Предлагаем вашему вниманию текстовую версию беседы Юрия Романенко с Игорем Тышкевичем - аналитиком Украинского института будущего. В ней эксперты обговорили последствия международного кризиса, который вспыхнул после "угона" самолета Ryanair с белорусским оппозиционером Романом Протасевичем. Как относятся сами беларусы к захвату Романа Протасевича? В чем суть конфликта между основателями Nexta и кто стоит за их финансированием? Можно считать Лукашенко победителем? Чем чревата для Украины происходящее в Беларуси?

Друзья, всем привет! Серферы, бездельники, девианты. Продолжаем наши увлекательные беседы и сегодня у нас эфир с Игорем Тышкевичем. Привет, Игорь!

Привет!

Да. И конечно же мы будем говорить про Беларусь. Про вот эту вот ситуацию с задержанием, с захватом, если правильно сказать, Романа Протасевича из бывшего (редактора, - прим. Хвилі) Nexta. Или как правильно сказать?

Нехта.

Нехта. Из Нехты. И это породило большое количество инсинуаций. И вот мы с Игорем, как с человеком, который очень хорошо разбирается в происходящем в Беларуси и вокруг Беларуси, попытаемся разобраться, чем это чревато для Беларуси, прежде всего, и какие полезные уроки мы можем из этого вынести. Так. Давай, наверное, начнем именно внутрибелорусский контекст. Какие повлечет это последствия для внутрибелорусского контекста?

Ну, смотри, с точки зрения внутрибелорусского контекста, само даже задержание нельзя даже рассматривать в отрыве от чего-то остального. То есть, что мы имеем сейчас? Белорусское общество, с одной стороны оно расколото, с другой стороны – оно вернулось в свое обычное состояние. То есть, условно говоря, ядро протестов, которое проявилось в 2020 году, это примерно миллион плюс-минус человек. Лоялисты, те, кто поддерживает Лукашенко, - несколько меньше, но в последнее время стали не менее активны, тоже достаточно сильно мобилизованы, и большая часть - «болото». То есть, проблемы Лукашенко были в том, что в августе 2020 года «болото», традиционное, оно качнулось в сторону ядра протестов, в сторону недовольных и власть фактически развалилась. Если бы в середине был тот, кто сказал «Я – это власть», он бы власть взял. Сейчас кризис перешел в затяжную фазу. При этом, как власть, так и ее оппоненты понимают, что старой системе, политической системе, пришел конец. Она просто тупо не работает. Потому что изменилась структура бизнеса, изменилось общество, появились новые социальные группы, которые вне политической системы. И над этим всем висит старая, такая архаичная, пирамидальная навеска, которая уже не выполняет своих функций. Если смотреть, что происходит сейчас, то, по большому счету, выиграет тот, кто сформулирует, какой Беларуси быть в будущем. То есть, нормальная тезисная конструкция, которая будет предложена обществу, в понятных, так сказать, фразах, в понятной обертке и, соответственно, на этих тезисах, на этих лозунгах та или иная сила выйдет. С одной стороны, определенные проработки есть у власти, но ей никто не верит. Ну, точнее, значительная часть не верит. С другой стороны оппоненты Лукашенко. Они очень долго играли в такой букетно-конфетный период революции, когда пытались людей вывести на эмоции, не говоря ничего по сути.

По сути, они пытаются говорить вот только с марта. Но, с Нового года окружение Лукашенко планомерно зачищает информационное пространство. То есть, под удар, в первую очередь, попадают те СМИ, те ресурсы, которые способны быть вот таким мостком между различными группами. Дело в том, что у лоялистов или “ябатек”,, есть собственное информационное пространство. Одни – это госТВ. Вторые – это Телеграм-каналы и Интернет. Они, по большому счету, не пересекались. Власть не умеет работать в интернете. Эти не знают, как выйти на другие группы через традиционные медиа. И что делает окружение Лукашенко? Первые, кто попал под раздачу, это региональная пресса. Большинство газет просто потеряли возможность печататься в бумаге. А это, как-раз таки, выход на другие социальные группы.

Эту вспышку проспали, потому что после очень долгих пинков только где-то к концу марта среди тех, кто говорят от имени протестов, начали вспоминать, что есть же где-то и региональные журналисты. Оказывается. Их тоже преследуют. Опа-на! И уже, как говорится, было отыграно. И второй этап – это сетевые ресурсы, которые играли… скажем так, которые имели аудиторию, состоящую не только из тех, кто сегодня в оппозиции у Лукашенко. То есть, там можно вспомнить и Онлайнер и другие. То есть некоторые проводили профилактические беседы. Ну, как выглядит профилактическая беседа? Приходят ребята с красными корочками и говорят: «Или ты садишься, или меняй редакционную политику». Недавно попал под раздачу портал TYT.by. Он вообще интересен, потому что до 2019 года его воспринимали чуть-ли не как государственное СМИ, только такое, либеральное. Достаточно сказать, что надежной программы.. Эта фирма, которая является учредителем юридическим TYT.by, она была хостером для государственных баз данных. Но сейчас уже нет. То есть это были, как говориться, полностью свои «выкормыши», ребята, близкие к окружению, но они начали топить за Бабарыко в 2020 году. Соответственно, дальше все пошло по накатанной.

Если мы говорим о Нехта, то вопрос… Выбор между публичными, так сказать, фронтменами Нехта это Путило и Протасевич. После конфликта между ними, который в том числе вышел наружу, Протасевич пошел в сторону создания… Начал говорить, что он будет работать с информационными ресурсами, которые выходят из этой резервации.

А в чем была суть конфликта между ними, сказать можешь? Это важно?

Ну, там была редакционная политика. У них был вопрос… Это по крайней мере то, что они выносили на публику. Это редакционная политика. Ну и оба они еще перед Новым годом признавались, что Нехта работает не с точки зрения журналистики, а с точки зрения пропаганды, что идет информационная война и мы солдаты информационной войны. На сколько я понимаю, одному эта ситуация комфортна, а второму нет. Более глубокие, как говорится, корни я не слишком искал. Суть в том, что один откололся, один пошел, взял Телеграм-канал «Беларусь головного мозга», который раньше был в близком поле, а сейчас они различаются по информационной политике с Нехта… Начал развивать несколько другие… Дальше это все накладывается: зачистка информационного поля… С другой стороны окружению Лукашенко надо показать, что, мол, мы сильны и послать сигнал как внутрь страны, на лоялистов, что власть, она может проводить большие операции, так и вовне, немножко попугать оппонентов. Честно говоря, не слишком разумная, мягко выражаясь, тактика, но как бы там ни было. Маємо те, що маємо, как говорят в Украине.

Популярные статьи сейчас

Новый перехват по M17: боевики обсуждают, что самолет сбили "люди Стрелкова"

Саакашвили: Порошенко использовал Фукса для переоформления активов Януковича

Украинский дипломат ответил на мантру Путина о "едином народе"

Звезда «Дизель шоу» довела до слез «последним вальсом» с Чапкисом

Показать еще

В результате, я думаю, что за ним следили не один месяц, потому что сливы и варианты электронной слежки они регулярно появляются на белорусском телевидении в виде таких разоблачительных фильмов. То есть, следили, и оперативная работа шла не один месяц, и компания, чтобы это была не национальный перевозчик, не национальная авиакомпания, а лоукостер…. Ну, дальше соответственно дальше то, что мы знаем из прессы.

Смотри, означает ли это, что Лукашенко, в принципе, может говорить о том, что он побеждает вот в этом долгом противостоянии? Потому что, на самом деле, очень многие люди в Украине, глядя на то, как затухли протесты, они уже смирились с мыслью, что Лукашенко, да, он победил, ему удалось загнать протесты за Можайскую линию, как говорится. И эта ситуация она только показывает, на что он способен и, соответственно, у людей меньше мотивация рисковать, потому что, я думаю, судебный процесс над Романом Протасевичем будет как раз с точки зрения того, как Лукашенко воздает тем, кто ярко пошел против него.

Я бы категорически не согласился с тезисом, что Лукашенко победил. Лукашенко стабилизировался. Он, скажем так, мобилизовал ресурсы системы, которые у него есть. Он вышел на определенный алгоритм действий. То есть, что на данном этапе эскалация с Западом без протестов на улице, спокойное представление своего варианта Конституции, а потом торг с тем же самым Западом, как это уже было не раз. Но, проблема в том, что этот миллион, ядро протестных настроений, оно же никуда не делось. Протестной активности нет, но настроение то есть.

И вторая проблема в том, что этот миллион – это то, на что ставит само окружение Лукашенко с точки зрения развития страны. Это городской средний класс – владельцы малого бизнеса, работники технологических предприятий. Просто, чтобы украинский зритель понимал суть и масштаб проблемы. Из топ-10 наиболее влиятельных предпринимателей Беларуси 2013 года в 2019 году остались трое. Только три человека. У всех изменилась структура бизнеса. То есть в Украине представь себе, что исчезают сразу Порошенко, Медведчук, Ахметов, Пинчук, Коломойский и кто-нибудь еще. Фирташ. Вот в Беларуси это произошло. Архаичная система осталась старой.

Дальше. В последние несколько лет количество работающих в частном секторе - больше половины. Это на счет тезисов о советской экономике. Следующее. В Беларуси есть достаточное количество… Ну, шесть региональных свободных экономических зон плюс специализированные технопарки. Они начинают давать более четверти внешнеторговых поступлений. В массе своей это технологический бизнес. И вот это все на себе тянет весь старый советский хлам. Это соответственно не много, но он вынужден делиться, чтобы удерживать старый хлам. Естественно, что есть от бизнеса запрос. Ребята, давайте менять систему, в том числе и экономическую, нам тесно в СЭЗ. То есть, сейчас бизнес, эти люди, в значительной мере они выжидают. И в окружении Лукашенко понимают, что это бесконечно держаться не может. В режиме такой стабилизации, зажимания гаек, можно просуществовать год, ну полтора, а дальше система расползется.

И год уже практически скоро будет. То есть он все время это закручивал гайки.

Ну, давай так, считать с активной фазы. Он начал закручивать, именно с точки зрения ожиданий, формат ожиданий, он сформировался где-то в ноябре. То есть, или до ноября окружение Лукашенко представляет какой-то новый свой формат, как будем жить дальше, или тот же самый бизнес, который сегодня во многом спонсирует экономику, не дает вальнуть эту страну, он будет думать, как свалить из этого государства. Не смотря на хороший, и это осталось, налоговый режим, потому что в СЭЗ там действительно хороший налоговый режим. И поэтому, говорить о том, что Лукашенко победил… Нет. Он стабилизировался. Он подморозил ситуацию с точки зрения внешних протестов, потому что ему очень важно представить свой вариант Конституции, провести тот самый референдум на фоне относительно спокойной улицы. Чтобы, в том числе показать западным странам, что вот видите, все закончилось. Но предпосылки и суть… Сам политический кризис в такой неявной фазе, не открытой, не острой, он идет. Он никуда не делся, абсолютно никуда.

Игорь, вопрос следующий. Вот игра России в этом всем. Потому что я логически анализирую эту всю ситуацию, я понимаю, что россиянам очень много плюшек от этого всего падает и россияне, может быть, и были ключевым драйвером организации этой всей схемы, начиная от того, что там есть спецслужбы и представители этих спецслужб участвовали в задержании Протасевича, и, заканчивая в подготовке такой сюжетной линии, которая очевидно бьет по Лукашенко с точки зрения новой волны международных санкций, создает ему новые проблемы, и запускает дополнительное напряжение со стороны той группы оппозиционной, о которой ты говорил.

Смотри. С точки зрения РФ. Россия она активно играла, начиная с января 2020 года. Она никуда не исчезала. Если посмотреть даже российские государственные каналы… Я понимаю, что рекламировать их в украинском пространстве нехорошо, но я просто советую посмотреть, сравнить записи того же Соловьева 10-11 августа и где-то 1-2 сентября. То есть переобувание в полете. Русские активно топили против Лукашенко примерно до 13 августа. В том числе и государственные каналы. Потом произошло переобувание в полете. Очень интересно. Вроде бы формально поддерживают, но при этом не забывают подчеркнуть, что Беларусь слаба, Лукашенко слаб, стабилизирующая роль России. И даже сейчас в освещении этого акта, этого задержания, очень интересны тезисы российских медиа. То есть, есть официальная версия белорусской власти, которой те придерживаются, по крайней мере, в официальных медиа. Российские, как государственные, так и не государственные телеканалы говорят исключительно о спецоперации КГБ. Возникает вопрос: ребята, где ж тут поддержка? Они немножко так… Как бы сказать, тушат костерок, подливая туда авиационного керосина.

Я как раз понимаю, что россияне от этого всего отстраиваются. На их месте я бы тоже отстраивался для того, чтобы в очередной раз не посыпались какие-то обвинения в пиратстве, идут против цивилизованных...

Там очень интересно акценты расставлены и если говорить о самой этой подготовке, для РФ по состоянию на сегодня Лукашенко стабилизировался не только внутриполитически. Заметь, он начал тянуть время, отвечая на хотелки Москвы. То есть с политической реформой в августе он был готов на все, чтобы русские перестали трясти. Он говорил, что политическая реформа будет до конца 2020 года. Стабилизировался и начались разговоры снова об интеграционных картах, которые то ли готовы, то ли не готовы. Лукашенко ездит к Путину, много говорит, но ничего не делает.

Короче, начал опять.

Да! То есть традиционно мы говорим о братской любви, но дайте денег. Соответственно в данном формате для России, чем больше зашквар у Лукашенко на геополитических площадках внешне, тем лучше для Российской Федерации. То есть в Кремле прекрасно помнят удачную комбинацию 2010-2011 года, когда тоже после разгона протестов после президентских выборов Беларусь попала под санкции и в результате Беларусь оказалась в Таможенном союзе. Хотя еще в ноябре 2010 года и Путин и Медведев говорили, что Таможенный союз заработает без Беларуси. Поэтому эта ситуация очень похожа и чем больше будет обрублено контактов с другими государствами, тем лучше для Российской Федерации. Поэтому формально даже оказывая определенную поддержку они не против... Как бы сказать… Поддержать в том числе абсолютно бредовые идеи, которые явно будут выглядеть тем, на что надо отвечать со стороны, например, Европейского союза. Да, и не только. У русских есть еще проблема. Это Украина. Отношения с Украиной. То есть, как обрубить экономическое сотрудничество. Есть проблема Турция. Есть проблема Китай. На этом направлении нас тоже ждет очень веселый, очень занимательный период.

Смотри. Еще одни, как мне кажется, важный момент. Из того, что ты говоришь, в принципе, получается, что учитывая то, что россияне действительно очень активно разгоняли антилукашенковские настроения перед президентскими выборами, то и сама деятельность Телеграм-каналов, она тоже… Я вот эту версию себе выдвинул на YouTube-канале… Что сама деятельность той самой Нехты, она тоже могла быть в той или иной степени закольцована на деятельность тех же самых ГРУшников, ФСБшников. Не с точки зрения того, что они управляли Путило, и Протасевичем управляли. Кадровые офицеры. Нет. А с точки зрения того, что была создана инфраструктура, которая набрасывала необходимые материалы, необходимые нарративы, которые потом подхватывались всеми остальными и плюс подкидывалась какая-то помощь, которая критически важна, чтобы обрабатывать такой огромный массив информации, который шел в разгар протестов кроме всего остального. И в этом плане это тоже является инструментом стабилизации режима Лукашенко и в тот период, и сегодня.

Во-первых, я скажу даже больше. То есть, например, для белорусской власти в августе, в горячей фазе, была реальная проблема - это деятельность российского Спутника, который по дурости своей в Беларуси запустили. Ребята быстро создали достаточно большой холдинг. Там не только радио. Снимали материал, и создавалась уникальная ситуация, что первая камера, которая появлялась при начале любого протеста, это была камера Спутника. То ли с лого, то ли без лого. При этом количество контента на самом Спутнике было относительно невелико. То есть ребята, с точки зрения формата, получается, что они просто приезжали, снимали для себя, просто для памяти. Но очень много из контента, который снимали эти товарищи, потом появлялось в СМИ, в различных Телеграм-каналах. Поэтому даже с точки зрения такой поддержки, ради Бога, не проблема. И, кстати, это одна из причин. Точнее ранний период раскрутки Нехты и начало протестов – это, скорее всего, одна из причин, почему белорусская КГБ ухватилась за Протасевича. То есть, они его будут очень сильно крутить, на то, чтобы получить данные, как говорится, из первых уст. Кто, где, с кем…

Ну, конечно.

Для них это предельно важная информация и поэтому, как бы сказать, будут использоваться многие методы, чтобы разговорить этого парня. Увы.

Да. И у меня вот реплика на двух уровнях. Это кстати напоминает то, что происходило в 2014 году в Украине, когда LifeNews, помнишь? Они появлялись во многих точках, даже во время расстрелов. Они там оперативно заползли и показывали это все в прямом эфире. Россияне они, как по нотам, медийную картинку создавали. И на Донбассе, помнишь, тоже, кстати, потом. Они очень активно эту технологию использовали. То есть, здесь напрашиваются какие-то параллели. Это первая реплика. А вторая реплика – вопрос. В этой истории с Протасевичем всплыла информация, что его папа занимается псиопом, то есть психологическими операциями информационными.

Занимался. Ну, смотри, дело в том, что если говорить об информационных фонах, помнишь, еще наши несколько лет назад беседы, я показывал концепцию информационной безопасности Беларуси. То есть, достаточно глубоко проработанные документы. То есть, свои наработки, причем качественные, были. Его отец был один из преподавателей, как раз из тех, кто начинал эту школу. Он уже уволился и из-за сына отца, по последнему указу Лукашенко, лишили воинского звания.

Ничего себе!

Но он был среди тех, кто работал, как говорится, в этой системе.

То есть, можно сказать, что в какой-то степени, как минимум в плане знаний, сын мог усвоить от папы.

Да, с точки зрения знаний, технологий. Потому что, еще раз говорю, в чем парадокс белорусской системы? Есть энное количество очень умных людей, есть абсолютно непроглядная серость большинства. Вот бывает очень хорошая идея, и она может быть реализована только тогда, когда по всей цепочке стоят нормальные люди. А бывает, что идея, вроде бы, нормальная, а дальше, когда реализация начинается, ты за голову хватаешься. Причем это как у власти, так и у оппонентов.

Хорошо. Теперь давай посмотрим в международном контексте, как будет развиваться эта ситуация. Потому что уже начали говорить о новой волне санкций, что закроют авиасообщение, что, может быть, даже наземное сообщение закроют. Как ты видишь, в каком формате сейчас будут выстраиваться отношения с Беларусью, потому что я думаю, что авиасообщение пассажирское могут перекрыть на какое-то время, но наземное вряд ли. Кому это выгодно?

Если мы говорим об авиасообщении, то тут надо разделять группы государств. Если берем, например, Польшу, Литву, то эти ребята, они будут работать на эскалацию. Уже есть информация, что Литва запретит посадки самолетов, которые будут пролетать через Республику Беларусь. Тут есть своя логика, которая, по крайней мере, у официальной линии, частично связана с последним кризисом. Там вопрос ЕС и экономических отношений. Это своя логика эскалации. Эти ребята, они будут до последнего говорить, что все совсем плохо, давайте зажимать и максимально жесткие меры, и максимально жесткие санкции. В том числе будут требовать такого же и от Украины.

Польша тоже жестко, но более осмысленно. Если мы говорим Венгрия. Венгрия, скорее будет контачить с Лукашенко, ожидая роли посредника. То есть, с одной стороны да, новый пакет санкций ЕС будет. И это одна из причин, почему официальный Минск не сильно оглядывается, потому что принципиальное решение об этом принято. То есть, давление будет, давление будет нарастать. И Беларусь тоже идет по пути эскалации с ЕС.

С точки зрения авиасообщения. Несколько стран запретят посадку самолетов, которые прилетели из Беларуси. Явно это будут страны Балтии, скорее всего. По Эстонии пока не знаю. И, возможно, еще одно-два европейских государства. Возможно определенное ограничение по транзитам, но это, снова-таки, по направлению Север-Юг. По направлению Запад-Восток там сделать сложнее, даже если с точки зрения авиационного, потому что не так много воздушных коридоров остается. Украинский де-факто не работает из-за Донбасса. Остается белорусский, ну, либо лететь с большим гаком.

Ну, да. Это создает огромные затраты. Украинские компании очень хорошо это знают на примере закрытия пространства России. Это реально привело к тому, что многие оказались на грани банкротства еще перед ковидом, а сейчас, после ковида, когда каждая копейка дорога, то…

Демонстрация, как говорится, публичная порка, в виде отказа части компаний, она естественна, она будет. Лоукостеры, они, скорее всего, среагируют. Потому что лоукостеры менее защищены в данной ситуации, чем национальные компании. Эти ребята будут подстраховываться. В остальном, тут очень сильно зависит от того, насколько сильно по пути эскалации RainAir пойдет после данной ситуации. Потому что первые их заявления были нейтральными, сейчас они пошли более жесткими, но насколько они эту тему, как говорится, педалировать дальше.

Вопрос по Украине. На твой взгляд, какая вообще самая оптимальная линия Украины должна была быть в этой ситуации? Вот что Украине может поиметь? Потому что с одной стороны мы понимаем, что если максимальная эскалация будет между Евросоюзом и Беларусью, если закроют наземный транзит, то Украина, может быть, даже какие-то там, скажем так, крохи, может даже не крохи от транзита может подхватить и это пойдет через Украину на Россию. Но, по большому счету, мне кажется, такой вариант маловероятен. Тем более, что мы знаем, что есть зависимость белорусских НПЗ, мы там получаем топливо. Мы помним твои предложения по поводу того, как загружать давальческим сырьем белорусские НПЗ через Одессу, через нефтепровод Одесса-Броды и качать азербайджанскую нефть, завозить и потом…

Она и сейчас качается.

Да. Тем более баржи начали. Первая баржа там ОККО, по-моему, пришла из Мозыря привезла нефтепродукты. Вот какие рациональные и оптимальные шаги должны быть со стороны Украины на твой взгляд?

Знаешь, вопрос в том, что Украина не выбрала конкретный механизм либо конкретный сценарий, в котором она действует. Есть три базовых сценария, в каждом из них есть и плюсы, и риски. Первый сценарий, это полная конфронтация. То есть, консолидируемся с Вильнюсом и говорим, что Лукашенко плохой, рвем все связи в расчете на то, что Европа нам поможет. Есть свои плюсы, есть свои минусы. То есть, есть возможность получить на внешнеэкономическом поприще.

Вариант второй - это, как говорится, закрыть глаза и сказать, ну это наши соседи, все хорошо. В таком случае Лукашенко будет просто рукоплескать. Зеленский станет любимым президентом, но нам будет регулярно прилетать, причем там, где мы сами того не ожидали: и в вопросах прав человека, и коррупции от тех же самых европейских партнеров.

Вариант третий – это выбрать ситуацию. Официальный Минск будет искать посредников в любом случае. На роль посредника сейчас напрашивается Австрия, кто-то из государств Nordic и т.д. Просто сказать, что мы поддерживаем жесткую риторику политическую, но поймите, что вам нужно оставлять какую-то дверь, с кем говорить. И предлагать себя в качестве посредника, при этом, не забывая про экономическую функцию. Давай так. В свое время Беларусь насколько монетизировала просто площадку Минского формата и с точки зрения присутствия на украинском рынке, и с точки зрения выгоды от ЕС?

Да получила очень много.

Что мешает Украине сказать, что мы будем?

Мы будем поступать точно так же, как Беларусь поступала последние 7 лет.

Да. Посредником и монетизировать это, потому что вам нужен кто-то, через кого можно говорить. Через Путина же говорить нее будешь. Второе. С точки зрения людей и кадров. Тут мы подходим к авиасообщению. Хорошо. Беларусь сейчас это фактически авиахаб по направлению Украина-Россия, то есть много летают. Что мешает Украине попытаться сделать хотя бы пересадочный хаб? Это и деньги, и влияние. Третье. В Украине много говорят о поддержке белорусской демократии. Хорошо. У меня вопрос: сколько в Украине существует поддерживаемых не финансово, а хотя бы морально или треннинговых или информационных центров белорусской оппозиции либо по подготовке людей. Еще 10 лет назад такие были на базе американских и других организаций. Сейчас их у себя локализовала Литва. Потому что это деньги, это влияние, это формирование элиты, которая лояльна, в том числе и к тебе. Где тут игра Украины? Теоретически визы не нужны. Украина могла бы занять эту нишу. Ради Бога, приезжайте к нам, будем с вами работать, будем обучать. Есть чему.

Да. У нас богатый опыт.

Следующий вопрос. Студенты. Вузы. В Польше есть государственная программа для белорусских студентов, в Литве есть... Если ты говоришь о будущей политике, ты должен воспитать элиту, которая, хотя бы, лояльно относится к государству Украина. Те же самые русские они на выступлении Путина… Путин заявляет, что 45 тыс. новых бюджетных мест в расчете на украинских и белорусских студентов. Вот оно воспитание элиты, которая будет лояльно относиться к государству, не к конкретному человеку.

Где украинские проблемы? Окей. Зеленский говорил, сколько мы привлекли айтишников. Там сотни тысяч назывались. Смотрим статистику таможенной службы по состоянию на февраль. Приехало 157, выехало 155. По одной простой причине. Предлагают либо ФОПам устроиться айтишниками, либо схематоз. На сайте Минцифры посмотрите сайт для белорусов. Найдите украинца, который зарегистрирует на себя вашу компанию. Блин, ребята, спасибо.

На месте белорусов, я думаю, лучше выехать в соседнюю Польшу, где сейчас больше создается условий для айтишников. И украинские айтишники туда тоже уезжают.

Что, по большому счету, и делают. Понимаешь, вопрос, снова-таки, своей политики. Если ты понимаешь, что это сосед и тебе на него нужно работать, учись у поляков, учись у венгров, учись да у тех же самых белорусов либо русских. Кого угодно. Смотри, какие механизмы работают. Они могут быть сегодня тебе, скажем так, неприятны, например, то, что пытаются делать русские, но механизмы рабочие и ты думаешь, на кого из своих соседей этот механизм ты можешь перенастроить. Создание своей элиты, концентрация у себя той же самой западной помощи для какого-то государства.

Хорошо. ЕС заявляет, что мы на белорусскую демократию будем давать энное количество денег, но бюджеты реально будут. Какая часть из этих бюджетов останется Украине? Вроде у нас есть целое поколение соросят. Все прекрасно понимают, что в случае утверждения условного бюджета 1 млн на поддержку гражданского общества, 350 тыс. минимум это административные расходы тех, кто распределяет. Так вопрос: в интересах Украины чтобы эти деньги остались в чудесном городе Вене или чтобы эти деньги остались в чудесном городе Киеве?

Это очевидно. Видишь, просто соросята еще не сориентировались. Хорошо. Спасибо тебе за такой развернутый анализ и здравые мысли. Ты в этом хорошо разбираешься, поэтому, как говорится, с тобой трудно конкурировать по теме Беларуси. В общем, подписывайтесь на Тышкевича. У него есть прекрасный YouTube-канал, который наступает мне на пятки.

Нет, не наступает. Ты более крут!

Наступает потихонечку. В Facebook… Короче, я Тышкевича все поставлю, все ссылочки на него и, в общем, подписывайтесь, ставьте лайки, комментируйте. По Беларуси Тышкевич number one в Украине, как минимум. Поэтому не пожалеете. Спасибо тебе.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram