Президент Украины Владимир Зеленский в своём последнем обращении к украинцам утверждает, что никаких проблем в украинской энергетике нет. Но профессионалы утверждают обратное. Почему эта зима будет последней для Владимира Зеленского? Почему в Украине неизбежно будут веерные отключения электричества? Что нужно сделать власти, чтобы решить эту проблему?

Смотрите в новой беседе Юрия Романенко с Виктором Куртевым.

Друзья! Всем привет, серферы, бездельники, девианты. Мы продолжаем наши беседы. Сегодня, я думаю, у нас будет интереснейший эфир с Виктором Куртевым. Мы с тобой уже разговаривали по климату. Но на самом деле Виктор не климатолог, а один из тех людей в Украине, который глубочайше разбирается в энергетических проблемах. Вот сначала расскажи, почему ты разбираешься, кратко дай свой бэкграунд, а потом я дальше продолжу.

Сюда я пришел сегодня в силу того, что эта тема у всех на устах в последние недели в медийном пространстве, и уже является частью политического дискурса и конфликтов. Я пришел как эксперт, но на самом деле я работаю в отрасли, в реальном бизнесе энергетическом. Я возглавляю группу компаний, это инжиниринговая структура полного цикла, мы делаем много вещей. За последние 15 лет у нас большой бэкграунд. Мы проектно-инжиниринговая компания полного цикла, от идеи проекта до пусков объектов в эксплуатацию, любых мощностей, классов, напряжений и т. д.

Но, кроме этого, мы на протяжении всей своей истории имели отношение к разработке системных документов, к разным вариантам энергетической стратегии Украины, к разным документам стратегического характера, которые делались за последние годы или десятилетия за деньги международных финансовых организаций. Например, в последние несколько лет мы разработчики схем развития для половины облэнерго страны. Мы на данный момент проектируем 8 объектов с оператором ГТС Украины.

И можно сказать, что это не только моя личная экспертиза – это экспертиза сильнейшей в Украине команды инженеров, которые работают в реальной жизни на реальных объектах. И вот эти вот все теоретические циферки про какие-то запасы газа, угля или еще чего-то, мы на самом деле это очень глубоко понимаем изнутри. Поэтому в силу того, что предполагаю, что целый ряд вещей, которые я сегодня скажу, они, мягко скажем, противоречат генеральной линии партии и правительства.

Почему этот разговор родился. Вчера президент Владимир Зеленский сделал 10-минутное выступление, достаточно жесткое и очень важное, потому что он сказал вещи, которые напрямую будут задевать всех нас, в частности в энергетической сфере. Он призвал большой бизнес и некоторые СМИ прекращать разгонять новости о нехватке угля и газа в Украине, иначе у государства заканчивается ангельское терпение, и у кого-то начнется адский период.

Из этой фразы вытекает, что в принципе у Зеленского впечатление, что система сбалансирована, у нее все хорошо; возможно и есть какие-то проблемы, но эти проблемы не критические, и Украина как-то без проблем может преодолеть нынешний отопительный сезон. Но вот я, ты и многие другие люди говорят обратное. Вот мы сейчас разберемся, почему именно обратное является правильным, и почему это очень важно сказать сейчас, до того, как многие события произойдут в ближайшем будущем.

Скажем так, президент делает те или иные политические заявления, наверное, на основании либо аналитики, которую ему готовят его аппарат, аппарат СНБО, например, Кабмин и т.д. Потому что этому вчерашнему обращению предшествовало внеочередное СНБО, на котором немножко другие вопросы. Но я знаю точно, что перед вчерашним СНБО была дискуссия, и Шмыгаль в очередной раз лично Зеленскому это прокомментировал, сказав что он глубоко в теме, лично вопрос энергетики у него на контроле, и он лично гарантирует президенту, что все будет хорошо, и так называемых веерных отключений у нас этой зимой не будет.

В силу того, что мы работаем достаточно глубоко с этими всеми структурами, абсолютное большинство людей, которые в этом процессе принятия решений, подготовки вот этих аналитик, руководство всех этих компаний, Укрэнерго как системного оператора энергосистемы, как оператора ГТС и т.д. знаю лично, я примерно понимаю, как это получается, на чем это основывается. Но если долго эту тему не жевать, то это не так. Это категорически не так.

Почему. Все вот эти общие выводы зиждутся на самом деле на нескольких достаточно простых вещах. В конце прошлой недели в Кабмин и в аппарат СНБО были переданы т.н. прогнозные балансы по мощности по электроэнергии украинской энергосистемы, которые принудительно сбалансированы – вот так вот назовем это. Я попрошу показать слайдик №1, покажу как это выглядит.

Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в ноябре 2021 года
Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в ноябре 2021 года

Популярные статьи сейчас

В Госдепе прокомментировали заявление Зеленского о "перевороте"

Ахметов не хочет идти на компромисс с Зеленским, - Романенко

Зеленский назвал виновных в потере Крыма и Донбасса

Укрпочта объяснила, почему посылки могут идти по два месяца

Показать еще

Например, это прогнозный баланс на ноябрь 2021 года. Вот такой же есть примерно на декабрь, на январь, февраль и март, как мы проходим зимний период. Это баланс мощности, есть еще балансы по энергии. Просто критический путь это в часы ночного максимума потребления. Вот есть такая простенькая табличка.

Первый ряд это прогнозируемая почасовая, т.е. по часам суток это 1 до 24 это потребление энергосистемы в тысячах мегаватт, ну там 20 тысяч с копейками и т.д. Это видно по часам суток. Дальше структура покрытия.

Вторая строчка – это наши гидроэлектростанции, какую нагрузку они несут. Дальше генерация гидроаккумулирующих электростанций, солнце, ветер. ТЭС генкомпании, это имеется в виду это крупные угольные ТЭС. Вот атомные электростанции. Вот, например, 9900 мегаватт ноябрь месяц.

Вот есть структура. Это так называемый характерный день ноября. Вот ты температуру характерного дня, если видишь, +3 градуса. И вот такая табличка, в которой очень много вопросов по цифрам.

Во-первых, за все месяцы очень сильно занижено потребление. Это гипероптимистические балансы, разрыв будет сильно больше. Даже с гипероптимистическим балансом есть такая красная строчечка, которая называется дефицит мощности, а оптом желтая строчечка это итого нарастающим итогом какие же у нас компенсаторные мероприятия, вот что мы будем делать для того, чтобы это сбалансировать. Вот это и вот это, и вот то, что ниже. Что мы будем делать для того, чтобы эту штуку сбалансировать.

Ну и самый последняя строчка – ограничение потребителей. Мы видим, что это пусто. Это такой принудительный нарисованный, высосанный из пальца баланс, в котором как бы нет ограничений и отключений. Если посмотреть на второй слайд, за декабрь, температура характерного дня -7 градусов Цельсия, нагрузка уже системы выше, 22 тысячи мегаватт. Если посмотреть дальше январь, февраль – подход примерно такой же.

Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в декабре 2021 года
Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в декабре 2021 года

Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в январе 2021 года
Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в январе 2021 года

Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в феврале 2021 года
Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в феврале 2021 года

Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в марте 2021 года
Прогноз нагрузки на электрогенерацию в Украине в марте 2021 года

Что можно сказать, нарастающим итогом по этим графикам. Первое. Скажем так, при такой температуре и при таком подходе характерного дня это некорректная оценка. Потому что температура в декабре, и в январе, и в феврале может быть -15 -20 градусов. При такой разнице температур за бортом дополнительная нагрузка в системе будет + 2000 мегаватт, например. Балансировать нужно не 22000, а 24000, или 25000 мегаватт. С учетом того, что некоторые сегменты энергетики – это немножко сообщающиеся сосуды. Грубо говоря, если у тебя, например, для отопления цена газа сильно выросла, кратно выросла, то наблюдается определенный переток даже в отоплении на электрообогрев.

Если посмотреть динамику продажи электрокотлов для электрообогрева, то можно сказать, что пик потребления в зимние месяцы этого года, этой зимой, будет не меньше, а вообще говоря, моя оценка где-то на 1000 мегаватт выше, чем в прошлом. Максимум прошлого года – это 23.900-24000 мегаватт. И мы можем получить 25000 мегаватт.

Прошлая зима была достаточно холодная.

Прошлая зима была достаточно холодной в январе. Вот в январе были аномальные морозы, и вот при температуре -15 -20 какого-нибудь 20 января мы имели 23900 мегаватт нагрузки.

Дальше мы из СМИ понимаем, что ну да, с газом у нас есть вопросы, с углем у нас есть вопросы, но нас спасет «Энергоатом». Орденоносная компания «Энергоатом», цитата господина Котина, что будет работать 14-ю блоками, а если надо, и 15-ю блоками, но непродолжительное время. Установленная мощность атомных электростанций в Украине 13800 с маленькими копейками мегаватт. Но на моей памяти за всю историю я не помню такого, чтобы «Энергоатом» одновременно имел больше, чем 12600 мегаватт.

А если на вот эту историю наложить их утвержденную ремонтную кампанию, по блокам, там 25 ноября 4 блок Ровенской АЭС уходит в ремонт, потом в январе уходит блок, потом в феврале два. Если посмотреть на первый квартал 2022 года, вот январь, февраль, март, то средневзвешенно 3,5 блока Энергоатома находятся в ремонте. И собственно говоря, в этих вот балансах за февраль, например, это и отражено.

Это где-то минус 3000 мегаватт.

Если посмотреть без фанатизма, то есть реально соответствует тому составу блоков, который должен быть у Энергоатома на июль-месяц 2022 года. Поэтому если на пальцах, то предложений два. Потому что у системного оператора, у Министерства энергетики два ключевых предложения.

Первое – мы значительную часть угольной генерации намерены заместить газовой. На этой неделе, три дня назад, Национальной комиссией регулирования электроэнергетики принято соответствующее решение, каким образом сделать в сегодняшних условиях, если при сегодняшней цене на газ на мировых рынках рентабельной газовую генерацию. Что было принято решение по механизму доплаты, когда генкомпаниям, которые на газу будут генерировать, это например там Киевтеплоэнерго, это киевская ТЭЦ-5, ТЭЦ-6, Харьковская ТЭЦ-5, это там Центрэнерго несколько блоков, на Трипольской электростанции, при генерации на газу они будут получать доплату от Укрэнерго за системную услугу так называемую для того чтобы сделать это рентабельным.

Если посмотреть на ресурс угля, то по состоянию на сегодня официальные запасы на складах тепловых станций 440 тысяч тонн.

Собственно говоря, почему появился газ – потому что нет угля.

Да, потому что нет угля. Вот 440 тысяч тонн сегодня на бумаге, а реально, если учитывать что, например, что треть этого угля на бумаге это подушка, не горит, и если учесть что зольность реального угля на складах выше нормативной, то в пересчете на калорийность 5200 можно говорить, что реальных запасов у нас 250 тысяч тонн, а не 440 тысяч тонн.

А сколько должно быть?

Это не в 4 раза – это в 10 раз меньше плана.

То есть, должно быть 2,5 миллиона тонн.

Должно быть почти 3 миллиона – 2,8 миллиона тонн на этот период года. В 10 раз меньше – не в 4.

Мы понимаем, что это такая динамическая история, потому что теоретически уголь должен добываться, или вестись, или импортироваться по году какому-то графику. И обычно до середины октября мы готовимся, мы накапливаем запасы, а начиная с октября и до марта мы срабатываем эти запасы. Это и называется подготовка к осенне-зимнему периоду.

Так вот, последние почти 5 месяцев наши запасы падали, и продолжают падать.

Почему?

Видимо у президента есть простые решения, потому что ну по всей видимости в этой логике саботаж олигархов, да. Я условен сказать, почему, например, государственное Центрэнерго не выполнила программу подготовки. У нас есть госшахты, которые добывают, это реально не больше 200 тысяч тонн в месяц. У нас есть как бы казахстанский уголь, который не может к нам приехать, потому что формально Российские железные дороги блокируют нам поставки. У нас есть ДТЭК.

В силу того, что конкретная контрактная база по углю, это вообще не очень доступная информация. Но по моей информации, есть там 5 кораблей, которые плывут с углем, 75 тысяч тонн каждый, для ДТЭК. Четыре из них должны быт в ноябре, один в декабре, что-то Центрэнерго там законтрактовало еще.

Но динамика такая, что угольные ТЭС вот эти цифры не выполнят просто в силу отсутствия этого ресурса. Вот даже если сильно напрячься, то в силу отсутствия этого ресурса, и о том, что есть временные лаги в логистике угля, мы будем работать «с колес», но этого не будет хватать. И реально там угольные станции будут не 6,5 тысяч мегаватт нести, как прошлой зимой, а например там 2 тысячи мегаватт.

Если посмотреть по газу, вроде бы все логично. Вот смотрите, дали денег, сделали механизм, сейчас поднимем действующие единицы оборудования, они рабочие. В теории на вот этой картинке это как бы можно сгенерировать, но вопрос – вы исходите из того, что у нас есть ресурс газовый…

То есть, есть ли газ. Правительство говорит, что у нас было 18,6 миллиардов кубов.

У нас есть газотранспортная система, есть наши подземные хранилища, проектная мощность их 32 миллиарда кубов. Там одно хранилище осталось в Крыму, одно в ДНР, то есть порядка 20 миллиардов на контролируемой территории Украины. Сейчас по официальным данным на сегодня "Укртрансгаза" это 17,6 миллиарда кубов. Только 4,8 миллиардов это технологическая подушка, это т. н. не извлекаемый газ, который там просто должен ннаходитьсядля функционирования системы, давления и т.д. 3,5 миллиардов это нерезиденты, которые в режиме либо таможенного склада, либо предварительного, где-то там 1,5 миллиарда это резиденты.

И если вот минус, минус, минус, то располагаемые, скажем так, поднимаемые запасы газа из подземки меньше 8 миллиардов кубов (7,6–7,7 миллиардов кубов) на сегодня. Это реально тот ресурс, который есть, и который можно использовать для какого-то там планирования, нужд населения и т.д.

Так вот, вот этого ресурса впритык – вот просто впритык хватает на население, на работу жилкоммунэнерго, который в соответствии с подписанным меморандумом и с принятыми решениями по льготной цене должен быть отдан в регионы на школы, садики, на соцсферу и т.д. Это впритык. В этих запасах отсутствует промышленность и отсутствует ТЭЦ генкомпании – то есть, отсутствует электрогенерация. Вот эти циферки, которые вот здесь вот на замещение, на них ресурса нет.

Более того, это не просто некая средняя температура по палате. Есть режимы работы газотранспортной системы. Вот у нас есть некая российская прокачка. У нас есть внутриукраинская добыча. Вот мы сейчас добываем примерно 50 миллионов кубов в сутки. Мы добываем, и по году это чуть меньше 18 миллиардов по итогам этого года. У нас, кстати, много лет подряд ежегодно внутренняя добыча падает. Вот по отношению 2021 к 2020 году это будет -5%. То есть, есть некая равномерная добыча по году, в первую часть года потребность в газе выше, потом она проваливается, потом в замыкающую часть года он выше. У нас в летний период есть профицит. И у нас есть эти как бы куски зимних месяцев, где нужно докупать.

Как известно, у нас уже седьмой год нету прямого контракта с Россией, у нас весь газ идет в режиме реверса. Но тут есть нюанс – эта вся контрактная база, которая у нас существует в режиме реверса, она не гарантированная – она только в том случае, если по ту сторону венгерской ил словацкой границы есть ресурс газа.

А учитывая ту игру, которую русские затеяли в последние месяцы для стимулирования разрешительных органов ЕС и Германии по сертификации «Северного потока-2», этого ресурса там нет. А с учетом того, что мы, скажем так, некоторые наши руководители из властного монобольшинства и т. д., иногда не думают, что они говорят. Они допускают, что в случае какой-то экстраординарной ситуации, то мы в принципе можем решением СНБО экспроприировать газ для спасения страны, а потом отдадим летом. Потом. Может быть.

Украина четвертую неделю подряд экспортирует газ. Потому что вот эти нерезиденты, которые, мягко скажем, его потихонечку выводят.

Они испугались. На прошлой неделе миллиард кубов ушло.

Потому что никто не хочет в этих экспериментах участвовать. А еще есть определенные закономерности, какое количество кубов газа в сутки физически способно быть извлечено из подземных хранилищ. И там есть нелинейная, непрямая зависимость, и она зависти от текущих остатков.

То есть, в начале сезона (вот мы сейчас находимся в начале сезона) технически мы сейчас можем извлекать, например, 160–170 миллионов кубов в сутки, а в каком-нибудь конце февраля-начале марта, с теми остатками, мы будем извлекать, например, 40-50 миллионов кубов в сутки.

Чем меньше давление, тем меньше способность.

Совершенно верно. И когда мы вот этот вот баланс наложим вообще на режимы работы газотранспортной системы в вообще на физику процесса, на одном столе разложим не одну табличку, а три таблички, и попытаемся разобраться, вообще ли они сопрягаются одна с другой, то мы поймем, что это фикция.

Что значительная часть вот этих строчек – это фикция. Это притянутые, умышленно сбалансированный баланс. В реальной жизни это не будет выполнено.

Чем это чревато?

Более того, у нас нет фактора аварийности.

Ну да, как в прошлом году Запорожская ТЭС полетела.

У нас есть основания предполагать, что, учитывая какой год подряд мы полноценные ремонтные кампании проваливаем из-за неплатежей в энергорынки, из-за некачественных капитальных средних ремонтов – у нас есть основания предполагать, что в генерирующих блоках разных видов у нас аварийность будет меньше в этом году, чем в прошлом?

Нет.

Нет.

Будет выше, наверное, даже.

Наверное, будет выше. И когда наш премьер-министр заявляет публично о том, что мы не планируем веерных отключений – ну это, вообще говоря, мэм. Потому что, вообще-то, веерные отключения не планируются. Как и аварийность не планируется – она просто случается. И если это случается, то энергосистема должна быть способна заместить этот аварийно отключенный элемент сети электрической, какой-нибудь блок генерирующий, без ограничений, без обесточивания потребителей.

Это логика работы системы со времен плана ГОЭЛРО. И по физике, по структуре своей это на самом деле очень надежная система. Это нужно было умудриться ее так за 30 лет угробить, чтобы у одной из критических инфраструктур была неспособность себя воспроизводить.

Из этого вытекает, что вероятность отключений высока.

Поэтому атом нас не спасет, и это видно даже из этих цифр, они объективные. Аварийность будет сильно выше, и это нигде не отражено. Уголь, если и будет, то категорически не хватать, и строчка ГК ТЭС завышена. Сам подход про характерные температуры в характерный день некорректен, пик потребления будет на 1,500-2000 мегаватт в среднем в характерный день выше, чем здесь. У нас осталось разобраться только с режимом импорта: есть у нас импорт или нет.

Как мы можем компенсировать.

Да. Как мы можем компенсировать этот провал.

Украина – это две энергосистемы. Это маленькая энергосистема, так называемый «Бурштынский остров», который работает синхронно с Европой. И это большая энергосистема, которая работает синхронно с Россией и Беларусью.

После войны 2014 года немножко топология сети на востоке изменилась. И по состоянию на сегодня, у нас работающее сечение на импорт с Беларуси 900 мегаватт, с Россией – 2200 мегаватт. В совокупности, в случае принятия политического решения, если по эту и по ту сторону трейдера договорятся и будет политическая воля, ну мы там 3000 мегаватт можем качнуть из России и Беларуси.

Коммерческие условия, кто конкретно трейдер, кто не трейдер – это второй вопрос. Мы о физике процесса. То есть, больше 3000 мегаватт невозможно.

Так вот, я назвал 6-7 основных аргументов по вот этой табличке. И вот если сесть просто и построить минимум-максимум, и правда будет где-то посредине при стечении обстоятельств, то мы приходим к простому и грустному выводу о том, что если у нас будет импорт…

Которого сейчас нет. Который минимально 400 мегаватт.

Который минимально 415 мегаватт из Беларуси.

У нас сейчас проблемы с Беларусью начинаются из-за кризиса с мигрантами, бла-бла-бла…

Белорусы на прошлой неделе не подтвердили импорт госкомпании, потому что я знаю от инсайдеров с белорусской стороны, что в конце прошлой недели Батька сказал: «Пусть мне Первый позвонит. У нас как бы демократия неправильная, президент нелегитимный – ну пусть позвонит – дадим 900 мегаватт». Но видно никто не позвонил.

Поэтому вот это письмо Белэнерго от 8 ноября, вышло два трейдера частных, и имеют 415 мегаватт.

Это на самом деле то, что идет Пинчуку на его завод, кому-то из вот этих ребят.

Есть пул потребителей. Но это не суть важно, потому что эти 400 мегаватт и 900 мегаватт нас не спасают – и даже 3000 мегаватт. Даже если мы российское сечение загрузим, они тоже нас не спасают. Потому что если у нас не будет импорта, у нас будет изолированная работа, то наши ограничения и отключения могут достигнуть при низких температурах до 5000 мегаватт. Мы не проходим вечерний пик. До 5000 мегаватт.

Если будет частичный импорт, то это будет 2000–3000 мегаватт может.

То есть, если в первом случае это почти половина страны без света, а если во втором случае – треть страны без света.

Как это работает. В теории, когда у тебя все хорошо и система сбалансирована, проблемы энергетиков не должны касаться, собственно говоря, потребителей – они должны их не замечать. Мы не должны бороться за урожай, мы не должны героически преодолевать зиму – все должно работать на автомате.

В случае, если по каким-то причинам у нас не хватает мощности в системе и т.д., то есть целый ряд нормативных документов, есть специальные инструкции, которые утверждены и которые будут применяться в случае, если у Укрэнерго не будет достаточно мощности, чтобы сбалансировать систему. Будут использовать все возможные способы, даже нет контракта на импорт, даже будем тянуть из Беларуси и России – потом задним числом пусть выставляют счета или еще-что-то. Возможны крайние меры.

Но мы все равно не обойдемся – не обойдемся – без ограничения и отключений. Не обойдемся. Ни при каких обстоятельствах.

Ну смотри, веерные отключения – это то, чем можешь управлять. А угроза блэкаута, когда вырубается вообще все.

Блэкаута вообще не будет. Просто, потому что вне зависимости от того, что думают на Банковой, и как влияет это на рейтинг, Укрэнерго вынуждена будет принудительно балансировать систему. И вынуждена будет использовать инструкцию, там порядка 6 видов графиков ограничений по энергии, по мощности, т.н. графики ГАО, спец ГАО, всякая там специальная автоматика отключения нагрузки, РЧМ и т.д.

И Укрэнерго будет вынуждено принять эти спецграфики для балансирования системы. И никаким способом, можно материться в закат, но законы Ома и Кирхгофа выполняются, и обойти их нельзя.

И та ситуация, в которой мы сейчас оказались, самая тяжелая за всю историю независимости Украины. Она тяжелее, чем в 1990-х годах, когда у нас были другие проблемы, но тогда у нас была командно-административная система вертикальная в энергетике, и она работала.

Сейчас у нас уже два с лишним года как бы рынок. У нас сам рынок разбалансирован, потому что кроме того, что система технически разбалансирована – она еще и финансово разбалансирована. Совокупные долги на энергорынке в разных сегментах, между субъектами, порядка 50 миллиардов гривен. Поэтому ситуация аховая.

И чем дольше мы будем оттягивать момент от признания этого, тем болезненнее для нас всех и для страны будет столкновение с бетонной стеной, которое будет очень скоро.

Что может в принципе сделать власть для того, чтобы минимизировать…

Для того чтобы проблему решить, ее вначале нужно признать. Ситуация, в которой мы находимся, не олигархи виноваты. Есть у нас пул крупных бизнесменов, каждый имеет там в своей структуре трейдера какого-то, часть из них имеет свою генерирующую мощность. Да, они в рамках новой модели рынка как-то играются. Да, есть какие-то там сговоры. Да, там, особенно в 2020 году, паразитировали на электроэнергии «Энергоатома». Да, было так называемая «продажа воздуха», даже на госкомпаниях. Да, это вымывало пару миллиардов гривен в месяц с энергорынка. Но не в этом первопричина.

Первопричина в том, что система управления разрушена. В системе управления полная вакханалия. Только когда вакханалия в Минздраве или в Минобразовании, то мы это чувствуем позже, потому что у нас каждый год или каждое десятилетие качество образования падает, качество человеческого ресурса падает. Да, это такая оттянутая плата. А здесь это мгновенная расплата. Это расплата за человеческие ошибки. Поэтому это такой симбиоз полезных идиотов (это понятно), коллаборантов-коллаборантов бизнесменов (это тоже понятно).

Но есть еще один компонент, о котором не говорят – это прямые агенты. Вот есть много решений, много вещей, которые не могли случиться, и они являются элементом гибридной войны нашего северного соседа с нами.

Только, к сожалению, высшее военно-политическое руководство государства вообще не отстреливает это. Вообще не отстреливает. Потому что это очень тонкая, многогранная игра: с нами играют в шахматы, а мы играем «в Чапаева». И наша картина мира вот такая: дал, не дал, поставил, не поставил. А с нами играют очень тонко. И не только с нами, а с Европой. И происходит такой «загон волков», когда у тебя тут красные флажки, а вот там вот стена, и там уже отстрел.

Я утверждаю, что ситуация настолько аховая, что очень скоро вот эта реперная точка, когда мы получим некое предложение от нашего северного соседа в спасении ситуации, но с набором политических условий. Нас ведут к каким-нибудь Харьковским соглашениям-2, какому-нибудь долгосрочному прямому контракту с Газпромом, какой-нибудь воде в Крым…

А скорее всего ко всему сразу. Вот это все сразу.

Ко всему сразу. В пакете. И нам нужно будет принимать решение, что мы делаем: мы мерзнем, мы по графику даем электроэнергию в регионы, или мы принимаем. И, к сожалению, альтернатива, она такая.

Но есть активная часть общества, которая не примет это соглашение ни в каком виде, потому что это зрада-зрадная. И плюс тот расклад политический, который сейчас есть, то количество врагов, которых Офис Президента за последний год сумел наплодить в разных сегментах общества, это безусловно будет использовано для раскачки ситуации. Оно будет использовано внешними силами, внутренними силами, внутренней конкуренцией.

И вообще говоря, очень скоро вопрос стане вообще о состоятельности Украины как государства и вообще о сохранении государственности. К сожалению.

Я вообще ни разу не шучу сейчас. Вообще ни разу не шучу.

Я с тобой абсолютно согласен.

Наверное, завтра-послезавтра это видео выйдет, начнутся хейтеры, атаки, звонки, еще какая-то реакция наверное – я не знаю. Я готов предметно дискутировать по этим цифрам. Но, в сухом остатке ситуация очень плохая. И вся управленческая вертикаль системно обманывает президента.

Вот вчерашнее его обращение достаточно решительное. Так и должен на самом деле действовать лидер государства. Вот так и должен действовать. Он должен в критический момент ставить на место этих товарищей. Только у него его позиция, построенная на лжи вертикали управления. Потому что уже давно негативные новости не принято приносить, они замалчиваются.

А если сказать правду о том, что сейчас у нас, то придется еще объяснить, почему мы год врали, почему мы отчеты носили, почему президент, декларируя это, вынужден выглядеть вот так сейчас.

Он сам виноват, что он создал теплую ванну для себя, что он позволяет через один канал коммуникации это все доносить.

Для меня это достаточно такой лично болезненный вопрос, потому что я несколько лет своей жизни положил на это. Большинство про Зеленского в политике узнали в ночь с 31 декабря на 1 января, когда он сказал, что вот, иду. Как ты знаешь, мы немножечко этим вопросом занимались за полтора года до.

Мы в рамках Института будущего делали с Амелиным в рамках программы «Украина 2030», вот этого триллиона долларов ВВП, которые недавно Илларионов презентовал – это ж на самом деле наработки нескольких лет. И я отвечал за энергетическую компоненту этой истории. Очень много сил, средств, времени, интеллекта было положено на эти наработки. Я искренне считал, что 2019 год – это шанс для Украины. И не просто считал – я был донором. Я был в конечном итоге кандидатом от «Слуги народа» в Верховную Раду, набрал 29% у себя по округу, занял второе место.

Мне тяжело об этом говорить сейчас. Но об этом нельзя не говорить. Мы пришли к краю, когда нельзя не говорить. И хороших решений уже нет. Оптимальное решение для того, чтобы смягчит силу удара, оно не понравится.

Это какое?

Это выйти в народ, посыпать голову пеплом, сказать, что вот такие критические ошибки были, раз-два-три виноват, в первую очередь я виноват, потому что есть политическая ответственность за все. Мы делаем раз-два-три. Мы, например, нормализуем, наверное, отношения с белорусами, рассчитываем на эти 900 мегаватт, например.

Есть несколько предложений креативных. Мы же живем не в административно-командной системе, у нас уже как бы рынок. У нас есть сегмент рынка, который называется балансирующий рынок. Участником балансирующего рынка может быть не только генерация, а могут быть и крупные потребители. Вот квалифицированные потребители. Мы можем в рамках механизма энергорынка доплачивать за ограничения.

То есть, какой-то крупный завод берет какое-то количество…

И мы ему доплачиваем. Мы говорим о том, что, если ты не будешь в вечерний пик работать, а поменяешь, будешь доплачивать за ночную смену, но разница в цене энергии или вот этих доплат, которые мы тебе организуем, тебе компенсируют в рамках твоей производственной цепочки, структуры себестоимости, перестройку своих производственных цепочек. Можно же рыночно к этому подойти.

Есть много идей. Есть, например, идея переключения части блоков Бурштынской ТЭС на Украину. У нас есть Бурштынский остров, который экспортирует. Мы можем взять и переключить их. Да, для потребителей Закарпатья, части Львовской области и т.д., потребителей Бурштынского острова, мы будем тянуть из Словакии и Венгрии, будем на это платить, но мы немножко выпрямим баланс Украины. Это решение? Решение.

Конечно.

Например, коллеги в этом графике предлагают принять решение и получить разрешение для сработки уровня воды Кременчугского водохранилища выше нормативов. То есть, спустить выше норматива. Мы ж понимаем, что Днепровский каскад ГЭС-ГАЭС — это же не только энергетика – это большая инфраструктура и прочее. Мы говорим о том, что у нас критическая ситуация, нам нужно больше воды, и давайте и т.д.

Но даже если вот это все вместе использовать, то все равно мы не обойдемся без ограничений и отключений. Не обойдемся.

Поэтому к этому надо готовиться.

И как только начнется – начнется турбулентность. И куда нас всех выедет к февралю месяцу – я не знаю. Я не знаю.

И это, вообще-то говоря, повод для большой подготовки, переосмыслению всего. И я думаю – это уже не как инженер-энергетик, а как гражданин с активной жизненной позицией – мы зайдем в такой внутренний конфликт, что мы вынуждены будем перезагружать политическую систему в следующем, 2022 году. И нас ждут внеочередные выборы и президента, и парламента. Вот я думаю, что закончится этим.

Согласен. Абсолютно согласен. Все что ты говоришь о политике, я в последних роликах обосновал. Но теперь есть энергетическая база. И за это тебе большое спасибо.

Пожалуйста.

Подписывайтесь, ставьте лайки. Подписывайтесь на Виктора Куртева в Фейсбуке, он очень неординарный человек. У нас с ним будет еще несколько очень интересных и актуальных бесед на другие темы. Но в любом случае спасибо.

Да, Юра. Спасибо тебе.