Предлагаем вашему вниманию беседу Людмилы Немыри с известным украинским бизнесменом и политиком Геннадием Балашовым, которая прошла на Youtube канале Ukrlife. "Хвиля" сделала расшифровку этой интересной беседы, поскольку в ней есть ряд важнейших моментов, которые стоит донести до нашей аудитории.

И снова здравствуйте. Это UKRLIFE.TV и мы продолжаем наши прямые эфиры. У нас в студии Геннадий Балашов, которого вы очень хорошо знаете, представлять его не буду. Геннадий, здравствуйте.

Здравствуйте.

Геннадий, вот я боюсь, что в следующий раз, когда вы уже к нам приедете, я вас уже не узнаю просто. Ваш какой-то такой общий забег в изменении своего подхода к некоторым жизненным принципам просто многих зацепил, вам честно скажу.

У меня произошло потрясающее открытие. Могу поделиться с вами, что развитие человечества началось из отказов. Из отказов со своих первичных потребностей. Ну вот там, допустим, хочется убить или съесть человека. Человечество начало отказываться. Из-за этого возникла целая религия. И получается, что человечество все время развивается из отказов.

Когда вы приезжаете из села в город, то вынуждены отказаться ходить на улицу в туалет, убираете за собой, не бросаете мусор. И с этого начинается цивилизация. На самом деле, философия похудения, здорового образа жизни, она начинается из отказов: вы отказываетесь от вредных вещей. И чем больше вы отказываетесь от них, тем больше у вас открывается мир.

И по сути, если мы переходим уже на страну, это философия отказа, и философия развития человечества из отказов, она состоит и для страны: нам отчего-то надо отказаться. И вот я нашел, от чего мы должны отказаться: от налога на добавленную стоимость, освободить людей, дать им другие возможности.

Новая экономика уже рядом с нами, и завтра она ворвётся в политику

Вот это вы нашли уже давно, до того, как занялись изменением своего рациона и т.д., своего стиля жизни. Вы это давно обнаружили. Но сегодня я бы хотела поговорить несколько о другом.

Вы знаете, я обнаружила, что очень многие люди в последнее время часто спрашивают: «Как нам жить дальше». А сейчас еще больше этот вопрос звучит, потому что привычные бизнесы, которые работали, не работают. И мы об этом говорили с вами в прошлый раз.

Вообще непонятно что дальше делать, потому что чтобы ты ни придумал, не понятно, как это будет работать или не будет работать в дальнейшем. Поэтому давайте вот какие-то ваши рецепты, как вы видите: как будет меняться мир и как украинцам к этому миру адаптироваться. Можно начать с простых каких-то очень понятий…

Популярные статьи сейчас

В Одессе произошел мощный взрыв на электростанции: город остался без света

Путин ответил, считает ли себя убийцей

В Украине хотят вдвое увеличить прожиточный минимум

В Киеве и 15 областях Украины на выходных заработают центры вакцинации от COVID-19: список адресов

Показать еще

Вот сказка она на виду у всех. Или как вся истина находится у нас перед глазами. Сегодня вы видите одних людей, удрученных, идущих по дороге, в масках, и они болеют вирусом, смотрят телевизор. Вы видите, параллельно реально другую экономику людей, которые летают, на велосипедах развозят еду, бегают, ездят на машинах, на мотороллерах, развозят деньги, строят схемы какие-то, торгуют криптовалютой в том числе.

И мы видим другую экономику, которая рядом поднимается, при чем сейчас очень сильно поднимается. То, что я вам говорил: экономический взлет уже давно идет.

Другое дело, что когда первыми новые технологии открывают люди самые продвинутые, обычно новое поколение, которое быстро из осваивает: это торговля через мобильную связь, торговля криптовалютой непонятной, строительство новых схем как ухода (в том числе от государства) от налогов, т.е. создание логистики совершенно новой, создание новых там YouTube канальчиков. И фактически бизнес полетел, бизнес оторвался от земли и ушел от контроля государства.

В это время огромная часть населения как бы не видит его, хотя пользуется им, но им надо смотреть в эту сторону и понимать, что все уходит именно в смартфоны, именно товарная масса уходит для торговли именно туда, и там рождаются новые технологии. И она нам фактическим меняет сейчас всех.

Но ведь ее расширение тоже лимитировано. Потому что для того чтобы новые технологии внедрялись в нашу жизнь, нужно как минимум иметь доступ к тому чтобы использовать эти технологии. В Украине сейчас это ограниченное количество…

Неправда. Потому что раз есть люди, которые на этом зарабатывают, значит есть уже кого копировать. И я уверен, что другая часть людей сейчас будет смотреть на них. И им подсказка: если вы в производительном возрасте – смотрите что они делают, изучайте то, что они делают. Если вы увидите человека, сегодня зарабатывающего деньги, поинтересуйтесь, чем он зарабатывает деньги, где он зарабатывает деньги, прилепитесь в конце концов у нему, ходите за ним, пока вы не освоите. И на самом деле этот бизнес будет расширяться.

В свое время, когда я открыл кооператив, я был первым кооперативом торговым в городе Днепропетровске. Буквально через три года, через четыре, этих кооперативов было весь Днепропетровск. И этот бизнес и для меня становился нерентабельным, и для других. Поэтому те, кто первые сейчас, вот в этом вот экономике движения…

А экономика она работает сейчас без документов, она работает сейчас через Instagram, она работает сейчас через Telegram, через это все меняется валюта, через это все поставляются товары. Сегодня в магазин ходят смотреть только как на витрину.

И я вангую, что вот те, которые строят сейчас торговые центры, они прогорят, потому что это уже не та экономика: люди не будут брать площади для хранения товаров. Им нужен будет маленький бутик для того, чтобы показать, что он на месте, и с него вести товарную продукцию. Я сейчас смотрю как развивается цветочники: они уже торгуют через смартфон в основном, и их бутики только для того, чтобы быть представленным в районе, где собирать букеты. Но они могут доставить вам в Париже, в Нью-Йорке так же само букет, потому что они зацеплены в общую сеть. Поэтому новая экономика рядом с нами.

Другое дело – и ее надо копировать. Это тому поколению, которое может это воспринять. Есть другое поколение, которое уже ничего не воспринимает. Условные пенсионеры, так сказать, выходящие в тираж, которые просидели на должностях каких-то в государстве, в какой-то степени отупели, которые вышли на пенсию…

Это плохо. «Выходящие в тираж», «отупели», это обижа…

Они должны это осознать. И что им тоже надо двигаться куда-то. Потому что ели они будут сидеть дома, ничего не делать, как минимум не ходить вокруг дома десять тысяч шагов, будут жрать то, что они жрут, потому что они едят отраву для себя, пить, то они просто рано умрут. Это их выбор. Они могут умирать. Это их право – ждать 2000 гривен.

Есть другой путь: это выйти из своих лачужек и все-таки поискать, как устроиться при этих людях, которые сейчас зарабатывают. Потому что от них тоже будет отваливаться. Им надо будет обслуживать офисы, им надо убирать что-то, им нужны водители, им надо уборщики, им надо няни, неважно. Но важно, что они являются сегодня плательщиками.

И вот эта новая экономика завтра буквально уже ворвется в политику. Потому что они заработают все деньги, они соберут все сливки снимут – они заработают деньги и ворвутся в политику. И они также ворвутся с новыми технологиями. И сегодня уже правительство там, президент, вся эта когорта, которая пиарится на государстве, само государство устарело для них, оно сегодня даже не может их контролировать, вы представляете?

Сегодня государство не может контролировать криптовалюту, сегодня государство не может контролировать мобильную связь, через которую идет торговля. Сегодня международные платежи, международные поставки уже вышли из-под контроля государств. И если государство не изменится, оно просто задохнется без денег.

И сегодня все меньше и меньше будет денег поступать в бюджет, потому что все больше и больше предпринимателей, предприятий будет понимать – либо мы можем грабить государство и имеем на это право, потому что оно грабит нас, оно не дает нам ничего кроме запретов, оно нам не помогает; мы должны грабить олигархов, т.е. потому что мы не должны платить за электроэнергию, за тарифы. Это не значит в прямую не платить – это значит каким-то образом морально на сегодняшний день отбирать их электроэнергию каким-то способом.

Поэтому многие вещи из аморальных переходят в моральные. Общество имеет право, свободное общество имеет право не подчиняться старому, несвободному вот этому истеблишменту, который получился выгодополучателем за последние 28 лет. Вот это олигархическое государство, оно, по сути, должно умереть. А страна Украина должна расцвести.

Вот эти все новые технологии, о которых вы говорите, это же скорее в сфере обслуживания. Мы видим, как вот сфера обслуживания постепенно перемещается вот в то, что вы говорите – в IPhone, в интернет, все это. Но давайте посмотрим на другой сфере – в сфере производства. Это ведь немаловажный фактор. Потому что в сфере производства задействовано львиное количество людей. То есть, сегодня работу предоставляют же не вот эти маленькие….

Абсолютно согласен с вами. А это пострадавший класс. Он будет страдать. Почему: потому что если в цифры посмотреть, то в сельском хозяйстве у нас занято порядка 14% населения. Эта цифра будет сокращаться. Сокращаться до 2-3%, в нормальном обществе должно быть. 23% у нас в промышленности, это не основной тягарь экономики. И оно тоже стремится к сокращению.

Производства будут сокращаться. Потому что мировой производственный цикл сейчас зациклен, туда Вьетнам, Камбоджа, Китай и новые страны, в т.ч. хотят это все расселить в Бразилии, хотят расселить в третьих странах, там где самая дешевая рабочая сила и климат позволяет это открывать бесконечно много. И это сейчас происходит. Я недавно купил NIKE и посмотрел годе производство: всегда было Made in China, сейчас посмотрел – Камбоджа. Камбоджа, там, где головы отрубали лопатой, уже выпускает высокотехнологичный NIKE. То есть, мы видим, как это происходило.

В Украине этого всего не появляется. Причина, что мы не пускаем сюда инвестиции, мы не даем им сюда зайти, наша система банковская зарегулирована, наши налоги не позволяют сюда входить ни одному международному предприятию, потому что здесь не выгодно. Здесь выгодно делать давальческую сборку ив вывозить, получая возврат НДС. Практически НДС убивает Украину. НДС нас делает нищими.

По сути, Украина сейчас испытывает библейские «Десять кар». У нас, условно говоря, изгнание младенцев отсюда или убийство младенцев, поколение целое уезжает из страны, покидает своих родителей, куда им идти, в Европу, в Америку или в другую страну. У нас мор, так как у нас есть территории целые, в которых пустые стоят целые села, потому что ничего не производится. У нас в конце концов коронавирус, это тоже кара небесная. И у нас, конечно же, война. Смотрите сколько кар, скоро до десяти египетских дойдем.

Можно сказать, что у нас скоро будет «Десять украинских кар». Вот тогда произойдет прозрение, тогда люди должны пойти и искать исход – как выйти из этого положения. И возможно вот, наша программа либертарианская, она как раз и есть тот исход, когда люди должны просто на вере пойти за тем, чтобы сделать свою жизнь действительно счастливой. И счастливой в том плане, что цель поставить – не государство, не бюджет... Вот обратите внимание, когда к вам все гости приходят, они говорят: вот бюджет, будет он, не будет… И так каждый год. И вот как важен в государстве бюджет, хватит денег, не хватит…

Не важен для людей бюджет, они к нему никакого отношения не имеют. У них есть бюджет, семьи (и это надо осознать), них есть свой собственный бюджет, у них есть они сами, и они должны позаботиться о себе сами, без государства. И осознать, что государство – это обман, великая фикция, которая на самом деле за все 30 лет нам ничего не дало, оно нам запрещало и грабило. Это то, что делало государство для нас.

Сегодня пришло время действительно осознать, что вот этот фараон нас не кормит, этот фараон поработил нас, этого фараона надо ограничить. И мы сейчас подошли к философской мысли, что наша задача сейчас – вот государство в Европе возникло как ограничение монархии, или изгнание монархов – мы сейчас подошли к тому, что мы должны ограничить государство.

Как ограничить государство (это же целая государственная машина, которую мы можем ограничить) – только финансами.

Вот система «5.10», она позволяет ограничить государство финансами: мы отдаем 5 % с покупок, и этого вам хватит для управления. Поэтому на 2/3, не меньше, вы должны сократить госаппарат, уничтожить все эти учреждения, которые как раковая опухоль опоясали всю страну, и перейти с этого к другой структуре государства, которая как раз и сделает нас счастливыми и богатыми. Самыми богатыми в мире – именно так украинцы должны ставить цель.

Вот смотрите, вы против НДС. Но ведь НДС существует во всем мире. Тут ничего удивительного…

Ну и что?

И это не мешает странам становиться богатыми.

Нет его в Америке. Нет его в Японии. Сразу оговаривайтесь: Америка, Япония – флагманы мировой экономики. В Европе да, есть НДС, но Европа сегодня стонет. Последние цифры, которые говорят, что в Европе потери от НДС фантастические, они сами в нем запутались. Это кипа бумаг всегда. В аэропорту, везде, ты все время возвращаешь этот НДС, вся эта система заточена…

Более того, крупные корпорации прекрасно научились его обходить. Знаете, как они его обходят? Очень просто: они, в-третьих, странах устраивают свои склады, открывают там компанию, допустим компания Mercedes выпустила машины, тут же вывозят, получают возврат НДС, зарабатывают на этом, а машины уже хранятся как проданные где-нибудь в Арабских Эмиратах. Страны, которые отменяли у себя НДС, динамично шли вверх. Страны, которые применяют у себя НДС, они стагнируют и находятся на одном уровне.

Теперь о либертарианстве и подобных веяниях. Когда начался коронавирус, в мире заговорил о том, что это, пожалуй, крах либертарианства, потому что когда…

Какой крах, когда либертарианства у нас не было.

В мире. Эта идея…

Нет. Идеи нет. Во-первых, либертарианство – третья партия, которая участвует в Америке в выборах, набирает хотя бы там 1.5-2%.

Так вот, говорили о крахе либеральных, либертарианских…

Либеральных. Не путайте с либертарианством.

Но либертарианство предполагает, что государство сведено до минимума. В условиях пандемии какой был аргумент – что в условиях пандемии, к сожалению, государство и только государство может решать эти вопросы, потому что это важно.

Скажите мне, какие вопросы решило государство?

Вот я сейчас хотела вам вопрос задать. И поэтому все-таки доформулирую. И в этом случае мы же увидели просто на примерах, как государство, в Германии, где-то еще, печатали деньги, входили в корпорации путем их там помощи, дотаций и т.д., получали пакет государственный в этих корпорациях, и таким образом усиливали свое влияние в стране.

И мы видим, что, к сожалению, без государственной машины преодолеть такие пандемии невозможно. Вот европейские страны, давайте Германию возьмем для примера, хотя вот тут Штаты тоже сложно… Не знаю, сейчас вы обо всем этом расскажете.

Так вот, считаете ли вы, что в условиях общей какой-то большой беды, такой как пандемия, все эти идеи о том, что государство должно быть ослабленным и иметь очень маленькое влияние, вообще имеет право на существование. Вот не просто где-то там на маргинесе, а по-настоящему так, чтобы обсуждать это как реальную какую-то теорию.

Но люди хотят надеяться на государство, надо отдать им должное. Они хотят, чтобы было государство к ним справедливо, а в трудный момент помогло. Но мы же должны реальность рассматривать. За 30 лет существования государства Украина или всего СССР как оно помогло людям. В каком месте. Может быть, оно им дало бесплатное образование? Дало. Иллюзию образования.

Дало. Подождите, вы же бесплатно учились? Ну давайте, Геннадий, вы же бесплатно учились в университете?

Я не буду говорить об этой учебе в университете. Мы переписывали этого долбанного Карла Маркса. Это не образование. Нас учили необразованные, тупые деканы.

А какие у вас были оценки, когда вы учились в университете?

Тройки, четверки… В основном тройки. Потому что я не учился, я пытался заработать денег. Я пытался выжить в реальном мире.

Я заканчивал экономический факультет в университете. Я считал там светочи науки. Они не учили вообще ничему. Мы переписывали что-то, мы сдавали эти зачеты бесконечные, слава Богу тогда еще бесплатно, но это была полная чушь. Это не образование советское.

Дальше, оно нам дало иллюзию бесплатной медицины, потому что все прекрасно знают, что никакой бесплатной медицины нет, надо за все платить. А бесплатно ты можешь умереть.

Свободное общество имеет право не подчиняться старому, несвободному истеблишменту

Дальше – вы получили бесплатно запретов, огромное количество запретов, огромное количество налогов, огромное количество справок, которые постоянно требует государство. Что оно нам дало? От чего оно нас защитило? Пришел коронавирус, государство собралось, сказало, что поможет, даст, усилит, улучшит, ковидный фонд сформирует… В результате мы не получаем ни ШВЛ, ни быстрых экспресс тестов – вообще ничего. Мы получаем видосики президента.

Вы же видите сами, как коронавирус обнажил самое главное – нет государства, ни о ком оно не заботится. Есть видосики президента, есть обещания премьер-министра, которые не выполняются, и есть обещанные программы, которые не работали до кризиса и после кризиса. Когда сейчас крах экономики, Украина разоряется, это ковид виноват – это для них отговорка. Потому что до ковида мы также разорялись, также закрывались предприятия. Тридцать лет мы идем к этому.

С одной стороны, страна лучше и лучше в принципе люди живут некоторые, лучше и лучше, но с другой стороны само государство разоряет само себя. Почему? Потому что мы все в схемах, мы все ФОПы, мы все как-то химичим, мы все в этом государстве устроились, особенно те, которые при государстве, они даже довольны как Лещенко Сергей, или как Мустафа Найем. Они прославляют это государство: слава этому Зеленскому, слава всему этому истеблишменту. И другие люди, которые не при государстве, никакого отношения и даже не взаимодействуют. Никак и нигде. Вот что происходит с государством.

И это кризис государства. Поэтому мы должны сказать, что в либертарианстве говорят: а давайте сократим государство. Не надо чтобы государство снимало кино, не надо чтобы оно занималось для нас культурой – мы сами культурные люди будем заниматься своей культурой, мы сами будем заниматься своим развитием.

Теперь по поводу примеров, которые вы привели. Да, государства, сильное бюрократические государства, у них много денег, берут и бросают деньги в какой-нибудь завод. А теперь представьте себе, этот бюрократ принял решение бросить завод, а этот завод должен был по эволюции умереть еще вчера. И они начинают его государственно поддерживать. То есть, они начинают поддерживать устаревшее производство.

Ну почему? Точно так же авиалинии поддерживаются…

Мы сейчас. Я не говорю…

Это в том числе.

Когда государство принимает какое-то решение, мы должны понимать, что в государстве сидит чиновник – это он принимает решения. Или какая-то комиссия, это она. Или какой-то институт государственный. Это они принимают. Но бизнесом должен заниматься только предприниматель, потому что они рискуют своими деньгами, а эти государственными.

Более того, эти чиновники обычно входят с корпорациями в какой-то сговор: мы вам помощь, а вы нам небольшой откатик. Эти откатики работают везде. Может думаете, что они в Украине не работают с международными компаниями, которые заводят сюда деньги? Тоже идут откатики, тоже трудоустраивают своих, тоже прокручивают грантовские деньги. То же самое везде происходит и везде вмешивается государство.

Получается, что государство во всем мире там, где вмешивается… Во что оно может вмешаться? Только в устаревшее производство, только в устаревшие производственные отношения. Что такое новая экономика? Новая экономика не обращает внимания ни на государство, ни на кого.

Ну сколько ее процентов этой новой экономики в сегодняшней Украине?

Я не знаю.

Ну предположительно?

А сколько людей на улице в Мерседесах?

Ну… Три процента на всю Украину.

Три процента. Ну, зато Мерседес это считайте миллионер человек. Правильно?

Ну, два процента.

Скажем так – а сколько у нас миллионеров легальных?

Я не знаю. Я не интересовалась.

Об том надо говорить. Что машины, которые часто ездят по Киеву, они стоят от 100 до 200 тысяч. А легальных у нас совсем мало. У нас все со схем зарабатывают, мимо статистики. Сколько у нас ФОПов? Я начал интересоваться этим. Вот там ФОПы бастуют. Один миллион восемьсот тысяч ФОПов. Но мы то знаем, что бизнесмены часто используют ФОПов для того, чтобы выплачивать зарплату. То есть, это фиктивное предпринимательство.

Но у нас нормально все работают с фиктивным предпринимательством, потому что, а как еще выводить деньги с грантовой компании, а как ее выводить деньги с металлургического комбината. Я на одной компании был, когда мне он говорит: у меня 60 ФОПов, у меня все хорошо. Он позабирал у них паспорта и ФОПит их, вместе с карточками.

Точно так делают сейчас все. Вся страна. Вот можете себе представить – страна схематоз. Весь производительный класс занят не выпуском продукции, а схематозом.

Но выпуском тоже.

Ну что мы выпускаем?

Ну что-то же выпускаем. Хотела у вас спросить.

Да, это как Богдан говорил Собчак: а что вы хотели сделать? Что-то хотели сделать. Что-то хорошее. Но потом, когда поняли, что вот это что-то мы не можем сделать, что-то хорошее, то мы решили куда-то уйти.

Ну, ведь на самом деле, Геннадий, сколько в вашем понимании сейчас это новой экономики? Ну давайте. 5% есть новой экономики?

Вы к чему 5% берете? У нас есть ВВП. Я считаю, и я считаю это уже на протяжении 20 лет, что экономика есть белая и теневая. Белая это вынужденная. Это государственные предприятия, это предприятия, которые не могут скрыться на таможне, это предприятия, которые вынуждены платить хоть какую-то зарплату. Даже часть ФОПов являются официальными. Это где-то у нас порядка 30% всей экономики, т.е белой. А черная экономики у нас 70%. Это основная экономика.

Поэтому если объявят локдаун, когда говорят: о, локдаун объявят, все пропало… Рядом будет работать теневая экономика, люди будут договариваться по телефону с парикмахером, будут делать процедуры в косметических клиниках, все будут нарушать закон, никто это штрафовать не будет. Теневая экономика спасет страну. Потому что в это время государство не будет работать, в это время все предприниматели дружно будут посылать государство на фиг, когда они будут приходить к ним в офисы или в дома вламываться.

Более того, у государства нет средств на локдаун. Вообще просто нет денег. Потому что тот полицейский несчастный, который получает 300 долларов, он не будет входить постоянно в скандал за 170 гривен штрафа.

170 гривен! Нормальные такие штрафы…

Нет, это для предпринимателей. А если не ношение маски или где-то в общественном месте, там 170 гривен, вообще задача невыполнимая такие штрафы выписывать. Поэтому мы сейчас видим отдельно живущее государство, которое пришло в упадок. Государство. Я сейчас не говорю о власти политической, которую поддерживает МВФ и будет продолжать поддерживать эту политическую власть, потому что они преобразуют государство под себя, они пытаются сделать наше государство бюрократически европейским, с полезными разделенными институтами власти, с инклюзивными институтами власти.

Но параллельно существует настоящая страна, где живем мы, где мы трудимся, где мы работаем и оказываем друг другу услуги. Нелегальные. Полностью. Когда нам говорят о какой-то белой экономике, мы должны понимать, что если мы не дадим людям возможность выйти из черной экономики, то никогда сюда не пойдут миллиарды.

И так получится, что страна уже 30 лет ждет миллиарды, а то и триллионы, но получает ошметки с барского стола. Поэтому самая главная задача – это вывести черную экономику в белую. А это только с системой «5.10». Других систем сегодня не существует.

Ну, все-таки кроме системы «5.10» что-то же существует…

Нет. Есть либеральная модель, которая пришла в упадок. И это очевидно на наших карманах.

А чем вот, по большому счету, если вот либеральная модель и либертарианство, но ведь они не далеко друг от друга ушли. Поэтому, когда вы проповедуете либертарианство…

Настолько далеко, что либертарианцы часто даже не понимают либертарианцев.

Ну скажите вот, в чем? Ключевое различие.

Насколько далеко? Мои права заканчиваются там, где начинаются ваши права. В либеральной экономике в принципе демократические институты власти могут давить на людей, могут ограничивать их права: право на оружие, право на занятие каким-то видом деятельности, право на ограничение экономической деятельности, право на ограничение пользования деньгами.

В либертарианской экономике государство не имеет права ограничивать ничего. Оно имеет право только следить за порядком. Это основополагающее. Потому что, когда мы государству предоставляем право следить за нами, он это использует право в личных, корыстных целях. И в Европе это происходит, особенно на высшем уровне.

Когда вы говорите, что государство решило субсидировать какой-то, выкупить акции какого-то завода, поверьте мне, это договорняк с крупным бизнесом, который шантажирует государство тем что у меня рабочие останутся без работы. Потому что современные рабочие…

Но это же тоже важно. Вот люди останутся без работы. А что, разве это не важно...?

Когда так сказать старая политическая элита помогает спастись старой шахте, она просто, знаете, отрезает хвост у собаки кусочками, вместо того чтобы, знаете, как собака – отрезают сразу, в детстве, и она уже растет здоровым собачонком. А в данной ситуации это отрезание: жалко собачку – давайте кусочками отрезать. И вот это делают старые правительства: давайте не закрывать вот эти шахты, которые у нас уже не нужны, не нужен уголь, давайте давать субсидию, и пусть они сидят вокруг своих шахтных поселков.

Вместо того чтобы вы эти деньги лучше пустите чтобы они переехали на денежную территорию, организуйте им что-нибудь – нет, вы их держите возле шахт. В результате туда приходит война, приходит Донбасс, приходит Путин, и начинается еще больший раздрай. Потому что на нищей территории всегда кто-то кого-то хочет пограбить, либо официально, либо неофициально. Вот что происходит в нашей стране. Это и есть мор, украинская казнь.

Ну вот теперь смотрите, «5.10» пока отложим, потому что это же пока не решение ближайших месяцев, правильно? А давайте про ближайшие месяцы.

Это же революция. А революция может вспыхнуть внезапно. Понимаете, людей выведет к новому царству исключительно вера. Если люди поверят в то что они могут быть самыми богатыми в мире и с системой «5.10», вы их не остановите.

Вас не остановишь, потому что вы полезете на баррикады: я хочу быть самой богатой в мире, одной их самых, я хочу ехать куда-то там в Японию и чтоб японцы говорили – о, она приехала с Украины, она самая богатая женщина.

Ну я не верю, что хотела бы быть самой богатой, но…

Я говорю в целом народ должен стать самым богатым в мире. У нас есть такой шанс? Потому что, если мы не рассматриваем шанс, остальное скучно.

Что значит скучно? Давайте поговорим о том, что может произойти в ближайшие месяцы. Это очень важно. К чему готовиться людям, украинцам в ближайшие месяцы. Как бы вы, чтобы вы посоветовали?

Людям обратить внимание на себя и начать с того, с чего начал наш репортаж – с отказов. То есть, надо научиться отказываться от многих вещей в современном мире. Отказываться, например, смотреть телевизор, новости, слушать Медведчуков (YouTube пусть смотрят, там информативно), отказываться от вредной еды, отказываться от непроизводительного труда, отказываться от общения с пустыми людьми, отказываться от холодильника… В общем от многих вещей им придется отказаться.

За это они приобретут возможность получить какие-то… Даже если вы пенсионер, делайте вот эти 10 тысяч шагов вокруг дома, но ограничьте свою еду, и это поможет вам выжить. Потому что иначе вы будете тратить деньги на лекарства и на вредную еду.

Теневая экономика спасет Украину

То же самое происходит с бизнесом. Не бойтесь отказываться от старого бизнеса, не хватайтесь за старые стены. Сосредоточьте все внимание на новом бизнесе, смотрите кто зарабатывает. Если вам не понятна эта крипта – вам надо этим заняться. Если вам непонятен новый бизнес, как летают по Телеграмам – вам надо этим заняться. Если вам вообще непонятен бизнес, но там зарабатывают деньги – вам надо этим заняться.

Самое главное – не сидите в своих чуланах, на складах и не ждите – ничего не придет. Уже помощи ни от кого не ждите. А самое главное людям надо посоветовать – не ждите никакой помощи от государства, ее не будет.

Будет болтовня президента, болтовня премьер-министра, обещания что-то дать кому-то, но как выяснится, именно вы это и не получите, и ваши соседи этого не получат, и вы не найдете человека, который это получил. Как мне говорят: ну все же уже получили «5-7-9». Я говорю: покажите мне этого чудесного человека. Если я со своими миллионами не могу получить кредит в 100 тысяч в банке Приват, потому что я не подхожу по критериям «5-7-9».

Вы не подходите?

Я не подхожу. Со своим состоянием. Более того, ПриватБанк занимает у меня два помещения, они платят мне аренду. Я говорю: вот эту аренду можете забирать, а в залог эти помещения – и кредит мне не дают. Потому что они знаете по какому критерию? Они когда вы уже полностью подходите – вам 60.

И?

Все. И меня похоронили, паразиты. Вам 60. У них, понимаете, нормативы Национального Банка устарели, финмониторинг устарел для нашей страны. Нам надо сейчас убрать немножко финмониторинг, нам надо поджать банк, чтобы… Банки должны работать свободней, банки должны выдавать кредиты свободнее. А для этого они уже снизили процентную ставку – ее еще надо снижать.

А главное – заставлять банки выдавать деньги, контролировать этот процесс, чтобы они выдавали кредиты под залог, они же под залог не дают. У людей есть куча имущества и нет денег. Они сидят на этом имуществе, и у них нет возможности производить.

Но государство же само превратило банки из банков как таковых, они уже финмониторят за ними. Это их главная функция…

Потому что у них сумасшедшие штрафы, я их тоже понимаю. Если вам за нарушение финмониторинга огромный штраф там в 200-300 тысяч чего-то там, я уже даже не знаю, чего, то они конечно же сидят и вот так вот. Еще частные банки еще чуть-чуть нарушают, а государственные банки они еще и под контролем бюрократии.

ПриватБанк прекратил функционировать как нормальный банк. У него я посмотрел суммы, это просто с ума сойти: ПриватБанк – 92 миллиарда убытков за 2019 год.

Сколько?

92 миллиарда. Если знаменитый Монобанк, который такой креативный, куда-то там прет – 2.5 миллиарда убытков. А как же все остальные? Они все в убытках. То есть, вся банковская система на самом деле сейчас работает как пылесос: она только принимает деньги, не выдает их на чем бы они могли зарабатывать и держится за кассовое обслуживание. В результате у них убытки. Ив се из-за неправильной политики Национального Банка. И это приведет к тому, что госбанки они дофинансируют потом…

Так если будет с чего дофинансировать. Это ж тоже немаловажно. А с чего они...?

А МВФ даст деньги.

А если не даст?

Даст.

Хорошо. Если не даст? До конца года сказали денег не будет, и непонятно будут ли в начале.

Людмила, МВФ – это политический кредит. И он всегда дается как политический. Пока Зеленский с командой (а это для них сладкая команда, они все-таки принимают законы, которые нужны МВФ и нужны ЕС), пока они идут в этом фарватере, они будут поддерживать политическое руководство страны. Потому что кредиты МВФ не даются ни государству, ни людям – они даются политическому руководству страны для выживания, ну, чтобы те раздали людям, чтобы те не бастовали. Поэтому будут и субсидии, будет и все от государства. Но это все будет идти через кредиты. Да, не дадут в этом году, но на следующий год точно дадут. Они не дадут утонуть стране.

Давайте все-таки о банковской системе немножко поговорим. То, что у нас государства в банках больше 50%, если я не ошибаюсь. Это проблема или нет?

По-моему, там вообще все 90% они держат денег при себе. Это не просто проблема – это катастрофа. Потому что они неповоротливые, они забюрократизированы, у них нет частных владельцев, они насквозь коррупционны. Они фактически живут в формулах. Но эти формулы они прекрасно внутри умеют обходить.

Поэтому государственные банки — это рассадники коррупции на сегодняшний день. Причем умелые, опытные, со знанием дела, с огромными зарплатами. Начальник отделения «Приватбанка» 10 тысяч долларов получает. Можете себе представить.

Таким образом мы на сегодняшний день видим, что государство продолжает через банковскую систему коррупционизировать страну. А внутри банков, поверьте мне, это корпорация, которая жрет друг друга, внутривидовая жратва идет.

Насколько вот эта, хоть вы и сказали, что не надо думать от госбюджета, но ведь это дыра…

Бессмысленно.

Ну подождите. Эта дыра в госбюджете есть.

Есть. Она не касается людей просто.

Ну как? Вот, например, бюджетникам же нужно заплатить зарплату, откуда взять?

Подождите. Это вас не должно касаться как гражданина.

Нет. Почему? Это должно касаться любого предпринимателя. Потому что если сегодня бюджетник не получает деньги, то потом он не идет и ничего не покупает.

Они бюджетникам заплатят по любому. Потому что МВФ даст кредит. Я ж вам сказал: хотелки будут удовлетворены. Но МВФ наверняка припишет, что сокращайте давайте уже бюджетников. Потому что бюджетники, которые тоже сидят и ждут манны небесной, что их министерство сохранится, что министерство экономики как было там 500 человек или 600, так оно и останется. Нет. Все приписочки идут – сокращать, сокращать, сокращать.

И по большому счету, европейцы делают у нас болезненные реформы, плохо сказывающиеся на имидже государства и руководителей государства. Но они делают. За счет кредитов. Потому что если бы не было этих кредитов, они бы вообще ничего не делали. Они бы сидели, почивали на лаврах и собирали бы бабки со всех.

А так эти давят: у вас нет денег – сделайте, удалите вот этих людей, удалите вот эту структуру – и они это все делают.

Давайте теперь о кредитах, раз уже сами о них вспомнили. Вот в следующем году по информации некоторых экспертов, может быть вы, меня сейчас поправите, мы должны будем 40% нашего ВВП отдать за обслуживание нашего долга и 60% нам нужно занять чтобы сформировать вообще госбюджет.

Когда люди говорят «нам», и я это часто слышу, это режет слух. Оно к вам, ко мне никакого отношения не имеет. Если государство не отдаст эти деньги, будет всего лишь изгнание политической верхушки и выборы другой политической верхушки.

То есть, дефолт не страшен из того, что вы сейчас говорите.

Дефолта, во-первых, не дадут. Во-вторых, если будут какие-то негаразды, люди будут недовольны. Если европейцам надо сменить правительство сменить президента, они устроят здесь, просто не будут платить деньги. Они просто не дадут денег, и все развалится, и люди выйдут на баррикады, и они сами попросятся то ли в отставку то ли куда-то, потому что без денег какой смысл сидеть премьер-министром. Когда ты распределяешь, есть смысл. Когда пусто, никто не платит – то все, убегай, потому что тебя же бить и будут первым.

Поэтому на сегодняшний день кода говорят «у нас», «мы должны», люди должны осознать – они ничего не должны. Кредиты МВФ даются государству и больше никому. Политическому руководству и если что-то случится, пострадает государство, исчезнет политическое руководство, придет другое, которое возьмете кредит.

Бабушка, а можно выключить телевизор, и заняться своим бюджетом?

Подождите. Ну кроме кредитов МВФ, есть куча других кредиторов, где мы занимаем деньги.. Мы же бесконечно что-то продаем.

Это тоже махинация.

Вот. Давайте об этом. Нет, не о махинациях, хотя можно и о махинациях…

Вы хотите людям помогать.

Да, я хочу.

Если вы хотите людям помогать, мы первым пунктом сказали – не смотрите телевизор, не обсуждайте государственный бюджет. Обсуждайте свой личный бюджет. Вы зарабатываете или нет. Потому что когда люди начинают обсуждать госбюджет, они в нем разбираются просто капец как: 3% в следующем году, этот сказал это, пообещали это, они читают какие-то цифры с телевизора… Я говорю: а какое отношение это к вам имеет? И так каждый год.

Сидит бабушка, у которой пенсия 2 тысячи, у нее бюджета не хватает на тарифы, но она четко знает, что 3% выделили на армию не так, или там на медицину не так, и она в этом разбирается. Ты говоришь: бабушка, а можно выключить телевизор, и заняться своим бюджетом? Может куда-нибудь пойдешь, хоть бы чего-то подметешь, тебе денег дадут.

Так ее бюджет же зависит от государства…

Не зависит.

Потому что ее пенсии…

Пенсию ей выплатят. Пенсию ей выплатят! Она должна не переживать – пенсию принесут, выплатят. Потому что еще раз говорю: МВФ дает кредиты лояльному правительству. Если правительство не справляется, перестают давать деньги, правительство уходит, садится новое, которое должно либо дать новую экономическую модель, либо продолжать брать кредиты, но с новой экономической моделью.

Потому что на сегодняшний день просто людей надо успокоить и перестать заглядывать в государственный карман, он к вам никакого отношения не имеет. Я вообще не знаю где он находится. Вот пусть мне люди скажут физически, где находится государственный бюджет. Премьер-министр не знает, никто не знает. Его нету. Это, как и государство. А где находится государство?

Мы знаем где. Вот там, где Администрация Президента, где Верховная Рада, где райисполком, горисполком… Вот это нам понятно.

Когда мы ругаем президента, я говорю: а за что этот клоун отвечает? Ну, полномочия. За что клоун отвечает? Ни за что.

Как это ни за что?

Ни за что. Он отчитывается о дорогах: он их не строит, он их не финансирует, он туда не ездит, в лучшем случае он поедет перерезать ленточку. И он говорит: мы строим дороги. Это как: мы распределяем бюджет. Так я строю дороги, я устанавливаю светофоры, я строю дома. Я могу так сказать? И вы в это поверите?

А когда президент клоунский это говорит, тогда все верят почему-то. Он ничего не строит, он ничего не создает. Строят компании, зарабатывают деньги, система работает, потому что они зарабатывают деньги, участвуют в тендерах. Много денег выделили? Ну отлично. Много освоим. Мало денег выделили? Ну, мало освоим.

Поэтому личные деньги, вот это новое веяние так сказать ХХІ века, должно быть у людей: обратите внимание на себя, на свое здоровье, на свои деньги. И молитесь, молитесь, не на Бога, а на свое великолепное будущее. Потому что, если наше поколение не будет молиться на будущее, и смотреть на себя на сегодняшних надо смотреть из будущего. Это значит мозги вон туда переставить и оттуда посмотреть. И при чем представить его себе великолепным.

Вот вы себя должны представить и посмотреть там в будущее, через 20 лет – о, Людмила, тебе вот столько то лет, ты сидишь в прекрасном Роллс-Ройсе, с этим шарфиком… А потом задать себе вопрос: а если я буду продолжать заниматься тем же самым, у меня будет Роллс-Ройс?

Так, если вы начнете задавать такие вопросы, придется закрывать UKRLIFE.TV, и все. Что же делать.

И это же то же самое с производственниками. Я почему привел этот пример для вас, чтобы было понятно. Когда ты производственнику говоришь: слушай, ты еще 20 лет в этом сарае просидишь, будешь штамповать вот этот железный забор, а через 20 лет точно он не нужен будет. И если ты будешь продолжать сидеть, то тебя точно отсюда трупом вынесут, твой сарай заберут, а это железо выбросят на свалку. Он говорит: я хочу детям передать, у меня бизнес, я хочу детям…

А детям твой бизнес вообще не нужен. От нас начинают отказываться наши дети. Они получили лучшее образование, у них стартовая площадка лучше, наши бизнесы им не нужны. Поэтому смена поколений идет. Им нужны другие бизнесы, чистые, вот, в мобильном телефоне. Конечно, люди так смотрят: что он там такое рассказывает про мобильный телефон, что он там...? Осваивайте, не задавайте вот эти вопросы. Просто осваивайте.

Ну, кстати, к вопросу о мобильных телефонах. Многие профессии, которые казались уже ненужными, такие как сантехники, электрики и многие другие, они же возвращаются снова. Поэтому мир в мобильном телефоне — это тоже очень условно.

Да. Но сантехник как сейчас прекрасно работает. Потому что сантехник имеет энное количество заказчиков, в мобильном телефоне, и когда у вас случилось что-то, я не бегу в ЖЭК, я набираю сантехника: Вася, у меня это, и он прекрасно знает, что придет и заработает денег.

Это правда.

Вот как работает новая экономика. А в ЖЭК сидит старая экономика, которая пришла к нам в подъезд в офисе, разобрала стену, починила трубу в течение 10 дней и не поставила стену на место и теперь эта разруха стоит. Вот так я сталкиваюсь все время со старой экономикой.

Старая экономика на мня кляузу написала, а новая экономика платит аренду, спасибо ей. И когда я смотрю на свою жизнь в будущем, а я вам говорил, что моя цель – дожить до 100 лет.

Подождите. С прошлой программы я хочу вспомнить. Вы сказали, что хотите в 90 лет сами положить свой чемодан на верхнюю полку самолета.

Это промежуточная задача.

Это промежуточная?

Конечно. Чтобы до 100 лет дожить, хотя бы в 90 надо чемодан положить. Это же логично. А в 80 я должен быть еще крепкий старик. Важные вещи для каждого человека. Потому что когда пенсионеры меня слушают, они думают: что он рассказывает… Мне звонят с телевидения, сейчас на 4 канале веду передачу по пятницам с 18:00 до 19:00, и мне звонят пенсионеры.

Вот представляете, мне звонит человек и говорит: ой сынок, это самое, я ж вот это вышел на пенсию, мне уже не платят ничего, так плохо, мне 60 лет. Я говорю: а ничего что мне тоже 60? А ничего что займись собой. А ничего, может хватит обращаться на государство, что там сказал Зеленский, что там сказал Шмыгаль. Оно к вам точно не имеет значения. Я больше скажу – а скажите, что он сказал 3 месяца назад? Уже забыли.

Я дальше вам скажу – а кто слушает сейчас Зеленского и Шмыгаля? Это же премьер-министр. Никто не слушает. Я включаю, конечно, на мордочку посмотрю президента, он покривляется, но я смысл перестал улавливать, что он говорит. Это все равно что он говорит, это как ветер шумит. Ну выступил какой-то клоун, слуга народа выступил, сериал бесконечный включили и нас в массовку вставили – всё, мы его слушаем. А что он сказал, зачем… Зачем ты вообще выступаешь?

Когда мне говорят: а перестаньте клоуном называть президента. Говорю: подождите, ребята, а он заслужил звание президента? Он случайно стал президентом, случайно туда прорвался. У него было полтора года стать президентом. Он остался клоуном. Давайте называть клоуном, актером, но не президентом. Потому что президент надо заслужить. По какому закону он президент?

Его люди выбрали.

Нет. Люди выбрали на должность его, и посадили на эту должность, доверили ему. А за полтора года он ее нивелировал. Этой должности больше нет.

Государство — это надсмотрщик над рабами

Давайте теперь немножко поговорим о диссонансе между тем что мы можем сделать сами в своей стране, и между тем что мы можем сделать благодаря нашим кредиторам. Вот вы очень интересно проследили. Вы говорите: вот кредиторы, они дают денежку, говорят сделайте вот это. То есть, они делают так как они видят и вы сказали: они хотят европейскую бюрократию.

И это гораздо лучше, чем то, что делали будкостроители.

Отлично. Но вы же говорите, что то, что они нам предлагают, у нас это не работает. У нас приводит нашу экономику часть 70% в черную экономику, 30% в белую. Вот как нам тогда это все совмещать? Потому что это несовместимо.

Они нам дают свой правильный эволюционный путь XIX-XX столетия. Что вы должны идти этим путем, и вы придете когда-нибудь, через 100 лет к тому состоянию что у нас сегодня. Вот так они говорят. Когда мы говорим о взрывном развитии государства, мы говорим о новых технологиях. В данной ситуации что мы можем сами – это то, что они для нас делают.

А мы сами можем потребовать для себя большего, как евреи потребовали от фараонов свободы, отпустить их из рабства. Вот то же самое украинцы могут потребовать – отпустить их из рабства налогового, в которое они сами себя заковали. Потому что государство — это на самом деле надсмотрщик над рабами, и эти рабы ему тащат 20% НДС, пошлины, зарегулированные разрешения и т.д. Фактически кормит всех чиновников, кормит околочиновничьий бизнес. И это все люди, которые живут.

Поэтому единственное что люди могут сами – это поверить в новую экономическую реальность, и потребовать освободить себя – себя, не меня – от налогов, всех нас от налогов, создать равные условия и высвободить производительный класс. Вот производительный класс должен получить свободное хождение валюты по территории Украины, открытые экономические границы, свободу от Национального Банка, допустить сюда западные банки.

И самое главное – обеспечить свободу передвижения товаров, денег и людей. На сегодняшний день у нас есть свобода передвижения людей относительная: мы можем ездить по стране, мы можем выехать за рубеж – езжай куда хочешь, делай что хочешь. Но свободы передвижения товаров нет: товар цепляется об таможню, об налоговика, о склад, об Васю, об Петю, об войну, обо что угодно.

Дальше – свобода передвижения денег. Она цепляется об Национальный Банк, валютой вы не можете рассчитываться, евро вы не можете рассчитываться, криптой вы не можете рассчитываться, деньги перечислить за Запад вы не можете больше 100 тысяч в инвестицию. Вы не можете пользоваться своими деньгами.

Это все сделал Национальный Банк. Банки, вы не можете выдавать кредиты необеспеченные, я имею в виду если у человека нет подтвержденного официального дохода. Так у нас ни у кого не было за 30 лет официального дохода, если мы жили в тени. Они сейчас вот этот закон с финмониторингом нате вам – и попробуй его исполнить. И никто не может его исполнить.

Поэтому возникает рядом другая экономика вот эта, которая не сталкивается ни с государством, ни с этими банками, ни с чем, но прекрасно функционирует, пользует и государство, и банки, потому что через банки они все равно получают деньги. Вы товары получаете иногда, покупаете?

Ну, конечно.

Как вы оплачиваете? С карточки на карточку. И даже назначение платежа не пишете. Вы доверяете кому-то. Вы находите какой сайт или Телеграм канал, там ищется счет куда надо, вы спокойно перечисляете, и вам приходит товар. Вы не заключаете договора, вы не выписываете чеки, вы ничего – вы участники схемы, и вас можно поймать за руку что вы нарушитель закона.

Но как-то вы не хорошо это называете «схемы».

Потому что вы представляете, всю страну этой налоговой системой загнать в схемы? И мы даже уже не чувствуем. Когда ты человеку говоришь: подожди, ты работаешь на предприятии, ты числишься ФОПом, и тебе заработную плату на ФОпа платят. Это схема. Ты уклоняешься от налогов. Потому что налог на заработную плату 19,5%, и ЕСВ 22%. И ты фактически соучастник воровства налогов, как и предприниматель, который тебе так платит. А человек, который получает 1000 долларов налом зарплаты, он же крадет 19,5% у государства и 22% ЕСВ. Люди даже не осознают это. Я их не осуждаю за это. Я просто к чему это говорю – что это система привела к тому, что вы, я, все мы схематозники, ФОПы, обворовываем сами себя. Мы когда думаем что у государства, дело не в государстве – а дело в черной экономике. Что в такую экономику не идут миллиарды. Нас чуть-чуть дают, а должны идти сотни миллиардов.

Эти люди позор нации, всегда видели мир с точки зрения своего маленького свечного интереса

Хорошо. Тогда встречный вопрос – почему за все годы независимости мы ни разу не попытались ситуацию отпустить? Ну вот взять и отпустить, как вы говорите: запустить разную валюту чтобы они действовали, упростить систему налогообложения, ну много чего можно было сделать. Почему мы ни разу не попытались это сделать?

Истеблишмент высший откуда приходил? Кучма пришел из советского завода ЮМЗ, он строил полусоветскую экономику.

Ну и что? Ангела Меркель тоже имела какую-то карьеру в комсомоле…

Я вам перечислю кто приходил у власти, кто реально влиял на изменения в стране. Кучма пришел, и в своем понимании он как: он забрал себе крупную приватизацию с зятем, Коломойским и Януковичами-Фирташами и всеми, и газовый контроль. А людям дал единый 10% -ный налог – вы там барахтайтесь, пацаны, а мы тут по-крупному. И на пенсию выходит с островом Сардиния и с хорошим домом, а зять имеет самый дорогой дом в Лондоне. Прекрасно. Хорошо. Ограбили, все, 20% НДС нажились. А нам 20% пожалуйста.

Дальше приходит вместо него Ющенко. И Ющенко из банковской сферы пришел, что он понимал – давайте контролировать банки, давайте грабить страну при помощи банковской системы. Поэтому гривна будет не 5, а 8, и мой друг Стельмах вас ограбит по полной программе, вместе с правительством Тимошенко, извините. Вот они сделали. Дальше приходят следующие.

Приходит Янукович – отлично, я же знаю, как работают крупные предприятия, все они в налоговых ямах. У нас есть Николай Янович Азаров, он создаст отбельную когорту освобожденный практически от налогов предприятий, это назовем «работа с крупным налогоплательщиком». И всех туда – ахметовские предприятия, свои предприятия, упаковали – а все остальные живите как можете, у вас есть единый 10%-ный налог, ФОПы, барахтайтесь там, пацаны. Но его, слава Богу, выгнали.

Дальше приходит Порошенко. Он знает, что такое среднее машиностроение, он знает что такое сельское хозяйство, он знает что такое патриотизм, Богдан, бесплатно полученная земля и налоговые льготы – это я знаю. И он в этой сфере шурует, и все предприятия зарегистрированы на Кипре. Вот что он знает. И все его выгодополучатели на Кипре. Все упаковано, все хорошо.

А следующим приходит Зеленский. Прямо из бани Коломойского. Прямо с развлекательной сцены Коломойского. Тоже много миллионов, все на Кипре, все предприятия, все роялти, все вот эти вот товарные знаки там. И я вам задам вопрос – кто будет делать эти реформы? Вот эти люди?! Насучат, и нам делают замечание не ковыряться в носу? Да у них носов нет. Они себя исковыряли. Они же позор нации в том плане, что они всегда видели мир с точки зрения своего маленького свечного интереса.

Когда приходит политическая сила, пусть маленькая, но которая говорит – ребята, а так жить нельзя. Мы должны жить хоть в какой-то правде. А чтобы была правда, должны быть общие правила для всех. Вы платите 5% с продаж – и я плачу 5%, и Ахметов платит 5% с продаж. И это реально то, что мы можем отдать государству. А если вот это наворотили, а в результате получается, что Ахметов получает НДС, а вы его платите вместе с бабушкой пенсионеркой. Коломойский вымывает НДС, а вы его платите. Вот что там происходит.

Вы за солнечную электроэнергию, нам говорят: нельзя воровать газ! Подождите, все мы олигархи, давайте тогда разберемся. Вы газ воровали с трубы? Вы нажились? Теперь мы будем газ у вас воровать. Электроэнергию вы нам, электроэнергию ДТЭК поставляет по 5 гривен государству? Оно у вас выкупает за наш счет НДС-совский? И мы у вас будем воровать электроэнергию. Все мы олигархи. Нет-нет, подождите, все мы президенты. Нам относиться надо вот так к этому порочному государству.

И мы должны понять, что не Зеленский, не Порошенко – это порочное государство, оно втянулось в систему, он мимикрирует, оно даже ФОПов использует у себя. Оно разрешило ФОПам работать, и только для отмыва денег, чтобы олигархам было удобно через ФОПов смывать деньги. Да, там огромное количество здоровых ФОПов, которые нормально работают. Но спросите у ФОПа – у него вся семья ФОПы, потому что он ограничен 7 миллионами. Это гарантированная нищета для всех.

Он ограничен объемами денег в год. Если он выше поднимается – уже 20%. Поэтому чтобы не выполнять эту норму, мы и жену туда запишем, мы бабушку, которая уже не ходит, и дедушку который раком больной – всех запишем в ФОПы, заберем их карточки и будем по 7 миллионов шуровать. Но это схема. Зачем?

Зачем вы заходите в любой ресторан, вы платите два чека. Два, вам приносят два терминала. Я сегодня расплачивался в парикмахерской, два терминала у них стоит, и третий еще вот в запасе в случае, если эти, там эти пойдут. Вся страна в трех терминалах. И все больше, и больше, и больше.

Но новая экономика работает чисто: телеграмчик, конвертированная валюта, точечно, и не сталкивается с государством. Она нарастает. А государство если не изменится…

Ну тогда их тоже можно также схемщиками назвать. Они ж налоги не платят…

Они не схемщики, они другое – это новая экономика. Она не строит схем. Она построила бизнес без государства.

А это разве не схема?

Когда вас стрижет парикмахер, и вы ему платите деньги, это не схема. А когда вы используете государство и вымываете деньги, это схема. Когда вы допустим приходите в тот же «Эпицентр», вы платите этот НДС, по любому с вас его удержат. Но этот НДС поступает к ним, возникает налоговый кредит, документы, и потом эти документы начинают торговаться. То есть, люди этим кредитом торгуют, продают его, покупают.

Вы знаете, у нас все строительство идет за счет налоговых кредитов? Потому что одна компания берет площадку, другая копает, а третья за налоговый кредит, а наличными расплачивается. А потом надо эти деньги вымыть – выкопали, теперь надо же прописать это. Находится потусторонняя фирма, на которую это все записывается, и она на себя вымывает налоговый кредит и исчезает.

Поэтому целые орды предпринимателей ходят, на которых регистрируют кучу предприятий. Они регистрируют налоговые счета, и сидит на предприятии 20 бухгалтеров и штампуют. Ничего не надо производить. Вы не знали этого?

Нет, конечно.

Это вся страна делает. Это ваша компания тоже делает, потому что вы иначе бы не существовали. К вам же как-то деньги заходят, и вы их как-то должны вымывать в личные доходы. И вы тоже, наверное, ФОПы. Вангую…

Нет, мы не ФОПы.

Да, ну мы не ФОПы. Плохо что вы не ФОПы. Рекомендую зарегистрироваться ФОПом.

Геннадий, ну что-то хорошее в конце интервью вы обязаны сказать, просто обязаны сказать.

Я ведь человек позитивный. Я всегда вам говорил, что экономика идет вверх. На само деле, экономика преобразуется, экономика становится другой. Это драйвер. Я вспоминаю просто 1990-е годы, потому что я это прошел на себе. Потому что в 1988 году я зарегистрировал кооператив, бедный студент зарегистрировал кооператив, открыл с нуля, это бы первый кооператив. Так получилось, что я первый взял этот устав.

И что вы там делали в этом кооперативе?

Торговал шмотьем кооперативным. Но через 7 лет всего бедный студент баллотировался уже в меры, получил 30%, баллотировался в депутаты… Короче, он уже был сказочно богат, у него 8 универмагов уже было, все в переходах, мимо государства. Потому что государство было сверху, оно государственной торговлей владело, а мы сидели в переходах, которые никому не нужны были.

Я к чему – это была новая экономика. И до 1995 года она росла. И сейчас вот, с 2016 где-то экономика по любому растет. Как бы люди не говорили: нам плохо, нам то… Да, плохо, разоряется старая экономика. Старая экономика в этот момент рушится.

В тот период я вспоминаю, кто рушился – заводы рушились, они разорялись, потому что они выпускали ненужную продукцию на склад. Государственная торговля рушилась, потому что ей даже было запрещено торговать кооперативными товарами, на которых я поднимался. Только через два года государство разрешило себе торговать кооперативными товарами. Уже было поздно. Она уже рухнула.

И сегодня вы не найдете, вы найдете где-то государственную торговлю? Как мы там живем без государственной торговли? Вот такой вопрос простой. Мы дожились, что у нас нет государственной торговли.

Нафтогаз — это аномалия, которую надо ликвидировать

Как-то я вот так… Вы задали вопрос….

Нету. Все частное. Все. И все прекрасно работает.

Что-то же есть государственное.

Нет.

А Нафтогаз нам продает…

Частная торговля я имею в виду розничная торговля.

А-а, розничная это другое дело.

А Нафтогаз — это аномалия, которую надо ликвидировать. Это вот те остатки советской экономики, которые к нам перешли. Это на самом деле президентский бизнес, начатый еще Кучмой, продолженный Януковичем, Азаровым, всеми правительствами. Все вот так вот в газу, как говорил Ющенко, в вонючем вашем газе. Они все в вонючем газу.

Поэтому и мы сейчас такую экономику получили в наследство. Поэтому, когда мы говорим кто должен менять все это – должен менять предприниматель. Должен появиться человек, который хочет сделать хорошо для всех одинаково, экономически.

Предприниматель ничего не сможет сделать.

Сможет. Если люди будут завязаны экономически. У нас люди завязаны на новые лица. Вот вам новая чебурашка, голосуйте. Она честная чебурашка. Вот я могу своего чи хуа хуа взять и… Собака абсолютно преданная, абсолютно хорошая, надежная, лает отлично, звонко – и люди за нее проголосуют, потому что это новая собака. О люди должны голосовать уже за идею. За новое царство. Они должны идти за мыслью о том, что им будет лучше.

Люди должны поверить в новое царство, свое собственное

Вот эта вот идея что надо людей зазомбировать на то, что они могут быть самыми богатыми в мире, это приведет к свершениям. Это поднимет молодежь, это откроет глаза: что вы строите – храм. Мы храм строим экономики для себя. Мы должны стать самой лучшей страной для бизнеса. Короче, хватит быть нищими, мы тысячу лет нищие. Вот эта территория всегда была нищая. Сегодня есть шанс в ХХІ веке стать самой богатой страной, рвануть.

И кстати, в Библии написано: взойдет звезда с востока. Украина находится на востоке Европы. Вот она, звезда. Но люди должны в это уверовать. И тут только вера. Я не хочу даже объяснять, почему 5, почему 10, это бессмысленно. Люди должны поверить в новое царство, свое собственное.

Но понимаете, в чем проблема, в этой вере. Я может быть на этом бы и закончила интервью. Хорошее окончание для интервью. Но знаете, в чем разница? Вы сказали молодежь, у нее глаза бы загорелись, и все было бы хорошо. И вот все вот так сидят дома, и все у них загорелось, и все они для себя что-то решили, вышли – а вот жизнь то другая.

Извините за такой вульгаризм, помните – лодка разбилась об быт. Это вот что-то из этой серии. Когда вот ты нарисовал себе что-нибудь: мы будем самыми богатыми и все будет круто, новая экономика, и я сейчас пойду и начну там что-то… А вот на улицу выходишь – а ситуация другая.

Я в прошлый раз рассказывал про дофамин. Дофамин работает только на длинных целях. Если у вас цель на 20 лет стать богатыми, поколение, а оставшемуся поколению кажется, что мы не успеем… А я говорю им: а ваша задача – вытолкнуть следующее поколение в новое царство. И работает длинный дофамин. Когда вы работаете на длинном дофамине, вы всегда как под наркотиком находитесь, потому что вы видите перед собой строительство большого храма. Если вы строите сарай, то у вас дофамин не вырабатывается. Короткие цели не дают дофамина. Самые счастливые люди, которые верующие, которые верят вообще в загробную жизнь.

А сейчас мы предлагаем им просто поверить в то, что наша страна, наши граждане могут быть самыми богатыми в мире. Это же простой тезис. И если они в это поверят, они должны задать вопрос – а как. И получить разъяснения. Налоговый рай, финансовый рай на территории Украины. Вам нужен финансовый рай. А финансовый рай – это свобода передвижения товаров, денег и людей. Это не схематоз, нет вранью. Потому что люди, которые начинают говорить правду, разрушают империи. И если мы на сегодняшний день просто будем говорить правду…

Я ж ведь говорю правду, я тоже в схематозе участвую. Я тоже в этом государстве живу. Я тоже делаю все чтобы обойти этих госчиновников. Да, мы вынуждены сталкиваться с судами. Но мы должны устать от этого. Так жить нельзя. Нам надо поменять себя прежде всего. Самим себе сказать, что ребята, наш бюджет важнее государственного. Мы должны работать для своих семей, для грядущего поколения. И смотреть из будущего на сегодняшние события.

Ребята, покидайте безденежные территории, переезжайте на денежные территории

Что когда мы так смотрим из будущего, мы вспоминаем библейского Ноя того же самого: он строил корабль, ожидая потопа. Все остальные не строили ничего и смеялись над ним. Но когда пришел потоп, они все утонули, а он на корабле и уплыл. Вот желательно, чтобы Украина начала строить свой корабль и спаслась. Потому что нас сегодняшний день страна, к сожалению, они не хотят спасаться, потому что они все привязаны к телевизору, к ОПЗЖ, они травят их этими четырьмя каналами, они им рассказывают ужастики про государство, огни их втягивают в обсуждение бюджета, коронавируса, проблем в Америке…

Ни один канал не говорит про личный бюджет: как человеку выжить на 2000 гривен, как человеку из одного бизнеса перейти в другой. Я бьюсь на своем канале и все время говорю: ребята, покидайте безденежные территории, переезжайте на денежные территории, бросайте остановившиеся шахты, переезжайте туда, где вы можете хоть какую-то работу найти. Вы не обязаны всю жизнь лазить в эту шахту. Вы не обязаны лазить в этот металлургический завод, он все равно ляжет, он разорится, потому что пока еще олигархи есть, они еще из государства крадут деньги, НДС получают и поддерживают его. Но как только мы НДС отменим – лягут.

Вот это вот людям надо все время на всех каналах объяснять, что личное важнее государственного. У нас же людей приучили за СССР: за что воевали – за Сталина. За этого вонючего старика воевали...?

За Родину…

А-а, вот за Родину – да. За свой дом – да. За свою семью – да. За своих детей, за грядущие поколения – да. Но за Сталина — это пропаганда. И когда говорят бюджет, мы должны собраться и принять бюджет…. Какое отношение ты к бюджету имеешь? Кышь отсюда. Иди домой, зарабатывай деньги, иди домой, экономь. Почисти кладовку, покрасьте стены, я не знаю, что-то сделай с собой, перестань смотреть этот телевизор. Вот выбрось телевизор.

Вот новое поколение, у меня дочка когда-то говорит: папа, у нас телевизоры дома висят, у меня вот это, хочу картинку повесить – телевизор висит. А можно его в панель...? Пришлось выкинуть. А он ей не нужен. Новому поколению не нужны телевизоры. Почему старое поколение сидит в телевизоре? Да лучше, внуки, купите какой-нибудь смартфон, пусть вот это вот тыкает туда вот пальчиком, очки оденет и тыкает. Выяснится, что не видит ничего, не слышит ничего, может что-то поправится..? Ну, хотя бы пытаться надо.

Геннадий Балашов был сегодня у нас в студии, за что мы ему очень признательны. Геннадий, спасибо огромное. Рады были вас видеть.

Спасибо вам.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook, страницу Юрия Романенко в Instagram