Возможное падение султанистского режима Януковича отбросит Украину назад и страна окажется в очень тяжелой ситуации институционального вакуума. Украина окажется на самом краю того типа государственности, который в западной политологии обозначается понятием «failed state», которое применяется для обозначения государства, в котором центральное правительство так слабо или неэффективно, что оно фактически не контролирует большую частью его территории. В таких условиях важнейшими политическими акторами станут олигархи, силовики, гражданское общество и оппозиционные движения, а также харизматические лидеры.

(Вторая часть нашумевшей статьи американского политолога украинского происхождения Александра Мотыля. Первую часть читайте здесь).

Олигархи, военные, милиция и спецслужбы переживут крах режима регионалов даже в том случае, если он будет сопровождаться социальными потрясениями и массовым насилием:

Украинские магнаты останутся сказочно богатыми и влиятельными, независимо от того, спрячутся ли они в своих феодальных поместьях в самой стране или в виллах и замках на Западе. Их главным интересом, как всегда, будет защита своих состояний и привилегий, что для них означает стабильность и защищенность.

Хотя сегодня султан Янукович и гарантирует им некоторое подобие обоих, коллапс его режима и последующее за этим смутное время подтолкнет украинских олигархов искать пути интеграции страны в глобальную экономическую систему в общем и в западный мир в частности, поскольку только в этом случае они получают гарантии все той же стабильности,  защищенности и сохранения своего привилегированного положения.

Госаппарат насилия также останется относительно сильным и сплоченным, несмотря на то, что силовиков презирает большинство населения Украины.

Переживет апокалипсис Януковича и ряд общественно-политических движений и организаций гражданского общества. Возможно, они даже еще больше усилят свое влияние, поскольку многие из них будут претендовать на управление Украиной после краха режима. Их риторика будет убедительной, цели – обоснованными и популярными, но успешными они будут лишь в том случае, если среди них прекратится противостояние, склоки и тенденции к саморазрушению.

В условиях перехода наиболее востребованными окажутся харизматические лидеры. Убедительный одиночка со смелой программой преобразований и моральным авторитетом окажется наиболее подходящим на эту  роль. Именно такие одиночки будут способны объединить общественные и политические организации общими целями и смогут сформулировать общую для всех повестку дня. Они также смогут наладить отношения с сильными, но все же ослабленными силовиками и привлечь их на сторону народа.

Если к этому времени Юлия Тимошенко останется живой, не важно, в тюрьме или в изгнании, то она легко сможет стать украинским Нельсоном Манделой.

С разрушением государственных институтов, коллапсом режима, разгулом регионалов с одной стороны и влиянием олигархов, растущей неопределенностью, мобилизацией общественности и харизматическими лидерами с другой, Украина может сбросить 24-летний балласт неэффективного правления и пройти путь государств Восточной и Центральной Европы, которые в 1989-1991 годах смогли осуществить институциональный прорыв.

Ведь тогда в этих странах дряхлые позднекоммунистические режимы также утратили контроль над государственными институтами под  мощными ударами гражданских движений, таких как польская «Солидарность», диссидентских групп типа «Хартии-77» и харизматических лидеров, таких как Лех Валенса и Вацлав Гавел.

Когда тамошние коммунистические режимы рухнули, а силовики пребывали в нерешительности и не хотели встревать в противостояние, когда общественно-политические движения объединились под руководством харизматических лидеров, тогда в этих странах и возникла возможность сбросить коммунистическое правление и встать на путь демократических и рыночных реформ. Силы рушащихся режимов были слишком слабыми и слишком смущёнными, или же занятыми спасением собственных шкур, чтобы воспрепятствовать рождению нового порядка и поэтому успех был достигнут.

Выбор, который предстоит сделать будущей демократической элите Украины, очень похож на тот, который стоял перед Польшей и Чехословакией более 20 лет тому назад. Украина после ухода Януковича останется унитарным государством, как Польша, если её общественно-политическим движениям, олигархам и новым лидерам удастся договориться о хотя бы некоторой федерализации или децентрализации, что позволит украиноязычным и русскоязычным её гражданам использовать украинский язык в качестве «lingua franca» и наслаждаться родным языком в других сферах социального взаимодействия. Если же консенсус не будет найден, то после Януковича Украина пойдет по пути Чехословакии.

Популярные статьи сейчас

Во фракции Порошенко рассказали, когда поддержат отставку Авакова

Как Украина ракетные технологии сливает за копейки

Под Киевом выпал летний снег: видео

Джонсон зарубил надежды Путина вернуться в G8

Показать еще

Скорее всего, верх возьмет «польский сценарий». Для продления своего существования режим Януковича может разыграть «русскую карту» и обратиться за поддержкой к русскоязычным гражданам, но, скорее всего, в течение нескольких лет с данного момента «проблемы» русского языка в Украине будут настолько же дискредитированы, как и режим их породивший. Если украинские демократические силы после конца правления Януковича не сползут в лингвистический максимализм, то существуют все шансы, что Украина сохранит свою целостность и между Востоком и Западом будет заключен «общественный договор», особенно, если его поддержат украинские олигархи, что они, скорее всего, и сделают.

Тем не менее, если Украина все же последует примеру Чехословакии, то не следует забывать, что как раз там от разделения выиграли и Чехия, и Словакия. В таком случае Центрально-Западная «украинская» Украина беспрепятственно присоединится к Западу и выиграет экономически, а Юго-Восточная «русская» Украина, скорее всего,  присоединится к Российской Федерации и, несмотря на некоторую экономическую стагнацию, сможет полностью насладиться русским языком и советскими традициями.

Намного более существенной угрозой для Украины после краха режима Януковича будет путинская Россия. Вероятность того, что такое загнивающее квази-фашистское нефтяное государство как Россия останется сильным и стабильным невысока. Загнанный в угол Путин уж точно не выберет демократию в качестве инструмента спасения себя и своего режима. Напротив, он затянет гайки и усилит неоимпериалистическую риторику, и вполне возможно, что он даже решит, что «маленькая победоносная война» продлит агонию его режима.

Выживет ли Украина после возможного военного вторжения? Ситуация может пойти по стопам Югославии: растущая нестабильность сможет опрокинуть даже саму Россию и привести к гибели всех, если после ухода Януковича украинские олигархи и демократы не потрудятся оседлать волну народного патриотизма, чтобы организовать массовую мобилизацию для защиты «родины».

Учитывая неповоротливость путинского государства, такой сценарий развития событий может привести к патовой ситуации, что будет автоматически означать победу Украины. Конечно же, оборонительная война скорее всего приведет к потере Украиной Крыма и некоторых юго-восточных областей, граничащих с Россией. Это станет очень болезненной утратой, но в то же время на фоне таких драматических событий независимая Украина наконец-то консолидируется и сможет выстоять в исторической перспективе.

Историки будущего, скорее всего, оправдают «Руину» Януковича: он-де окончательно сломал постсоветские государственные структуры и тем самым подготовил почву для консолидированной демократии и свободной рыночной экономики. Ведь понадобилось же Польше более тридцати лет, чтобы стать независимой и свободной страной после восстания 1956 года. Учитывая ускорение течения времени в наши дни, 1989 год по-украински вполне может случиться уже в 2015 году. И тогда, если ей совсем чуть-чуть повезет, Украина наконец-то обретет свое место в мире.

ИСТОЧНИК: World Affairs, перевод «ХВИЛЯ»