…Лично меня господа, с ходу называющие численность нужной Украине армии, всегда крайне интригуют. Мне неудержимо хочется пообщаться с ними, войти в доверие, стать их другом. Чтобы напоить в конечном итоге в усмерть и выведать наконец эту страшную тайну: где они свои цифры взяли, как умудрились вычислить? Для меня это действительно крайне важно, поскольку, даже приблизительно зная алгоритм соответствующих расчетов, понимаешь, какой это колоссальный труд, какой невообразимый по масштабам объем работы – рассчитать необходимую численность Вооруженных сил, а особенно для державы, отказывающейся от гарантий коллективной безопасности путем членства в военно-политических союзах, т.е. провозгласившей внеблоковость или нейтралитет.

Хорошо в этом плане быть страной-членом НАТО. У тебя коллективные гарантии безопасности в виде, прежде всего, п.5 Вашингтонского договора. А это значит, что если какой засранец вздумает на тебя наезжать, то за твоей спиной – военная мощь ведущих стран Европы вкупе с армиями иных разнокалиберных европейских стран, а на закуску – военный потенциал единственной на сегодня в мире супердержавы в лице США. И пусть кто-то попробует рыпнуться. Тут ничего и рассчитывать не надо – какую численность своих Вооруженных сил не назови, для отражения по крайней мере внешней агрессии хватит любой – все равно гарантом твоей безопасности является самый мощный в мире военно-политический союз. Можно содержать лишь комплект войск, необходимый для выполнения внутренних задач, ну и «для галочки» — для участия в операциях Альянса (это, понятно, теоретически, ведь пока что нападения на страну-члена НАТО извне мы не наблюдали, если говорить о полномасштабной военной агрессии, а не терактах с сомнительной подноготной). А можно вообще никакой армии не содержать, а просто числиться в НАТО и спать спокойно – как это делает, например, Исландия, не имеющая регулярных ВС.

С Украиной ситуация прямо противоположная. И нынешняя внеблоковость, и активный нейтралитет подразумевают, что наша страна может надеяться исключительно на собственные силы. Это означает, что держава обязана предусмотреть все возможные военные угрозы – включая те, которые сегодня кажутся невероятными, но теоретически завтра могут возникнуть.

Этот подход – единственно правильный. Яркий пример его реализации – нейтральная Швейцария, у которой вроде как по определению врагов по периметру границ нет, но которая, тем не менее, содержит одну из самых мощных армий в Европе, поставив «под ружье» практически все «боеспособное» население. Плюс у Швейцарии есть такой гарант безопасности, как статус мирового банкира, что подразумевает незаинтересованность очень многих держав в любой агрессии против этой нейтральной страны. Грубо говоря, если кто и полезет на нее, то остальные сразу выскажут свое недовольство – и разными методами. У Украины, увы, такого статуса нет.

Потому, когда кто-то рассказывает, какая численность ВС нужна Украине, у меня неминуемо возникает вопрос. Неужели вы, дорогой товарищ, проездом в Бухаресте забрели в румынский Генеральный штаб, и там в курилке случайно познакомились с офицером Оперативного управления (J-3 по натовской структуре), составляющего планы войны? У того как раз теща заболела, срочно нужны деньги на операцию, и он согласился вам продать по дешевке планы развертывания румынских войск на случай войны с Украиной? (А такие планы есть, в чем не может быть ни малейших сомнений). А потом, очевидно, вам позвонил знакомый турецкий генерал из Анкары и, находясь в состоянии временного помешательства, в приступе болезненной откровенности изложил все сценарии и варианты применения турецких ВМС и ВВС против Украины? Говорил, бедняга, пока деньги на мобильном не закончились, или пока санитары не скрутили.

После того вы внимательно изучили из открытых источников дислокацию частей и подразделений российских войск близ границ Украины, а заодно прикинули возможности переброски и развертывания 58-й общевойсковой армии. И, конечно же, неминуемо обратили внимание на тот факт, что с приходом к власти в Украине Януковича Россия расформировала свою 22-ю армию (2-я и 3-я мотострелковые дивизии) до уровня бригады, а находившаяся «на украинском направлении» 20-я гвардейская общевойсковая армия передислоцируется в Нижегородскую область – передислокация началась еще в августе прошлого года со штаба армии и полка связи. Заодно прикинули возможности российских ВВС. Потом лично проехались по городам и весям, убедившись, что все обнаруженное в открытых источниках вплоть до отдельного батальона и радиотехнической роты – на месте, не расформировано под шумок, и не появилось чего лишнего (в газетах и Интернете ведь указывается далеко не все). Ну и так далее по всему периметру украинских границ.

Дальше было бы уж совсем просто, если бы не нюансы. «Просто» — в смысле, любой курсант первого курса знает, как рассчитать по старой доброй тактической формуле соотношение наступающих и обороняющихся войск – это арифметика Пупкина с картинками, делим на три и получаем «пятерку». Но тут вступают в действие зловредные нюансы. Прежде всего, необходимо вносить некий коэффициент боеготовности. Ведь даже официальные украинские военные аналитики (не те, что в телевизоре, а те, что в Генштабе) признают, что, например, румынские авиационные подразделения на стареньких МиГ-21 несравненно более боеготовы, нежели украинские орлы на МиГ-29. Этот коэффициент еще надо вычислить.

Но и это далеко не все. Таким макаром мы считаем тактическое соотношение войск, принимающих участие непосредственно в боевых действиях на линии фронта. А попробуйте к этому рассчитать, например, численность усиления войск ПВО, необходимого для прикрытия важных стратегических объектов по всей стране. А посчитайте подразделения и структуры обеспечения – попробуйте только прикинуть, какие это массы народа, намного превышающие численность боевых подразделений (в нынешней украинской армии, например, квартиры офицерам раздает структура во главе с целым генералом – как их не считать, когда они при погонах?).

Если мы заменяем этих военных из структур обеспечения, которые военными являются, скажем так, условно, гражданским персоналом из коммерческих структур (а в противном случае они все равно входят в численность ВС), то кем именно, в каком количестве, и в каких сферах? И учтем, что всех заменить все равно невозможно – есть отдельные сферы деятельности, которые вроде бы и являются обеспечивающими, но куда коммерсантов не приплетешь уж никак.

И вот, только совершив эти весьма сложные расчеты, можно наконец сказать – какую численность своих Вооруженных сил должна установить Украина, чтобы обеспечить свою обороноспособность в условиях внеблоковости или нейтралитета.

Но здесь начинается самое трудное – свести эти расчеты с экономическими возможностями державы. Найти «золотую середину», которая позволила бы обеспечить оброноспособность, и при этом не привела экономику к коллапсу – сверхтрудная задача и военных, и экономистов.

И запомним раз и навсегда: даже наличие ядерного оружия не является панацеей. Да, имея в запасе пару сотен даже тактических ядерных боеприпасов, чувствуешь себя намного увереннее. Это наличие дает возможность сильно сократить ВС, но нельзя надеяться только на него.

Популярные статьи сейчас

Ахметов прокомментировал заявление Зеленского про подготовку переворота и возможную роль олигарха

Зеленский назвал виновных в потере Крыма и Донбасса

Ощадбанк ответил на жалобу клиента о перевыпуске карт

В ПФУ рассказали о завершении финансирования пенсий

Показать еще

Простой пример. На нас неожиданно нападает сосед, и за считанные часы, не встречая сопротивления (мы ж свои Сухопутные войска сами разогнали), продвигается вперед на некую глубину в сотню-полторы километров, в начале же агрессии, понятно, уничтожая все военные объекты на направлении своего наступления (ракетные установки, ясно – приоритетные цели). При этом прикрывающая наступление ПВО противника работает эффективно и не дает возможности действовать нашим ВВС. И что мы делаем со своим хваленым ядерным оружием? Лупим по своей же территории, сжигая собственное мирное население (разрабатывающийся нынче украинский МФРК «Сапсан» имеет дальность 280 км, и вообще разработка такого оружия регулируется международным РКРТ, не позволяющим разрабатывать комплексы большого радиуса действия)? Или, в крайнем случае, задеваем территорию противника, но в основном – населенные пункты, а не его важные объекты? Очень умно. Мы, конечно, таким образом остановим противника, но что нам скажет собственный народ? И кому такая победа, закончившаяся радиоактивным загаживанием собственной территории, вообще нужна?

Потому, говоря о численности ВСУ, давайте не кидаться цифрами. Такое произвольное жонглирование – признак дилетантства, и только. И если уж называешь цифру – будь добр, представь соответствующие расчеты. Иначе ты – всего лишь самодовольный профан, который лезет в сферу, о которой не имеет ни малейшего понятия. Мы именно поэтому на данном этапе не приводим таких расчетов, ибо без использования секретных разведданных можно вычислить лишь очень приблизительные показатели. Последние со временем, конечно, будут названы, но это дело не одного дня.