В эти дни неизвестно, что из вынесенных в заголовок явлений важнее. Но общее между ними то, что они между собой тесно связаны. Это подтверждается арестом Дмитрия Фирташа в Вене — как и Ахметов, Дмитрий Васильевич долго морочил голову общественности, все это время — работая на агрессора из Кремля. Нападение путинского режима на Европу ликвидировало сравнительную неприкосновенность Фирташа.

 

Ситуация с Ахметовым сложнее — он является скорее краевым, нежели транснациональным магнатом. Однако, давайте вспомним, что начиная с 2010-го года Ахметов захватывал металлургические предприятия Восточной Украины на пару с российскими то ли «КГБ-«, то ли «кагбэ-предпринимателями». Беспорядки и убийства демократов в Донецке, несмотря на то, что основную роль в них играют агенты ФСБ и рекрутированные в соседних областях РФ уголовные элементы — были бы невозможны без потакания группы депутатов из до сих пор сохраняющейся в парламенте фракции «Партии Регионов».

 

Часть которой еще в момент свержения Януковича — бежала за границу.

 

В основном, разумеется, в Москву. Отсюда возникает и связь двух процессов.

 

Поэтому предварительно я напомню классику жанра, в котором мы уже полгода вынужденно работаем, дабы головы общества не оказались засорены излишним пост-модернизмом и не были отравлены «воздухом Вудстока». Свою роль они выполнили. Радужные пятна на футболках не являются оружием против контрреволюции и военной интервенции.

 

«Марат улыбнулся, услышав смех Дантона. — У каждого из вас свой конек, у вас, Дантон, — Пруссия, у вас, Робеспьер — Вандея. Разрешите же и мне высказаться. Вы оба не видите подлинной опасности, а она здесь, в этих кафе и в этих притонах. Кафе Шуазель — сборище якобинцев, кафе Патэн — сборище роялистов, в кафе Свиданий нападают на национальную гвардию, а в кафе Порт-Сен-Мартен ее защищают, кафе Регентство против Бриссо, кафе Корацца — за него; в кафе Прокоп клянутся Дидро, в кафе Французского театра клянутся Вольтером, в кафе Ротонда рвут на клочья ассигнаты, в кафе Сен-Марсо негодуют по этому поводу, кафе Манури раздувает вопрос о муке, в кафе Фуа идут драки и кутежи, в кафе Перрон слетаются трутни, то бишь господа финансисты. Вот это серьезная опасность.» (Виктор Гюго. Девяносто третий год).

 

О субъекте борьбы

Популярные статьи сейчас

В оккупационных войсках произошел раскол, – ISW

Единоразовая денежная помощь в 12 тысяч гривен: кто и как может получить

Украинские АЗС опубликовали цены на бензин, дизтопливо и автогаз в середине августа

В Украине изменились цены на яйца, сахар и муку

Показать еще

 

Майдану трудно найти аналог. В нем есть и элементы «Солидарности», но есть и сегменты более древних архетипов – гуситства, гезов, движения карбонариев и «краснорубашечников»,  даже испанской «летучей петли». Кому-то по душе сравнения с мусульманской «уммой»…

 

Этап фронды мы практически преодолели — практически, потому что на горизонте продолжают существовать такие личности как Сергей Тигипко,
Александр Ефремов, Ринат Ахметов. Они вынужденно или импульсивно,в страхе перед народным гневом — предали тирана. Но они не перешли на сторону революции, они хотели бы сохранить свои привилегии, а некоторые втайне ждут возвращения Януковича на штыках интервентов.

 

Большая же часть парламентариев охвачена революционной стихией — но
весомая их часть сословно близка первой группе, у нее инстинкт договариваться. Поэтому с каждым днем они устаревают в рамках революционной и военной логики. Потому что с врагом — внутренним и внешним — договариваться совершенно не о чем, пока его
хребет не сломан.

 

Вспомним, ведь именно так было с Януковичем — с «большим шизофреником» ((c)  Коломойский). «Маленький шизофреник» — ничем в этом смысле от Януковича не отличается, разве что обладает ядерным оружием и несколькими миллионами послушных зомби. И ни о какой другой стратегии, кроме как о ястребиной —— с тем, кто напал первым и организует убийства украинцев, кремлевским диктатором Путиным — речь идти не может.

 

Субъектом борьбы с контрреволюцией и военной интервенцией является Майдан. Или — Нация. Только теперь это не центр Киева, а несколько миллионов человек — в армейских подразделениях, выдвинутых к границам, отрядах самообороны, татарском ополчении, в новом правительстве (ведь в его структурах немало «новых людей»), в Сети и по всему миру, в том числе — и на территории страны-агрессора (привет, клуб «Ночные волки»). «Венты» движения разбросаны на огромной территории, оно занято надзором за официальной властью в Киеве, в областях, в Крыму, в государственных и корпоративных структурах, и на территории противника. Великая идея свободы сшивает в одно целое множество групп, ранее враждовавших между собой — и недостававший кирпич единства предоставила как раз путинистская интервенция.

 

Избежать ее было невозможно — мы находимся на передовой развязанной Кремлем Третьей мировой войны между свободным миром и блоком «гангстеритов», словно плесень, выросшим на обмылке СССР и запустившим щупальца в легкомысленные западные общества эпохи
потребления, а западный истеблишмент подзабыл о моральном императиве .

 

Взятки гангстеритов позволяли многое, на них куплена не одна бриллиантовая сережка в пупок малолетним любовницам западных политиков. Так произошло потому, что в России гадина бюрократического социализма не была добита. Ей удалось сменить шкуру на более респектабельную, и заявить претензии на отдельный террариум на географической карте мира.

 

У нас, конечно, имели место похожие процессы, но, к счастью, у нас есть
Западная Украина, у нас есть амбиции киевлян, свободные СМИ, у нас есть европейская мечта, у нас есть опыт УПА и армии Нестора Махно, многих десятилетий подполья, у нас есть «Кобзарь» и несгибаемые учителя украинского языка. В общем, у нас — множество важных отличий от населения гангстерской «империи» на северо-востоке.

 

Поэтому настолько важна политическая работа движения в вооруженных силах и создаваемой практически с нуля полиции, реформируемой разведке.

 

На ключевых позициях всегда и везде должны находиться люди, беззаветно отданные идеям революции, добрые патриоты. Как показала революция — они есть, и их много. Как продемонстрировали недавние изгнания общественностью новых назначенных переходной властью чиновников в ряде областей — это возможно. И эта работа — и информационная, и кадровая — ведется.

 

Кто же объявил нам войну?

 

Образ врага

 

Внутренняя контреволюция в Украине — это криминалитет, правда, не всегда в классическом смысле. Дело в том, что Underworld существовал, существует и будет существовать всегда — таково свойство человеческой природы или недостатков воспитания. Однако, когда уделом» джентльменов удачи» является именно полусвет, они не представляют собой реальной социальной опасности.

 

Разница чувствуется даже сегодня — вспомним о заявлении заключенных, попросивших отправить их на фронт. Но какой-нибудь разжиревший «пингвин» из небезызвестных депутатов-регионалов — лично
воевать не собирается. Сначала он вооружает «гопников», а потом — разоблаченный и побежденный — намеревается предать Родину. И в тюрьме он никогда не сидел, разумеется — за него сидели другие, «шестерки». А он отнимал собственность — у государства, а значит, народа — и у тех, кто оказался менее «отмороженным».

 

«Приблатненные» депутаты и чиновники, их ближайшая обслуга (в том числе из некоторых так называемых «журналистов») и «бизнесмены», чей единственный «талант» состоит в организации афер по ограблению бюджета — вот внутренняя контрреволюция.

 

Именно эта криминальная орда переварила и заняла место советских коммунистов, она является их уродливым ублюдком — и вся она несет кровавое клеймо соучастия в преступлениях режима Януковича и его покровителей из Москвы.

 

Вся эта среда пронизана связями с разведкой гангстерской «империи» и послушно выполняла команды ее агентов. Продолжает выполнять даже сейчас — как беглый преступник Якеменко из московского зомбоящика, так и «призывающие к миру» представители донецкого клана, как в парламенте, так и за его пределами. Поэтому внутренняя и внешняя контрреволюция спаяны накрепко.

 

Путин никогда не смирится со столь грандиозным поражением, геополитической катастрофой гораздо более масштабной, нежели в 1991 году — даже если сейчас ему придется отступить в силу массы разных факторов. И это не только провал переоснащения и тотальная коррупция в российских силовых структурах, но и весьма вероятный римэйк судьбы Януковича.

 

«Россиянка будет гадить» всеми доступными способами, потому что Путин и
Янукович (кстати, в отличие от близких между собой сословно Лукашенко и Назарбаева — эти оба выходцы из села и обладают иной культурой) являются сословно близкими элементами. А именно — выходцами из низших городских слоев. Разница в масштабе — Басков переулок в Питере, почти Фонтанка, и поселок Жуковка (затем район Пивновка), часть Енакиево. Разница в воспитании — гармоничное семейство и отсутствие такового. Но оба — в разном качестве, конечно, офицера разведки и завербованного мелкого уголовника — оказались в КГБ эпохи застоя.

 

По сути, Янукович — это гротеск Путина, это то, каким был бы Путин, если бы тот ходил в школу в районе Пивновка, не имел бы семьи, и выяснял бы отношения не на чистеньких питерских улицах, а на ландшафте провинциального Донбасса. Однако, подобия важнее, и ключевые — стремление к абсолютной власти, внутренняя ущербность, и как следствие — закрытость к большим идеям, бессильная имитационность
при выполнении любой конструктивной задачи, паранойя и окружение себя моральными ничтожествами, в конце концов — агрессия, направленная на весь внешний мир.

 

И вещают они (из Москвы и Ростова) не только от себя, а от всего неофеодального социального сословия, описанного выше. Для него императивом является не священность права собственности, утвержденная законом, и правилами сосуществования, а ее «объявленность», фактически «лен», а соответственно — и ее непрозрачность. Ведь заметьте, что официально о капиталах Путина ничего неизвестно, а потрясшее весь мир своими дорогими безвкусицами Межигорье Янукович называет арендованным у иностранной фирмы.

 

Всех прочих — у нас до конца не смогло, а в России почти смогло — это преступное сословие загоняло в так называемые «ниши выживания» (термин украинского экономиста-философа Валентина Ткача – «Квазілюдина», «Імітація»), с прошитой сквозь них вертикалью сбора ренты, превращая экономику в систему самопоглощения.

 

Украинскую революцию, в рамках ее «ядра» — совершило сословие, которое является смертельным врагом гоп-феодалов, изгоняемых из Украины и оседающих в этом «новом Кобленце», в Москве. Не будем, разумеется, это сословие идеализировать и сакрализировать.

 

Ведь тот тип экономики, который выстраивался сначала олигархией Второй Республики, а затем дегенеративными гоп-феодалами Януковича — тоже вывел «креативный класс» в Тень.

 

Только если гоп-феодалы использовали Тень для сокрытия награбленного, того, что было украдено у нации, то предпринимательское сословие — для того, чтобы выживать и развиваться. Феномен этого сословия, или социальной группировки предстоит еще исследовать и исследовать.

 

Если мы согласились с тем, что в нашей жизни присутствует и «Новое Средневековье», и глобальная, технологизированная, тоталитарно-бюрократическая «постдемократия», то теперь предстоит согласиться и с рождением новой буржуазии.

 

Как и «новые кочевники» Аттали, она не знает политических границ, она жаждет морального императива (а у институциональной теории и «протестантской трудовой этики» Макса Вебера, как по мне – так немало общего), которая авантюрна и — в Украине — совершенно преодолела страх. И ее пассионарность сегодня – просто зашкаливает.

 

Поэтому она настолько испугала Путина, что этот империалистический имитатор — не стоит думать, что у него был некий сложнейший хитрый план, ведь его отсутствие демонстрирует как ситуативная ложь МИД РФ, так и периодические выведения Януковича на арену ростовского цирка — послал своих боевых холопов (а кто они после того, как их в Москве отказались признать служащими ВС РФ?!) и бряцает оружием, в том числе и ядерным у наших границ.

 

Ведь дело в том, что это сословие, пусть и сильно зависимое от «освоения» бюджета РФ и доходов нефтегазовых компаний — существует и в России.

 

Киев генерировал вероятностную проекцию картины падения Владимира Путина.

 

В странах Запада рухнула вся инфраструктура лоббизма и шпионажа, любовно выстраиваемая режимом с начала 2000-х, предали даже самые традиционные союзники, казалось бы, полностью зависимые от Москвы, а экономика, процветанием которой Путин оправдывал все большее расширение своей власти — с бесовским гиканьем летит в тартарары.

 

Он с удовольствием отдал бы приказ эскадрилье ядерных бомбардировщиков в Белгороде превратить всю Украину в радиоактивную пустыню, или приказал бы скопившимся у наших границ орочьим ордам ринуться в Украину…Но в первом случае становится неизбежной не только гибель миллионов россиян от лучевой болезни и быстрых форм рака, но и ядерный удар американских флотов (и, весьма вероятно — фронтальное китайское вторжение, для которого Пекином оперативно создана правовая база).

 

Во втором случае, Украина, которой в разной форме помогает НАТО, не слишком афишируя масштаб и географию этой помощи, уже готова защищаться.

 

Почему так вышло у имперского имитатора из Москвы — Сунь-Цзы вам в помощь, а именно то, что этот военачальник князя Хо Люйу из царства У писал об эффектах промедления.

 

А это значит, что в случае наступления орды все военные аэропорты европейской России (впрочем, гражданские в Москве и Питере — тоже, в Европу, включая Турцию, летать уже незачем) будут полностью забиты грузом «200».

 

Даже без мобилизации, добровольцев и без Национальной Гвардии – ВСУ это 80 тыс. единиц, с ядром, прошедшим самые горячие точки планеты.

 

С точки же зрения количества и качества военной техники – картина следующая. Учения, которые проводятся сегодня в ряде регионов, и совместные учения, начатые на море и в воздухе со странами-членами НАТО, странами-гарантами (из числа которых добровольно исключила себя страна-агрессор) доказывают — Украина is no piece of cake at all.

 

Уже сегодня украинцами отловлено несколько головорезов из хваленого батальона «Восток», которые, умывшись соплями, строчат показания на своих начальников – российских военных преступников и террористов.

 

Соответственно, мы способны предпринимать меры и по борьбе с внутренней и внешней контрреволюцией (интервенцией).

 

Какие это меры?

 

Во-первых, действующий парламент должен лишить полномочий тех депутатов, которые не являются на сессии. 226 голосов у правительственного большинства сегодня есть. Эти депутаты не являются на сессии потому, что бежали из страны, обоснованно опасаясь уголовного преследования за свое соучастие в преступлениях режима. Либо потому, что,  находясь на территории Украины – пошли на сотрудничество с оккупантом. В брошенных ими округах должны быть назначены выборы — к примеру, на осень текущего года. Тирания Долгого парламента, Конвента — скажете Вы? Тирания большинства? Прайдова чистка? Безусловно. Впрочем, до Конвента Раде пока очень далеко. А тем, кто допустил, чтобы «Стюарт бежал в Оксфорд» — лучше самим проголосовать за подобные меры, чтобы — до поры, до времени — Майдан не напомнил им об этом вопросе.

 

Лишенные неприкосновенности, эти враги становятся беззащитны, если они не находятся на территории агрессора. Их активы, имущество, как и активы других преступников и коллаборантов – должны быть, как можно скорее национализированы, по процедуре «никчемности» права собственности на это имущество и активы, в силу незаконного получения такого права (вполне убедительно на это указывает А. Пасхавер).

 

Во-вторых, Майдан должен как можно оперативнее сбивать мусорные темы, вбрасываемые агентами внутренней и внешней контрреволюции. Такие, к примеру, как сохранение «внеблокового» статуса (извините, ради Украины США вносят изменения в устав МВФ, а Конгресс США больше не считает, что у Молдовы и Грузии, часть территорий которых оттяпана Москвой, существуют препятствия для вступления в НАТО!). Именно внеблоковый статус позволяет оккупантам пока ходить по Крыму, не будучи сожженными с воздуха. Быть внеблоковым сегодня — когда соседним государством управляет безумец — можно только при наличии стратегического ядерного оружия и системы ПРО. А мы этого осилить не в состоянии, ни экономически, не юридически, ни политически — разве что сможем купить «втемную» несколько тактических зарядов, ссылаясь на разрушение Будапештского консенсуса. Но где мы будем их взрывать?

 

Поэтому теперь — НАТО и только НАТО, и, до демократических перемен в России — размещение объектов ПРО на территории Украины. К тому же, это выгодно экономически. Таких «мусорных» тем — якобы экономический коллапс, якобы необходимость учредить «федерализм сверху» (это чтобы недобитые «регионалы» смогли протащить в своих областях законы «Джима Кроу» вместо реального самоуправления!) вбрасывается немало.

 

В-третьих, многие из нас недовольны рядом назначений, в особенности в силовых структурах. Однако, реальность такова, что эти структуры на огромный процент давно утратили компетентность, намеренно разрушались российскими шпионами и использовались для попрания закона, а не его утверждения. Новые кадры набираются медленно, мы не можем сразу же
нанять десятки тысяч немцев, израильтян или американцев. Подобной ситуация была в 1917-18 гг., когда легендарная ЧК начиналась с двух машинисток и одного автомобиля.

 

Учтем, что это правительство — переходное.

 

Отметим — происходит крах партийной системы (как в сломавшей в 1992 году хребет мафии Италии), и нынешние «мегапартии» вскоре уйдут вслед за ПР и коммунистами, поскольку их спонсоров задерживают или лишают активов за границей, и в Украине. Поэтому даже запоздалые аресты Губарева, Клинчаева, других заговорщиков и российских диверсантов, устроивших резню в Донецке — это успехи. Их не было бы, если бы власть не стала обрастать мясом.

 

Мне совершенно все равно, кто победит на президентских выборах с учетом дважды (как К-2004, так и новым законодательством) урезанных президентских полномочий. А вот на досрочных парламентских выборах — а вот их необходимо требовать после завершения войны — партийный спектр претерпит весьма существенные изменения.

 

В-четвертых, сетовать на «недостаточность» помощи Запада можно лишь не представляя себе, что он собой институционально представляет. Реальным военным потенциалом среди стран Запада обладают лишь США (с огромным отрывом), Франция и Великобритания. Все они — члены организации коллективной безопасности, НАТО. Которая задействует военную силу либо тогда, когда напали на страну-члена (Статья 4 Североатлантического договора), либо когда Совбез ООН не справляется со своими задачами, как в Югославии (а страна-агрессор, как член Совбеза — предсказуемо будет ветировать любые решения, направленные против ее интервенции в Украину). Поэтому Запад пошел на все возможные,
беспрецедентные действия в отношении помощи Киеву. Это и целый ряд учений на наших границах, это и совместные учения с нами, и любая техническая помощь, это восстановление нашей ограбленной кланом Януковича государственной казны, это и максимально ускоренное подписание Соглашения об Ассоциации (в особенности политической части).

 

Именно в эту часть входит и статья 90, указывающая на координацию внешней и оборонной политики Киева с Брюсселем. А это означает, что на Украину распространяется, так или иначе, действие соглашения «Берлин Плюс» 2002 года, заключенного между ЕС и НАТО. Части 2 и 6 этого Соглашения позволяют использовать инфраструктуру НАТО и военные возможности НАТО в антикризисных операциях, руководимых
ЕС. Украина уже находится зоной такой операции.

 

ЕС и США плотно взаимодействуют в разгроме экономики гангстерской империи — а задача собрать 1 триллион евро в бюджет Союза из «непрозрачных» активов была поставлена Баррозу задолго до украинской
революции, и полностью совпадает с нашими интересами. На крайний случай авиация НАТО уже летает в нашем воздушном пространстве, морские силы стран НАТО накапливаются в Черном море и рядом с ним. И на самый последний случай есть вариант всемирного ядерного Рагнарека, который похоронит всех ворчунов.

 

ООН, НАТО, силы стран-гарантов (кроме агрессора России), других стран — получили законодательное разрешение действовать на нашей территории совместно с нашими ВС — и при очередном обострении конфликта именно так и будет, потому что Москва создала угрозу всему цивилизованному миру и ей теперь ничего не намерены прощать.

 

Наконец, в-пятых — Майдан понемногу переходит к операциям на территории врага. В свое время Франция тоже поняла, что пока не произведено позитивное терраформирование ряда агрессивных соседей, они продолжат постоянно докучать. Но в нюансы этого процесса я здесь
вдаваться, по понятным причинам, не буду.

 

Замечу лишь одно — симбиоз между Западом, все более полноправной частью которого мы сегодня становимся, отстояв свою свободу — и Китаем, который доказал свое право на собственный темп социального развития, совершенно исключает гангстерские государства. Поэтому они теперь, как любят говорить в службе безопасности сайентологов — fair game.

 

Но для того, чтобы полноценно поучаствовать в игре за наследство Путина мы сегодня должны превозмочь внутреннюю и внешнюю контрреволюцию.