередном повышении тарифов, то всегда присутствует так называемая «экономическая» составляющая. Почему так акцентируется внимание на этом самом «экономическом» обосновании? И потом, услуги должны формироваться открыто, однако сейчас невозможно получить информацию, по каким принципам формируются тарифы.

Недавно в России подсчитали, что с 1994 года тарифы на жилищно-коммунальные услуги выросли в целом в 30 000 (!) раз (с учетом деноминации), что в 30 (!) раз больше, чем официальный индекс инфляции за этот же период. То есть обеспечивают 3 000% прибыли! Уверен, что в Украине ситуация не сильно отличается. До сих пор никто не может ответить на простой вопрос: а из чего складываются тарифы? За все время независимости Украины я ни разу не встречал информации о том, что был проведен аудит деятельности компаний-поставщиков услуг, была проверена реальная прибыльность этих компаний и определена себестоимость услуг.

Говорить о каком бы то ни было «экономическом» обосновании жилищно-коммунальных тарифов не имеет никакого смысла, потому что это «вещь в себе», которую никто не знает — даже те, кто пользуются этим понятием. Это просто большая спекуляция.

Когда чиновники утверждают, что рост цен на электроэнергию имеет некое «экономическое обоснование», то очевидно имеется в виду тот объем средств, который планируется украсть у украинцев. Никаких иных «обоснований» нет. Мало того, средства государственного бюджета разбазариваются в гигантских масштабах. К примеру, недавно обнародовано постановление Кабинета Министров от 24 января 2011 г. №36, в соответствии с которым разрешен льготный, т.е. без уплаты таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость, ввоз в Украину солнечных и ветроэлектростанций. Общая стоимость оборудования составляет 705 млн. евро. В перечне значатся 12 солнечных электростанций и 23 ветроэнергетических установки, а также оборудования для складирования угля, для реконструкции парового котла и для утилизации шламовых отходов угольного и металлургического производства. Ранее Правительство отрапортовало, что в 2010 г. Украина профинансировала программу «Государственная поддержка мероприятий, направленных на уменьшение объемов выбросов парниковых газов и на развитие международного сотрудничества по вопросам изменения климата» («Киотский протокол») на сумму 118,909 млн. грн. По состоянию на 1 января 2011 г. на валютных счетах Госказначейства находились средства в сумме 270,0 млн. евро — очевидно, понимать это следует так — почти 8 млрд. гривен бюджетных денег будет вложено в «альтернативное производство» электроэнергии. Никаких дополнительных энергоресурсов ни солнечные, ни ветроэлетростанции не потребляют. То есть, после их покупки и запуска стоимость 1 кВт/часа должна снизиться! Но вместо этого нас убеждают в том, что цена будет расти. Точно так же происходит и по всем остальным направлениям.

Украинцы, как и россияне, уже давно оплачивают не 100%, а 1000% и больше. Особенно это касается услуг, которые никто никогда и не собирался предоставлять. К примеру, капитальный ремонт домов. Большинство украинцев живут в домах, которым больше 20 лет. Все жители этих домов, регулярно платящие за квартиру, за это время оплатили стоимость капитального ремонта, так как согласно еще действующим со времен СССР нормам, была предусмотрена 5% амортизация жилья, заложенная в квартплату. Ну и что? Кто-то может вспомнить, когда был проведен капремонт в его доме? Убежден, что очень немногие. Почему так происходит? Да потому, что капремонт никто и не собирался никогда делать. Об этом свидетельствует порядок использования денег, собираемых на эти цели. ЖЭКи не имеют возможности аккумулировать собранные средства в течение 20 лет на отдельном счету, они должны потратить их в течение года или их ждет секвестр в пользу местного бюджета. В местном бюджете такие расходы также не предусмотрены, как и аккумуляция средств. Следовательно, капитальный ремонт не будет проведен никогда! Но за него платят все, причем регулярно, каждый месяц.

Что касается открытости. На самом деле законодатель определил не один критерий экономически обоснованных тарифов, а целых семь. И первый из них — доступность жилищно-коммунальных услуг: услуги должны формироваться открыто. Но о какой открытости может идти речь в условиях монополизированного рынка и того уровня коррупции, которая есть в Украине?

Что касается критериев, там есть седьмой принцип (наверное, самый главный), — обеспечение социальной защиты и опережающий рост доходов семей над ростом тарифов.

Рост тарифов, как я говорил, не имеет никакого отношения к реальным затратам. Тарифы абсолютно самостоятельны и устанавливаются, исходя из желания монополиста получить большую прибыль. Никаких иных критериев нет. Все разговоры о том, что рост тарифов связан с ростом цен на энергоносители — ложь. Тарифы росли и тогда, когда цены на газ вообще никак не двигались вверх. Кроме того, Украина полностью обеспечивает себя газом для потребностей населения. На 90–100%. Стоимость этого газа в 5–6 раз ниже, чем российского и… она практически никак не поменялась с 2003 года (разве что возросла на размер рентной платы за использование недр, установленной в госбюджете).

А НКРЭ может проверить калькуляцию тарифов производителей услуг? Только в Киеве 188 котелен, плюс ТЭС–5, ТЭС–6, завод «Энергия» и Дарцентраль. Для каждой котельни устанавливается своя стоимость гигакалории. Но для всего населения Киева устанавливается одинаковая плата.

С чего это вы взяли, что кто-то за чем-то следит? В Украине стабильный профицит производства электроэнергии уже много лет подряд. Она благополучно продается за рубеж. И что-то никто не поднимает вопрос о том, а где же прибыль от продажи ее в госбюджете? Где деньги на социальные программы, на модернизацию отрасли и т. д. Мало того, в 2000 году была закрыта Чернобыльская АЭС. Более идиотский шаг со стороны властей было сложно придумать, так как закрыта она была в угоду иностранным интересам и во вред Украине. Запад не выполнил никаких своих обязательств: нет ни нового саркофага, ни денег на него, ни преференций по торговле с ЕС. Надо не повышать цены на электроэнергию, если уж так упираться в экономику, а расконсервировать ЧАЭС. После тех мер безопасности, которые там были приняты, это едва ли не самая безопасная АЭС в Европе.

Система наших ЖЕКов за последние 50 лет разрослась до неимоверных размеров, как любая государственная структура. Там расплодилось множество управленцев, множество бюрократических систем, плюс тотальная коррупция. Есть какой-то рецепт, что делать?

Добавлю только, что слесарей, водопроводчиков и сантехников осталось такое же количество. Теперь о «что делать». На эту тему были написаны уже просто горы программ. Нет ответа в «двух словах». В первую очередь следует признать, что все попытки продать концессии на поставку услуг частным компаниям при сохранении монопольного положения поставщиков услуг, были кампаниями по грабежу населения. С ростом тарифов качество услуг ЖКХ неуклонно падало и будет падать дальше, потому как нет ни малейшего смысла что-то улучшать в работе компаний-поставщиков услуг, если есть замечательная возможность пролоббировать повышение тарифов (читай — увеличение прибыли на пустом месте).

Да и не ЖЭКи во всем виноваты. И слесарей и сантехников там уже почти не осталось, в том-то и беда. Их система при Союзе была намного более эффективной, чем та, которая сейчас работает в Украине. С тем громадным числом посредников в сфере услуг и совершенно нерегламентированными обязательствами можно ожидать и дальнейшего повышения тарифов. «Что делать» — это тема не одного материала, а скорее цикла материалов. Но перед тем, как писать «что делать», надо четко определиться — на какую систему будет ориентирован ответ: на доступность и качество услуг или на максимальную прибыль компаний-поставщиков услуг. Если на первое, то будет один ответ, если на второе — другой. А если учесть еще и политическую составляющую вопроса, то вариантов «что делать» становится до неприличия много.

Беседовала Марина Щербакова.

2011-02-01 11:12:45

 



Комментирование закрыто.