Смерть мэра Гданьска – оппозиционный Смоленск в Польше

Владислав Сердюк, для "Хвилі"
Смерть мэра Гданьска – оппозиционный Смоленск в Польше

13 января 2019 г. на благотворительном фестивале в Гданьске мэра города Павла Адамовича трижды ударили ножом. На следующий день (14 января) Адамович скончался в больнице от полученных травм несовместимых с жизнью.

Данное событие является, слабо говоря, экстраординарным для стабильной и размеренной политической жизни Польши, а потому известия о случившемся «встряхнули» не только РП, но и всю центрально-восточную Европу (в том числе и Украину, где теперь множество аналитиков стараются предостеречь наших граждан от повторения горького опыта Польши).

Несмотря на трагизм произошедшего, польская политическая арена не смогла взять перерыв и остановить избирательную гонку, которая уже вовсю уходит в «штопор», а потому история Адамовича предсказуемо стала «орудием» в руках оппозиции и правительства.

Спустя две недели после смерти Адамовича рассмотрим первые итоги случившегося и попробуем спрогнозировать дальнейший ход событий:

1. Начнём с того, что трагическую смерть мэра Гданьська однозначно успешно используют в виде электорального инструмента. Это делают как оппозиционные партии, так и правительство.

2. Жертва в виде Павла Адамович обещает стать для «Гражданской платформы» альтернативным Смоленском, который будет применяться повсеместно. Об этом свидетельствуют первые публичные выступления лидеров либерального блока. В случае, если «Гражданская платформа» снова вернется к власти, то следует ожидать улиц, парков и памятников в честь Адамовича.

В чем разница между смертью Адамовича и авиакатастрофой под Смоленском в контексте политической теории?

Смоленская катастрофа, а точнее её значение было намеренно политизировано Ярославом Качиньским и всей элитой «Права и Справедливости». В польском обществе смерть Леха Качиньского и всего президентского аппарата приняла значение «борьбы за свободу против восточной агрессии». Т.е. фундаментом для политизации смоленской катастрофы стал уже существующий антагонизм двух цивилизаций Запада и Востока.

Смерть Адамовича не нуждается в искусственной политизации, поскольку данное событие само по себе является «политическим». Т.е. таким, где смерть мэра Гданьска стала результатом антагонизмов правительственного и оппозиционного электората. К сожалению, можно даже утверждать, что в данном случае мы дошли до наивысшего уровня политизации – появления жертвы.

3. Смерть Адамовича бьет исключительно по рейтингу Права и Справедливости, поскольку все обвинения летят в правительственную партию, которая, по мнению СМИ, принесла язык ненависти в политику. С этим достаточно трудно не согласится, ведь Ярослав Качиньский лидер «Права и Справедливости» очень часто позволял себе вульгарно высказываться в личный адрес оппозиционных политиков, например, называя их «предательскими мордами» или кратко «леваками». Первое соц. исследование после убийства Адамовича уже показывает падение рейтинга «Права и Справедливости» на 4% (35%) и рост поддержки у «Гражданской платформы» в виде дополнительных 3% (29%). Скорее всего, от «ПиС» следует ожидать новой социальной программы по типу 500+.

4. В СМИ попала часть допроса с убийцей которое в виде своеобразного интервью публикуют в основном либеральные медиа, где Стефан В. (имя не раскрывается) восхваляет ПиС и лично Качиньского (например желая видеть лидера «ПиС» в роли диктатора), а это в свою очередь является скорее антирекламой, поскольку негативные эмоции по отношению к убийце переносятся на «ПиС». Оппозиция поняла значение случившегося и нашла этому применение. Мой тезис подтверждает тот факт, что интервью с убийцей «случайно» попало в СМИ через полицию (скорее всего журналисты каким-то образом купили у полицейских записи допроса Стефана В.). Именно из-за этого «интервью» «ПиС» не удалось навязать СМИ дискурс, в котором Стефан В. представал бы в роли сумасшедшего, чьи слова не стоит воспринимать всерьез или даже обращать на них внимания.

5. Ожидать, что история с мэром Гданьска уйдет на задний план не приходиться. Павел Адамович предстает в медиа как жертва действующей политической системы, а значит, в оппозиционной кампании его роль будет не менее важной. Адамович станет (не) официальным символом «Гражданской Коалиции».

6. Неожиданные итоги исследования проведенного осенью 2018 г., где изучалась степень поляризации польского общества, свидетельствуют о том, что именно сторонники оппозиции более враждебно относится к электорату «ПиС». Результаты демонстрируют, что оппозиционный электорат чаще дегуманизирует сторонников правительства. Эти исследования являются хорошим контраргументом для ПиС. Качиньский уже использовал результаты исследований, заявив, что польский народ разделен и его специально поляризуют недруги. Думаю, что речь шла об оппозиции.

Как можно объяснить такие результаты исследований?

Электорат «Гражданской платформы» и других оппозиционных партий выливают свою агрессию на оппонентов (проправительственный избиратель), потому что предпочитаемая ими политическая сила не находится у власти.

Язык ненависти, о котором без остановки говорят все медиа ресурсы, является хорошим аргументом в пользу цензуры. Дело Адамовича будет использоваться чрезмерно, и применяться не к месту. Самое интересное, что основываясь на результатах вышеупомянутых исследований, польское правительство будет иметь аргумент, если начнет «цензурировать» публичный дискурс и высказывания политиков в СМИ.

Пожалуй, во всем происходящем хотелось бы больше всего пожалеть семью Адамовичей, у которых политический конфликт отобрал одновременно сына, мужа и отца. Им его уже никто не вернет. Логика политической борьбы уже сделала из Адамовича символ, далее она обнажит его смерть до костей.

Вам понравился текст? Вы можете монетизировать вашу благодарность автору на карту ПриватБанка: 4149 4391 0519 0437. Сердюк В.В.

Подписывайтесь канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook.


Комментирование закрыто.